Сборник кейсов. Самара

Самара занимает особое место в истории «благотворительного» мошенничества в России. Именно здесь был зарегистрирован фонд «Наши дети», который первым привлек внимание Ассоциации «Все Вместе» навязчивыми просьбами «волонтеров» на улицах.
Именно в Самаре впервые фонд, занятый уличными сборами, был ликвидирован Министерством юстиции в связи с нарушениями законодательства. Вообще, у Самары в истории благотворительности в России особая роль. Здесь был достигнут, кажется, оптимальный консенсус между социально активными организациями и властными структурами. При губернаторе региона работает благотворительный совет, а при губернской Думе − секция по развитию волонтерства и  благотворительности. С 2014 года в Самаре постоянно проходят круглые столы по развитию добровольчества и благотворительности и, что особенно важно, действует региональный закон о благотворительной деятельности, значительно дополняющий аналогичный документ федерального значения. В частности, в этом законе вводится понятие «паспорта благотворительной организации». Организация, получившая такой паспорт, имеет право на ряд налоговых льгот − такого нет больше ни в одном регионе страны.
Однако это не уберегло Самару и окрестные города от нашествия в 2014 году большого количества лжеволонтеров. Их было настолько много, что весной 2014 года в пресс-центре «Самарской газеты» прошло выездное заседание секции по развитию благотворительности и добровольчества Общественного совета при Самарской губернской думе. Темой заседания стала деятельность нечистоплотных благотворительных организаций. Сопредседателем секции выступила Татьяна Акимова, исполнительный директор фонда «Самарская губерния», на встречу пришли представители общественных организаций, бизнеса, СМИ и власти.
Наиболее активен в Самаре в течение длительного времени был фонд «Спасение».
Его директором числился Арсений Шепс, в прошлом − несостоявшийся кандидат в городские депутаты. Кстати, на момент регистрации в качестве потенциального народного избранника Шепс имел непогашенную судимость по статье «Мошенничество».
Волонтеры фонда «Спасение» были замечены в Москве, Санкт-Петербурге, Курске, Белгороде и еще нескольких городах, хотя фонд был зарегистрирован в Самаре, там же проживал его директор. Во всех городах проходили сборы на одних и тех же подопечных, которым оказывалась реальная помощь. Правда, по свидетельству «волонтеров», средства от сборов перечислялись на личный счет Арсения Шепса, а на счет фонда вносились им лично только в тот момент, когда требовалось продемонстрировать реальность работы. Соотношение между внесенными на счет фонда и собранными суммами неизвестно.
Деятельность Шепса была столь активна и столь бессовестна, что один из популярных местных порталов Volga.news с января 2016 года начал настоящую информационную борьбу против фонда «Спасение». Почти каждый месяц на портале выходили новые расследования, из которых было очевидно, что фонд «Спасение» − непрозрачен, за собранные деньги не отчитывается, а руководство «Спасения» не идет на контакт и не отличается высокоморальным поведением. В частности, Арсений Шепс задерживался за оскорбление в нетрезвом виде представителя власти.
Аналогичные публикации выходили в других СМИ и в журналах популярных самарских блогеров. Во многих публикациях появлялись комментарии представителей НКО. В ноябре 2017 года сюжет о фонде «Спасение» вышел на федеральном канале «Россия».
Представители Министерства внутренних дел довольно долго не находили нарушений в деятельности «Спасения» и Шепса. Зато материалы журналистских расследований были внимательно изучены в Министерстве юстиции. И поскольку фонд «Спасение» был зарегистрирован именно в Самарской области, Министерство начало внеочередную проверку его деятельности на основании публикаций в прессе, сообщений общественников и жалоб родителей.
В заключении Минюста говорилось: «В рамках внеплановой проверки управление Министерства юстиции РФ по Самарской области получило документы, свидетельствовавшие о фактах сбора волонтерами и координаторами этой благотворительной организации денег на акциях, а также посредством размещения ящиков для сбора пожертвований в магазинах и торговых центрах Москвы, Самары, Тольятти, Санкт-Петербурга, Рыбинска, Сочи и других.  Волонтеры производили вскрытие ящиков для пожертвований без составления соответствующей документации.
Более того, полученные деньги не перечисляли на расчетный счет организации и не вносили в кассу, а направляли на расчетный счет председателя организации Арсения Шепса».
В результате проверки Министерство юстиции отправило заявление в суд, и летом 2017 года фонд «Спасение» был ликвидирован. Процесс привлечения Арсения Шепса к уголовной ответственности запущен, но пока еще не привел ни к каким результатам: правоохранительные органы в курсе его деятельности, однако жернова правосудия мелят медленно Кроме того, журналисты порталов Volga.news в конце 2018 года выяснили, что фонд продолжал деятельность после принятия судом решения о его ликвидации и платил торговым центрам за аренду площадей под ящики для сбора пожертвований.
Одновременно на круглом столе в секции по развитию благотворительности и добровольчества при Самарской губернской думе был принят план по противодействию мошенничеству в благотворительности в Самарской области. Этот план, который в настоящее время выполняется, предусматривает создание объединения добросовестных организаций, придерживающихся планируемых стандартов прозрачности. Также в плане обозначены такие меры, как выработка рекомендаций по оформлению акций по сбору пожертвований. С этими рекомендациями планируется обратиться к руководству торговых центров, кинотеатров, а также в правоохранительные органы, чтобы люди, принимающие решение, «знали, куда смотреть».
Осенью 2017 года активисты попытались обсудить с представителями Губернской думы вопрос о внесении изменений в законодательство, чтобы установить порядок сбора пожертвований хотя бы на уровне регионального закона. Но законодатели не проявили интереса, перенаправили общественников в правоохранительные органы. Логика предлагалась такая: если полиция выявит реальных преступников, которые уходят от наказания из-за пробелов в законе, затем обобщит такого рода практику, то тогда законодатели рассмотрят вопрос о каких-либо изменениях. Запроса же общественников на основании материалов прессы для включения законодательной машины недостаточно. На настоящий момент деятельность фонда «Спасение» полностью прекратилась, другие сборщики активизируются лишь время от времени.