Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

"Все вместе ЗА разУМную помощь"

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

В Перми работают волонтеры подозрительного благотворительного фонда

В Перми работают волонтеры подозрительного благотворительного фонда

В последнее время пермяки часто сталкиваются в автобусах с молодыми людьми, собирающими деньги якобы на лечение больных детей. На ребятах есть отличительная футболка с надписью «Волонтер». Эти молодые люди представляют благотворительный фонд «Россодействие», успевший заработать себе неоднозначную репутацию.

ЧТО ЗА ФОНД?

Зародился в Курске в феврале 2016. Деятельность продвигается на территории многих городов России, в их числе и Пермь.

Генеральный директор нашумевшего фонда – Александр Жидеев. На сайте «Россодействие» можно найти видеоролик с его участием, где он подводит итоги работы. Он рассказывает, что на постоянной основе в фонде работает четыре постоянных сотрудника и сто добровольцев. За первый год волонтёры собрали более 2,5 млн рублей. За счёт этих денег 26 детей получили помощь.

Но к организации у россиян мнение неоднозначное. Такое же неоднозначное и название фонда. В опубликованных в интернете афишах о сборе средств больным детям организация в одном случае называется «Россодействие», в другом – «РостСодействие», а в свидетельстве о регистрации и вовсе «Рост содействие».

На страницах иногородних СМИ часто встречаются «разоблачающие» расследования, указывающие на то, что полученные деньги идут вовсе не туда, куда якобы собираются. Из новостей изданий становится понятно, что фонд особо на контакт идти не желает. По номеру, указанному на сайте, не дозвониться: то длинные гудки, то номер заблокирован.

ПОДОЗРИТЕЛЬНЫЙ САЙТ

Сайт фонда вызывает не меньше вопросов, чем сама организация. Заходим на главную страницу и видим все условия для того, чтобы легко и быстро перевести деньги: «Отправьте смс на короткий номер», «Как сделать перевод на счет фонда» и т.п. Листаем ниже и натыкаемся на регионы работы, а там и Пермь. Открываем – фото команды подростков из 6 человек в тех самых футболках. Однако ни имен, ни контактов – ничего нет. Добираемся до подвала сайта и видим ссылки на YouTube, Instagram, Facebook и Twitter. Ну вот, кажется сейчас мы узнаем о них чуть больше. Не тут-то было. Ни одна из ссылок не работает.

Адрес офиса в нашем городе, к счастью, указан. Но вот не задача: отметка его расположения указана не на карте Перми, а почему-то на карте Курска. Пробуем зайти в раздел «Контакты» и встречаем один единственный номер и один единственный e-mail, относящиеся к Курску.

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО пишет: «Ресурс работает с переменным успехом: то с доменом проблема – не оплачен адрес и сайт не открывается, то появляется сообщение о незащищенном доступе, то на нем ведутся работы технического характера и не открывается ни один из разделов».

Расследование «Звезды»

Журналисты газеты «Звезда» решили лично убедиться в существовании этой организации и отправились в офис по адресу ул. Ямская, 9а, 221 офис. Сначала их встретила закрытая дверь без каких-либо табличек, но, когда они собирались уходить, к офису подошли двое юношей и девушка.

Девушка представилась Кристиной и неохотно рассказала: «Мы открылись буквально месяц назад. Табличку с названием организации уже заказали. Она изготавливается в рекламном агентстве. У нас работают ребята-волонтёры — всего шесть человек. Они выходят один или два раза в неделю».

Журналисты «Звезды» нашли Кристину в социальных сетях, оказалось, что она занимается набором промоутеров. Как думаете, куда приходить на собеседование? Конечно же, на ул. Малую Ямскую, 9а в офис 221!

И В ДРУГИХ ГОРОДАХ ТА ЖЕ КАРТИНА

Больше всех о фонде пишут СМИ Курска. «Московский комсомолец. Черногорье» отмечает: «Волонтеры в белых накидках, представляющие фонд «Россодействие», повсюду. Дети в белом с ящиками в руках заполонили собой все центральные улицы города Курска: они в общественном транспорте, около магазинов, на остановках, в социальных сетях».

Точного ответа, поступают ли деньги по назначению и в нужном ли количестве – нет. Поэтому настоятельно просим пермяков быть бдительными и отправлять помощь в фонды, заработавшие положительную репутацию.

На еще одном портале Курска предупреждают: «Практика показывает: если вы хотите материально помочь нуждающимся людям и опасаетесь стать жертвами мошенников, нужно сотрудничать с крупными благотворительными фондами. Базовый уровень надёжности фонда: на его сайте должен быть опубликован устав, учредительные документы, отчёты о поступлениях и расходовании средств. Официальный отчёт фонда также должен быть размещён на сайте Министерства юстиции РФ.

На сайтах многих благотворительных фондов указаны конкретные адресаты — люди, которым собирают деньги. Вы можете перечислить свои средства конкретному человеку из этого списка. Если в уставе говорится о том, что фонд, к примеру, помогает сиротам, он не может собирать деньги на другие цели — скажем, приют для собак».

МНЕНИЯ

Татьяна Голубаева, директор фонда «Берегиня», встретилась лично с одним из «волонтеров» в пермском 77 автобусе. Поговорить с ним она не постеснялась, выяснила, что «приехал из Донецка, деньги ему не платят, он работает добровольцем, показал документы – да, все с синей печатью, но видно, что все много раз перекопировано». Сомнения после встречи остались, поэтому в группе «Берегини» была опубликована заметка с предупреждением.

Связавшись с Татьяной, журналист «МОЙ ГОРОД — ПЕРМЬ!» выяснил, каковы они – основные черты, отличающие недобросовестный благотворительный фонд:

— В первую очередь стоит обратить внимание на то, из какого города ребёнок, для которого собирают деньги. Если не из Перми или Пермского края, должно насторожить. Почему не собирают в своём городе?

— Узнайте, где зарегистрирован фонд. Если не в нашем городе – это повод задуматься о том, что «волонтёры» работают не за просто так. Многие некоммерческие организации подписали декларацию, в которой выражено согласие не осуществлять сбор средств на улице, магазинах и транспорте (т.е. вне мест проведения благотворительного мероприятия). Следовательно, рассуждает Татьяна, это «является первым признаком недобросовестности организации».

— Попросите документы. Добросовестную организацию отличает качественная печать.

Арина Плюснина, специалист по пропаганде чудес фонда «Дедморозим», отмечает:

«Люди в белых футболках сами по себе безвредны. Они становятся вредителями, когда вы отдаёте им свои деньги, поддерживая их деятельность рублем. К сожалению, деятельность организаций типа «Россодействия» сильно подрывает репутацию благотворительных фондов в принципе.

В данном случае мы призываем каждого относиться к благотворительности ответственно. Прежде, чем отдавать свои деньги в благотворительный фонд, познакомьтесь с ним. Действительно ли можно ему доверять? Прозрачно ли работает эта организация? Не давайте мошенникам обмануть себя. Что делать, если к вам подходит человек в футболке волонтёра на улице и предлагает положить деньги в ящик? Не класть деньги.

Увы, мошенники научились подделывать документы с синими печатями, «волонтёры» расскажут вам душещипательную историю о несуществующем больном ребёнке (или, что ещё хуже, реальном человеке, которому нужна помощь, но на деле мошенники не переведут в его поддержку ни рубля). А перевести эту же сумму в тот фонд, которому вы доверяете».

Источник: https://vk.com/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

Белгородцев призывают не поддерживать лжеволонтёров

Белгородцев призывают не поддерживать лжеволонтёров
Вместе против мошенников: представители общественности, органов правопорядка и благотворительных организаций города собрались за круглым столом, чтобы обсудить проблему лжеблаготворительных фондов.

