Бывший волонтер одного из московских благотворительных фондов в среднем зарабатывал на продаже шариков по 8 тыс. рублей в день. Однако до онкобольных детей, на помощь которым эти деньги собирались, они не доходили. Руководители благотворительных фондов и юристы рассказали «Газете.Ru» о том, как проверить добропорядочность просящих пожертвования и не попасться на манипуляции, а также почему сборы денег на улицах – это просто бизнес, который не имеет никакого отношения к добросовестным организациям

«В торговых центрах, на улицах и в электричках – обманывают везде»

Несколько лет назад Денис Нефедов (имя изменено по просьбе собеседника) устроился работать волонтером в организацию, сотрудничающую с известным благотворительным фондом.

«Мне было 15, и я хотел работать. Подошел на улице к девочке, которая продает шарики. Она отвела к руководству и помогла устроиться. Меня уверили, что все деньги действительно пойдут детям. Но это было не так», – вспоминает он.

В первый пробный день Денису поставили план — продать 40 шариков и собрать 4 тыс. рублей пожертвований. Каждый стоил по 100 рублей, но обычно просили «сколько не жалко», а деньги нужно было бросить в «ящик добра». В первый день Нефедов продал шариков на 4500 и прошел «испытательный срок». Его взяли работать на постоянную основу, естественно, без заключения какого-либо официального трудового договора. Зарплата волонтера составляла 25% от продаж, а всем работникам было от 15 до 18 лет.

«Изначально в благотворительный фонд, от лица которого мы работали, действительно шли какие-то копейки – не больше 3% от продаж. Но продлилось это недолго. В какой-то момент деньги просто перестали отправлять», – говорит Денис.

Благотворительный фонд на это, конечно, отреагировал. Договор с организацией расторг, но собирать деньги на помощь больным детям волонтеры продолжили. А половину дохода из «ящиков» еще и забирали себе. Как вспоминает Нефедов, старшие «коллеги» показали ему способ, как это сделать, и уверяли, что ничего страшного в этом нет – деньги ведь все равно идут не больным детям.

Схема оказалась незамысловатая: ящики висели на металлических проволоках, обмотанных пленкой, чтобы не царапали кожу. Концы проволоки свободно свисали с шеи. Ими деньги из коробочки можно было достать запросто.

Таким способом Денис ежедневно зарабатывал не менее 5 тыс. рублей, не считая официальной «зарплаты». Сердобольные граждане были щедрыми – часто давали и по 500, и по 1000 рублей.

«Главное — сделать «милое» лицо и как можно жалостливее сказать: «Примите участие в благотворительной акции, помогите онкологическому больному ребенку сохранить жизнь», – говорит Нефедов.

Детей работало много, они собирали пожертвования в торговых центрах, на улицах и в общественном транспорте. Продавали, кстати, все что угодно – браслетики, шарики и другие дешевые сувениры, которые стоят копейки. А филиалы таких организаций находятся по всей Москве и по сей день.

Как понять, что работают мошенники

Директор благотворительного фонда «Созидание» Елена Смирнова отмечает, что мошенники часто используют имена крупных фондов для сбора средств. Вот только ни один благотворительный фонд «не ходит с ящиками» и не собирает деньги, уверяет она. По словам Елены, некоторые благотворители действительно отправляют своих волонтеров в места массового скопления людей, но не для сбора средств, а для распространения информации о фонде. Все остальные истории – мошенничество чистой воды.

Это подтверждает и директор фонда «Плюс Помощь Детям» Мария Климашкина. По ее мнению, очень важно не называть фондами или благотворительностью попрошайничество, даже если в руках шарлатанов оказалось зарегистрированное юридическое лицо.

«Чтобы отделиться от таких продавцов браслетов, несколько лет назад фонды договорились вообще не заниматься сбором средств на улицах. Только через официальные сайты благотворительных организаций», – указывает она.

Кроме этого, желающие заработать на подмене благотворительного сбора могут не только использовать ящики, но и создавать сайты, аккаунты в социальных сетях и даже продвигаться через рекламу. Поэтому ситуация и требует дополнительной внимательности и ответственности от желающего помочь, констатирует Мария.

Уполномоченный по правам ребенка в Челябинской области Евгения Майорова, которая на протяжении 15 лет помогала детям с онкологическими заболеваниями в фонде «Искорка», в свою очередь, добавляет, что если сборщики средств говорят или размещают на сайте таблички, гласящие: «Если вы не поможете, ребенок умрет» или «Остался всего один день», эти люди точно мошенники.

«Честные фонды никогда не будут травмировать психику, заставлять принимать решение в короткий срок и давить на чувство вины. Все это – манипуляции», – говорит эксперт.

