Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

Вакансия «ВОЛОНТЕР»

«В всероссийскую НКО идёт набор людей, желающих ХОРОШО ЗАРАБАТЫВАТЬ!
Сейчас наши сотрудники ЗАРАБАТЫВАЮТ 2000-3500 в день!
Есть отличная возможность для КАРЬЕРНОГО РОСТА (супервайзер, старший супервайзер, администратор).
В обязанности входит сбор пожертвований на улицах Санкт-Петербурга для больных детей»

(далее…)

Расскажите о проекте в соц.сетях

Конференция «Все вместе против мошенников» пройдет 21 мая

МОСКВА, 17 мая — РИА Новости. Вторая всероссийская конференция «Все вместе против мошенников» состоится 21 мая 2018 года в центре «Благосфера» в Москве. Об этом сообщили в благотворительном собрании «Все вместе».

Год спустя после первой конференции, на которой был намечен план действий, представители НКО России встретятся, чтобы обсудить итоги и решить, на что будут направлены основные усилия.

«Помогать надо правильно. Жертвуя на улице или на личную карту в интернете, вы рискуете быть обманутыми, при этом даже 10 рублей, направленные в честный фонд, могут спасти жизни многих», — говорит Катя Бермант, директор фонда «Детские сердца», руководитель проекта «Все вместе против мошенников».

В конференции примут участие представители таких проектов и фондов, как «Добро.Mail.Ru», «Такие дела», Русфонд и многих других. Участники планируют обсудить отчетность и прозрачность действий благотворительных организаций, а также разобрать несколько примеров успешной борьбы с мошенниками в регионах.

РИА Новости https://ria.ru/sn_disabled/20180517/1520783968.html

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

Что скрывается за ящиками-копилками «Добро всегда»?

Проект «Все вместе против мошенников» с журналистами «Москва 24» пообщались с «волонтёрами» фонда «Добро всегда», познакомились с руководителем, который ничего не помнит ни о подопечных, ни об организациях, которым оказывается помощь, а также попытались увидеть отчётность Фонда, но, как оказалось, смотреть было нечего.

Подробнее в видео репортаже.

Источник: Москва 24

Расскажите о проекте в соц.сетях

Благотворители выходят на тропу войны с мошенниками

«Да крупные фонды всё воруют, вы им не верьте, – набрасывается на меня парень, собирающий деньги “на лечение детей” у входа в метро ВДНХ». Корреспондент «Правмира» Валерия Михайлова заглянула в кэш-боксы тех, кто стоит у метро, и узнала у специалистов, как проверить честность фонда.

Несмотря на разоблачительные материалы в СМИ, «волонтеры», работающие за деньги, продолжают собирать наличные пожертвования «в помощь больным детям» на улицах, в транспорте, у метро. Правда, сомнительные фонды защищают их же подопечные – им хоть как-то, но помогают. Помогают и наживаются на этом.

Рассказываем о том, как найти честный фонд и что изменилось с тех пор, как профессионалы благотворительности вышли на тропу войны с мошенниками.

Кто и почему защищает сомнительные фонды?

«Мне все равно, мошенники они или нет: все там будем, все ответим… Но если они помогают моему сыну, это здорово», – говорит про уже набивший оскомину скандальный фонд «Время» Ирина Щукина, мама мальчика Леши с диагнозом ДЦП. Ирина очень активный и общительный человек. В своем родном городе Домодедово она организовала клуб «Особенный ребенок» – для семей, столкнувшихся с тяжелым детским диагнозом. Потому что, говорит она, устали бороться с системой: «В итоге мы никому не нужны, поэтому мамочки бегают по фондам».

В фонд «Время» Ирина обратилась в прошлом году. На страничке сбора – никакой конкретики. Только длинный слезливый монолог о судьбах детей с тяжелым диагнозом и просьба помочь в сборе 150 тысяч для сына Ирины. На что конкретно? Где выставленные счета на эту сумму? Каков срок сбора? Ни слова. По данным фонда, собрали ровно 12 тысяч рублей. Почти за год.

Звоню Ирине, чтобы выяснить, какая именно помощь до нее дошла. «Леше фонд купил дорогостоящее лекарство, оно тысяч 25 стоит. Дважды помогли. А для моей знакомой купили инвалидную коляску ребенку». Судя по отчетам за прошлый год, каждый месяц НКО зарабатывает порядка 300-350 тысяч рублей. А помогли на 50 за год, и на сайте сбор по-прежнему считается открытым… Странно, правда? Но Ирина фонду очень благодарна и ничего больше не требует: дорогостоящие уколы Леше нужны постоянно, и любая помощь кстати.