Случаи мошенничества участились в прошлом году, когда под видом помощи тяжелобольным детям, пожертвования собирались в общественном транспорте.

Подростки заходят в автобус и предлагают пассажирам помочь ребёнку, больному ДЦП или иным заболеванием. На первый взгляд, поводов не доверять этим ребятам нет. Выглядят очень убедительно: футболки с логотипами фондов, в руках ящик, на котором фотография и реквизиты. Как правило, это реально существующий ребенок и ему действительно нужна помощь. Но только не факт, что собранные средства до него дойдут.

«Это псевдоблаготворительные организации, которые созданы на основе коммерческих организаций. Это своего рода такая франшиза по сбору средств у населения. Лжеволонтёры сами по себе не ходят, их кто-то организовывает и этот кто-то не всегда из России. Людям нужно объяснить, что нет таких организаций, которые законно ходят и собирают по автобусам деньги. Это незаконно», — сказал Игорь Гладков, член Общественной палаты Белгорода.

Организатором встречи выступила Общественная палата Белгорода. Участники обсудили вопросы совершенствования законодательства, проведения профилактических бесед с несовершеннолетними, информирования населения.

«Средства собирают в общественном транспорте, ограничивая граждан в выборе. Человек находится в условиях замкнутого пространства и ограниченного времени, он не может адекватно принять решение», — отметила Евгения Кондратюк, председатель БРОО «Святое Белогорье против детского рака».

Председатель БРОО «Скорая молодёжная помощь» Антон Андросов представил калькуляцию доходов таких «благодетелей». Так, по его данным, на территории Белгорода гражданка Украины основала «Фонд добрых людей», который за 2016 год собрал 6 миллионов рублей. Из этих денег на благотворительность пошли только 200 тысяч.

Ещё один фонд, «Счастливая жизнь», зарегистрирован в Казани, но работает в восьми регионах страны, в том числе и в Белгородской области. Из 86 миллионов рублей пожертвований лишь 900 тысяч пошли на помощь нуждающимся.

При этом многие люди не знают об этих махинациях и продолжают отдавать деньги.

В интернете запустили акцию по борьбе с попрошайками. Организаторы призывают белгородцев фотографировать людей, которые в автобусах или общественных местах собирают деньги на больного ребёнка и выкладывать снимки в интернет с хэштегом #лжеволонтёр. Чем больше людей узнают об афере, тем скорее она прекратится.

Ирина Подзолкова, Евгений Северинов, Сергей Драчёв

Источник: http://www.belnovosti.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

ЮРИЙ БЕЛАНОВСКИЙ: почему бизнес не развивает и не будет развивать социальное волонтерство?

ЮРИЙ БЕЛАНОВСКИЙ: почему бизнес не развивает и не будет развивать социальное волонтерство?
Почему корпоративные волонтеры — инструмент решения внутренних проблем компаний, и почему «настоящие» волонтерские объединения не готовы идти на компромиссы с бизнесом, — рассказывает руководитель добровольческого движения «Даниловцы».

Что такое социальное волонтерство

Особенность благотворительности и социального волонтерства — фокус внимания на человеке, причем — на «человеке в беде». Благотворительные волонтерские организации имеют достаточно узкую, но глубокую компетенцию, направленную на оказание помощи, а не на решение сторонних задач. Некоторые фонды — лучшие профессионалы в стране в решении той или иной конкретной социальной проблемы.

Благотворительные организации, как правило, малоресурсны. Все их силы и компетенции, как спираль, закручены вокруг того самого «человека в беде». Что-либо стороннее, что не является вкладом в оказание помощи, скорее трата ресурсов, расточительство, а не что-то полезное. Поэтому благотворительность в своем большинстве не готова к «взаимовыгодному» сотрудничеству, не готова идти на компромиссы. Это — безусловный недостаток очень многих фондов и волонтерских организаций.

Социальное волонтерство — это оказание помощи в пространстве личных отношений, встреча «лицом к лицу», где «называют друг друга по имени». Тут неизбежно сопереживание другому, участие в его судьбе и, так или иначе, принятие ответственности за него.

Тут бесконечно важны длительные регулярные отношения, поскольку волонтеры не могут кардинально изменить чью-то жизнь (не могут вылечить, вытащить из бедности и т.д.). Но они могут дать нуждающимся поддерживающие отношения, изменить качество жизни. А это невозможно в формате единичных акций.

Социальное волонтерство требует профессионального подхода. Чтобы все работало, нужна целая система привлечения и подготовки волонтеров, создания и развития команд добровольцев. А также — система сопровождения и поддержки волонтеров, профилактики их «выгорания» и т.д. А иначе, как добиться того, чтобы в больницу каждые понедельник и среду приходили волонтеры? Как не обмануть ожидания детей, сидящих у входа в больничное отделение и ждущих волонтеров?

ЮРИЙ БЕЛАНОВСКИЙ: почему бизнес не развивает и не будет развивать социальное волонтерство?
Волонтеры в Морозовской больнице. Фото: «Даниловцы»

Недавно я услышал реплику о наставничестве в отношении сирот. Она прекрасно иллюстрирует мою мысль. Руководитель известной организации, полемизируя с нынешней модой на наставничество, а вернее попсовым или «лайт» подходом, сказала: «У нас есть пары (наставник – сирота), которым исполнилось девять лет. Очень жаль, что мало кто понимает, сколько нужно вложить сил и труда профессионалов (а значит и денег), какую систему работы надо построить, чтобы такие пары не распались».

И как бы это ни было парадоксальным, я не знаю ни одной бизнес-компании, способной на организацию серьезных программ социального волонтерства. При всех своих ресурсах бизнес не готов вкладываться. Социальное волонтерство ему непонятно, поскольку, будучи значимым для «людей в беде» и для самих волонтеров, оно не может дать бизнесу тех выгод, что требуются.

Далее я объясню, почему я так думаю.

Что нужно знать о бизнесе?

Первое. Волонтерство для бизнеса, а точнее корпоративное волонтерство – один из инструментов для решения внутренних корпоративных задач. Задачи эти могут быть разные – и улучшение имиджа, и социальная ответственность в регионе присутствия, и прокачка «softskills» у сотрудников, и улучшение рабочего климата и т.д.

ЮРИЙ БЕЛАНОВСКИЙ: почему бизнес не развивает и не будет развивать социальное волонтерство?
Фото: http://www.danilovcy.ru

Во всех известных мне случаях – это внутренние задачи бизнеса. И каждый раз корпоративное волонтерство в той или иной мере способно их решать. Но как только появится более эффективный инструмент, от корпоративного волонтерства могут отказаться. Именно такой подход декларировали представители бизнеса на разного рода конференциях. Даже после самых добрых и социально-ориентированных слов, всегда звучит оговорка: «Бизнес — есть бизнес, ничего личного». И звучит это в отношении волонтерства и благотворительности очень ненадежно!

Второе.

Сегодня у бизнеса в отношении корпоративного волонтерства — период смотрин и тестирования.

Похвастаться серьезными стабильными волонтерскими многолетними программами могут от силы пара десятков организаций на фоне тысяч иных. И даже среди этих лучших, известные мне компании находятся в стадии поиска, эксперимента и осмысления. А это — недостаточная база для развития социальных волонтерских программ.

Каковы естественные ограничения у корпоративного волонтерства?

Известно, почему насекомые не могут вырасти больше нескольких сантиметров. Из-за отсутствия кровеносной системы кислород к внутренним органам поступает из воздуха. При превышении определенного размера он вглубь организма не проникает.

ЮРИЙ БЕЛАНОВСКИЙ: почему бизнес не развивает и не будет развивать социальное волонтерство?
Фото: facebook.com/groups/106788886585091

Известно также, почему человек сам по себе ни при каких способностях не может летать. Дело в том, что в отличие от птиц, люди посредством мышц тратят недостаточно энергии. В этом отношении птицы в пять-шесть раз «сильнее» людей.