По словам Майоровой, чаще всего мошенники выбирают для сбора именно истории больных детей, потому что они, во-первых, вызывают больше жалости из-за их беззащитности, а, во-вторых, для народа они куда привычнее благодаря многолетней работе фондов и массовому информированию о подобных ситуациях.

«Большая беда в том, что людям проще отдать 10 рублей таким сборщикам, чтобы от них отстали, чем отреагировать. Вот только эти 10 рублей складываются, и на выходе мошенники получают миллионы. Миллионы, которые люди заработали на чужих бедах», – подчеркивает Елена Смирнова.

Как проверить добросовестность благотворителей

Если вы столкнулись со сборщиками пожертвований на улицах, не нужно стесняться спрашивать о подробностях их деятельности, отмечает директор «Созидания». Почти всегда эти люди не отвечают ни на какие вопросы, не предоставляют контакты благотворительных фондов и как можно скорее стараются скрыться в толпе. Добросовестные фонды, по ее словам, всегда работают открыто, у них есть контакты и сайты, отчетности, а также информация о текущих, будущих и прошедших акциях.

Евгения Майорова же рекомендует проверять еще и то, где именно находится фонд, и, если есть возможность, приехать на место и познакомиться с людьми, которые там работают. Кроме изучения документов, также нужно обращать внимание на название фондов, уверяет она. Создавая сайты-дублеры, мошенники часто пользуются невниманием людей. А разоблачить их можно, заметив даже одну лишнюю букву в названии сайта.

«Важно не перечислять благотворительные средства на счета физических лиц, фонд должен быть юридическим лицом», – напоминает она.

Также у фонда всегда должен быть устав, в котором будет определена целевая группа и рабочие программы. Например, программа «лекарства», «реабилитация», «психологическая помощь» или «сопровождение».

Как уверяет Мария Климашкина, если волонтер фонда рассказывает про деятельность и предлагает оформить подписку на ежемесячное пожертвование через сайт — это добрый признак. А вот наличные деньги лучше оставить для личных нужд. По ее словам, любая хорошая благотворительная организация принимает пожертвования только на официальный расчетный счет и через платежные системы.

И чтобы точно вложить свои деньги в действительно полезное дело, лучше не только «следовать за движением сердца», но и попробовать выбрать одну близкую себе социальную проблему и найти организацию, которая ее пытается решить, а не только помогает конкретным детям, взрослым или животным.

«Одни и те же ваши 100 рублей могут помочь разному количеству детей. Если вы поддерживаете программу, которую делают настоящие профессионалы — врачи, реабилитологи, социальные работники, педагоги, — польза будет сразу нескольким благополучателям», – отмечает Мария и добавляет, что, по закону,

80% собранных средств любого благотворительного фонда должны идти именно на программы помощи. И не более 20% — на расходы благотворительной организации.

Как привлечь лжефонды к ответственности

По словам юриста по гражданским, административным и арбитражным делам Василия Воробьева, первое, что нужно сделать при подозрении фонда в недобросовестности, – обратиться в правоохранительные органы или подать в суд, чтобы привлечь руководителей к уголовной ответственности за мошенничество.

Другой вопрос, если, например, в торговом центре вы увидели коробку для пожертвований даже без контроля волонтера. У коробки не спросишь, кто ее туда поставил, поэтому и к ответственности ее привлечь нельзя.

Также сложно завести уголовное дело в случае с уличными продавцами. Как отмечает юрист, по его опыту работы сотрудником полиции, таких лжеблаготворителей обычно если и задерживают, то просто опрашивают и отпускают без заведения уголовного дела.

Все потому, объясняет генеральный директор юридической компании «Локард» Абели Шенгелия, что в большинстве случаев преступники должным образом подготовлены и организованы, они предъявляют местным правоохранительным органам при выездной проверке все необходимые первичные документы, которые должным образом полицейские будут проверять лишь при неоднократных сообщениях о мошенничестве.

«При возникшем подозрении, что в рекламе и социальных сетях наблюдаются признаки лжеблаготворительного фонда, также необходимо обращаться в органы внутренних дел, прокуратуру и писать жалобу в обратной связи интернет-ресурса, на котором размещен контент мошенников», – добавляет эксперт.

Проверить организацию можно в Ассоциации cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе», которая объединяет благотворительные фонды, общественные организации и движения граждан, говорит Шенгелия. Также сверить информацию о действительных фандрейзинговых благотворительных фондах России можно на официальном сайте Русфонда. У каждого фонда должен быть отчет о собранных средствах — его, в свою очередь, можно сравнить с отчетами некоммерческих организаций об использовании собранных благотворительных пожертвований в Министерстве юстиции РФ.

Источник: Газета.ру

Рубрики: Новости

0 комментариев

Добавить комментарий

Avatar placeholder

Ваш адрес email не будет опубликован.