Владимир Берхин, руководитель благотворительного фонда «Предание», говорит, что это обычная история:

«Маме больного ребенка не до скандалов – ей хоть бы что-то получить для ребенка. Поэтому мамы практически никогда не “качают права”».

Мама подопечной другого фонда, тоже собирающего деньги на улицах, разместила на своей странице ВКонтакте порядка 20 отказов ей помочь маленьких НКО: это связано с тем, что очередь нуждающихся слишком велика, организации не справляются. И вот появляется некто, кто обещает помочь – как отказаться?

Мила Геранина. Фото Анны Даниловой

Что на выходе? Если подопечные рады любой помощи, если жертвователи не проверяют, куда именно пошли их деньги, если наличные собираются на улицах,– можно делать все что угодно…

«С большой долей вероятности, – объясняет Мила Геранина, координатор проекта «Все вместе против мошенников», – те организации, которые собирают деньги на улицах в переносные ящики-копилки – если речь не идет о каком-то благотворительном мероприятии, о котором было заранее известно – являются неблагонадежными».

 

«Работаем за баллы к ЕГЭ и еду»

– Да крупные фонды всё воруют, вы им не верьте, – набрасывается на меня парень, собирающий деньги «на лечение детей» у входа в метро ВДНХ. – А мы детей спасаем. Это законом не запрещено. Полиция нас часто шмонает, но у нашего куратора есть все документы: они посмотрят и уходят. Наш директор фонда ездил в детдом, я лично с ним ездил.

…Тут же весело подбегает еще один «волонтер», нерусский юноша.

– А сколько вам платят? – спрашиваю.

– Нам не платят.

– А зачем вы это делаете? Какой у вас интерес?

– Нас иногда кормят. Ну и баллы к ЕГЭ получаем, – юноша более открыт и прост, чем его многоопытный коллега.

Все подростки с кэш-боксами, с которыми удалось пообщаться, говорят примерно одно и то же: что хотят делать добрые дела, в свободное от учебы время собирают деньги на больных детей. О «Декларации добросовестности», подписанной 250 фондами со всей страны в феврале этого года – нет, ничего не слышали…

А вот цитата из нее:

«Мы однозначно осуждаем практику сбора наличных денег от имени организации вне мест проведения организованных благотворительных мероприятий и вне стационарных ящиков для сбора наличных денег, опечатанных и вскрываемых в присутствии независимых контролеров.

Мы не будем применять такого рода технологии для сбора пожертвований.

Мы призываем общественность и частных жертвователей не вносить пожертвования наличными деньгами вне мест проведения организованных благотворительных мероприятий».

Встреченные в электричке «волонтеры» уже другого фонда – тоже слыхом не слыхивали о ней.

– Ну-ну, сейчас будете говорить, что мы мошенники. Вот, смотрите, у меня бедж есть, с печатью, – говорит тот, что побойчее, и показывает бумажный бедж, где от руки вписано его имя, стоит подпись и печать. – Я учусь, а в свободное время делаю добрые дела. Вот, если не верите, позвоните в наш офис.

Звоню в офис. Отвечает приветливый координатор. Говорит, да, действительно волонтеры работают в электричках. Бесплатно: «Они студенты таких специальностей, как социология, например, поэтому это для них как практика – опыт коммуникации с незнакомыми людьми». Рассказывает, что основные суммы фонд получает через СМС, а это – по большей части распространение информации: «Их главная цель – распространять информацию, боксы – это вторично». «Декларация? Нет, не слышали – фонд еще молодой, мы только начинаем».

Это, вроде, убеждает: а может, кто-то действительно не знал?

Владимир Берхин говорит, что теоретически это возможно, хотя вероятность встретить честных людей среди таких «волонтеров» исчезающе мала. Тем более что некоммерческие организации стремятся к сотрудничеству и должны знать, что происходит в их профессиональной сфере. Позиция Милы Гераниной жестче: информация о подписании Декларации широко распространялась через СМИ, в том числе через 5 телеканалов: «Те, кто этого не знает, скорее всего, и не хотят знать ни о каких правилах».