Любая бизнес-компания тоже имеет свою природу, из которой проистекают естественные ограничения в отношении развития волонтерства. Бизнес-компания — это своего рода «подводная лодка».

Росту и развитию волонтерства мешает замкнутость трудового коллектива. Любая компания стремится к малой текучке кадров, что хорошо для дела, но плохо для волонтерства. Слабая ротация волонтеров, отсутствие «свежей крови» приводит к привыканию, накапливаемой усталости, отказу от серьезного волонтерства и переходу к режиму две-три акции в год, которые носят, большей частью, досуговый характер. Известно, что волонтеров в организациях среди сотрудников — 5-7%.

Важно сказать и об «усталости начальства». Мода, новизна корпоративного волонтерства поначалу его «заводит». Порой срабатывает и некоторый соревновательный эффект, мол, если есть у коллег, пусть будет и у нас и не хуже. Но через года два-три руководство остывает, и это чувствуется на всех уровнях. Волонтерство вынуждено или постоянно доказывать свою результативность и эффективность или подстраиваться под эмоциональный интерес начальства. А такой режим существования мало подходит для социальных программ.

Известная мне благотворительная организация предложила одной компании корпоративное социальное волонтерство, и, на удивление, дело пошло очень ярко и масштабно. Однако через два года руководство остыло, да и почти все активные сотрудники компаний попробовали себя, «наелись» волонтерством, и количество участников резко упало. При этом подопечные никуда не делись. Они так и ждут волонтерской помощи.

Устремленность компании к достижению своей бизнес-цели автоматически ограничивает выбор направлений волонтерства, что также ограничивает количество участников. К примеру, занимаясь сбором мусора, организуя поездки в детский дом и даже помогая животным, компания может быть не готова оказать волонтерскую помощь старикам. Это означает, что те сотрудники, которым по какой-то причине важно было бы помочь ветеранам 9 мая, – не будут волонтерами.

Что хорошо умеет бизнес?

Безусловно, в бизнес-компаниях накоплен опыт и есть успехи. Проводятся волонтерские акции (как свои собственные, так и в поддержку благотворительных фондов). В среднем, компании проводят по три-пять акций в году. Наиболее распространены экологические десанты или поездки в детские дома.

Очень серьезных успехов крупный бизнес достиг, поддерживая инициативы сотрудников в малых городах (городах присутствия).

Вот, к примеру, в одном из дворов небольшого моногорода есть неудобная и старая лестница, ходить по которой старикам трудно, а в гололед и вовсе невозможно. Несколько сотрудников местного комбината решили отремонтировать лестницу и приладить к ней новые перила. Другие сотрудники хотели бы оборудовать опасные участки автодороги с плохим обзором проезжей части яркими предупреждающими знаками для пешеходов.

экомарафон понеслось
Экомарафон «ПонесЛось» компании «Норникель». Фото: https://www.facebook.com/groups/106788886585091/#_=_

Эти добрые дела требуют не только материалов и денег (пусть и небольших), но, что самое нужное, – волонтерского труда. Сотрудники другого предприятия организовали курсы компьютерной грамотности для взрослых и пожилых людей. Оказывается, в их городе не только старики, но и множество сорокалетних не знают, как пользоваться компьютером и даже смартфоном.

Нередко компании развивают и pro bono волонтерство, что немаловажно для тех, кому они помогают. Востребована помощь юристов, врачей, IT-специалистов и т.д. Однако успехи в этой области я бы назвал условными. Дело в том, что в большинстве компаний, о которых я слышал, специалисты, занимаясь помощью pro bono, фактически работают за деньги. То есть, компания разрешает (или рекомендует) им в рабочее время отрабатывать сторонние благотворительные заказы. Это, безусловно, благотворительность, но не волонтерство.

Недостатки бизнеса в отношении благотворительности

Сегодня среди бизнес-компаний преобладает адресная помощь — ремонт детского дома, разовые праздники, покупка оборудования в детскую больницу, оплата лечения нескольким конкретным людям.

В большинстве своем бизнес не готов вкладываться в системные социальные и тем более в социальные волонтерские проекты и программы.

Это понятно, поскольку профессионализация требует не только вложений, но и создания и развития команды. Это все дорого, сложно и непрофильно для бизнеса. Лет десять назад крупная корпорация открыла в нескольких регионах центры по работе с сиротами. В свое время они были реально важны и востребованы. Но финансовые трудности компании привели к закрытию таких центров, хотя, как небезосновательно можно предположить, этот благотворительный бюджет на фоне общего оборота капитала корпорации, даже с учетом кризиса, был небольшой.

Бизнес стремится иметь те или иные нематериальные дивиденды от благотворительности. В результате бизнес-компании часто ориентированы на благотворительные «бренды».

Как-то крупная IT-компания пригласила меня для переговоров по корпоративному волонтерству. Задача звучала так: есть сотни сотрудников в главном офисе, немалая часть которых готова к волонтерству, необходимо провести тренинги. Меня просили познакомить сотрудников с тем, где и как они могут применить свои силы, помочь им осознать свои возможности и «мотивировать» на участие в добрых делах.

Но потом мне поведали, что эта IT-компания давно работает с шестью наиболее известными и брендовыми благотворительными организациями, и ее бюджет на социальные программы отдан этим фондам. В контексте этого задача, которую поставили передо мной, изменилась. Нам предложили без оплаты труда (все деньги же отданы фондам) провести тренинги по «профориентации» и мотивации сотрудников для их участия в программах упомянутых брендовых благотворительных организаций.

На мое недоумение, почему небогатое добровольческое движение «Даниловцы» должно обслуживать и готовить волонтеров для лучших фондов в стране, у которых есть и серьезные деньги, и свои волонтерские программы, мне было сказано, что «Даниловцам» доверяют как специалистам. Но IT-компании выгодно предоставить волонтеров именно указанным фондам, а эти фонды не работают с неподготовленными и немотивированными волонтерами. В итоге, я отказался от столь странного предложения, где две располагающие ресурсами стороны используют третью, вполне скромную в этом отношении, для достижения своих целей.

ЮРИЙ БЕЛАНОВСКИЙ: почему бизнес не развивает и не будет развивать социальное волонтерство?
Семинар «Координатор волонтерской группы». Фото: «Даниловцы»

Или другой пример. Известная социальная сеть ввела «верификацию страниц» для НКО. Казалось бы, дело хорошее. Благотворительная организация может иметь настоящую свою страницу и не беспокоиться о мошенниках. Но на деле оказалось, что от НКО хотят не только доказательств, что страница действительно принадлежит им, но и соответствия неким стандартам, выгодным самой соцсети.

Говоря проще, социальная сеть захотела получить от НКО качественный уникальный и регулярный контент, для производства которого у большинства общественников нет ни сил, ни возможностей. Мол, хотите дружить с бизнесом – оторвите ресурсы от вашей благотворительности и создайте отдел, отрабатывающий интересы бизнеса.

Чего ждать в ближайшем будущем в отношении бизнеса и НКО?

Как я уже сказал, не стоит ждать серьезного участия бизнеса в развитии социального волонтерства. Уж поверьте.

Для развития своего корпоративного волонтерства совместно с НКО бизнесу достаточно или использовать НКО как площадку для акций, или консультироваться у НКО по некоторым вопросам. Я думаю, что по этому пути идут 20% компаний из тех, что интересуются благотворительностью.

Очень немногие компании стремятся развивать профессиональную программную помощь. Таких, конечно, ничтожно мало, скажем 3%.

Они создают (нанимают) свой фонд, способный всерьез развивать благотворительные программы и стать площадкой для корпоративного волонтерства.

Остальные 77%, как и прежде, будут поддерживать финансово адресные запросы сторонних брендовых НКО или оказывать адресную помощь детским домам или конкретным людям.

