Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

В Правительстве Рязанской области состоялся брифинг на тему сбора денежных средств под предлогом благотворительной деятельности

21 августа в Правительстве Рязанской области состоялся брифинг на тему сбора денежных средств под предлогом благотворительной деятельности, в котором принял участие министр социальной защиты населения Рязанской области Д.А. Боков.

Мероприятие прошло в рамках исполнения поручения   временно исполняющего обязанности Губернатора Рязанской области Николая Викторовича Любимова  о проведении в регионе информационной кампании о добросовестности в сфере благотворительности.

В брифинге также приняли участие Уполномоченный по правам человека в Рязанской области Н.Л.Епихина, представители УМВД России по Рязанской области, министерства молодежной политики, физической культуры и спорта, некоммерческих организаций.

Участники брифинга отметили, что за последнее время на улицах Рязани появились подозрительные сборщики пожертвований, осуществляющие деятельность под видом малоизвестных благотворительных фондов.

Основной причиной распространения мошеннических схем выманивания денег под видом благотворительных пожертвований как в Интернете, так и на улицах городов была названа сложность установления самого факта мошенничества.

«Некоторые «благотворительные» фонды на улицах, в транспорте, в крупных гипермаркектах города с помощью так называемых «волонтеров» собирают деньги на больных детей, — сказал Денис Александрович Боков. – Деятельность фондов не прозрачна, многие из них зарегистрированы в других регионах, некоторые закрыты по решению суда. Деятельность таких фондов вызывает опасение».

Участники брифинга, в том числе руководители некоммерческих фондов, заслуживших авторитетную репутацию своей благотворительной деятельностью, также высказали свое отношение по этому вопросу. На сегодня почти 250 благотворительных организаций подписали мораторий на сбор уличных пожертвований.

В заключение мероприятия всеми присутствующими было отмечено о необходимости уделить внимание этой проблеме в нашем регионе, плотно взаимодействовать с правоохранительными органами, проводить и далее информационную кампанию, направленную на пропаганду «правильной благотворительности».

Источник: https://www.mngz.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

Фонд «Россодействие»: благотворители или попрошайки-мошенники?

Что удалось выяснить Myslo о работе тульского регионального отделения фонда.

С вопросом «благотворители или попрошайки-мошенники от имени фонда «Россодействие» собирают в общественном транспорте деньги с туляков?» обратились в редакцию читатели портала Myslo.

И действительно, подростков с прозрачными пластиковыми ящиками на шее, собирающих в общественном транспорте деньги на помощь больным детям и многодетным семьям, в центре города видел, наверное, каждый. Кто-то их игнорирует, иные жертвуют энную сумму.

Фонд «Россодействие» – организация молодая, родом из Курска и уже успела засветиться в местной прессе в нескольких скандальных публикациях. В связи с этим Myslo решил подробнее узнать про этот фонд.

Знакомство с ним начали с изучения сайта россодействие.рф. Ресурс работает с переменным успехом: то с доменом проблема – не оплачен адрес и сайт не открывается, то появляется сообщение о незащищенном доступе, то на нем ведутся работы технического характера и не открывается ни один из разделов.

Но все же после серии неудачных попыток полноценная версия сайта открылась.

На нем указано, что фонд работает в нескольких регионах, но информации о Туле нет. То есть узнать, где находится офис, а также контактный телефон не удалось. Никакой информации о тульском адресе офиса и в группе «ВКонтакте». Как стать волонтером этого фонда, тоже, выходит, секрет.

Но информацию о ребенке, которому сейчас в Туле собирают деньги, в соцсети мы нашли без проблем.

Звоним по указанному номеру телефона маме девочки. Она подтверждает, что действительно обращалась в этот фонд за помощью.

Но тем не менее вопросы к организации фонда остались. Один из них – расхождения в названии фонда. В опубликованных в интернете афишах о сборе средств больным детям организация в одном случае называется «Россодействие», в другом – «РостСодействие», а в свидетельстве о регистрации и вовсе «Рост содействие».

Ребята работают почти каждый день, поэтому мы решили всё выяснить, что называется, из первых уст. На оживленной остановке из подземного перехода выходит парень в футболке с логотипом фонда и ящиком для сбора пожертвований.

– Это хорошо, что вы пишете про фонд. Я сейчас собирался в офис идти, – говорит Валера С. – Находится офис на улице Пушкинской, 14-б.