Отсутствие в списке 250 фондов – не гарантия, что перед вами мошенники. Но это должно настораживать.

Фото: Александр Глуз/spb.kp.ru

А что делать?

Что поменялось? А практически ничего.

О молодых людях и девушках с кэш-боксами «для детей» писали много, журналисты нескольких СМИ внедрялись в их ряды, выясняли, сколько они получают за день работы, как и кем вскрываются ящики с деньгами, как происходит набор «волонтеров», как огромные суммы проходят «мимо кассы». Люди писали на них заявления в полицию, вызывали наряды. В СМИ появлялись несколько материалов, где всю подноготную организаций выкладывают их бывшие руководители подразделений. Толку – никакого. Сборщики только меняют места дислокации и совершенствуют свои сайты. Почему так?

Владимир Берхин

«Это как с нищими, – объясняет Берхин. – Сколько ни рассказывай населению, что попрошайкам подавать не надо, они не переводятся. То же самое и с этими ребятами: пока их не начнут гонять силовые структуры, ничего мы с ними не сделаем».

Вызвать полицию? «Правоохранительные органы не совсем понимают, что с этими ребятами делать, – рассказывает Геранина. – Для возбуждения дела нужен пострадавший, человек, который понес какой-то ущерб от действий организации. Очень сложно его найти. Человек, который пожертвовал 50 рублей, пострадавшим себя не считает. А иначе – состава преступления нет».

Проект «Все вместе против мошенников» в рамках ассоциации благотворительных организаций «Все вместе» был создан в 2017 году как раз для того, чтобы что-то изменилось. «Мы объясняем людям, как помогать правильно, – рассказывает его координатор. – Но пока это вторичная задача. Первичная – понять, как можно те организации и тех лиц, которые прикрываются благотворительной деятельностью, убрать с наших улиц, потому что они сейчас очень подрывают репутацию всего некоммерческого сектора в целом».

 

Не путать с «Детскими деревнями SOS»

Но на улицах встречаются разные товарищи… От ребят в майках фонда «Детские деревни SOS» люди зачастую тоже шарахаются. Но они, во-первых, выглядят старше лжеволонтеров, во-вторых, не собирают наличные.

– Я не волонтер, а фандрайзер фонда, мы работаем за зарплату, но никогда не собираем наличные, – сразу ставит точки над «i» Шамдин, молодой парень в майке НКО, работающий на Гоголевском бульваре.

Информация о том, что фандрайзеры работают на улицах Москвы и Санкт-Петербурга – есть на сайте НКО: там открыто сказано, что в рамках акции «Прямой диалог» они ищут доноров и распространяют информацию о фонде.

«Пожертвования наличными деньгами ребята не берут», – вот ключевая недвусмысленная фраза.

Если у человека есть банковская карта, он может на месте, через планшет фандрайзера, перечислить деньги на расчетный счет организации – и впоследствии увидеть отчет на сайте «Деревень SOS».

Шамдин, в отличие от подростков у ВДНХ, говорит четко, конкретно, спокойно – рассказывает о том, чем занимаются «Деревни SOS». Интересно, что сам промоутер не очень доверяет благотворительным фондам.

– Почему?

– Из-за мошенников. Многие же на этом спекулируют: трудно понять, кто честен, а кто нет.

– А как вы стали фандрайзером, почему поверили?

– Я живу рядом с деревней SOS, я вижу, что они делают дело.

Кстати, «Детские деревни SOS» пресловутую Декларацию подписали…

Жители «детской деревни SOS». Фото: henderson.ru

Как распознать сомнительных благотворителей по сайту?

И все-таки не доверять никому лишь по той причине, что кто-то наживается на чужих бедах – не выход. Надо проверять.

«Главное, куда нужно смотреть, – на деньги, отчеты, – объясняет Владимир Берхин. – Насколько подробно и полно фонд рассказывает, сколько он денег получил и откуда, и куда он их потратил».

По словам главы фонда «Предание», это главный маркер, остальное можно подделать так, что обыватель не догадается: «Например, не будучи специалистом, вы не поймете, нужна ли помощь ребенку: у него лимфома 4-й стадии, спасти уже нельзя, а фонд собирает на операцию в Германии. Это распространенная схема. На детей собирают довольно большие суммы, но ребенок умирает, а деньги присваиваются».

