Не давайте им деньги

На улице, в автобусе, электричке и в интернете к нам обращаются за помощью: просят деньги на операции, еду, билет до дома. Стоит ли доверять этим людям и как отличить мошенников от честных фондов, объясняет Кира Смирнова, исполнительный директор Благотворительного собрания “Все вместе”.
Мошенники на улице и в транспорте

  • Все ли попрошайки — мошенники?
  • Сказать, что все до одного попрошайки — мошенники, — погорячиться. Например, попрошайками можно назвать пожилых бабушек, которые просят денег на еду. Есть вероятность, что кто-то из них нечестен и сознательно обманывает людей, чтоб нажиться на их доброте, но они могут оказаться жертвами в чужой мошеннической схеме, которых принуждают заниматься попрошайничеством.

    Исключать, что это отчаявшийся человек, на 100% тоже нельзя. Не стоит делать никаких глобальных обобщений. Нужно всегда осознанно и взвешенно подходить к решению помочь. Кто бы перед тобой ни оказался: старушка, юноша с прозрачным ящиком и фото ребенка, женщина, которая говорит, что ее ограбили и просит денег на билет, — если действительно хочешь помочь, думай о том, как приблизить реальный результат.

GKPoqHqbt4IJJRfL6Lwk - Не давайте им деньги

Кира Смирнова. Фото: Слава Замыслов/АСИ

  • Что делать, если встретил в общественном транспорте людей, которые представились волонтерами?
  • Не давайте им деньги. Можете уверенно сказать другим пассажирам, что честные фонды такие сборы не ведут. Можно, кстати, попробовать донести это и до самого сборщика. Не всегда люди в курсе, что стали частью мошеннической деятельности.
  • Стоит ли сообщить водителю?
  • Отвлекать водителя во время движения однозначно не стоит, как и ввязываться в конфликты и скандалы. Сфотографируйте сборщика или запишите видео, если вы готовы привлечь лжеблаготворителей к ответственности. Видео поможет доказать оскорбительное приставание к гражданам (ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ “Мелкое хулиганство”). Если «волонтеры» начинают вести себя агрессивно, это тоже нужно фиксировать.
  • Куда обращаться?
  • В полицию. Если речь идет об электричке, то к сотрудникам, сопровождающим поезд.
  • Что делать, если охрана/полиция не реагирует на жалобы о мошенниках? Можно ли обращаться в вышестоящие инстанции?
  • Да, можно обратиться в прокуратуру. Полиция, увы, далеко не всегда добросовестно подходит к рассмотрению таких жалоб. В нашей практике есть случай, когда из МВД пришел отказ в возбуждении уголовного дела, но через прокуратуру это решение удалось отменить, и проверку в отношении сомнительного фонда возобновили.
  • Нарушают ли попрошайки какие-то правила?
  • Если вы в Москве, то действует ст. 3.8 КоАП г. Москвы “Приставание к гражданам в общественных местах”. А если вы встретили сборщиков в метро, ч. 4 ст. 10.9 КоАП г. Москвы “Нарушение правил пользования метрополитеном и ММТС”. Если «волонтер» младше 18 лет, то речь может идти о вовлечении несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий или преступления (ст. 150 и 151 УК РФ). Однако это очень трудно доказать.
  • Иногда мошенники требуют показать закон, который запрещает собирать деньги в транспорте и на улице. Такой есть?
  • До недавнего времени в российском законодательстве не регламентировались сборы денежных средств в благотворительные ящики. Поэтому псевдоблаготворителей было трудно привлечь к ответственности.

    В апреле 2020 года Государственная дума приняла закон об использовании ящиков для сбора пожертвований. Он закрепляет их виды — переносной и стационарный, определяет основания их установки и использования. Организация, использующая ящик, должна иметь положение о программе или другой акт для сбора пожертвований, публиковать отчет об использовании собранных денег в интернете. Нужно будет обязательно объявить о цели пожертвования, разместив информацию на ящике для сбора пожертвований, а также указать свое наименование и адрес, в том числе своего сайта. В процедуре извлечения пожертвований из ящика должно будет участвовать лицо, независимое от организации.