Навязываемся ему в попутчики. По дороге парень рассказывает, что приехал в Тулу из Орла, работает бесплатно (в подтверждение показывает договор об оказании безвозмездных услуг), живет у родственников.

– Решил заняться сбором средств, потому что сам был в такой ситуации. В детстве на меня напала собака – травмирован нос. Мне собирали деньги на лечение, одну операцию сделали, скоро будет вторая. Теперь я тоже помогаю, – говорит он. – Я был в своём городе, ехал в маршрутке, в неё зашли волонтёры и начали собирать деньги. Нашёл в интернете информацию про этот фонд, почитал, обзвонил некоторых родителей, кому они уже помогли, понял, что всё честно. И решил: почему бы не помочь тоже? Пока меня обеспечивают родители и родственники и пока у меня есть свободное время, то почему бы не заняться благим делом? Так я и переехал в Тулу, у меня тут родственники есть. Мне 17 лет, я заочно учусь в техникуме.

На вопрос, каким образом организован подсчет собранных денег, ведется ли документация, молодой человек отвечает легко и без запинки:

– Мы ведем акты, кто и сколько принёс. Все ящики вскрываются ежедневно при трех свидетелях, участковый приходит, все происходит поздно вечером. Составляем акт и отправляем в Курск, а деньги на расчетный счёт переводим. Деньги целевые. Сейчас в программе пять детей, в каждом городе собирают разным детям. Кате начали собирать 31 июля. До этого собирали Ислому Маматкулову из Липецка. Дольше месяца на одного ребенка не собираем, если не успеваем, то подключаем новые города.

– Как набирали волонтеров?

– В Туле работает человек 5-6. Кто-то из них наши друзья, другие, как и я, узнавали у волонтеров, как вступить в наши ряды. Я лично знаком с директором фонда Александром Жидеевым с самого начала. Тулу мы открыли пару месяцев назад. Многие его не знают здесь, потому что он ещё сюда не приезжал. Вообще быть волонтером здорово, я посетил уже 12 городов, мне это нравится. Но волонтеры моложе 16 лет в другие города не ездят – могут быть проблемы с полицией. А вот старше и с разрешением от родителей – пожалуйста. Почему деньги собирают несовершеннолетние? Потому что после 18 уже люди начинают зарабатывать, появляется личная жизнь, другие цели. Хотя я в 16 лет, будучи студентом, искал оплачиваемую работу. А теперь меня обеспечивают родственники, и я могу заняться благотворительностью.

У каждого волонтера при себе увесистая папка с документами, подтверждающими существование самого фонда, договор на оказание безвозмездных услуг. Тут все вроде бы в порядке. Но дети, которые ходят по городу с деньгами в прозрачном ящике, – легкая добыча для злоумышленников, не так ли?

– С деньгами свободно по улице ходим, здесь ничего такого нет. Фонд уже полгода занимается благотворительностью. Я был в разных городах, и нигде никаких ЧП. Совершеннолетних у нас трое: директор, менеджер и один из бойцов, то есть добровольцев, волонтеров, – поясняет Валера. – У меня с фондом есть договор, там прописаны все мои паспортные данные, на меня, в случае чего, могут написать заявление по 159 статье УК РФ (мошенничество. – Прим. ред.), если вдруг деньги пропадут. Если в ящике будет нарушена пломба, обязательно проведут проверку.

Что же касается разговоров о том, что фонд не настолько чист, парень вздыхает:

– Очень обидно, что многие даже не пытаются проверить информацию. Что-то увидят в интернете, что-то услышат и сразу делают выводы. Вот вчера мужчина попросил у меня папку, проверил ИНН в интернете, удостоверился, что фонд существует (мы есть во всероссийском реестре). А есть такие, которые за глаза называют нас мошенниками, вызывают полицию. Но тут у нас с полицией проблем нет: проверили документы и отпустили.

О расхождении в названиях фонда Валера ничего пояснить не может.

Его предположение, что полное называние организации – Некоммерческая организация Благотворительный Фонд «Ростсодействие», а сокращенно – НО БФ «Россодействие», поскольку в официальном названии приставку рос- нельзя употреблять.

Тем временем приближаемся к офису. Проходим мимо вывесок, сообщающих о чем угодно, но только не о расположении здесь офиса благотворительной организации.

В самом здании над дверью офиса фонда «Россодействие» красуется кусок вывески «Металлопрокат».

