Частные сборы или фандрайзинг в пользу НКО: все формы важны, и нужно искать баланс

Куратор вопросов сотрудничества России и Франции в социальной сфере (в посольстве Франции в РФ) с 2015 по 2019 год продолжает рассказывать о благотворительности по-французски.

Даниэль Матьё — выпускник французской Национальной школы администрации. В течение четырех лет он курировал вопросы сотрудничества в социальной сфере в посольстве Франции в России. Эти четыре года совместной работы и обмена практиками с российскими коллегами вдохновили его поделиться тем, что он знает из французского опыта.

В декабре я рассказывал о сборе частных пожертвований некоммерческим сектором во Франции. Я упомянул, что государственное и частное финансирование дополняют друг друга и что это взаимодополнение, пусть и неидеальное, позволяет существовать и развиваться солидарности в моей стране.

Я бы хотел вернуться к этой теме.

Сбор пожертвований на жизненно необходимые лекарства и лотерея

Отправной точкой стали недавние события: в Бельгии и в России были объявлены сборы пожертвований на приобретение инновационного лекарства для детей со спинальной мышечной атрофией. Стоимость этого препарата, Zolgensma, составляет более двух миллионов долларов за инъекцию.

Кстати говоря, фармацевтическая лаборатория-производитель Novartis решила раздать 100 доз этого лекарства детям из нескольких стран, чьи имена будут выбраны в случайном порядке. При отсутствии лечения эти дети, вероятно, были бы обречены.

Французские дети не участвуют ни в этой лотерее, ни в частных сборах. Приобретение препарата уже осуществляется за счет медицинского страхования в рамках временного разрешения на использование и в ожидании постоянной регистрации препарата на медицинском рынке и соглашения с производителем о цене.

27 декабря 2019 года министр здравоохранения Франции высказалась об этом следующим образом:

«Крайне обеспокоена тем, что в некоторых странах препарат Zolgensma разыгрывается в лотерею. Напоминаю, что Франция в этом не участвует: каждый, кто нуждается в препарате, может его получить».

Аньес Бюзен

Но давайте не будем делать из этого вывод, что во Франции все безоблачно в сфере лечения редких (орфанных) заболеваний. Конечно, сложность представляет и стоимость инновационных лекарственных средств, как правило, крайне высокая, и другие вопросы, в том числе этические.

Однако доступ к лечению гарантирован и системно обеспечивается государством, что в данном случае более приемлемо, чем частные обращения к благотворителям.

Но думать, будто благотворительностью во Франции занимается исключительно государство и его структуры, тоже ошибочно. Это не так, и так быть не должно. Естественно, есть частные пожертвования. И эти два источника средств, государственный и частный, как я уже говорил, дополняют друг друга.

Соотношение государственных и частных пожертвований

Я мог бы долго и подробно рассказывать, как именно сочетаются эти типы финансирования. Ограничусь только одной диаграммой, на которой представлены бюджеты различных направлений деятельности 96 социально ориентированных НКО — членов сети France générosités (крупнейшие НКО социальной сферы), а также доля частных пожертвований в них.

diagramma dlya ASI 640x391 - Частные сборы или фандрайзинг в пользу НКО: все формы важны, и нужно искать баланс

Полное исследование на французском языке доступно здесь.

В сфере здравоохранения основные расходы этих НКО — медицинские услуги — финансируются социальным страхованием. Оставшиеся 20%, поступающие от сбора средств, приходятся на сопровождение пациентов и членов их семей, а также на просветительские кампании и профилактику. Это иллюстрация того, что мы называем взаимодополняемостью. Возможны и другие пропорции государственного и частного финансирования. Самое главное — удовлетворить как можно больше потребностей.

Фандрайзинг в пользу частных лиц или НКО

Вернемся к частным сборам. Насколько я знаю, случаи, когда частные лица обращаются к щедрости сограждан, как это произошло в кейсе с Zolgensma, крайне редки во Франции.

Юридических ограничений не существует, и подобного рода фандрайзинг иногда практикуется, например, для студенческих проектов документальных фильмов. Но не когда речь идет о социальных или о благотворительных нуждах.

Почему?

  • Во-первых, вероятно, потому что налоговая компенсация распространяется только на пожертвования организациям, действующим в общественных интересах или признанных общественно полезными. То есть на те, где руководство осуществляется незаинтересованными лицами.
  • Вторая причина в том, что жертвователи хотят знать, на что расходуются деньги, и НКО вызывают больше доверия, чем частные лица, потому что они известны и проходят проверки. НКО также работают над своим имиджем, используя такие инструменты, как хартия «Don en Confiance» (Пожертвование в полной уверенности). Подписавшие ее организации берут обязательства, касающиеся, в числе прочего, прозрачности использования собранных средств.
  • И наконец, легко выбрать сферу, в которой ты хочешь помочь, но сложнее решить, кто именно должен получить эту помощь.

Некоторые жертвователи, и я в их числе, считают, что НКО лучше распорядятся средствами, чем сами нуждающиеся. Потому что НКО накопили опыт и обладают незаменимыми компетенциями в своей сфере.

Французские особенности

Возможно, скептически относиться к частной благотворительности и верить в коллективные порывы — это французское заблуждение. В заключение хотел бы поделиться некоторыми своими убеждениями: все формы помощи имеют право на существование, в том числе и прежде всего, солидарность с ближним, каждый день: между членами семьи, между друзьями, между соседями, между прохожими. Никто не ведет ее подсчеты и на нее не распространяется налоговая компенсация. Все формы важны и необходимо искать баланс между ними. Этот баланс может меняться; в каждой стране он по-своему выражается в ее традициях взаимной поддержки.

Однако повсюду важна вовлеченность частных доноров и то, как они своими пожертвованиями могут направлять, дополнять и корректировать систему и ее развитие. Кроме того, везде особое положение НКО между жертвователями и получателями помощи, накопленный ими опыт и их коллективный разум приносят пользу. Однако перед лицом наиболее тяжелых социальных ситуаций, перед лицом жесточайшего неравенства, определяющего судьбу человека, государство не может позволить себе оставаться в стороне. Оно должно вмешиваться и делать это первым. Именно поэтому Конституция моей страны начинается фразой: «Франция — неделимая, светская, демократическая и социальная республика».

Источник: АСИ