Евгений Глаголев

Закон не обязывает фонды отчитываться в публичном пространстве. «Официальная отчетность фондов в государственные органы не покажет обычному человеку никакой конкретики, кроме общих цифр, – говорит Евгений Глаголев, руководитель БФ “Правмир”. – Поэтому фонды, которые заботятся о своей репутации, стараются максимально прозрачно показать движение поступающих средств и расходы, делают отчетность публичной.

Например, на главной странице нашего фонда можно увидеть «градусник», по которому ясно: сколько собрано на каждого подопечного, столько осталось собрать, кто именно пожертвовал средства. В один клик можно попасть на отдельную страницу, где показаны все пожертвования на конкретного человека – конкретные суммы и имена жертвователей. Так что каждый человек, переведя средства в фонд, может проверить, отражено ли его пожертвование на сайте. Сделать такое, используя кэш-боксы на улицах, невозможно, поэтому это очень удобное поле для махинаций».

Берхин призывает внимательно читать отчеты, потому что даже у скандально известного фонда «Время» они тоже есть – за 2015 и 2016 годы. Но детализация – куда именно поступили деньги – отсутствует, в каждой строке отчета дублируется запись «Проведение иных целевых мероприятий». Для сравнения: у фонда «Подари жизнь» есть кнопка «Найти свое пожертвование» – можно проверить, куда конкретно оно пошло.

Да, в небольших фондах бывают задержки с публичной отчетностью, но в любом случае информация по конкретным сборам должна обновляться, а если сбор закончен – акты и оплаченные счета можно найти на странице сбора.

Следующий маркер – история фонда: что он успел сделать, пишет ли о нем пресса, сотрудничает ли он с коллегами.

Третий способ проверки – найти подопечного НКО в соцсетях (хотя это не всегда возможно), узнать, в курсе ли он, что этот фонд ему собирает деньги, каковы основания для сбора именно такой суммы и т.д. «Как правило, – говорит Берхин, – все мамы больных детей есть в соцсетях и активны. Но оказывается, что некоторые даже не знают, что какой-то фонд ведет сбор на их детей. И этих денег они, естественно, не видят».

Четвертый – можно обратить внимание на качество сайта, его наполнения: «Мошенники обычно плохо пишут тексты, плохо подбирают фотографии, плохо верстают сайты и неряшливо их ведут. Потому что их цель – быстро «срубить» денег».

Но недобросовестные организации, предупреждает Владимир, быстро учатся… Мимикрируют под честные компании, по выражению Милы Гераниной: «Как только мы говорим, что должны быть отчеты, у них появляются отчеты, как только мы говорим, что необходимо разрешение на проведение акции в том или ином месте, у них появляются документы, похожие, на взгляд обывателя, на такое разрешение. Например, есть уведомление в префектуру о том, что они собираются в этом районе что-то делать, но разрешения префектуры они не получали».

«Короче, любое мошенничество надо «колоть» на конкретику», – подытоживает Берхин. Но это, естественно, требует времени и усилий, поэтому… «лучше выбирать надежные организации, о которых вам точно известно, что они добросовестные».

Фото Екатерины Черепановой/забрабочий.рф

Что может сделать обычный человек?

Дело, хоть медленно, но движется. Проект «Все вместе против мошенников» ведет переговоры с РЖД о размещении в поездах и на вокзалах информационных плакатов. Готовит «карту мошенничества» – где будут указаны места сбора денег неблагонадежными организациями. Проводит конференцию, где пытается выработать общие меры против мошенников. Ждет ответа от правоохранительных органов – совсем недавно в Твери были задержаны лжеволонтеры, их бывший региональный руководитель подал заявление в полицию на свое начальство.

Если люди делают пожертвования на улицах, значит, могут и хотят заниматься благотворительностью. Главное, направить это желание в правильное, честное, русло.

Что можно сделать самим?

Обычный человек, сделавший пожертвование в фонд, вправе интересоваться, куда пошли его деньги.

По словам Владимира Берхина, у нас в стране еще нет культуры благотворительной помощи, и не у всех благотворителей есть культура общения с донорами: «А у простых людей – нет понимания, что за свои пожертвованные 50 рублей можно с организации спрашивать». Этому надо учиться.

Гарантом добросовестности для московских фондов (а большая часть БФ – именно в Москве) будет членство в благотворительном собрании «Все вместе». Туда нелегко попасть. Присутствие фонда в списках на Dobro.mail.ru – тоже гарантия качества: их проверяют сотрудники проекта, а также служба безопасности Mail.ru.

