Сборник кейсов. Томск

История борьбы с мошенничеством на улицах в Томске началась фактически одновременно с появлением «сборщиков с ящичками». Буквально в первый же выход нескольких ребят на сбор им навстречу попалась Светлана Сырова – местный журналист, редактор газеты «Область здоровья» и соучредитель АНО «Растем вместе».
Светлана, верная своей профессии, решила разобраться в происходящем и запросила у сборщика документы фонда, поинтересовалась адресом офиса и основными направлениями деятельности. Мальчик в синей форменной жилетке фонда «Общие дети», как оказалось, находился на работе (как и еще трое таких же юношей) первый день, ничего об «Общих детях» не знал и был уверен, что занимается «настоящим волонтерством». Никаких документов фонда при себе у него не было, только телефон начальника. Но этот ничего не рассказал ничего ни о себе, ни о фонде, ни о его местонахождении, а волонтеру порекомендовал вообще не отвечать ни на какие вопросы, а сосредоточиться на основной своей задаче − сборе средств.
Подобная скрытность не могла не вызвать подозрений, и Светлана привлекла к делу проходивший мимо наряд полиции. Сборщиков забрали в опорный пункт, записали паспортные данные и отпустили, вернув ящики и жилетки. На этом все закончилось.
«Начальник» так и не приехал, а формальных причин задерживать студентов не было.
Полиция приняла в рассмотрение заявление Светланы Сыровой, а в последующие месяцы − еще несколько заявлений от активистов города, в том числе от директора хорошо известного в Томске «Фонда имени Алены Петровой». Также к делу подключился аппарат уполномоченного по правам ребенка в Томской области: советник уполномоченного Л. А. Петушихина также направила запрос в правоохранительные органы относительно деятельности фонда «Общие дети», поскольку среди его волонтеров были замечены несовершеннолетние.
В то же время средства массовой информации начали активную кампанию:
расследования, публикации, радио- и телеэфиры о лжеволонтерах на улицах. Это не было спланировано, просто региональные СМИ, как правило, страдают от отсутствия большого количества острых новостей и значимых материалов. К тому же Томск − университетский город, один из самых демографически «молодых» городов России, и роль СМИ и городских интернет-порталов в нем традиционно высока. На тему «Мошенники под видом благотворительности на улицах Томска» вышло несколько десятков материалов в СМИ и в интернет-каналах блогеров.
Журналисты выяснили, что фонд «Общие дети» действительно заключает договоры с подопечными и действительно переводит им средства на личные счета.
Правда, реальный подопечный был найдет всего один. Мама девочки подтвердила факт помощи, однако, как и во всех остальных случаях, связи между сборами и помощью обнаружено не было. Также журналистские расследования подтвердили, что «волонтеры» получают деньги за свою работу.
Еще у фонда «Общие дети» есть сайт, созданный на бесплатной платформе с использованием стоковых фотобанков. Тексты на сайте почти отсутствуют. Там же выложена информация о двух нуждающихся детях − подопечных фонда, в том числе копии документов, включая паспорт мамы. На сайте можно найти уставные документы фонда, зарегистрированного в селе Синенькие Саратовской области: свидетельства о регистрации, выписку из ЕГРЮЛ и шаблонный Устав, в котором не просматривается никакой внятной специфики работы.
Возможности внести пожертвование на сайте нет, информация о количестве собранных средств не обновляется. В феврале 2018 года в разделе подопечных те же самые дети, что и летом 2017 года. Сайт сделан очень неаккуратно, явно наспех, что называется, для галочки.
«Волонтеры» фонда «Общие дети» также были замечены в Кемерово и в Тюмени.
Для полноты картины стоит отметить, что существует фонд «Общие дети» в
Воронеже, но это другая организация, не имеющая отношения к сбору средств на улицах сибирских городов.
В августе правоохранительные органы ответили на запросы общественников: «Противоправных действий в деятельности вышеназванной организации не выявлено».
То есть попытка добиться результата по закону не увенчалась успехом.
До настоящего времени не дала результатов и попытка изменить законодательство Томской области. Идея активистов состояла в том, чтобы включить публичный сбор средств в список мероприятий, которые необходимо согласовывать с муниципальными властями и службами безопасности, как митинги. И хотя инициатива была поддержана прокуратурой региона − сама по себе она явно не относится к числу приоритетных для местной власти. Есть лишь небольшая вероятность, что весной 2018 года она будет рассмотрена городской Думой. Работа в этом направлении ведется.
Зато успехом увенчалась кампания в прессе, о чем свидетельствует следующий примечательный эпизод, описанный в Facebook Светланы Сыровой:
«На днях 17-летний парень написал мне в сети vk о том, что он является гражданским активистом БФ «Общие дети», хочет со мной встретиться и (дословно) «прояснить свою гражданскую позицию». Он также сообщил, что придет со своим представителем − мамой. Мы встретились с Никитой и Ириной Петровной (имена изменены) в помещении Общественной палаты Томской области. Участниками беседы стали Елена Алексеевна Петрова, советник Уполномоченного по правам ребенка Томской области Людмила Петушихина, директор по развитию Фонда им. Алены Петровой Олег Петров и я.
Мальчик утверждает, что встреча − его личная инициатива, но он предупредил руководство БФ «Общие дети» о ней. Он явно пришел с нами дебатировать. Правда, дискуссия оказалась невыразительной в силу девяти классов образования и нежелания слышать факты. Однако мама поняла, что не нужно пускать сына на сомнительные заработки, так как ребенок реально подвергается угрозам.
«Работать стало невозможно, потому что люди постоянно обзывают ребят с кубами мошенниками и денег не дают», − констатировал молодой человек».
И это то, что важно запомнить из этой истории всем общественникам и журналистам.
Оказывается, усилия по борьбе с мошенниками не напрасны. Даже если кажется, что, несмотря на все расследования, репортажи, фильмы и радиоэфиры, мошенники продолжают чувствовать себя вольготно, − практика показывает, что это не вполне так.
Вот интересное свидетельство из их собственной среды − и оно в нашу пользу.