Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

"Все вместе ЗА разУМную помощь"

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

Бизнес на доверии. Кто просит деньги под видом волонтёров

Лайф выяснил, как мошенники делают деньги на фотографиях больных детей и почему люди сами рады обманываться, отдавая деньги уличным «благотворителям».

Цыганка с ребёнком, клянчащая у прохожих деньги, или инвалид в форме ветерана Афганистана — это уже прошлый век. Современный попрошайка больше похож на менеджера, продающего вам по сходной цене лекарство для утешения совести. Молодой, перспективный, хваткий. За примерами далеко ходить не надо.

Корысть в овечьей шкуре

Фото © Shutterstock
Фото © Shutterstock

Ростов-на-Дону, час пик. В автобус заходит миловидная девушка в футболке с названием фонда и с ящиком для пожертвований, на который наклеена фотография больной девочки. «Волонтёрша» озвучивает необходимую сумму и, как по накатанной, толкает речь: «К сожалению, для родителей ребёнка это неподъёмная сумма, и они обратились к нам в фонд. Не оставайтесь равнодушными, ведь любая ваша помощь может дать ребёнку шанс на нормальную здоровую жизнь…» Эти слова способны растрогать кого угодно

Неважно, о каком городе идёт речь. Юноши и девушки, для которых это привычный способ заработка, есть практически во всех регионах России. Спросив у одного из таких ребят, зачем он этим занимается, я получил ответ: «Ну а что, всё лучше, чем наркотики продавать».

В Интернете много фото и видео, где запечатлена работа лжеволонтёров, есть и совсем свежие. Буквально неделю назад в сообществе «Москва STOWOK #Куда сходить?» очевидец рассказал, как видел в электричке молодого человека и девушку, собирающих деньги. Парень вещал в микрофон, а девушка следила, чтобы никто не снимал их на фото или видео.

У настоящих благотворителей отношение к такой деятельности негативное. Екатерина Бермант занимается благотворительностью уже больше двадцати лет. Сейчас она возглавляет фонд «Детские сердца». Она заинтересована в разоблачении мошенников, и люди ей охотно в этом помогают.

— Мне присылают видео и ссылки из Омска, Новосибирска, Воронежа, Питера, Перми. Эти мошенники есть везде, —поделилась Екатерина Бермант. — Самое обидное, что псевдоволонтёры бросают тень на благородное дело — на спасение людей.

Выясняется также, что лжефонды вовлекают в свою деятельность не только охотников за быстрым заработком, но и идеалистов, верящих в то, что они помогают людям.

Знакомые всё лица

Фото © Shutterstock
Фото © Shutterstock

В пятой статье Федерального закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» говорится, что граждане осуществляют «благотворительную деятельность в форме безвозмездного труда».

Этого нельзя сказать о молодых людях, атакующих маршрутки и электрички. Студент Максим Митрохин из Воронежа, поработавший около года в таких организациях, рассказал Лайфу, что молодёжь устраивается в такие компании ради заработка.

— В несколько компаний подавал заявки, меня не сразу взяли. Пробыл, впрочем, я у них недолго. Попасть на работу довольно легко, если им не задавать много вопросов, —рассказал Лайфу Максим. — Они всё время меняют офисы, юридические лица и названия. Я в течение года ходил в разные организации и встречал одни и те же лица.

Возраст руководителей — 35–45 лет. При отборе кандидатов действует возрастной ценз — «волонтёр» не должен быть младше 14 лет. Завлекают будущих сотрудников через объявления на столбах «Лёгкая подработка для студентов и школьников». В соцсетях мошенники предпочитают «не палиться» и используют закрытые группы. Способы вербовки постоянно меняются, мошенники в совершенстве освоили науку адаптации и мимикрии.

— Например, в Воронеже один человек может собрать до 10–15 тысяч рублей в день. Как правило, в городах действует до 10 точек, на каждой из которых стоит до 10 человек, — объясняет Максим.

В Москве гораздо большие масштабы. Здесь можно заработать в день больше 50 тысяч рублей. Что неизменно, так это доля, которую получает студент за свою работу, — 30%. Это актуально и для Москвы, и для Санкт-Петербурга, и для Волгограда.