А что, если встретили на улице подростка, собирающего наличные? «Лучше всего – сфотографировать его, – говорит Берхин. – И через сайт подать заявление в местное УВД. Когда подаешь через сайт, они обязаны дать ответ. Этот ответ можно переслать в проект «Все вместе против мошенников», они собирают такие данные». И, конечно, не давайте денег.

Сочувствуете, но сомневаетесь? По крайней мере, переводите деньги на расчетный счет организации и требуйте отчета о ходе сбора, о его результатах. Если хотите помочь по-настоящему, придется потрудиться. Или довериться тем, кто точно не обманет.

P.S. Если вам кажется, что волонтер – мошенник, вы можете написать об этом сюда: stop-obman@wse-wmeste.ru

Если вы хотите просто найти фонд или проект, которому точно можно доверять, вам сюда:

http://wse-wmeste.ru/about/talking/ (московские фонды и санкт-петербургский «Адвита»)

https://dobro.mail.ru/

Источник: http://www.pravmir.ru/ Благотворительный Фонд «Православие и Мир»

Расскажите о проекте в соц.сетях

Президентские гранты 2017

Наш проект «Все вместе против мошенников» выиграл президентский Грант!

Благодаря гранту у нам появится возможность расширить границы информационной кампании и сделать её федеральной — с наружной рекламой, объявлениями в транспорте, публикациями в федеральных и региональных СМИ, обучить НКО основам отчётности, которая позволит гражданам отличить честную организацию от мошеннической, и создать уникальный сборник кейсов по борьбе с действиями псевдоблаготворительного характера.

 

Подробнее о проекте: Президентскиегранты.рф

Расскажите о проекте в соц.сетях

Деньги лучше выбросить, чем отдавать «волонтеру с шариками»

Накануне конференции «Все вместе против мошенников» 11 мая 2017 года координатор проекта Мила Геранина рассказала «Милосердию» о масштабах бедствия и о том, какие инструменты борьбы с предприимчивыми проходимцами необходимо разработать благотворительному сообществу и правоохранительным органам, чтобы отделить себя от лжеволонтеров и при этом не отбить у обычных людей желание помогать.

— Конференцию о мошенничестве вы спешите провести перед летом. Почему?

— По-хорошему, конференция нужна была в феврале или марте, чтобы к лету быть во всеоружии. Ведь чем теплее, тем больше активизируются «волонтеры» с шариками на улицах – и тает доверие к благотворительным фондам обычных людей, отдавших свои средства не на реальную помощь, а на прокорм мошенников.

Мы прыгаем в уходящий поезд – к 1 июня уже толпа волонтеров на каждой улице каждого города будет собирать «бедным детишкам, сироткам, собачкам». Они даже терминологию используют именно такую, с уменьшительно-ласкательными суффиксами, — выжимают слезу. Как комары — появляются, когда тепло, и сосут у всех кровь.

Конференция даст НКО возможность выработать сплоченную позицию и начать общую борьбу с мошенниками. Надеюсь, что вскоре стартует единая информационная кампания по всем регионам. Мы рассчитываем, что конференция станет толчком и для СМИ, причем не только узкопрофильных. Ведь те, кто читает «Милосердие» или «Филантроп», уже сейчас вряд ли подкармливают уличных мошенников. А вот люди, которые открывают газету «Телесеть» и смотрят «Дом-2», пока не в курсе. Но мы верим, что коллеги из массовых изданий тоже откликнутся на эту проблему.

—  Каков сегодня масштаб «работы» лжеблаготворителей?

— Наверное, не осталось ни одного региона, где уже не появились уличные мошенники, замаскированные под волонтеров благотворительных фондов. Фальшивые интернет-сборы на якобы помощь детям и взрослым, бездомным собакам через личные карты и вовсе не знают границ. К сожалению, пока отсутствует механизм привлечения этих людей к ответственности, поэтому масштаб бедствия увеличивается постоянно.

Мошенники копировали реальное прошение со своим номером. Изображение с сайта lifehacker.ru

Как оценивать «рынок» мошенничества, замаскированного под благотворительность, тоже пока не ясно, поэтому нет точных цифр. Есть только приблизительные, но, на мой взгляд, мы не можем на них опираться. Уличные мошенники кочуют из региона в регион, никто, кто озвучил бы нам суммы их сборов, не присутствует вечером на подсчете «выручки» за день.