    Кроме того, следует руководствоваться Федеральным законом от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» и Гражданским Кодексом. Когда вы оформляете пожертвование на расчетный счет нормального фонда, то имеете возможность ознакомиться с офертой (ст. 437 ГК РФ). Об отличиях пожертвования от дарения говорит ст. 582 ГК РФ. Например, п. 5 гласит, что «использование пожертвованного имущества не в соответствии с указанным жертвователем назначением дает право жертвователю, его наследникам или иному правопреемнику требовать отмены пожертвования». Соблюсти это, собирая наличные в электричке, невозможно.

    Иногда актуален Федеральный закон от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле», который гласит, что иностранные некоммерческие организации не могут осуществлять сбор частных пожертвований на территории Российской Федерации.

  • А если деньги просят на улице?
  • Если у вас от имени благотворительной организации просят пожертвование в парке или торговом центре, это может оказаться благотворительной акцией, сборы на которой легальны и прозрачны. Спрашивайте документы: у каждого сборщика должны быть доказательства его причастности к организации — доверенность или волонтерский договор, заверенные печатью фонда и подписью его руководства. Проверьте информацию на сайте фонда — участие в таких акциях должно анонсироваться. Важно, чтобы ящик был опломбирован.

    Фонды иногда проводят благотворительные ярмарки и распродажи, где могут реализовывать сувенирную продукцию, партнерские товары, поделки подопечных. Принципиальное отличие в том, что ярмарка — мероприятие. Оно согласуется с владельцами площадки, на которой проводится, оно анонсируется. На него люди обычно приходят целенаправленно. Выхватывать же людей из толпы, чтобы что-то им продать, нормальный фонд не станет.

    Еще есть несколько организаций, которые подходят к людям на улице, но наличные не просят, а предлагают на месте оформить пожертвование с карты, которое поступает сразу на расчетный счет организации. Так делают «Гринпис», «Детские деревни SOS». Это легально и прозрачно, хотя и может запутать невовлеченного человека.

  • Если мошенники показывают документы, на что обратить внимание?
  • Вы можете сфотографировать эти документы, чтобы после передать в правоохранительные органы. У волонтеров на официальных благотворительных акциях есть волонтерский договор/удостоверение. Так что если в этом случае возникают сомнения, мы рекомендуем посмотреть эти документы как подтверждение, что человек собирает деньги для благотворительной организации. Но если речь идет именно о заведомо непрозрачных сборах, как те, что происходят в электричке, даже если сборщик и покажет какую-то бумагу, жертвовать ему все равно не стоит.
  • Если человек выступает не от имени фонда, а просит помощи себе лично — оплатить проезд, дать еды, это тоже мошенник? Куда его направить?
  • Абсолютно уверенным быть нельзя. Есть общая рекомендация для таких случаев — не давать деньги. Если человек просит деньги на еду, лучше купить ему еды и поделиться информацией, где и когда благотворительные организации организуют питание для бездомных. Если это одинокий пожилой человек, стоит взять контакты и сообщить в органы соцзащиты.

    Когда просят на билет, следует давать контакты организаций, который покупают билеты за безналичный расчет. Это, например, «Справедливая помощь Доктора Лизы». Вообще дать информацию о местах, где можно получить профессиональную помощь — очень ценно. Надежные фонды можно посмотреть на платформах-агрегаторах: «Добро.Mail», «Нужна помощь», «Русфонд.Навигатор», в числе членов «Все вместе» и подписантов Декларации об основных принципах прозрачности НКО. Представленные там организации были верифицированы, и на них можно положиться.

  • Иногда волонтеры раздают визитки якобы с телефонами родителей ребенка. Это тоже обман?
  • Это одна из схем работы непрозрачных благотворительных фондов. Фонд находит маму, ребенок которой действительно нуждается в помощи. Нередко это семья, деньги которой нужны постоянно, например, на реабилитацию. С родителями заключают договор, их номер дают людям, которые хотят подтверждения. Загвоздка в том, что до благополучателя доходит лишь малая часть собранных денег. Но семья в тяжелой ситуации рада и пяти тысячам, поэтому они подтверждают сборы в свою пользу.

    Второй вариант: с мамой заключили договор, она подтверждает сборы, а потом ничего не получает. К нам за помощью обращались такие пострадавшие, звонки к которым поступали месяцами, а помощи они так и не дождались.

