Про добро и бабло: как в Интернете наживаются на больных и чужом сострадании

В России сейчас буквально благотворительный бум. Помогают всем и на все! Потому что часто бывает, что действительно ждать помощи, кроме как от чужих людей больше и неоткуда.

Русский человек — щедрая душа. Отдать последнюю рубаху, с миру по нитке… Помочь ближнему — это у нас в крови.

Но, похоже, доброту теперь можно монетизировать. И неплохо…

Ведь, дня не проходит, чтобы в соцсетях не мелькнула слезная история: «Помогите. Без вас мы не справимся, родные вы наши» и номер счета. С одной стороны помогать ближнему — это добро. И никто не обеднеет, если перечислит пару сотен (или тысяч) рублей на лечение больному ребенку. А с другой, на поверку оказывается, что не все эти интернет-просители болеют. И даже если болеют, то не факт что собираемые деньги идут именно на лечение.

Токсичная благотворительность -явление, которое набирает обороты в российский соцсетях.

Именно о ней, о такой «благотворительности» я и хочу здесь поговорить…Это очень тяжелая тема. Но я хочу, чтобы про это знало чуть больше людей.

Многие, отправляя помощь, даже и не знают, что существует подобное явление…

Вечером после работы листаешь ленту, а там тебе на блюдечке с голубой каемочкой печальная история. Вот фото больного (ребенка, женщины…), все красиво расписано и подано. Заходишь в интернет-банк — щелк, щелк — отправил 200, 500 рублей. Сколько душе не жалко. Маленький подвиг сделан, не вставая с дивана. И мало кто вчитывается в диагнозы, всматривается в историю отчетов о потраченных деньгах, анализирует. А зря…

Ведь, отправляя свои «плюс сто на Мегафон», можем ли мы быть уверены, что деньги пойдут по назначению? Какова сетевая жизнь пословицы «С миру по нитке – бедному рубашка», что такое «токсичные сборы» и как вычислить мошенника?

На чувстве вины людей, и еще на страхе, что с ними или их детьми тоже это случится, и паразитируют мошенники и токсичные благотворители.

Про мошенников не буду, все знают, кто это.

Я хочу рассказать о токсичной благотворительности.

В ней, что самое страшное, больные или нуждающиеся люди — самые настоящие и им очень нужна помощь. Но помощь уходит не на то, что нужно, не помогает или даже вредит им.

Очень многие сборы в России — токсичные.

Собираюсь с силами и произношу то, за что меня многие сейчас захотят убить, по крайней мере, виртуально.

В России бесплатно (по ОМС или квоте) лечат большинство заболеваний, и лечат по международным стандартам.

Лечение в Израиле или Германии в большинстве случаев это прихоть больного или его родственников, а не необходимость.

Конечно, есть недоступные лекарства, есть лекарства, которые заменили дженериками и они не работают, но этим больным нужны лекарства! Часто лекарства пожизненно + расходники. А не ехать черт знает куда! Препарат Золдженсма от СМА, который пока вводят только в США, это одно из немногих исключений.

Детей, конечно, жалко. Но это не повод кормить мошенников и подпитывать чей-то эмоциональный вампиризм.

Что же такое токсичная благотворительность? Её отличительные черты — стихийность сбора, отсутствие отчетов о расходовании средств и лжеволонтёры-«добровольные помощники»….

Если вы видите информацию, что все клиники отказались от больного (как правило, онкологией), но согласилась только одна клиника (в Сингапуре, Корее, еще где-то) и выставила счет на миллионы долларов — это с вероятностью 99,9 % токсичный сбор.

То есть ребенок есть, ребенок болен, но — ребенка нельзя вылечить. Такое бывает, врачи не боги. Но сошедшие с ума от горя родители перерыли интернет — и недобросовестная частная клиника выписала им счет на заведомо бесперспективное лечение. А это значит, что последние месяцы ребенок будет мучиться больше, чем мог бы, если бы ему оказывали грамотную паллиативную помощь.

Да, это ужасно. Да, мне тоже страшно, тем более, что от большинства болезней никто не застрахован и я все равно это пишу, потому что это правда.