Фото: danilovcy.ru

Источник: https://www.asi.org.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

Мошенники на улицах Ростова снова собирают деньги якобы на лечение детей

Мошенники на улицах Ростова снова собирают деньги якобы на лечение детей

Подозрительные волонтеры вызвали сомнения у горожан 

Жители Ростова-на-Дону опубликовали в социальных сетях снимки подозрительных волонтеров, которые собирают деньги якобы на лечение больных детей. Однако этот факт вызывает большие сомнения у горожан. Важно отметить, что никаких документов, доказывающих подлинность их слов, с собой у волонтеров нет.

«Не давайте им деньги! Ни один честный благотворительный фонд не будет собирать пожертвования таким способом», — считает автор публикации. По словам пользователей, подобные люди были также замечены в Новочеркасске и Таганроге.

Напомним, в 2015 году на эту тему в Ростове разгорелся крупный скандал. Тогда депутат донского парламента Екатерина Стенякина, старший инспектор ПДН УМВД России по Ростову Светлана Вологжанина и молодёжные активисты в ходе рейда раскрыли мошенническую схему. Тогда выяснилось, что собранные средства не передаются детским домам, о которых говорили волонтеры.

Источник: http://newsdelo.com/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

Кто бросает тень на милосердие

Следственный комитет проверит псевдоволонтеров в Орле

Ловить за руку лжеблаготворителя бесполезно?

Классический сюжет мошеннической атаки на милосердие: срочно нужна очень большая сумма — умирает человек, деталей не знаем, но лечение за рубежом, ведь именно там медики — волшебники. Масштаб ущерба в сфере благотворительности подсчитать невозможно. Но можно предположить, что немалая доля финансовой помощи сочувствующих людей оседает в карманах преступников. А здесь ведь не только откровенный обман нас с вами, не только спекуляция на надеждах больных людей. Аферисты притупляют одно из самых благородных чувств — милосердие и бросают тень на тех, кто действительно старается помочь.

Усердный жулик

Кто бросает тень на милосердиеФОТО ВЛАДИМИРА ШЛАПАКА

Лжеволонтеры — у магазинов и в переходах, интернете и даже в наших домах. В одних случаях жулик просто берет из сети жалостливое фото и придумывает легенду. В других использует реальные меддокументы, клеит рядом чужую фотографию. Или такой пример, приятель рассказал. Получил он как–то в соцсети письмо от знакомого: «У племянницы остеосаркома бедренной кости. Была операция, лечение, теперь нужен протез. Денег у семьи нет». Человек сколько мог перевел, а потом выяснилось: письмо пришло со взломанного аккаунта. Такие же просьбы рассылаются от имени фальшивых представителей реальных благотворительных фондов. Даются скопированные данные о больных людях, реквизиты указываются уже не фондовские, а свои. Например, номера электронных кошельков. И то, что вы туда перевели, — уже законная собственность обманщика.

Просители нередко представляются псевдонимами. На вопросы, в том числе о механике сбора средств и их использования, отвечают неохотно и расплывчато. Неудобные комментарии на страницах в соцсетях удаляют, слишком любопытных «банят» — закрывают им доступ. Отчеты если и есть, то они крайне неконкретны. Так вот главная ошибка пострадавших от обмана в том, что вопросы они задают уже после того, как перевели деньги или разместили объявление на своей страничке, привлекая потенциальных жертв. Мошенники ведь активно пользуются нашим нежеланием уточнять данные, номера банковских счетов, звонить в благотворительные фонды. Они просто указывают электронные кошельки, просят перевести деньги на личный счет или отправить СМС для доступа к объявлению о помощи. Все это явный обман.

Летом 2016 года следствие заинтересовалось основателем одного благотворительного проекта Денисом Томашевичем. Парень из Сенно создал в интернете несколько «благотворительных» сайтов, рассылал письма в организации, гражданам с просьбой помочь рублем детям–сиротам. Обещал представить отчет о потраченном… Закончилось несколькими уголовными делами. В прошлом году Томашевича осудили к 4 с половиной годам колонии усиленного режима. Его имущество было решено конфисковать.

Большая часть аферистов пасется в теме смертельно больных людей и тех, чье состояние ухудшилось и время дорого. В России популярен такой трюк. Организация открывает сбор средств для человека, которого уже не вылечить, находит за границей клинику, согласившуюся за большие деньги сделать хотя бы обследования. Когда сумма собрана, она переводится в медучреждение. А потом человек умирает и средства частично возвращаются на счет организации. Она может распоряжаться ими по своему усмотрению.

Тайна прозрачных ящичков

Кто бросает тень на милосердие

Специалист белорусского благотворительного фонда «Шанс» Анастасия Шатько вспомнила случаи, как мошенники ходили по квартирам минчан, представляясь волонтерами «Шанса»: «Показывали фото больных детей и предлагали помочь им наличными. Так вышло, что зашли домой и к нашим сотрудникам, те вызвали милицию. Понятно, что наши волонтеры не станут вот так ходить по квартирам. У нас есть свой сайт, наша работа прозрачна».

С подобным сталкивалось и благотворительное общественное объединение «ЮниХелп», близкие его подопечных. Однажды в переходе метро минчанка узнала на фото собственную дочь, позвонила в милицию. Незнакомка уверяла, будто собранные деньги обязательно положит на счет мамы заболевшей девочки. Однако позже призналась, что работала почти каждый день и получала неплохой доход, а еще — что на Могилевщине с этим фото «трудится» ее коллега. Привлечь «напарниц» за незаконный сбор денег не смогли. Есть и другие примеры.

Кто бросает тень на милосердие

Председатель правления «ЮниХелп» Евгений Зарецкий: «Важно разъяснять, что благотворительные мероприятия носят организованный характер и привлекают много волонтеров, предприятий и магазинов, на площадках которых и проходят акции. Волонтеры собирают пожертвования в фирменной одежде, с опломбированными ящиками. Информация о деятельности нашей организации, отчет о расходовании средств есть в открытом доступе на сайте».

Кстати, настойчивости уличных жуликов надо отдать должное: не страшны им ни мороз, ни дождь, ни жара. В большинстве случаев попрошайки с табличками тоже не в состоянии рассказать что–либо о ребенке, на которого якобы просят. Хотя способны разыгрывать настоящие мини–спектакли, как лжесвященник, который в прошлом году собирал в Минске «пожертвования» для больных раком малышей. «Отца Александра» в итоге задержали по подозрению в мошенничестве… Несколько лет назад, тоже в Минске, банковские работники обратились в милицию с просьбой помочь установить, кто незаконно размещает реквизиты и логотип банка на листовках о якобы совместной благотворительной акции для тяжелобольного ребенка. Деньги, перечисленные обманутыми горожанами на карт–счет незнакомца, он тратил на развлечения. Схему, к слову, обманщик уже успел обкатать в России.

«Это настоящий бизнес, — эмоционально рассказывал мой приятель, вернувшись из очередной командировки. — В Бресте прямо у магазина стояли двое парней, трясли помятыми бумажками и деньги в пакет собирали. На листах — имя ребенка, которому вроде как на лечение нужно 18 тыс. евро. Подробности, говорят, ищите на таком–то сайте». Пока мой знакомый рассматривал документы, сборщики давили на жалость. Но денег тот не дал, а придя домой, нашел контакты благотворительной организации, на которую указали незнакомцы. Звонку и сбору от их имени там удивились. Скорее всего, лжесборщиков наняли, обещая процент.

— Сколько же вам платят за эту работу? — задаю вопрос в лоб стоящей на коленях женщине у перехода рядом с Академией наук в Минске.

Та улыбнулась:

— Секрет фирмы.

— А если предложу больше? — пытаюсь заинтересовать. Просительница помялась, посмотрела по сторонам и… ушла.

