Татьяна Евлампиева о GR: Государственная машина – не монолит

4 июня для амбассадоров проекта «Все вместе за разумную помощь» с лекцией про GR выступила Татьяна Евлампиева, начальник отдела развития сферы НКО в Департаменте развития социальной сферы и сектора некоммерческих организаций Минэкономразвития России. 

Тема отношений с органами власти актуальная для некоммерческих организаций, независимо от направления их работы или региона регистрации. С разрешения Татьяны Валерьевны делимся расшифровкой ее выступления.

«Если вы ставите себе задачу добиваться более прозрачной и эффективной благотворительности, первая сложность, с которой вы столкнетесь, заключается в том, что благотворительность – довольно новая история в государственной политике. Концепцию содействия развитию благотворительной деятельности написали в 2019 году, а начало плана ее реализации совпало с пандемией Covid-19, что привело к переносам сроков значимой части мероприятий плана из-за оперативных задач по поддержке сектора во время пандемии.

Важно отметить, что план содействия развитию благотворительной деятельности не накладывает на региональные власти конкретные обязательства. У регионов есть право присоединятся к мероприятиям плана, но обязательств нет. Для сравнения: в плане, например, по обеспечению доступным жильем и коммунальными услугами, обязанности субъекта Российской Федерации четко прописаны.

Кроме того, в большинстве регионов сейчас не определен уполномоченный орган, который может принимать решения на региональном уровне по вопросам благотворительности. Как это будет развиваться – мы увидим.

Важная вещь, произошедшая в 2020 году – сформирован Координационный совет по вопросам развития благотворительной деятельности при Минэкономразвития России. В него вошли представители и органов власти, и социально ответственного бизнеса, и некоммерческих организаций (в том числе из регионов, чтобы был учтен региональный контекст). С помощью этого совета в режиме обсуждений формировался план содействия развитию благотворительной деятельности на 2021 год, который согласован всеми федеральными ведомствами – соисполнителями, за исключением Минфина России, с которым будет подписана таблица разногласий.

При этом, хотя план еще не утвержден Правительством Российской Федерации, мы уже приступили к проработке его мероприятий. Один из примеров – подготовка информационных материалов по поддержке благотворительности для субъектов Российской Федерации. Так, Агентством стратегических инициатив был разработан стандарт поддержки добровольчества в регионах Российской̆ Федерации, это удобный опорный документ. Мы реализуем идею по такому же принципу сформулировать стандарт поддержки благотворительности. Первый подход к этому документу мы уже сделали, эксперты дали нам обратную связь, сейчас занимаемся доработкой. Документ планируем широко обсуждать в разных сообществах: в Общественной палате Российской Федерации, Торгово-промышленной палате, с ресурсными центрами по поддержке НКО и т.д. В результате, я надеюсь, до конца года мы подготовим такой опорный документ.

Интересно отметить, что предварительная работа над этим Стандартом показала, что только примерно в 30 регионах страны идентифицированы органы власти, которые отвечают за вопросы благотворительности. Еще в меньшем количестве субъектов Российской Федерации приняты какие-либо стратегические документы, связанные с благотворительностью. Все это объясняет, почему НКО, заинтересованным в развитии прозрачной и эффективной благотворительности, может быть сложно наладить взаимодействие по этому вопросу с органами власти в регионе.

При работе с государством полезно знать ряд особенностей, которые могут помогать.

Хорошие новости в том, что государственная машина не монолит. Если сотрудник НКО пришел к условному Сергею Петровичу, Сергей Петрович сказал: «Идите в баню», то обидеться на всех чиновников – неправильное решение.

Может, вам просто нужно к Михаилу Сергеевичу, у которого сын – волонтер, или маме пожилой помогли в хосписе, или сам он почетный донор крови и стоит горой за НКО. Важны настойчивый поиск, разговоры, подходы, пробы. Это поиск сторонников среди органов власти может пугать, но это очень содержательный этап. В процессе вы соберете все главные возражения против ваших идей, и если вы найдете аргументы на все эти возражения, то есть возможность, что вы и победите. Настойчивый поиск продуктивен.