Однажды я увидела сбор на операцию по поводу порока сердца. Я задала вопрос, почему не планируют оперировать бесплатно в федеральном центре в Москве, где принимают пациентов со всей России. Кардиологическая служба в Москве — мирового уровня. Меня немедленно начали оскорблять, обвинять в отсутствии сердца и пр.

А ведь этого ребенка и здесь вполне могли бы вылечить, но там — милота, комфорт, там цветочки на бинтах рисуют, вот и едут многие за комфортом и за наш с вами счет…

-Как-то незаметно появились люди, которые стали злоупотреблять добротой. Собирают деньги уже на то, без чего вполне можно и обойтись, — пишет член группы «Благотворительность на костях» из сети ВКонтакте Людмила Малышева.

-На палаты повышенного комфорта, на дорогую одежду и игрушки ребенку, на планшеты, айфоны. Потом и на одежду для мамы, а как же она за границей в простом платье в больнице покажется? Аппетиты растут. Уже и летать стали не эконом классом, а бизнесом. Уже и проживать стали не в пансионате при клинике, а квартиры снимать с гаражом и палисадником.

Например, бабушка Татьяна Федоровна из Тулы собирала на участие своей внучки (пережившей удаление опухоли головного мозга) в конкурсах красоты.

«Чтобы помочь девочке перебороть страх. Обучение в модельном агентстве придало ей силы на новую жизнь, участие на фестивалях и конкурсах помогают ей стать уверенной в себе, занятые призовые места приносят ей море ярких, положительных эмоций, которые крайне необходимы в борьбе со злым недугом.» — писала добрая бабушка…

А ниже счета:

-Оплата участия — 2000 евро.

Плюс к этому: авиабилеты (30-35 тыс); русский народный костюм, два дизайнерских костюма-повседневный и классический, коктейльное и бальное платья (примерно 30-40 тыс. руб); сувениров для официальных лиц, включая мэра г.Батуми, — 3 шт., для жюри — 15 штук, для обмена с участниками — 40 штук примерно 20 000 руб; официальный DVD гала-шоу и диск с фото — 100 евро

«Общая сумма 96000 руб (1500 евро) + 91500 = 187 500 рублей. — сетует бабушка. — Одним нам не справиться. Если у Вас есть возможность и желание примите участие в жизни маленькой девочки».

И люди сдают…

По практике на лечение ребенка при 4-й стадии рака можно собрать с помощью фондов, СМИ и интернета до 1 миллиона долларов. Только вот если малыш, не дай бог, умирает, то все неиспользованные деньги фонд перенаправляет на лечение других больных. Это что касается фондов.

Те же миллионы, что собраны прямо на карточку мамы или папы, так и остаются у них. Единицы поступают честно и передают их другим нуждающимся.

А остальные…, например, — рассказывает Малышева:

-Фомичевы (собирали ребенка на экстренную трансплантацию костного мозга) на пожертвованные деньги купили 3-х комнатную квартиру в Петербурге, а до этого жили в сибирском захолустье.

-Звонарева (у ребенка диагностирована опухоль ствола головного мозга. Российские врачи назначили лечение, но родители решили лечить заграницей), которая до болезни дочери слаще морковки ничего не ела, носила секонд-хенд и жила с бедными родителями, купила шикарную машину, квартиру в центре своего города.

-Была женщина, которая семье Масловых (дочка Настя болела редкой формой рака крови) перевела 200 000 руб. Деньги она вернуть не смогла. А Масловы после смерти ребенка сразу купили машину.

-Вспомним Аленку Иванову, умершую в Турции. Мама и сестрица, нахапав 12 000 000 рублей растворились в ночи.

-Был ещё папа Акимов, тот даже обязательство написал, что все вернёт до копейки, заверил у нотариуса. Не вернул. Живут в Израиле.

Да что говорить, даже с семейства Фриске эти деньги получали через суд. А простой жертвователь разве сможет вернуть свои рубли?

Как только телефон начинает беспрерывно пищать, сообщая о поступлении все новых и новых сумм, у родственников больных буквально «сносит крышу».

-Нередко люди начинают сбор действительно от нужды, — продолжает Машистова. — Они не врут. Заболел близкий — ребенок, муж, взрослая дочь. А потом, когда деньги уже на счету, просто сносит крышу.