История вопроса

Фото © Sibmama.ru
Фото © Sibmama.ru

— Первым городом, где они начали активно работать, стала Самара. Речь идёт о «волонтёрах» фонда «Наши дети», —отмечает президент благотворительного фонда «Предание» Владимир Берхин.

В Москве сборщики в футболках с сердечками и надписями «Во благо жизни» с символикой одноимённого фонда появились в 2014 году. Изначально волонтёры действительно занимались прямыми обязанностями — собирали деньги для благотворительных целей. Но уже скоро мошенники увидели в этом потенциал для заработка. Старые способы стали смотреться слишком топорно. В те годы благодаря органам внутренних дел количество попрошаек удалось сократить.

К 2017 году такой способ попрошайничества достиг пика, лжеволонтёрство расползлось как эпидемия по стране, не было ни одного города, который бы эта зараза не поразила.

— В 2017 году мы написали декларацию. От имени членов ассоциации «Все вместе». Написали о том, что ни один честный фонд не собирает наличные на улице, — поделилась Екатерина Бермант.

Пиявки или психотерапевт?

Фото © Татьяна Салимова / RFE / RL
Фото © Татьяна Салимова / RFE / RL

Если всё очевидно и в Интернете полно информации о том, что все эти люди с прозрачными коробками —мошенники, почему этот бизнес до сих пор процветает? Одна из причин — в безнаказанности мошенников, они слишком хорошо шифруются, а подростки и студенты, будучи пешками в этой игре, отделываются административными штрафами, которые работодатель-мошенник готов компенсировать.

Когда фонд собирает средства, он отчитывается за каждую копейку, на что это было потрачено. Из-за побирушек к реальным работающим фондам люди начинают относиться с недоверием.

— Многие очень хотят помогать, но не знают, как это правильно делать. И если они однажды узнают, что их жертва была напрасной, то в другой раз просто ничего не дадут. И дети, которые реально нуждаются в помощи, не получат её, — поделилась сотрудница благотворительного фонда «Добросвет»Наталия Дашкова.

Есть несколько признаков, отличающих нормальный фонд: никаких личных карт — у каждого фонда есть счёт, а также прозрачная отчётность, наличные если и собирают, то на специальных акциях, которые проводятся на ограниченных территориях.

— О любом подобном сборе на сайте честного фонда есть официальная информация — когда и где он проводится, после окончания сбора мы публикуем отчёт — сколько собрано и на что пошли деньги, —подчеркнула директор фонда «Детские сердца» Екатерина Бермант.

У каждой акции есть документ бухгалтерской отчётности фонда, который называется паспортом акции. После того как ящик с деньгами наполнится, его можно вскрыть только в присутствии представителей благотворительной площадки. Там же оформляют специальный акт, где пишут сумму сбора, которую затем переведут на расчётный счёт фонда.

Однако среди пассажиров маршруток и электричек — желающие положить деньги в урны ушлых юношей и девушек. Социальный психолог Алексей Рощин объясняет эти порывы чувством вины за своё благополучие.

— Человек в любом случае думает: «А вдруг это не фейк?» На этом внутреннем чувстве и играют мошенники. Оно не направлено на реальных конкретных людей, оно создаёт дискомфорт внутри самого человека, ощущение, что ты слишком благополучный, а быть таким, когда вокруг столько горя, нельзя, —рассказал Рощин.

По его словам, реальная мотивация тех, кто даёт эту милостыню, — не помочь тому, кто просит, а, скорее, сделать себя чуть менее благополучным и чуть более счастливым.

— Это как кровопускание, которое практиковали в старину. Считалось, что если у человека слишком много крови, то надо её откачать, тогда он выздоровеет. И дача милостыни — своего рода социальное кровопускание, — считает Рощин.

Лжеволонтёров можно сравнить с пиявками, которые излишнее благополучие откачивают и повышают людям самооценку. Получается социальное самолечение. Хотя если бы человек стал в свою ситуацию немного вникать, он бы понял в ряде случаев, что он себя так развлекает, а не кому-то помогает. И что если ты хочешь кому-то реально помочь — найди этого человека и помоги конкретно ему, предлагает психолог.

Источник: LIFE

Расскажите о проекте в соц.сетях