Что скрывается за сборами для больных детей в соцсетях

МОСКВА, 14 янв — РИА Новости, Мария Марикян. В Сети нередко встречаются страницы со сбором денег на лечение детей. Мало кто задумывается о том, что тут могут обмануть: в подтверждение выкладывают документы из медучреждений, выписки со счетов.

В свою очередь, родные больных детей порой даже не подозревают, что их вовлекли в аферу: мошенники под видом помощи наживаются на чужом несчастье, а потом просто скрываются с деньгами. Впрочем, бывает, что и сами горе-родители оттягивают лечение и объявляют сбор средств, когда ребенку уже не помочь. Конечно, это ни в коей мере не касается крупных и проверенных организаций (благотворительных фондов, больниц): там все происходит по определенным правилам, отчет буквально за каждую копейку. Однако в соцсетях вероятность махинаций очень высока — никто не гарантирует, что пожертвования используют по назначению. Как обезопасить себя от «развода» — в материале РИА Новости.

«Срочный сбор»

Не все верят на слово благотворительным объявлениям. Если возникают сомнения, люди объединяются в группы и методом коллективного мозгового штурма пытаются выяснить, насколько тут все чисто.Так, в начале декабря участники одного из таких сообществ вынесли на обсуждение следующую историю. Осенью во «ВКонтакте» появилась группа, где вели «срочный сбор» на лечение в Испании пятилетней девочки. Общая сумма — двадцать миллионов рублей. Диагноз ребенку поставили еще в ноябре 2018-го: нейробластома, четвертая стадия с поражением костного мозга. Осенью 2019-го врачи российской клиники, где лечили девочку, сделали вывод: ее не спасти. И отправили домой с рекомендацией оказывать паллиативную помощь. После чего в Сети распространилась информация, что, дескать, не все потеряно: якобы испанская клиника готова принять ребенка, несмотря на неутешительные прогнозы, поэтому необходимо 20 миллионов в экстренном порядке.

Автор поста в группе по отслеживанию недобросовестных сборов уточнил: деньги для девочки начали собирать, как только стало известно о ее болезни, однако суммы были незначительные. Специально для этого создали группу. Автор же задается вопросом, зачем осенью 2019-го сделали еще одно сообщество, где собирали деньги только на лечение в Испании. Кроме того, там были указаны уже другие реквизиты. И никаких отчетов, сколько собрали денег и как их потратили. Возникло подозрение, что это дело рук недобросовестных волонтеров: они могли дать родителям ложную надежду и таким образом нажиться на их горе.В комментариях развернулось бурное обсуждение: одни поддержали инициатора дискуссии и также увидели подвох, другие же призывали не быть такими мнительными. Через пару недель девочка умерла. Доступ ко всем группам, где велись сборы, ограничили. А пользователи до сих пор не знают, куда в конечном итоге делись деньги и сколько их вообще было.Администратор группы по отслеживанию недобросовестных сборов в интернете и специальный корреспондент «Русфонда» Светлана Машистова в беседе с РИА Новости высказывает мнение, что в том случае наверняка манипулировали матерью — в частности те, кто раскручивал экстренный сбор. И добавляет: подобного в Сети немало, однако нельзя изначально с уверенностью заявлять, что акция помощи — мошенническая.

Посредники

Убитые горем родители порой, сами того не понимая, попадают в сети посредников, которые присваивают часть собранных денег себе. В итоге мать с отцом остаются крайними. Свою историю РИА Новости рассказала Алина Иванова (имя изменено по ее просьбе героини), которая едва не стала жертвой подобного «развода». У ее дочери в 2018-м диагностировали нейробластому. Родители, еще не узнав, какое лечение может подойти, бросились самостоятельно подыскивать клиники. Алина с головой ушла в соцсети, где ей активно скидывали ссылки на различные медучреждения.

«Так мы вышли на одну немецкую клинику. Связались с посредником, отправили выписки из больницы. Он заявил нам, что все передал врачам. Выставил счет на операцию: 37,5 тысячи евро, а вместе с химиотерапией — около пятидесяти. Мы организовали сборы в соцсетях и набрали нужную сумму за три дня», — вспоминает Алина.

1563375323 0:0:540:340 600x0 80 0 0 b774ac04caf75dd7e7c16556cb726e82.jpg - Что скрывается за сборами для больных детей в соцсетях

После этого она решила проверить, действительно ли их ждут в Германии. «Ведь он заявил, что никакие договоры медучреждение с родителями не заключает. В общем, все на честном слове. Я обратилась к знакомым, которые живут в Мюнхене. Так они выяснили, что нас никто не ждал».О ситуации узнало руководство немецкой больницы. По словам Алины, они были в недоумении. «Посредник» действительно раньше сотрудничал с клиникой, но уже давно там не работал. «В итоге нас приняли, мы прошли лечение. Тот человек недобросовестно отнесся к нашей ситуации. К счастью, деньги мы ему не передали. Факта обмана не было, поэтому привлечь его к какой-то ответственности не получилось бы. Где он сейчас, что с ним, предприняла ли клиника какие-то меры по отношению к нему, я, честно говоря, не в курсе», — заключает Алина.