У перехода рядом с домом 48 по пр–ту Независимости — другая дама с пакетом, тоже на коленях. В руках — бумага: помогите Малиновской Кристине. Далее указывается филиал банка в Калинковичах и якобы открытый там благотворительный счет. Позже я позвонила в этот банк, и сотрудники, проверив информацию, сказали мне, что на имя Малиновской открывался не благотворительный, а обычный счет и он давно закрыт. Кстати, копия медсправки, которую держала незнакомка, была нечитаема. Но та нашлась быстро:

— Дождем размыло.

— А какая сумма нужна? — пытаюсь узнать хоть что–то конкретное.

— Ну… тысяч 20 — 30.

— Почему столько?

— Операция, лечение…

— И где оперировать будут?

— В Минске.

— А где именно?

— Надо звонить, уточнять… Человек трубку не берет. Вы же не будете ждать.

Я ждала. В итоге просительница удалилась. Кстати, когда у таких «собирателей» спрашиваешь, понимают ли, чем занимаются, многие цинично намекают: мол, не твоего ума дело либо упрекают в бессердечности.

— А если я сейчас в милицию позвоню? — говорю тетушке с очередной «благотворительной» листовкой недалеко от железнодорожного вокзала. — Вы ведь обманываете людей.

— Звоните, — она даже с места не сдвинулась.

Понятно, почему не боится. За руку прохожих не хватает — они сами, добровольно кладут в пакет копеечку. На принятие пожертвований тоже чьего–либо разрешения или согласия не требуется, законом благотворительные сборы на улице не запрещены. Выходит, против многоликих мошенников есть только наша с вами личная бдительность? Быть может, за попрошайничество, особенно от имени тех, кто не знает, что на болезни их близких спекулируют посторонние, нужна хотя бы административная ответственность?

КСТАТИ

Устав от мошенничества, российские благотворительные фонды уже готовят предложения по борьбе с ним. Из резолюции конференции, в которой приняли участие 120 представителей благотворительных организаций: может появиться «дорожная карта» лжеволонтеров, форма заявления на официальном сайте в правоохранительные и контролирующие органы. Также предлагалось создать единые правила и процедуры работы со спам–объявлениями, группами в соцсетях, спам–рассылками по e–mail, оповещать о лжеблаготворителях по громкой связи в общественном транспорте.

КОММЕНТАРИЙ

Кто бросает тень на милосердие

Официальный представитель ГУВД Минска Екатерина Вершицкая:

— Доказать, что человек с табличкой о сборе денег на лечение — мошенник, очень сложно. С его слов, он может делать это безвозмездно, стараясь помочь больному. Мой совет гражданам: если хотите оказать помощь, делайте это официально. Сообщать же в милицию о попрошайках надо, органы внутренних дел в любом случае проведут проверку. Доказать мошенничество возможно, если будет установлено, что средства, полученные предполагаемым злоумышленником, он потратил на свои нужды.

gladkaya@sb.by

Источник: https://www.sb.by/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

В Коми задержали мужчин, которые собирали деньги на лечение ребенка

В Коми задержали мужчин, которые собирали деньги на лечение ребенка
Вполне возможно, что этого ребенка не существует

В Усинске задержали двоих мужчин, которые собирали деньги якобы на лечение мальчика, но при этом никакой благотворительный фонд не представляли. Сейчас полицейские выясняют, на какие цели действительно идут пожертвования. Об этом сообщает Усинск.онлайн.

На днях в Усинске задержали двоих мужчин, которые ходили по городу с ящиками для пожертвований и собирали деньги якобы на лечение больного мальчика. Правоохранители заинтересовались деятельностью «волонтеров» после того, как те не смогли объяснить им, какую благотворительную организацию представляют.

Сейчас полиция проводит в отношении задержанных проверку. Правоохранители намерены связаться со всеми благотворительными фондами, которые действуют на территории Коми, и расспросить их о мужчинах и мальчике. Если выяснится, что задержанных нигде не знают, у них будут серьезные проблемы.

По словам усинцев, мошенники с ящиками для пожертвований, — настоящий бич приполярного города. Стоит стражам порядка выгнать их из одного общественного места, как они тут же норовят облюбовать другое. Эти люди клятвенно заверяют, что собирают деньги на лечение детей, но при этом не могут ответить даже на самые простые вопросы.

— Мошенники, которые выдают себя за сотрудников благотворительных организаций, вредят обществу не только напрямую, но и косвенно. Ведь они не просто присваивают чужие деньги, прикрываясь благими намерениями, но и дискредитируют своими действиями саму практику сбора пожертвований. Если вы действительно хотите сделать доброе дело, обращайтесь только в официально зарегистрированные благотворительные фонды. Информацию о каждом ребенке там тщательно проверяют, поэтому можно не сомневаться, что пожертвованные деньги пойдут на лечение конкретных мальчика или девочки. В Усинске официальный благотворительный центр всего один — это «Пульс радости», — рассказал представитель одной из благотворительных организаций республики.

 Фото из архива «Pro Города» \

Источник:  https://pg11.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

«Ваша опора» и волонтёры. Как в Белгороде снова стали собирать деньги в автобусах и на улицах

«Ваша опора» и волонтёры. Как в Белгороде снова стали собирать деньги в автобусах и на улицах
Фото с сайта www.vk.com/vasha__opora

В Белгороде появился благотворительный фонд «Ваша опора», представители которого собирают деньги в общественном транспорте. Корреспондент «Фонаря» разобрался, как работает «Ваша опора», почему они помогают не только больным детям, но даже белгородской войсковой части, и как одновременно сосуществуют «лжеборцы» с «лжеволонтёрами».

В начале декабря 2017 года благотворительный фонд «Ваша опора» купил аудиооборудование для белгородской войсковой части № 20925. Фонд «Ваша опора» зарегистрировали 15 мая 2017 года, но начал он работать только через месяц из-за задержек с формированием волонтёрского штаба и программы. По словам заместителя директора благотворительного фонда Евгения Гололобова, фонд «работает с предпринимателями и проводит уличные благотворительные акции». Последние подразумевают сбор денег в общественном транспорте.

Гололобов поясняет, что видит перспективу сбора денег только в уличных акциях потому, что предприниматели жертвуют неохотно, и рассказывает, что все собранные средства идут на помощь детям, чьё лечение не входит в государственную квоту, многодетным семьям и людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

К нам в организацию обратился командир войсковой части города Белгород № 20925 c просьбой помочь им в приобретении аудиооборудования для солдат и в целом для военной части. Мы рассмотрели данное письмо и приняли положительное решение, так как это не противоречит уставу нашей организации. На данное оборудование денежные средства выделил спонсор, который не желает разглашать своё имя, рассказал «Фонарю» Евгений Гололобов.

«Ваша опора» купила для воинской части микшерный пульт, провода и микрофоны, остальную аппаратуру в части будут докупать за другие деньги. Ответственный по работе с верующими военнослужащими Андрей Шиянов говорит, что представители части сами обратилась в благотворительную организацию потому, что на складах министерства обороны не было нужной аппаратуры. В части есть родительский комитет, но, по словам Шиянова, он по большей части занимается организационными вопросами.

«Ваша опора» и волонтёры. Как в Белгороде снова стали собирать деньги в автобусах и на улицах
«Ваша опора» и волонтёры. Как в Белгороде снова стали собирать деньги в автобусах и на улицах

Мы были знакомы до этого с Евгением, вместе учились в семинарии. Я рассказал ему о проблеме, которой занимаюсь, и о необходимости в аппаратуре. Он предложил мне написать письмо на имя директора фонда: «Будет возможность найдут мецената, помогут, не будет не помогут» . Потом позвонили и сказали, что смогут помочь, озвучили сумму. Магазин представил коммерческое предложение, а они оплатили, рассказал Александр Шиянов.