Что касается объемов сборов в интернете — по моим наблюдениям, на личные карты в соцсетях собирается гораздо больше, чем через все реально действующие фонды вместе взятые. Официальных данных у меня на этот счет нет — и ни у кого их нет.

— Можно ли выделить основные схемы мошенничества?

— Два основных вида мошенников сейчас – те, кто собирают средства на улице, и те, кто делают это в интернет-пространстве. Оба вида активно развиваются. Если еще несколько лет назад лжеволонтеры просто предлагали пожертвовать на «Домик для бездомных поросят» или сделать это в обмен на, скажем, шариковую ручку, то сейчас псевдоблаготворители уже и документы показывают (причем в некоторых случаях организация реально существует) и говорят, что работают бесплатно.

Все реже можно встретить на улице тех, кто признается, что получает свои 20% от собранных средств. К сожалению, даже достоверность документов порой сложно проверить, если только это не откровенные ляпы. Например, одно время по пробкам Москвы ходили сборщики с ящиками и в качестве уставных документов своей организации показывали свидетельство о регистрации на ООО «Милосердие».  К несчастью, а может быть, к счастью, среди таких лжеволонтеров все еще встречаются люди, которые искренне не понимают, что их впутали в финансовые махинации.

Со сборами в интернете все гораздо сложнее – порой они действительно становятся единственным способом спасти человеческую жизнь. Но в основном при кибер-мошенничестве средства уходят в неизвестном направлении, и зачастую без ведома самого жертвователя. Известны случаи, когда деньги просто-напросто списывали с карт – при этом часть даже может пойти в благотворительный фонд, но сам обладатель карты не подозревает о том, что он сделал пожертвование и на какую именно сумму.

— С какой частотой фиксируются новые случаи мошенничества?

— Только я ежедневно получаю 3-5 сообщений о том, где люди видели мошенников. Иногда случаи совпадают, но чаще это о разных точках «работы волонтеров». Некоторых уже знаю в лицо. В электричке по моему направлению ходит один и тот же мужчина от одного и того же «фонда». Они уже запомнили меня и сразу предпочитают пройти в другой вагон, а я задаю им вслед вопросы про отчетность, счета и документы. Часть публики в вагоне начинает интересоваться, почему я так себя веду, но есть и те, кто говорит, что вот, мол, люди делают доброе дело, а вы – сумасшедшая, мешаете им! Не хотите помогать – не помогайте.  И ничего с лжеволонтерами поделать сейчас нельзя. Вдобавок они в последнее время становятся агрессивными.

— Есть ли разница между мошенниками в регионах и столицах?

— В каждом регионе мошенники облюбовали свои точки, но суть дела одна и та же. В Москве места их обитания в первую очередь – скопления машин в пробках, парки (особенно площадки перед входом в парк), привокзальные площади, электрички, метро. В Самаре они гуляют по торговым центрам, во Владивостоке – ездят в автобусах, трамваях и троллейбусах (и везде их туда без проблем пускают!).

В каждом регионе, следовательно, своя специфика борьбы с обманом. Где-то городские активисты довольно успешно пресекают его, направляя письма в администрацию или проводя информационные кампании для жителей своих городов.  А кто-то не может сделать ничего. Задача конференции 11 мая — поделиться опытом борьбы, выделить самые реальные способы. Мы очень надеемся на поддержку представителей государственных структур, которые расскажут, как лучше взаимодействовать с уполномоченными органами.

«Спасите детей». Изображение с сайта lifehacker.ru

— Какие шаги благотворительным сообществом уже предприняты?

— Более двухсот фондов подписали Декларацию против мошенничества — она гласит, что честные фонды не собирают пожертвования в передвижные ящики на улице вне благотворительных мероприятий. Ящик должен быть документирован — включая соглашение с площадкой, где идет сбор, будь то торговый центр, пространство фестиваля или парка.

Ящики обязательно должны вскрываться по определенной процедуре с участием представителя площадки, где ящик установлен. Честные фонды не ходят с ящиками по вагонам электричек и тем более не собирают «в пакетик» или «в ладошку».

Общая декларация фондов не может повлиять на поведение мошенников — это скорее шаг по информированию общественности и добрая воля благотворительного сообщества: мы так не делаем, хотя по закону теоретически можем.