    Надежный фонд не даст первому встречному телефон мамы больного ребенка или своего взрослого подопечного, чтобы обезопасить их, оградить от агрессии, от обмана. Так на людей, и без того находящихся в тяжелой стрессовой ситуации, смогут выйти мошенники. Одна из известных схем, когда человек звонит и предлагает полностью оплатить счет в больнице, но сначала просит перевести ему на карту сумму, которая покроет комиссию за перевод. С фондом такой номер не пройдет.

Мошенники в Сети

  • Как отличить мошенников, представляющихся фондами, от настоящих фондов в сети? Есть ли какие-то триггеры, по которым можно понять, что к вам обращается мошенник?
  • Пожалуй, главный такой «триггер» — сбор на личную карту. Фондам следует собирать на расчетный счет.

    Переводя деньги на чью-то карту, вы просто отдаете их человеку, которому карта принадлежит. Очень важно понимать: это не пожертвование и владелец карты вообще ничего вам не должен. Вы не можете быть уверены, что ваши деньги не потратят на обновки и рестораны, что они действительно пойдут на то, на что заявлено. А в случае обмана, ничего не сможете предпринять, ведь ваши отношения с владельцем карты никак не оформлены юридически. Сборы на карту непрозрачны. Для переводов пожертвований на расчетный счет фонда есть публичная оферта, с которой вы заранее можете ознакомиться, чтобы узнать все условия. С пожертвования, кстати, можно получить налоговый вычет. Фонды могут выдать вам необходимые для этого бумаги.

    Еще есть понятие «токсичная благотворительность». Это когда в деталях описываются мучения человека, публикуются ужасающие фото с ранами, видео плачущих детей. Вместо конкретных данных (диагноза, лечения, названия клиники и так далее) — эмоциональные призывы, обвинения в черствости, шантаж («Если вы не переведете 100 рублей, он умрет по вашей вине»). Мы не рекомендуем жертвовать, если публикация о сборе отвечает этим критериям. Очень часто свои объявления так оформляют мошенники.

  • Что стоит проверить, когда в интернете просят помочь?
  • Плохой знак, если:
    — Сайт не доделан, много пустых разделов, незаполненных страниц. Это может указывать на фонд-однодневку, созданный и зарегистрированный, чтобы нажиться на чужой отзывчивости.
    — Сайт не обновляется, не публикуются новости. Не у всех фондов есть ресурсы, чтобы публиковать ежедневные обновления, но информация на сайте должна публиковаться с той или иной частотой. Фондам важно рассказывать о своей работе.
    — Нет никакой отчетности о собранных и потраченных средствах. Финансовая отчетность должна отражать приход и расход всех денежных средств. Содержательная отчетность рассказывает о проведенных мероприятиях, реализованных проектах и достигнутых результатах. Публиковать ее можно с разной периодичностью, но если даже реже раза в год — это уже странно.
    — Большой размер минимального пожертвования, например, предлагают пожертвовать не менее 1000 рублей.
    — Нет контактов: адреса, телефона, электронной почты. Нет данных о руководстве. Разве это то, что стоит скрывать? Не пытаются ли эти люди избежать персональной ответственности?
    — Нет учредительных документов. Проверьте, есть ли свидетельство о регистрации НКО, устав организации.

    Если на сайте фонда указаны номер телефона, позвоните, спросите, где можно почитать отчетность фонда, какие средства и на какие цели были направлены. Расспросите, кому фонд помогает сейчас, предложите волонтерскую помощь. Представители честных благотворительных организаций спокойно ответят на ваши вопросы. Проверьте наличие фонда на уже упоминавшихся сайтах-агрегаторах. Если вы не можете на сайте, по телефону или в переписке получить полную информацию о том, кто собирает средства, в каких целях, в какой больнице лечится человек, с которым произошла беда, лучше выберите другой фонд для пожертвования.

  • Если у организации на сайте есть отчет, это автоматически означает, что это не мошенники?
  • К сожалению, не все так просто. Что только не увидишь в разделе «Отчеты»: и сканы благодарственных писем, и непонятные таблички. По-хорошему на сайте надо публиковать финансовую (приход и расход денежных средств) и содержательную отчетность (проведенные мероприятия и достигнутые результаты). Отчеты должны быть достаточно подробны, понятны и прозрачны для любого посетителя сайта, в том числе для простого, далекого от работы в благотворительном секторе человека.