Мужчина пояснил, что не знает, как собирались деньги на аудиооборудование, так как он не вникал в эти вопросы.

Из Курска в Белгород

Ранее учредители «Вашей опоры» были волонтёрами благотворительного фонда «Регион Курск», директором которого является Алла Нененко. В августе 2017 года она рассказывала курскому изданию MediaCity, что их фонд под влиянием Гололобова стал собирать деньги на улице и в общественном транспорте при помощи волонтёров. Но, по словам Нененко, такой способ не даёт нужной публичности и прозрачности сборов, которые необходимы для работы настоящей организации. После серии материалов о деятельности лжеволонтёров по всей стране фонд «Регион Курск» решил поддержать декларацию о добросовестности в сфере благотворительности и отказался собирать деньги с помощью волонтёров. Вскоре фонд по неизвестным причинам расстался с Евгением Гололобовым. Он вернулся в Белгород и продолжил в областном центре собирать деньги во время уличных акций.

Во многих постах на своей странице «ВКонтакте» Гололобов обвиняет «Скорую молодёжную помощь» и её председателя Антона Андросова в том, что они якобы дискредитируют благотворительность в регионе и зарабатывает себе таким образом репутацию. Напомним, что в мае 2017 года активисты «Скорой молодёжной помощи» провели расследование деятельности фондов «Счастливая жизнь» и «Фонд добрых людей» и обнаружили, что в этих фондах работали волонтёры, получавшие 20 процентов от суммы, которую они собирали за день.

— [Антон Андросов] нашёл какой-то фонд, где волонтёрам платят зарплату, и давай кричать, что все фонды, которые ведут такую деятельность, — мошенники. Я не могу говорить о всех организациях, но у нас волонтёры — это добровольцы, которые не получают за свою работу ничего. Почему я это назвал «работой волонтёра», потому что благодаря этим ребятам оказывается основная помощь. А Антон Андросов, мешая данным действиям благотворительности, зарабатывает себе пиар, ну и, наверное, ещё имеются какие-то корыстные цели[…]. Хочу заметить, что те якобы волонтёры, которые большими эшелонами ходили по Белгороду в общественном транспорте, — это не наши. Наши ребята-волонтёры — четыре человека, и они не меняются, имеют удостоверения, и их имена выложены у нас на сайте. У нас всё эстетично и красиво. Наши волонтёры — совершеннолетняя молодёжь, у которой чётко сформирована гражданская позиция, — пишет Евгений Гололобов у себя на странице в соцсети.

Однако, судя по информации с сайта, один из волонтёров «Вашей опоры» Владислав К. ранее участвовал в деятельности фондов «Счастливая жизнь» и «Россодействие», представителей которых обвиняли во лжеволонтёрстве. На страницах остальных волонтёров «Вашей опоры» во «ВКонтакте» нет никакой информации об их волонтёрской деятельности. Молодые люди не подписаны ни на один из волонтёрских пабликов, включая даже сообщество самой «Вашей опоры».

Обычно люди, занимающиеся волонтёрством, ведут свою страницу неособо отлично от других людей. Разница лишь в том, что у них довольно существенный процент постов 60 или около того так или иначе связан с волонтёрством. То есть, по сути, волонтёрство это определённая часть жизни человека и, разумеется, она находит своё отражение на постах в их социальных сетях, говорит волонтёр с трёхлетним стажем Василий Суслов.

С «волонтёром» Максимом Я. во «ВКонтакте» у нас оказались общие друзья. Знакомый, страницу которого я увидел в общих друзьях, на вопрос «откуда он знает этого парня» в шутку ответил: «Это директор фонда лжеволонтёров».

Раньше бабки в автобусах собирал. Мне его жалко, ему реально больше некуда пойти кроме этих «лжефондов». Сейчас у него есть старшие, они гоняют по городам, вот в Брянске, говорит, недавно был. Он собирает малолеток в городах и боксы с пожертвованиями, и так зарабатывает по 30 тысяч рублей в месяц, рассказал мой знакомый.

Максим действительно собирал деньги в общественном транспорте ещё во время деятельности фондов «Счастливая жизнь» и «Фонд добрых людей». На одном из видео в интернете он даже признаётся, что находится в нетрезвом виде и получает процент от собранных денег. В начале января в паблике «Вашей опоры» появилась запись, что он ушёл из фонда, его поблагодарили за помощь детям и написали, что ищут замену.

***

Волонтёр Василий Суслов считает, что после волны расследований в отношении лжефондов и лжеволонтёров сбор денег при помощи боксов в общественном транспорте дискредитировал себя и перестал работать. Хотя стоит отметить, что судя по постам в паблике той же «Вашей опоры», организация помогает не только военным частям, но и обычным людям. Например, больная раком второй степени Елена Обидена благодарила фонд за помощь.

Директор фонда «Ваша опора» Алексей Зайцев уверяет, что волонтёры их фонда не получают зарплату их поощряют билетами в кино, квест-комнаты и на разные мероприятия. По словам Зайцева, они могут помочь волонтёрам из «не совсем благополучных семей, но это уже личная инициатива [представителей фонда] из собственных денег, заработанных на постоянной официальной работе».

Представители недобросовестных фондов часто выкладывают в социальные сети, что они помогли кому-то. Они действительно отправляют деньги, но это часто может выглядеть примерно следующим образом: по закону они могут не больше десяти процентов забирать, а они забирают 80 процентов себе, остальное отдают тем, у кого проблемы. Формально они помогают, но не выполняют свою основную функцию как благотворителей, просто зарабатывая на доверии людей, рассуждает волонтёр Суслов о деятельности фондов в целом.

«Лжеборцы» против «лжеволонтёров»

Помимо волонтёров на сайте в качестве координатора проектов и программ благотворительного фонда «Ваша опора» значится Алексей Куклин. Он является администратором сообщества «#ЛЖЕБОРЦЫ» во «ВКонтакте» и также, как и другие волонтёры, не подписан ни на одну группы благотворительных организаций. Посты сообщества посвящены деятельности «Вашей опоры» и так называемым «лжеборцам». Пока в их числе только три человека: председатель курской региональной общественной организаций «Культурно-просветительское общество „Возрождение“» Иван Звягин, редактор белгородского паблика «Белгород это интересно» Владимир Корнев и председатель белгородского отделения «Скорой молодёжной помощи» Антон Андросов. В разделе «Информация» в сообществе говорится, что проект направлен на защиту благотворительности в целом и рассказывает о том «как #лжеборцы делают большую пиар-компанию на больных детях, дискредитируя всю благотворительность в целом».

Из отображающихся руководителей сообщества есть только представители фонда «Ваша опора». В обсуждениях сообщества есть одна единственная тема «О благотворительных фондах, которые ведут благотворительную деятельность на улице». В теме говорится, что деньги на улицах собирают фонды «Регион Курск» (напомним, что руководители фонда публично отказались от сбора денег в общественном транспорте и подписали декларацию о добросовестности в сфере благотворительности), «Россодействие», представителей которого подозревают в лжеволонтёрстве, и «Ваша опора», которой, скорее всего, и принадлежит это сообщество.

***

В Белгороде 18 января провели круглый стол по борьбе с лжеволонтёрством. Председатель «Скорой молодёжной помощи» Антон Андросов, которого Алексей Куклин и Евгений Гололобов обвиняют в лжеборьбе, представил данные о том, что «Фонд добрых людей» за 2016 год собрал 6 миллионов рублей, но направил на благотворительность лишь 200 тысяч. Ещё один фонд «Счастливая жизнь», по словам Андросова, из 86 миллионов пожертвовал на благотворительность лишь 900 тысяч рублей.

