Благотворительность или фейк? Как не пожертвовать мошенникам

5 октября 2020 года вступил в силу закон о ящиках для благотворительных пожертвований. Легко ли теперь отличить честный сбор от фальшивого? И можно ли наказать тех, кто наживается на чужой беде?
РБК Тренды вместе с фондом «Нужна помощь» рассказывают об осознанной благотворительности, социальных проблемах и главных тенденциях сектора.

В июне 2020 года специалисты из ВЦИОМ провели исследование «Лжеблаготворительная деятельность в российском обществе: вовлеченность населения, запрос на регулирование». По данным исследования, 81% россиян так или иначе участвуют в благотворительности, при этом 76% не отслеживают, куда идут пожертвования. По словам аналитика ВЦИОМ Анны Жириковой, дело в малых суммах пожертвований, в доверии и в низкой информированности жертвователей.

«Директору на карман»
С 2010-х годов на улицах, в транспорте и торговых центрах можно встретить людей с прозрачными ящиками для пожертвований. Все они представляются волонтерами или сотрудниками благотворительных фондов, показывают фотографии людей, которым нужна помощь, и даже документы. В подавляющем большинстве случаев это мошенники. Некоторые из них прикрываются известными организациями, некоторые регистрируют собственные фонды и даже порой передают крошечную часть пожертвований нуждающимся. Но в основном деньги, которые собираются таким образом, оседают по карманам.

В 2017 году с автором этой статьи связался бывший «волонтер», собиравший деньги в петербургском метрополитене. Молодой человек признался, что фонд, на который он работал, действительно зарегистрирован как благотворительная организация, но наличные идут «директору на карман». «Волонтеры» получали за свой труд 25% от сборов, а иногда самостоятельно изымали деньги из прозрачных ящиков и забирали себе большую часть. Были среди «волонтеров» и несовершеннолетние. В день зарабатывали по 4-5 тыс. руб. Одновременно от одного этого фонда в петербургском метрополитене работали восемь-десять «волонтеров». Пресечь их деятельность удалось во многом благодаря активистам из благотворительного сектора, в частности, координатор благотворительного фонда AdVita Елена Грачева добилась от петербургского метрополитена официального ответа о том, что любые сборы на его территории незаконны.

Закон о ящиках
Несколько лет честные благотворительные организации боролись за то, чтобы прекратить сборы пожертвований в общественном транспорте и на улицах по всей стране. 5 октября 2020 года наконец-то вступили в силу новые правила использования ящиков для пожертвований, которые делают уличные и транспортные сборы незаконными. Кроме того, теперь ящики для благотворительных пожертвований могут использовать только некоммерческие организации (НКО), учредительными документами которых предусмотрено право на осуществление благотворительной деятельности.

Ольга Шумбурова, исполнительный директор ассоциации «Юристы за гражданское общество», поясняет, что ящик для пожертвований должен быть опечатан, на нем должны стоять подпись представителя организации и печать, инвентарный номер, сведения об организации и контакты. Никаких устройств для приема безналичных средств в таких ящиках быть не может.

НКО должна обнародовать цель сбора пожертвований и подкрепить ее документами.
Переносные ящики для пожертвований могут применяться только во время мероприятий, организуемых НКО. За три дня до мероприятия информация о ящике должна появиться на сайте организации.

Чтобы использовать стационарный ящик для пожертвований, нужно заключить договор с площадкой, где он будет находиться.

Вскрыть ящик может только человек, имеющий доверенность, в присутствии двух свидетелей. При этом составляется акт в трех экземплярах. Средства либо пересчитываются на месте, либо перемещаются в опломбированную сумку. В течение трех дней деньги должны быть зачислены на банковский счет организации. НКО предстоит о них отчитаться.

Регулируют работу с ящиками статья 16.1 135 ФЗ «О благотворительной деятельности и добровольчестве», постановление правительства от 1.10.2020 № 1584 и приказ министерства юстиции от 31.08.2020 № 190.

Для серьезных благотворительных фондов в этих правилах не так много нового. Еще в 2017 году больше двух сотен НКО подписали соглашение о том, что не будут собирать наличные деньги и продавать благотворительные сувениры на улицах и в транспорте. Инициатором сбора подписей выступило благотворительное собрание «Все вместе». Уже тогда честные фонды придерживались строгих правил инкассации и отчетности, но исключительно по доброй воле.