    Поэтому если вы заходите на сайт и видите совершенно непонятный отчет, стоит задуматься. По-настоящему прозрачно работающие организации делают все для того, чтоб их отчетность была понятна любому зашедшему на сайт посетителю. Ведь каждый посетитель — потенциальный волонтер, донор, последователь или жертвователь.

  • Верить ли человеку, который говорит, что “все фонды отказали”? Почему фонды отказывают?
  • Часто люди, которые делают такие заявления, демонстрируют скриншоты писем с отказами от разных фондов. Так что проверить, что это правда, совсем не сложно. Но говорит ли это что-то плохое о фондах? Одна из популярнейших причин отказов — несоответствие запроса сфере деятельности конкретного фонда. Кроме того, многие фонды не собирают на оплату лечения за рубежом, если его можно получить бесплатно и в России без потери качества.

    Если, например, взрослый человек с онкологическим заболеванием просит помощи у фонда, который помогает детям с буллезным эпидермолизом, отказ логичен. У каждой некоммерческой организации есть устав, в котором четко прописаны виды помощи, категории благополучателей. Взять на сбор кого-то с совершенно другой проблемой — нарушить закон и перечеркнуть вообще всю свою работу.

    Возможны отказы из-за того, что у человека проблемы с документами. Нормальный, честный фонд не верит на слово.

    Возможны отказы в силу загруженности фондов. Фонды — не хранилища с деньгами, которыми сотрудники распоряжаются по собственному желанию. На каждого подопечного нужно собрать средства, провести сопровождение его лечения, это большая трудная работа. Такова горькая правда: охватить все запросы невозможно.

    Бывает, причина отказа в том, что помочь уже нельзя, и имеет смысл искать паллиативный уход, а не волшебное исцеляющее средство. Очень часто люди не готовы принять это, что кончается печально: ребенок все равно умирает, но не дома, где позаботились о его комфорте в последние дни, а в клинике где-нибудь за рубежом после тяжелых медицинских процедур, которые ему были не нужны.

  • Есть ли направления, с которыми не работают фонды?
  • Владимир Берхин, президент фонда «Предание», как-то пытался составить такой список. Например, очень сложно будет найти поддержку в благотворительных организациях человеку, которому нужна серьезная стоматологическая помощь. [Или] закрытием кредитных долгов фонды заниматься не станут.
  • Если человеку действительно отказал фонд, можно ли помочь ему собрать деньги?
  • Человек, получивший отказ, может открыть сбор на собственную банковскую карту. Стоит ли участвовать в нем, решать только вам. Мы можем только дать информацию и призвать не действовать на эмоциях, а изучить сбор перед тем как сделать пожертвование. Почему именно отказали фонды? Принял ли человек какие-то меры, чтобы обеспечить прозрачность своего сбора? Публикует ли он отчетность по карте, выложил ли он в общий доступ документы? Если его об этом спрашивают, отвечает ли он спокойно, или оскорбляется и банит неугодных? Подходит ли объявление под описание «токсичной благотворительности»?

    Проверьте фото из объявления через поиск по картинке, вбейте в поисковик номер карты. Это простые и эффективные методы. Нередко оказывается, что с одной фотографией могут собирать на разных вымышленных детей с разными именами и диагнозами. Владелец карты может фигурировать в разных сомнительных сборах в качестве то «дяди», то «папы», то «друга семьи» с разными фамилиями, начинающимися с одной буквы. Может вскрыться, что данные ребенка были украдены с сайта настоящего фонда.

    Важно: не распространяйте фейки! Если вы хотите сделать репост или переслать сообщение о сборе средств, делайте это только после перепроверки информации.

  • Можно ли привлечь к ответственности лжеблаготворителей в интернете?
  • Если вы проверили слова сборщиков в интернете и обнаружили, что сбор идет от имени несуществующей организации, речь идет о мелком хищении (ст. 7.27 КоАП РФ, сумма менее 2 500 рублей) или мошенничестве ( ч. 1, 2 ст. 159 УК РФ, больше 2 550 рублей). Этот вариант сейчас встречается редко, мошенники становятся хитрее. Но если вдруг вы с ним столкнулись, обратитесь в органы МВД.

Кира Смирнова — героиня проекта «НКО-профи» о профессионалах в некоммерческом секторе. Проект ведут Агентство социальной информации и Благотворительный фонд В. Потанина в партнерстве с Les.Media.

Источник: LES.MEDIA