— Волонтёр в футболке и с ящиком — это уже повод задавать вопросы. Главное, что нужно донести людям: не отдавайте деньги на улице, в транспорте, в поликлиниках. Я вижу рекламу в транспорте. Почему мы не можем распространять информацию, чтобы человек посмотрел на окошко, увидел и задумался: а правильно ли я делаю, что даю деньги в этот ящик. Нужно вносить тему в медиаплан, доносить до детей значение слова «волонтёр», — считает председатель БРОО «Святое Белогорье против детского рака» Евгения Кондратюк.

Расскажите о проекте в соц.сетях

Благотворительность и мошенники: заработать на чужом горе

Благотворительность и мошенники: заработать на чужом горе
Кадр из к/ф «Приключения Буратино». реж Иван Петрович Иванов-Вано, Дмитрий Наумович Бабиченко.1960. СССР

Как мошенники подрывают доверие к самой идее благотворительности

Клиника Мешалкина предупредила о мошенниках, которые ведут сбор средств якобы для ребёнка с пороком сердца, которому после лечения в новосибирской клинике необходимо ещё провести несколько операции за границей. Новосибирские врачи заявили, что такого пациента у них не было, а медицинские документы, которые рассылаются — подделка.

«Друзья, нам очень неприятно об этом говорить, но есть такие субъекты, которые наживаются на чужом горе. Поделитесь этой информацией с вашими родными и близкими, не позволяйте мошенникам обмануть вас. Если к вам обращаются за финансовой помощью ребенку, которому якобы требуется дорогостоящая операция в нашей клинике или которого оперировали у нас, не стесняйтесь — напишите нам. Мы проверим, правда это или нет. Помощь должен получать тот, кто в ней действительно нуждается», — рассказали сотрудники клиники Мешалкина через свой Инстаграм.

Как выяснилось, о том, что мошенники пытаются заработать на неравнодушных гражданах, в клинике узнали от новосибирцев, которым стали приходить на E-mail-ящики письма с просьбой помочь собрать половину от необходимых 57 тысяч евро на две операции за рубежом ребёнку с пороком сердца. В письме уточнялось, что в иркутских медицинских учреждениях «родителям» якобы отказали в операции, но согласились помочь в новосибирской клинике Мешалкина.

«…пять суток малышка лежала в реанимации с открытой грудиной, так как после манипуляций на сердечке оно увеличилось в размере и невозможно было зашить грудную клетку. Малышка выжила, единственная из всех деток, которым делали операцию Норвуда в Новосибирске. Но для полноценной жизни девочки нужны ещё две операции, которые в России провести невозможно», — писали «несчастные родители», которых тут же «раскрыли» те, кто получил от них письма — в тексте прикрепленной истории болезни были замечены явные медицинские разногласия и фактические ошибки. Нельзя не увидеть и то, что даже название новосибирской клиники было указано неправильно, а логотип наклеен на «бланк».

Как выяснил сайт БК54, фото ребёнка, распространяемые вместе с письмом, были сделаны в 2007 году, и принадлежат они украинской семье. Последний снимок выложен девять лет назад. Судя по подписям, девочку зовут Викой и в 2009 году она уже ходила в детский сад.

Помимо электронных писем с просьбой о помощи, новосибирцы довольно часто сталкиваются на улицах города с так называемыми сборщиками средств на лечение, операции и так далее. Люди с прозрачными ящичками представляются волонтёрами какой-нибудь организации, которая занимается помощью детям или взрослым, и, не стесняясь, просят прохожих не быть равнодушными к чужому горю. Зачастую сами фонды к таким «волонтёрам» отношения не имеют.

Руководитель новосибирского бюро Российского фонда помощи (Русфонд) Екатерина Кузнецова отмечает, что это разные виды мошенничества и оба, к сожалению, довольно распространены.

«Этим летом по Новосибирску ходили люди с прозрачными кубами, которые собирали деньги на «детей Русфонда». Это были 100-процентные мошенники, потому что Русфонд на улицах деньги не собирает. Это я как руководитель новосибирского бюро Русфонда говорю. За остальных, да, утверждать не могу. Могу только догадываться… Что касается интернет-мошенников, это, увы, ещё чаще встречается. Это очень сложно доказать и наказать. Но мы стараемся. Был даже один из Новосибирска, который понёс наказание. Такие люди не только обманывают конкретных людей, они подрывают доверие вообще к самой идее благотворительности. И это очень больно», — прокомментировала ИА REGNUM Екатерина Кузнецова.

Зарабатывают на сострадательных и доверчивых новосибирцах (и не только новосибирцах) довольно часто. Тот же Русфонд не раз рассказывал о мошеннике Алексее Степанове, который на протяжении многих лет пытался нажиться на добрых чувствах людей и их сострадании. В январе 2017 года на сайте фонда была размещена информация о том, что история 15-летней девочки из Казани с тяжелой комбинированной травмой, с поражением электрическим током, глубоким ожогом 65 процентов поверхности тела была использована для заработка мошенником, который опубликовал рассказ о девочке, попавшей в большую беду, на анонимной странице в инстаграме, и просил о финансовой помощи, упустив при этом, что средства уже были собраны. Но не забыл при этом добавить номер своего счета в Сбербанке, телефон (который никогда не отвечает) и телефон якобы мамы девочки.

В итоге Степанов всё же понёс наказание: три года лишения свободы в колонии общего режима.

Екатерина Кузнецова на своей странице в Facebook даже «попыталась сформулировать хотя бы несколько простых правил, которые помогут вам не ошибиться и выявить обманщика». Она советует не спешить и, прежде чем отдавать незначительные для некоторых сто рублей волонтёрам на улице, запомнить название фонда, найти его реквизиты в интернете и перечислить пожертвование именно на счёт фонда.

Если же люди с прозрачными кубами на улицах не пугают, то стоит хотя бы поинтересоваться, кто адресаты помощи и как называется фонд, от которого они собирают средства. Если волонтеры не знают точно, в чью пользу собирают деньги, то это тревожный звоночек. Также должно насторожить, если у фонда помощи нет сайта в интернете. Нет сайте, то и нет площадки, на которой фонд, как минимум, должен отчитываться о том, сколько денег собрано и на что потрачено.

Кроме того, можно позвонить организаторам сбора средств, у волонтёров должны быть все контакты. А можно и сфотографировать сборщиков средств — мошенники боятся публичности и огласки. Если волонтёр развернулся и убежал, пишет Кузнецова, то скорее всего, его совесть нечиста.

И ещё один пункт: волонтёр не имеет права брать деньги в руки. Ящик для пожертвований обязательно должен быть опечатан, а потом вскрыт специальной комиссией как минимум из трёх человек, должен составляться акт, при существенных суммах сборов должен заключаться договор с инкассаторской компанией.

К сожалению, такой вид мошенничества, как сбор средств на лечение больных детей, «стар как мир», но желающих заработать именно на легковерности людей от того меньше не становится. В сентябре 2017 года люди с прозрачными коробками, которые собирали деньги якобы для подопечных одного из фондов помощи, были замечены на площади Калинина, на улице Ленина, в Центральном парке Новосибирска и других людных местах. Взаимопомощь и взаимовыручка — это прекрасно. Но безграничное доверие и бездумные пожертвования, без анализа и проверки, подталкивают мошенников всё чаще и всё больше выманивать деньги на улицах, в общественном транспорте, в интернете. В то же время реальное наказание они получают редко. А потому гарантия того, что помощь получит тот, кто в ней действительно нуждается, зависит в том числе и от нашей бдительности и внимательности.

Подробности: https://regnum.ru/news/2370437.html
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.