Неблагоразумные родители

Бывают и другие истории: когда горе-родители идут в соцсети за деньгами, хотя знают, что уже поздно. Уличить их не так-то просто. Светлана Машистова приводит несколько примеров из своей практики.»Не могу сказать, что происходит такое часто. Но бывает. Так, пять лет назад в Чувашии девятилетняя девочка умерла от рака глаза», — вспоминает Светлана. Ирине (имя ребенка изменено) диагностировали ретинобластому, когда ей было всего несколько месяцев. «Девочку вылечили. Но надо понимать, что после достижения ремиссии очень важно продолжать наблюдение. Мать по каким-то причинам дочь к врачам на контроль не приводила. А когда ситуация стала совсем критичной, опухоль, по сути, выдавила глаз. Родительница обратилась в Сеть, просила деньги на лечение в Израиле, обращалась в местные фонды. Однако на этой стадии заболевания помочь уже невозможно. В конечном итоге о ситуации узнали в опеке, после чего ребенка отправили в хоспис».К слову, девочка росла в неблагополучной семье. «Было понятно, что до такого состояния ее довела мать, — продолжает сотрудница «Русфонда». — Это подтверждалось выписками. Невозможно же представить, чтобы Иру отправили к окулисту, а тот, увидев растущую опухоль, отмахнулся и отправил ребенка домой!»По словам собеседницы, неблагоразумные родители могут нарочно тянуть до последнего, чтобы получить денежные пожертвования. Сотрудница «Русфонда» описывает еще один случай: «В Курганской области умирающей от рака девочке организовали сбор на лечение в Америке. Мать снимала видео из реанимации с тем посылом, что дочь чувствует себя нормально и находится там не потому, что умирает, а потому, что так решили врачи. Через несколько дней после съемок «клипа» ребенок скончался. На что ушли перечисленные деньги — неизвестно».

Машистова подводит итог: поговорить напрямую с родственниками, ведущими недобросовестный сбор, непросто и порой бессмысленно. «Они уверены, что все делают правильно, имеют на это право. Ведь у них больной ребенок, а значит, общество им должно. И вообще все обвинения — клевета».

На что обратить внимание

Как обезопасить себя от подозрительных сборов, РИА Новости поинтересовалось у экспертов. Председатель комиссии по вопросам благотворительности, гражданскому просвещению и социальной ответственности Общественной палаты протоиерей Александр Ткаченко отмечает: в сетевых постах с подобными просьбами главная цель — вызвать бурную реакцию.

«Чрезмерная эмоциональность должна настораживать. Важно понимать, что помощь оказывают не родители, которые собирают деньги, а организации — медучреждения, фонды. Когда вы перечисляете средства на личную карту, имейте в виду, что они просто-напросто могут не дойти по адресу. Поэтому лучше направлять деньги напрямую, предварительно уточнив, в какой больнице ребенок получает помощь, какие процедуры необходимы, — объясняет Александр Ткаченко. — Также важно разобраться, ведет ли фонд или лечебное учреждение отчетность о внебюджетных средствах, поступающих на лечение ребенка».В свою очередь, заместитель руководителя Исполкома ОНФ по проектной работе Дмитрий Поликанов рекомендует «просить всю документацию по болезни и требуемым расходам, проверить эту историю в интернете, а еще лучше уточнить у профильного фонда, не обращались ли к ним за помощью».Собеседник замечает: еще в 2017 году ряд фондов подписали декларацию о том, что не будут собирать средства на личные карты. Поэтому пока единственный способ хоть как-то контролировать свои пожертвования — работать с проверенными благотворительными учреждениями. «Как только человек жертвует на личную карту, никаких возможностей воздействия у него не остается. Перечислил и перечислил, отчитываться никто не обязан. Все эти переводы основаны на полном доверии, ты никак не защищен документально и не можешь попросить никакой отчетности», — уточняет Поликанов.Начальник юридического отдела Московского многопрофильного центра паллиативной помощи ДЗМ, эксперт проекта ОНФ «Регион Заботы» Анастасия Жданова добавляет: если есть подозрения, что организаторы крупных сборов потратили пожертвования не по назначению, следует сообщить в правоохранительные органы. А чтобы проконтролировать, куда и на что ушли деньги (особенно если идет речь о крупных суммах), необходимо заключать договор.

Важно, чтобы у фонда была хорошая репутация. «Деятельность благотворительных организаций (БО) детально регулируется законодательством, они напрямую работают с медицинскими учреждениями и получают достоверную и полную информацию от лечащего врача ребенка, в пользу которого организован сбор средств. Вся медицинская документация проходит экспертизу специалистами БО, которые объявляют сбор. Кроме того, фонды ежегодно проводят обязательный аудит, а также публикуют отчеты о своей деятельности», — подчеркивает Жданова.И хотя алгоритм понятен, бороться с подозрительными акциями помощи сложно. «Пока установить контроль в этой сфере на законном уровне невозможно. Деньги, которые отправляют на личные карты сборщиков, считаются фактически подарком, а не пожертвованием. Нельзя запретить людям просить друг у друга деньги», — указывает президент благотворительного фонда «Предание» Владимир Берхин. И уточняет: если кто-то пожертвовал очень большую сумму, а его средства использовались совсем не по назначению, можно добиться справедливости через суд — доказать, что деньги действительно были переданы. «Однако если идет речь о 500 рублях, никто этим не будет заниматься».Берхин перечисляет ряд нюансов, которые сигнализируют о том, что сбор может быть сомнительным: «Соблюдение анонимности, указание на то, что «злобные» российские врачи хотят заморить ребенка, а спасут только заграничные клиники. Нужно смотреть на то, как ведут себя сборщики: есть ли истерика, резкие обвинения. Часто пытаются пугать и пишут что-то вроде «сегодня не помогли вы, завтра не помогут вам», «кровь будет на ваших руках». Также следите за тем, удаляются ли неудобные вопросы, заносят ли тех, кто с чем-то не согласен, в черный список. И главное — публикуются ли детальные отчеты о собранных средствах и о том, на что они ушли». Людям, которые искренне хотят помочь, необходимо самим быть внимательными, заключил собеседник.

Источник: Риа Новости