Подписали декларацию не все. Например, в «Русфонде» посчитали, что мы такой декларацией можем «задавить» один из методов фандрайзинга для НКО. Мне не хотелось бы вступать в дебаты по этому вопросу.

Никуда не деться и от необходимости просвещать сами некоммерческие организации. Многие не совсем понимают, для чего нужен аудит: главным образом такое отношение встречается в регионах, но не исключено и в Москве. Не понимают, для чего нужна прозрачность и чем вредны сборы на личные карты, ведь даже если мы знаем, что такой-то фонд – большие молодцы, и они иногда собирают на карты, то о других, которые по их примеру тоже собирают, уже никто не знает ничего.

Лжеволонтеры от «благотворительного фонда» собирают деньги в метро. Санкт-Петербург. Изображение с сайта pikabu.ru

— Кто организует и проводит конференцию «Все вместе против мошенников в благотворительности» и сколько участников уже зарегистрировалось?

Конференцию проводит Благотворительное собрание «Все вместе», партнеры – Агентство социальной информации, Ассоциация фандрайзеров России, проект Добро.Mail.ru и «Благосфера», которая любезно предоставляет площадку. Уже зарегистрировались 113 участников: это Москва, Саратов, Омск, Владивосток, Ростов-на-Дону, Кострома, Обнинск, Люберцы, Химки, Ногинск, Рязань, Астрахань, Нижний Тагил, Екатеринбург, Стерлитамак, Иркутск и другие.

С каждым днем участников становится все больше. Многие не могут приехать в Москву, ведь у НКО нет бюджетов на билеты и проживание, но мы обязательно проинформируем всех, о чем мы договорились и какие шаги сможем сделать на сайте «Все вместе против мошенников». Конференция в любом случае будет успешной уже хотя бы потому, что все встретятся и обсудят, как в каком случае реагировать: на частные волонтерские сборы в сети на личные карты, на мошенничество с использованием историй подопечных, на уличных волонтеров.

— Какого эффекта вы ждете от разработки информационных материалов о мошенничестве под видом благотворительности?

— Все НКО должны просвещать общественность в своих регионах, а с такими материалами дело пойдет быстрее и качественнее. Региональным администрациям и СМИ тоже будет проще распространять единый материал, где будет разъяснено, почему мы не жертвуем в ящики на улицах и что должно быть написано на ящике в торговом центре. Двусмысленные формулировки наносят огромный ущерб сектору: люди решат, что все благотворители – мошенники и не стоит даже разбираться, просто жертвовать никому нельзя. Мы тщательно подбираем формулировки, чтобы и ущерб сектору не был нанесен, и люди нас поняли и услышали, а не додумали то, чего мы не говорили.

Лжеволонтёр во Владивостоке. Изображение с сайта deita.ru

— Какой помощи в борьбе с мошенничеством, на ваш взгляд, реально дождаться от государства и как скоро?

— Мы хотим, чтобы идеи по борьбе с мошенничеством под видом благотворительности шли от нас государству, а не наоборот, не от муниципалитетов и регионов спускались в благотворительное сообщество. Иначе ничего хорошего не выйдет. После конференции 11 мая мы будем предлагать изменения в законодательство. Нужно менять закон об НКО – договариваться о правилах отчетности в интернете. Нужно менять формулировки в уголовной статье о мошенничестве, поскольку пока за мошенничество этих людей привлечь крайне сложно. Мы ждем помощи от государства в отношении информационной кампании, потому что площадок и инструментов у государства гораздо больше. Общаемся с Комитетом общественных связей Москвы, с Московским правительством, РЖД, Министерством внутренних дел.

— Можно ли объединять под названием «мошенники» тех, кто собирает себе в карман, и тех, кто собирает хоть и на личные карты, но на доброе дело и честно всё тратит на заявленные цели?

— Согласитесь, те, кто честно желает собрать деньги на помощь пожилым людям в домах престарелых, не публикуют свой номер карты по всему интернету и по электричкам не ходят. Конфеты одиноким бабушкам или корм приютским собакам лучше покупать через счета фондов с прозрачной отчетностью.

Как бывший директор фонда, я против сборов на личные карты, хотя они и бывают нужны. Я понимаю, что в регионах обойтись без сборов на личные карты еще труднее, чем в Москве. Там не у всех НКО зарегистрировано юрлицо и расчетные счета, там и терминалы для оплаты не всюду встретишь.