«Сейчас это закреплено законодательно. Если раньше полиция предпочитала не вмешиваться, то теперь они обязаны вмешаться и остановить мошенников», — поясняет Анжелика Иванова, руководитель проекта «Все вместе за разумную помощь». Тем не менее, мошенников с ящиками на улице и в транспорте все еще много.

«Волонтеры-гастролеры»
Мошенничество в благотворительности действительно распространено, и каждое десятое пожертвование уходит в нелегальное поле, говорит Анжелика Иванова: «Коробочников стало меньше, в первую очередь, потому что возникли ограничения, связанные с пандемией. Но летом к нам на проект поступило очень много обращений о том, что они опять активизировались, начали ходить по разным городам, а в Москве появились даже в метро, чего уже давно не было. Новый закон вступил в силу 5 октября. Возможно, летом пытались использовать последнюю возможность, пока их законодательно не могли за это прижать. Но, к сожалению, у нас есть информация о том, что и после 5 октября по улицам и транспорту продолжают ходить люди с атрибутикой и символикой таких фондов, как «Город добра», «Развитие плюс», «Вместе в новое тысячелетие».

В Новосибирске и Красноярске этим летом снова действовал мошеннический фонд «Сильные дети», основатели которого ранее выступали под брендом «Аурея». С этими организациями связана серия скандалов. Также, отмечает Анжелика Иванова, в Центральной России активно работает сомнительный фонд «Доброе сердце», зарегистрированный в Челябинской области. Его «волонтеры» при этом действуют в Ярославле и Волгограде.

Наказания и показания
По запросу ассоциации «Все вместе» ассистент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета МГУ Павел Степанов и юристка Мария Юндина провели исследование, чтобы разобраться, как наказывают в России мошенников, которые прикрываются благотворительностью.

Поскольку «волонтеры», которые продолжают ходить с ящиками на улице и в транспорте, обманывают жертвователей и об адресате пожертвований, и о целевом расходовании средств, они осуществляют мошенничество (Ст. 159 УК РФ), а мошенничество юридически связано с хищением (прим. 1к ст. 158 УК РФ).

«Одна из проблем лежит в межотраслевых связях: статьей 7.27 КоАП предусмотрено «мелкое хищение»: ч. 1 — до 1 тыс. руб., 2 ч. — от 1 до 2,5 тыс. руб. Ряд дел, связанных с мошеннической благотворительностью, квалифицируются именно как мелкое хищение. Плюс в том, что ст. 158.1УК РФ предусматривает уже уголовную ответственность за совершение повторного мелкого хищения в течение года», — говорит Сергеев.

По его словам, большая сложность заключается в том, как разграничить единое продолжаемое нарушение и повторные самостоятельные нарушения. «В первом случае похищенные суммы складываются и получается мошенничество в крупном размере. Во втором случае получается совокупность мелких хищений. Как правило, мошенники осуществляют деятельность системно. Но одно лицо получает денежные средства в разной форме, в разных местах, от разных лиц», — поясняет эксперт.

Работу правоохранителям усложняет тот факт, что фонд может быть зарегистрирован в одном субъекте РФ, а само мошенничество совершается в других субъектах, которые находятся в другой юрисдикции. «Должностные лица не всегда знают, что в отношении лица уже ведется дело. Нужно добиваться объединения дел, чтобы занимались сразу несколькими эпизодами. Тогда есть возможность их сложить, возбудить уголовное дело по признакам мошенничества, — отмечает Сергеев. — Без участия гражданского общества, потерпевших и заинтересованных лиц не было бы возможно ни одно из этих дел. С правоохранительными органами надо работать активнее».

Когда справедливость торжествует
Один из самых активных борцов с мошенниками в благотворительном секторе — исполнительный директор пензенского фонда «Гражданский союз» Олег Шарипков. Он одним из первых стал привлекать к этой борьбе горожан. Результат налицо: систематических мошеннических сборов на улицах и в общественном транспорте Пензы больше нет. По словам Олега Шарипкова, в городе появилось целое сообщество неравнодушных журналистов, блогеров и активных граждан. При первом же появлении мошенников в публичных местах люди стали их фотографировать, распространять информацию, вызывать полицию.

В сентябре в Новом Уренгое реальный срок получил известный мошенник Алексей Степанов. Его признали виновным по ст. 159 УК РФ («Мошенничество») и приговорили к одному году лишения свободы в колонии строгого режима. Степанов несколько лет собирал деньги якобы на лечение больных детей по всей стране, используя в том числе данные об умерших детях, и даже выступал на федеральных каналах. Истцами на суде были сотрудники фонда «Счастливый мир», которым он прикрывался.

Сети в сети
В некоторых случаях оказывается проще добиться наказания для мошенников, которые под видом благотворителей действуют в интернете.

«Нет проблем с квалификацией интернет-мошенничества, если создан фейковый сайт, копирующий сайт известного благотворительного фонда и получает за него деньги на карточки и электронные кошельки. Такие преступления уголовно наказуемы», — говорит Сергеев из МГУ.

Мошенники могут использовать логотипы и графику известных фондов, копировать их сайты и группы в соцсетях. В группах при этом создается видимость активности, размещаются фотографии и эмоциональные рассказы о больных людях.

Юристка Мария Юндина отмечает, что мошенники нередко создают собственные сайты под благотворительные фонды, которых юридически не существует.

«На сайте организации должны быть учредительные документы, информация о руководстве, — поясняет Анжелика Иванова. — Любая организация публикует отчеты о своей деятельности. Причем речь идет и о финансах, и о содержательной части: куда эти деньги ушли, на какие программы. Профессионально действующая благотворительная организация — это юрлицо, у нее есть расчетный счет. Делать перевод на него легко и быстро, для этого существуют и SMS-пожертвования, и онлайн-переводы, и QR-коды. Если пишут: «Это карта нашего директора, он потом переведет деньги в фонд», то звенит не просто тревожный звонок, а колокол: остановитесь».

Директор по фандрайзингу фонда «Нужна помощь» Софья Жукова уточняет: «Мошенники не всегда прикрываются благотворительными фондами, и далеко не все в интернете, кто собирает деньги на карту, — мошенники. Но прежде чем совершить перевод, надо убедиться, что вы знаете историю страждущего, поговорили с родственниками по видеосвязи и убедились в необходимости помощи. Честные фонды берут такую проверку на себя».

Еще одна статья, по которой иногда удается наказать мошенников — Ст. 152 прим. 1 ГК РФ: использование и распространение фото без согласия гражданина. Но подать иск должен сам пострадавший или его законный представитель.

Анжелика Иванова приводит пример: мама умершего ребенка обнаружила, что мошенники в Instagram используют его фотографию и персональные данные для сбора средств. Обращения в службу поддержки социальной сети результата не принесли, и сотрудники проекта «Все вместе за разумную помощь» помогли женщине написать заявление в правоохранительные органы.

Проверки и санкции
Правоохранительные органы неохотно рассматривают заявления о подозрительных сборах в интернете, но пресечь такое мошенничество иногда оказывается просто. По словам Ивановой, Сбербанк оперативно реагирует на сообщения о том, что на карту ведется мошеннический сбор. Карты в таких случаях блокируют и начинают разбираться в ситуации.

Как отмечает Софья Жукова, в последнее время мошенники действуют весьма изощренно — взламывают аккаунт в Instagram и публикуют под фотографией реального ребенка номер своей карты, выпущенной каким-нибудь непопулярным банком, чтобы в момент перевода отправитель не мог прочесть имя получателя.

В отличие от Instagram и Facebook, оперативно реагирует на жалобы сеть ВКонтакте, где есть своя система верификации фондов. Проверенные организации отмечают голубой галочкой справа от названия. Впрочем, нужно понимать, что верификация занимает время. Фонды, которые открылись недавно, могут не иметь специального знака просто потому, что не успели пройти проверку. Внимательно нужно относиться и к тому, как именно фонд собирает пожертвования в соцсети.

«У нас существует несколько способов перевода пожертвований на расчетный счет организации, — поясняет руководитель направления «Благотворительность ВКонтакте» Екатерина Кочнева. — Ключевой, который мы сейчас развиваем — это пожертвование через VK Pay. К таким пожертвованиям мы подключаем только проверенные и верифицированные фонды. Также на сайте есть отдельное приложение «Пожертвования», где можно настроить интеграцию с расчетным счетом через сервис cloudpayments. Это открытая платформа, воспользоваться которой могут все зарегистрированные НКО».

Возможно, самый простой способ понять, надежна ли благотворительная организация — посмотреть, есть ли она на благотворительных онлайн-платформах, которые аккумулируют у себя проверенные фонды независимо от их размера и длительности существования. На сайтах «Добро Mail.ru», «Нужна помощь» и «Все вместе» можно найти сотни фондов, которые тщательно проверены специалистами.

Источник: РБК