Как я уже сказала, чиновники бывают очень разные: есть и такие, что отрицательно относятся к сектору, транслируя стереотипы. Но здесь важно отметить, что среди НКО есть непрозрачные, есть псевдоблаготворители-мошенники, и из-за таких участников сектора недоверие может распространяться на всех остальных, прозрачных и честных. К сожалению, это так. Но хорошая новость заключается в том, что все больше, и больше, и больше чиновников, которые сами вышли из добровольцев, успешно получали какие-то услуги некоммерческих организаций, или вместе с НКО работали над достижением каких-то показателей. Каждая удачно оказанная услуга, каждая хорошая НКО, которая конструктивно работает с государством – это все работающий на нас процесс. Через все социальные инициативы, в которые мы приглашаем чиновников, мы формируем это поле, чтобы люди знакомились, получали положительный опыт, понимали глубже, почему нужны не подарки в детский дом, а обучение полезным навыкам.

Время работает на нас, коллеги. Если испытываете разочарование – не разочаровывайтесь. Где-то за углом вас ждет классный чиновник, который вам поможет.

Изменения невозможны без гражданского общества, при этом изменения
на региональном уровне невозможны без региональных гражданских обществ. Только внутри региона, объединяясь, выстраивая диалог, находя компромиссы и правильных сторонников внутри власти, гражданское общество может менять жизнь к лучшему. Это практически невозможно сделать извне.

Одна из глубоких болей наших в том, что крайне мало некоммерческих организаций готовы объединяться, чтобы формулировать проблемы на федеральном уровне или самоорганизовываться. При этом есть удачные примеры самоорганизации, например, принятие стандарта прозрачности НКО. Он был сформулирован самим сектором, и нам оставалось только начать его учитывать в конкурсных процедурах. И дальше начинает происходить волшебство: «Вы непрозрачные? Денег нет». В таком контексте любым НКО, включая те, что не делали этого никогда, приходится начинать рассказывать о своей деятельности.

Один из мифических барьеров для некоммерческих организаций – поиск конкретного департамента, который отвечает за конкретный вопрос. Эти мучения и страдания не нужны. Внутри каждого ведомства есть специальная служба, которая расписывает входящую документацию, и содержательное обращение направит в нужное подразделение. Всегда есть небольшая вероятность ошибки, но вы получите ответ в любом случае, и если обращение ушло не по адресу, можете написать снова. Повторные обращения тоже отслеживаются, чиновнику нельзя 48 раз писать ерунду.

Если все НКО мне будут звонить по каждому вопросу, я сойду с ума. Чиновники в принципе люди очень занятые, в бесконечном потоке информации очень ценишь людей, которые умеют писать содержательные письма. Когда на обращение говоришь: «Напишите письмо, мы разберемся», отсекается 95-97% обращающихся, потому что чтобы написать письмо, нужно очень четко сформулировать проблему. Опыт показывает, что очень часто людям нужно не решение, но психотерапия.

Угадайте, какой вопрос я задаю почти всем, кто ко мне обращается? «А какую проблему вы решаете?» Потому что обычно человек сразу излагает решение, которое он хочет от меня получить, и не дает контекст. Но когда он наконец формулирует проблему, очень часто становится понятно, что решение нужно совсем другое. Поэтому моя рекомендация такая: не описывайте решение, говорите: «Здравствуйте, я посоветоваться, я решаю вот такой вопрос».

Если вы хотите системных изменений, помните, что они требуют времени. Если в письме вы сформулировали объемный вопрос – на его проработку уйдет время: подключение соисполнителей, сверка с руководством и так далее. Вы не получите ответ через три дня, установленный срок ответа в 30 дней является разумным и реальным. Конечно, если речь идет про то, что умирает кто-то – это другая история, но там и каналы обращения иные.

На государственной службе служащий обязан составлять содержательные и грамотно оформленные документы. На контрасте, письма некоммерческих организаций в духе «Мы правда хорошие, помогите» без четкого изложения сути запроса, приложения истории переписки, ссылок на нормативно-правовые акты, очень режут глаз.

Несколько площадок, на которые вам нужно обратить внимание в части установки контакта с государством. Во-первых, Общественные палаты, где на предложенные государством решения общество может дать обратную связь. Если у вас в регионе такого диалога нет, надо постараться, чтобы появился. Это и власти удобно – делить ответственность за принимаемые решения с обществом. Во-вторых, рабочие группы при разных ведомствах. Для чиновников это очень удобный способ общения. Знаю, часто НКО жалуются на то, что это требует много времени, а продуктивность низкая. Но мой опыт показывает, что некоммерческие организации крайне редко инициируют повестку обсуждения на этих рабочих группах, а ведь потенциально это отличная площадка для диалога».