Так было случилось с отцом Ани С. с Украины. Красивая, голубоглазая девочка со страшным диагнозом. За лечение и сбор средств отвечал папа.

На пап всегда пользователи соцсетей реагируют с большим откликом, вот и папу Ани очень быстро причислили «к лику святых». Был объявлен экстренный сбор. Даже звезды подключились — просил за Аню солист группы «Руки вверх» и другие селебрити.

-Реклама проводилась почти на всех интернет площадках. Собрали за несколько этапов около 500 000 евро девочку отправили в Германию. С папой…

Только вот он там стал заниматься не лечением, а личной жизнью, совершенно забыв о дочери…, и только перед Аниной смертью, стало известно, что папа вписал ее в какие-то клинические исследования, за которые получил деньги.

При этом семья попросила на транспортировку тела ребенка и похороны. Им еще собрали сколько требовалось…но, у многих, кто сталкивался с таким обманом, после появляется стойкий иммунитет на сетевую благотворительность…

Ведь многие родители, не только Анин папа, увидев «халявные деньги», теряют рассудок. Скупают дома, машины, открывают зарубежные счета…

Если кого-то интересует этот вопрос, то в Сети можно найти множество материалов о том, как добровольные пожертвования использовались для собственного обогащения.

Например, легко можно найти информацию по сборам на лечение Никиты Шалагинова, 22-летнего парня с прогрессирующей саркомой. Сразу несколько организаций и кураторов еще в первые годы болезни собрали больше 30 миллионов рублей, но ни за одну эту трату отчета предоставлено не было.

За несколько лет сборов пожертвований он посетил Германию, Англию и США, проживая в отличных отелях, утверждая, что все это нужно ради консультаций и лечения.

Его болезнь вполне настоящая, но для того чтобы прожить несколько лет своей жизни максимально комфортно, он даже нанял пиар-специалиста, который продвигал рекламную кампанию по его спасению. Понять, действительно ли это было необходимо или он просто веселился на чужие деньги, сложно…

Конечно, мошенников вокруг сетевых сборов, спокойно наживающихся на чужом горе, крутится немало, но, к счастью, много и неравнодушных людей…

Так, совсем недавно, родителей пятимесячной девочки из Екатеринбурга, которые собирали деньги на очень дорогостоящее лечение, вызвали на допрос в Следственный комитет. Следователей заинтересовало, для чего жители Екатеринбурга открыли сбор, минуя фонды, да еще и на личный счет …

А ведь для маленькой Ани, страдающей смертельным заболеванием-спинально-мышечной атрофией (СМА), не было возможности получить лекарство за счет бюджетных средств, это удается единицам.

Поэтому, практически все родители, узнавшие об этом диагнозе у своего ребенка, вынуждены прибегать к тому, чтобы просить помощи у окружающих. Оплатить лечение этого заболевания за отведенный срок могут лишь очень богатые люди: укол, способный вылечить ребенка, даже — не вылечить, а — дать надежду, обходится в 150 млн рублей.

Деньги активно стали собирать неравнодушные люди, но, Ане повезло, и 20 февраля этого года родители девочки сообщили, что закрыли сбор. Недостающую сумму пожертвовал владелец Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лисин…

Хотите продолжения? Если будет отклик, продолжу тему. Попробую изложить еще некоторые факты, а также мою личную точку зрения, как лучше помогать, и что делать, если всем помочь не можешь, а жить с этим чувством страшно и тяжело.

Знаю одно, если действительно хотите помочь – всегда досконально выясняйте подробности и планы. Кто ведет сбор? Почему именно такой? Какие врачи рекомендовали именно такое лечение? Если отказали в российском лечении – то где и почему?

Обращались ли люди в фонды и что сказали в фондах? Кто контролирует собранные средства и почему именно этот человек?

Если вопросы вызывают агрессию, приклеивание ярлыков («российская медицина все равно не помогла бы», «в фондах воруют, мы им не верим», «вас, наверное, подослали, чтобы сорвать сбор», «как вы можете задавать вопросы в такой ситуации», «вы что – прокурор, чтобы тут допрос устраивать» и тому подобное) и вообще наблюдается нездоровая, истерично-нервозная атмосфера – просто уходите от подобных людей. Ваша помощь им все равно не нужна.

‘Источник: www.9111.ru