В таком случае важно понять, как их оформлять и как по ним отчитываться. Нужно всем вместе обсудить, что делать. Готовых решений и приказа «с этого момента делаем так» у нас нет. Для этого мы и созываем конференцию. Примем резолюцию и общие правила — в дальнейшем НКО возьмут на себя ответственность действовать по ним.

— Что вы посоветуете человеку, который на секунду задумался, передать ли деньги «волонтеру» на улице?

— Если вы отдаете ему средства – попросите договор о разрешении собирать деньги в том месте, где он стоит. Например, с метрополитеном. Он не сможет вам его предоставить. Если ваши пять или сто рублей у вас настолько лишние, что вам все равно, куда их деть, — лучше выкиньте в помойку. А если вы хотите помочь по-настоящему – потратьте одну минуту своего времени и помогите правильно. Помочь бездомному – значить купить ему еду или билет домой, причем с банковской карты, чтобы он не мог его сдать и получить наличность на алкоголь, а еще лучше – посадить человека в поезд. Помочь больным детям — значит перечислить средства через проверенный фонд. Помогая бездумно, мы можем принести много вреда.

Лжеволонтёры в Санкт-Петербурге. Фото с сайта paperpaper.ru

— Насколько актуальна проблема, что мы сами, информируя общество об отличительных признаках мошенников, «обучаем» их лучше маскироваться?

— Все так или иначе прогрессируют, и мошенники в том числе. Это, конечно, ужасно, и получается, что мы сами их обучаем, но при этом мы как сектор тоже развиваемся. Это задача, которую надо решать — любителей «халявы» всегда было и будет много. На конференции мы будем говорить о тех, кто сами собирают средства, а ведь есть еще и те, кто обманывает честные фонды, те, кто получает помощь от государства и потом продает, например, инвалидные коляски на «Авито».

Люди разные, мошенников много, в данном случае наша цель – выстраивание границ, защита своего «дома» от воров. И я уверена, что это нам по силам. К тому же у псевдоблаготворительности есть и положительная сторона. Информируя общественность о том, как делать пожертвования правильно, мы способствуем тому, что еще больше людей задумывается о том, что их поддержка нужна, и все вместе мы способны решить гораздо больше задач и помочь многим.

Источник: https://www.miloserdie.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

О проекте

Мы — российские благотворительные организации, стремящиеся к честной и профессиональной работе.
Мы объединились для того, чтобы противостоять обманщикам, которые наживаются на созданном нами доверии между фондами и обществом. Мы призываем все некоммерческие организации, заинтересованные в развитии настоящей, а не показушной благотворительности в России, подписать нашу «Декларацию«. Нас уже больше сотни, но нас должны быть тысячи!

Катя Бермант (директор фонда «Детские сердца») в программе «Правила жизни» на телеканале «Культура»

На протяжении нескольких десятилетий благотворительные организации в России упорно работали и показывали своим честным трудом необходимость помощи в ситуациях, когда государство не может оперативно решить вопрос. Долгие годы потребовались для завоевания репутации у жителей России и привлечения внимания к помощи тем, кому она необходима. К сожалению, сейчас работа многих благотворительных фондов ставится под удар деятельностью, которую ведут явно мошеннические организации. На улицах и в кибер-пространстве с помощью призывов к жалости люди собирают миллионы рублей ежемесячно в собственный карман. Простому обывателю крайне сложно разобраться в таких ситуациях, кто же «хороший», а кто «плохой», в результате часть их доноров решает не помогать больше никому, а потенциальные жертвователи боятся, что их средства пойдут в карман злоумышленников.

Сейчас более 270 НКО объединились для борьбы с теми, кто использует их репутацию для собственного обогащения. Ассоциация благотворительных организаций «Все вместе» подготовила и распространяет декларацию, говорящую о принципах работы честных ответственных фондов. И это лишь первый шаг в коллективной борьбе за репутацию благотворительного сектора.

Впервые в России, 11 мая собрались те, кто уже ведет борьбу с лжеблаготоворителями, поделились своим опытом друг с другом, обсудили эти вопросы с представителями государственной власти.

По итогам конференции мы составили Резолюцию и Декларацию, с полным текстом можете ознакомиться по ссылкам в главном меню.

Расскажите о проекте в соц.сетях