Расскажите о проекте в соц.сетях

Мошенников раскрыли в новосибирской клинике Мешалкина

Мошенников раскрыли в новосибирской клинике Мешалкина
Сотрудники клиники Мешалкина получили письмо от жителей Новосибирска, в котором семья из Иркутска якобы собирает деньги на лечение дочери с врождённым пороком сердца; специалисты медицинского центра выяснили, что послание отправлено мошенниками, узнал корреспондент Сиб.фм 21 января из сообщения на странице клиники имени Мешалкина в сети Instagram.

В медицинский центр имени Мешалкина письмо отправили обеспокоенные жители Новосибирска. В нём некая семья из Иркутска рассказала о том, что грудному ребёнку с врождённым пороком сердца требуется несколько операций и дальнейшее лечение. «Родители» ребёнка написали берущую за душу историю о том, что родившуюся с пороком сердца девочку экстренно прооперировали в Новосибирске, но для того, чтобы ребёнок мог полноценно жить, нужны ещё две операции, которые в России провести невозможно.

Одна операция, по данным авторов письма, стоит 57 тысяч евро. Вместе с продажей квартиры и сбережениями супругам удалось найти 27 тысяч. Остальные деньги они планировали собрать в интернете.

«Осталась надежда только на неравнодушных и отзывчивых чужих людей. У нас месяц, максимум два на сбор денег и оформление всех документов. Мы умоляем, помогите нам спасти нашу девочку!» — написали супруги.

Один из получателей имейла нашёл некоторые несоответствия в выписном эпикризе и обратился в клинику Мешалкина, чтобы выяснить, проводили ли хирурги центра эту операцию. Ответ из клиники был отрицательным, а представители центра предостерегли желающих помогать нуждающимся людям от мошенников в своём Instagram-аккаунте.

«Если к вам обращаются за финансовой помощью ребёнку, которому якобы требуется дорогостоящая операция в нашей клинике или которого оперировали у нас, не стесняйтесь — напишите нам! Мы проверим, правда это или нет. Помощь должен получать тот, кто в ней действительно нуждается!» — написали в профиле клиники.

Напомним, в августе 2017 года иркутская полиция составила список используемых мошенниками товаров и услуг в интернете.

Фото: фото со страницы клиники имени мешалкина в сети instagram

Источник: https://sib.fm/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Челябинские эксперты: «Благотворительности мешает незрелость общества»

Челябинские эксперты: «Благотворительности мешает незрелость общества»

Развитию благотворительности мешает незрелость общества, недостаточная информированность людей о деятельности благотворительных организаций, и процветание на этой почве различных мошеннических схем. Такое мнение высказали эксперты «Сигарного клуба», очередное заседание которого состоялось в Челябинске 12 декабря в клубе «Арома де Куба».

Как рассказала Юлия Рязанская, исполнительный директор фонда помощи талантливым детям «Андрюша», в Челябинске благотворительность развита не так хорошо, как в Москве, Санкт-Петербурге или Лондоне. Тем не менее, благотворительные организации принимают активное участие в общественной жизни, проводят различные фестивали, организуют спектакли. Развивать благотворительность ничего не мешает, но российское общество в целом, и каждый человек в частности еще не созрели для того, чтобы сделать благотворительность частью своей повседневной жизни.

Юлия Рязанская привела пример, что Англии почти каждая семья планирует бюджет с учетом выделения средств на благотворительные цели. Люди принимают решение о том, решение каких социальных проблем является важным лично для них, и перечисляют средства в фонды, финансирующие определенные направления: экологию, развитие науки, помощь детям.

— Мы работаем над тем, чтобы изменить сознание людей, и призываем СМИ поддержать нас, развивая образованность людей в данной сфере. Существует много стереотипов о благотворительности, невежества, равнодушия, которое происходит от незнания. Мы можем рассказывать, как оказывать помощь грамотно. Поддержка нужна всем: детям, взрослым, талантливым детям, молодым ученым, — убеждена Юлия Рязанская.

Руководитель регионального благотворительного фонда «Родная» Наталия Баскова скептически оценивает перспективы развития английской модели в России. «Английская модель работает в том обществе, где есть позитив. Человек, который все время испытывает негатив, не способен к этому», — убеждена она. Баскова подняла проблему «серой благотворительности» — различных мошеннических схем, с помощью которых неизвестные лица собирают средства, прикрываясь жалостливыми историями о помощи умирающим детям или страдающим животным. Руководитель фонда еще раз напомнила, что реально действующие организации почти никогда не собирают наличные средства в «коробки».

— Тема получить легкие деньги за счет сочувствия становится популярной. Все фонды, которые у нас есть, прекрасно знают, что выйти в магазин, или зайти в маршрутку «с коробкой» — самим себе дороже стоит. Рынок серой благотворительности в сто раз больше, чем те средства, которые мы используем. Это практика нецивилизованная, — подчеркивает эксперт.

Директор газеты «Южноуральская панорама» Сергей Филичкин подтвердил, что в СМИ часто обращаются за помощью представители различных благотворительных фондов. Но нередко отличить их от тех организаций, которые имеют хорошую репутацию и на самом деле тратят деньги на провозглашенные ими цели, весьма сложно.

— Что мешает работе благотворительных организаций? Огромное количество мошенников, которые занимаются экологией, спасением животных, помощью детям и старикам. К нам каждую неделю обращается какая-нибудь благотворительная организация, и почти всегда это оказываются жулики, — рассказывает он.

Председатель совета движения помощи онкобольным детям «Искорка» Евгения Майорова подтвердила, что серый рынок, безусловно, снижает доверие к благотворительной деятельности и отрицательно влияет на качество оказания помощи. Фонд «Искорка», имея многолетнюю историю и опыт работы, функционирует в основном за счет своей репутации и личных связей.

— Нас знают, мы имеем соответствующую репутации. Есть люди, которые разделают нашу миссию, сочувствуют нам, доверяют, понимают, что каждая копейка будет потрачена честно и эффективно. Развитию благотворительности мешает убеждение, что небольшой благотворительный взнос «ничего не дает». При этом почти каждая семья может выделить в своем бюджете 500 рублей в месяц, и перечислять их пяти фондам. Перечисление можно оформить с помощью автоплатежа, который есть на сайте любой благотворительной организации, — отмечает Евгения Майорова.

Руководитель общественной организации помощи детям «Звездный дождь» Елена Жернова также убеждена, что развитию благотворительности мешает недостаточная информированность людей и социальная незрелость.

— Чаще всего в нашем городе люди помогают сами себе. Мы работаем на личных связях, помощь от бизнеса или частные пожертвования. Я знаю этих людей, могу перед ними ответить, они знают и поддерживают наших детей. Но общество растет и развивается. Если человек один раз бросил деньги в ящик, в следующий раз ему следует задуматься – хочет ли он помогать людям или создавать условия для мошенничества?, — говорит Елена Жернова.

По мнению Елизаветы Кирилловой, руководителя областной общественной организации помощи детям «Открытое сердце», показательным критерием в оценке добросовестности благотворительной организации может быть личность ее организатора. Как правило, за проверенными фондами стоит история руководителя, который столкнулся с проблемами, связанными лично с ним или его ребенком. «Родители, которые пережили борьбу за здоровье ребенка, и находят силы помогать не только своему малышу – им можно доверять», — убеждена Елизавета Кириллова.

Юлия Рязанская уверена, что городу нужен некий сетевой ресурс, где будут представлены добросовестные благотворительные организации. Должна быть социальная реклама, которая будет рассказывать, как правильно помогать реально существующим фондам, чтобы благородным порывом людей не пользовались мошенники. Алгоритм помощи может выкладываться на сайте, на эту тему можно снять информационные ролики.

Как отметил Сергей Филичкин, в просветительской деятельности благотворительным фондам готовы помочь государственные СМИ, для которых с технической точки зрения это не представляет сложностей. Но нужны люди, которые бы являлись специалистами в сфере благотворительности, и разъяснили, какую именно работу необходимо провести.

Источник: https://polit74.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях