Сборник кейсов. Санкт-Петербург

История борьбы с мошенниками-сборщиками в Санкт-Петербурге, как и в других регионах, еще не завершена. Мошенники еще встречаются на улицах и в транспорте, хотя, в отличие от многих других регионов, Северная столица может похвастаться вполне очевидными успехами.
Стоит иметь в виду, что в Петербурге борцы с мошенничеством сталкиваются с той же проблемой, что в Москве и в других крупных городах: многомиллионное разнородное население города крайне сложно охватить рекламной кампанией, сложно донести информацию до всех.
Помимо обычных для России пробелов в законодательстве, из-за которых уличный обман фактически ненаказуем, в большом городе добавляется проблема слабости территориального взаимодействия органов правопорядка. Самое искреннее содействие сотрудников полиции практически бесполезно: даже изгнанные постоянными проверками с одного участка «волонтеры» просто перемещаются на территорию соседнего подразделения и чувствуют там себя совершенно безопасно.
Но в то же время стоит отметить, что в городе трех революций люди исключительно активны, настроены на борьбу за правду, и потому даже в сложных условиях оказались способны дать отпор обманщикам. Если в Томске прищучить обманщиков получилось с помощью СМИ, в Самаре − с помощью Министерства юстиции, а в Пензе − благодаря активности органов правопорядка, то в Санкт-Петербурге основным орудием против мошенников стали гражданские активисты и социальные сети.
Первые группы сборщиков появились в городе на Неве, как и повсюду, в 2014 году. Групп лжеволонтеров было довольно много, они часто меняли названия и форму.
Например, в 2015 году особенно заметны были «волонтеры» фонда «Дари добро», который в конце концов ушел из города после телесюжета канала Life78. Отметились в городе и работники «Ауреи», «Общих детей», «Счастливой жизни», «Россодействия».
Постепенно в ходе незримой конкурентной борьбы среди них выделились фонды «Сильные дети» и «Русь». Их волонтеры были весьма многочисленны и навязчивы. Судя по всему, руководство этих организаций отлично понимало, что полиция, несмотря на многочисленные заявления от граждан, ничего не сможет сделать, что публикации в прессе скорее всего не породят массового отказа в пожертвованиях, а рассказы блогеров пройдут незамеченными. Если сборщики первого поколения еще чего-то опасались, старались избегать контактов с полицией, не давали себя фотографировать, агрессивно реагировали на съемку, то начиная с 2016 года они окончательно уверились в своей безнаказанности.
Особенно большой проблемой стали сборщики в наземном транспорте и в петербургском метрополитене. Холодная реальность северного города делала улицы
недоступными для активных сборов большую часть года, и лжеволонтеры ожидаемо ушли в метро. По неясным причинам, в отличие от метрополитена московского, в петербургском царят гораздо более мягкие порядки − и по отношению к сборщикам в том числе.
Для борьбы с мошенничеством в марте 2017 года была создана рабочая группа из представителей проверенных НКО. В группу вошли: Ксения Захарова из фонда «Теплый дом», который первым пострадал от лжеволонтеров; Инна Сергиенко, активистка «Наблюдателей Петербурга» и представительница первой волны нашего движения;
Дмитрий Фурочкин из Народной дружины − организации, которая занимается волонтерской помощью правоохранительным органам; Ксения Суворова, волонтер фонда AdVita; Марина Григорьева и Дарья Буянова, представители фонда «Добрый город Петербург»; Евгений Кутузов, волонтер целого ряда организаций. Группа начала работу со сбора информации. Технологическим центром группы стало сообщество «Петербург против лжеволонтеров» в социальной сети ВКонтакте.
В сообществе постепенно собирали информация о «работе» разных организаций, данные журналистских расследований и материалы о контактах лжеволонтеров с полицией и подопечными. Вместе разработали инструкцию для граждан − как действовать при встрече со сборщиками в транспорте.
В ней одна из главных рекомендаций — фотографировать и выкладывать в социальные сети информацию, где встретили обманщика и для кого он собирает средства. При публикациях использовали хештег #петербургпротивлжеволонтеров, что позволяло быстро оценивать распространение информации и отслеживать новые публикации. Всего по тегу во ВКонтакте было сделано 224 записи, охват первого поста под этим хештегом − более 45 тысяч человек, охват большинства постов − не менее тысячи человек. Еще один из пунктов инструкции — потребовать от лжеволонтера покинуть вагон метро, громко оповестив окружающих, что данный сбор − это не благотворительность, а обман, и что сбор средств в метрополитене и других видах транспорта незаконен. На более сложном уровне активному горожанину предлагалось проводить лжеволонтера до пункта полиции.
Елене Грачевой, координатору программ фонда AdVita, удалось получить официальный документ от руководства петербургского метрополитена, который подтверждал незаконность сбора средств. Теперь каждый желающий мог предъявить сборщикам, публике, а также полицейским весьма серьезный аргумент.
Сотрудники народных дружин проводили даже совместные рейды с полицией.
Лжеволонтеров доставляли в опорные пункты. Предъявить им обвинения было не в чем, но сама по себе эта активность препятствовала промыслу и создавала нервозную обстановку: лишний раз «светиться» в полицейском участке не хочет никто, а особенно несовершеннолетний школьник или студент. Это снижало прибыль лжеволонтеров и разрушало их кадровый ресурс.
Инструкция распространялась через социальные сети. Ее опубликовали крупнейшие петербургские интернет-сообщества, имеющие от десятков тысяч до полумиллиона подписчиков. Информационная волна была очень мощной. Рабочей группой было инициировано множество публикаций, включая огромное расследование на сайте Meduza. Также вышли репортажи на Первом канале и на канале НТВ, не считая городских СМИ. Большим успехом стала публикация расследования Санкт-Петербургской «Новой Газеты», где стоящие за лжеволонтерами люди были названы поименно.
С 1 мая 2017 года в Санкт-Петербургском метрополитене начал звучать разработанный рабочей группой текст, сообщающий, что сбор наличных средств в транспорте незаконен и, по всей видимости, не направлен на благотворительные цели.
Это позволило охватить информационной кампанией практически все население города, во всяком случае − всех, кто мог бы стать жертвой обмана. А летом 2017 года незаконность денежных сборов в метрополитене была подтверждена отдельным пунктом Правил пользования городским транспортом. Этот пункт предложила Елена Грачева, а утвердил в рамках своих полномочий Городской комитет по транспорту.
Эта поправка в правила была внесена 10 июля.
А уже 4 июля перестала обновляться страница «Сильных детей» ВКонтакте и совсем скоро, 15 июля, фонд «Русь» заявил у себя в сообществе, что к ним поступает большое количество звонков и писем о людях с ящиками на улицах и в метро, но это, дескать, не настоящий фонд «Русь», а мошенники, которые используют их честное имя.
После этого активность фонда «Русь» надолго остановилась. Летом лжеволонтеры ходили только по улицам, а осенью исчезли совсем. Зимой, накануне Нового года, снова появились у крупного торгового центра в районе Московского вокзала, но это были разовые эпизоды.
На настоящий момент лжеволонтеры в Санкт-Петербурге встречаются довольно редко, и, по всей видимости, их заработки сильно упали.