Внутри арендуемого помещения тоже ни одного упоминания об организации, которая здесь вроде как благим делом занимается: два пустых стола, два стула, тумба, на которой расположены волонтерские папки с документами, диван да пустой шкаф – собственно, всё.

За одним из столов сидит девушка – 19-летняя Виктория Прохина – менеджер этой организации. Говорит, что может с нами побеседовать, но лучше дождаться директора.

Вскоре пришел и директор – 22-летний Алексей Демьянов.

– Возможно, у людей вызывает негатив деятельность волонтеров. Но очень много и благодарных людей, – поясняет директор.

Задаем все те же вопросы, что и Валере.

– Мне была интересна эта тема (благотворительность). Вот я хожу с карабином, я занимаюсь промышленным альпинизмом, у меня есть другая работа, а здесь я работаю бесплатно, – поясняет Алексей Демьянов. – Почему привлекаем несовершеннолетних? Они сейчас более идейные, чем взрослые люди, у которых работа и семья.

Уличные акции, которые проводит фонд по сбору средств, прописаны в уставе, поэтому информация об их проведении не обязательна, поясняет он.

– Украсть ящик – это же уголовно наказуемо, мы будем разбираться в таком случае. Но пока еще таких случаев не было.

Переходим к главному: как ведется подсчет средств? Кто это контролирует? И тут в разговоре начинается самое интересное:

– Есть подотчетные акты, которые мы заполняем. Деньги считаем, но не каждый день (а Валерий говорил, что ежедневно. – Прим. ред.). Президент фонда и ещё одно подотчетное лицо присутствуют при этом. Составляются все отчетные документы, а деньги направляются на расчетный счет. До того момента, пока не соберется контрольная комиссия, ящик не вскрывается.

– Как проверить, что вся собранная сумма пошла, например, Кате (ребенку, на которого собирают сейчас средства. – Прим. ред.)? Вы приглашаете родителей, которые к вам обратились, на подсчёт денег?

– Вы представляете себе, о чем спрашиваете? Мама-одиночка с больным ребенком… Куда она поедет, если, например, идет сбор средств в Туле и Орле?

– Ну, может, у нее есть родственники, друзья, которых она может попросить это сделать? У вас же здесь есть, наверное, копии отчетных документов. Можете их показать?

– Вы можете позвонить на горячую линию и запросить отчетные документы. Мы отчитываемся перед нашим начальством, и не более, либо по официальному запросу. У нас здесь нет документов, мы их все отправили. Вы задали вопрос по поводу негативной критики. Наше дело, которым мы занимаемся, и отчет – это немножко разное.

Вы можете сделать официальный запрос, и вам всё объяснят, – начал возмущаться директор. – Зачем я это буду делать? Это информация, которая касается бухгалтерии и отчетности, она не имеет смысла, для чего ее публиковать?

Я считаю, что это не должно быть достоянием общественности. Задача общественности – помочь.

Скачать видео

Самое главное, что если ребенок заболел и ему не может помочь государство, помогаем мы – это самое главное, что я хочу до вас донести. Вы можете позвонить на горячую линию фонда, позвонить маме ребенка. А отчеты – это уже не публичная информация.

Лоск, старательно напущенный Валерой на внутреннюю организацию фонда, мгновенно улетучился. Если руководитель регионального фонда толком не может объяснить, как происходит процедура подсчета собранных волонтерами денег, это как минимум странно.

Вопросов стало больше, чем ответов: если, по словам Алексея, подсчет происходит только в присутствии президента фонда Жидеева, а при этом в Тулу он еще не приезжал, по словам Валеры, с момента открытия регионального отделения, то получается, что ребята должны ходить с забитыми под завязку ящиками! Однако ящики всегда практически пусты…

Невольно напрашивается вывод, что публичность, открытость и фонд «Россодействие» находятся в разных плоскостях. Волонтеры с удовольствием показывают любому желающему папку с документами, но если ты хочешь узнать больше о внутренней кухне фонда или о том, как стать волонтером, то непременно упрешься в заслон «звоните на горячую линию».

Кстати, пока мы беседовали с Алексеем, в офис попытались войти остальные волонтеры, но их очень корректно Валера препроводил погулять. Выйдя из офиса, остальных ребят мы встретили в Пушкинском сквере. От них мы узнали, что не один Валера иногородний. Еще работает волонтером парень из Белгорода.

А еще ребята нам рассказали третью версию подсчета собранных на благотворительность средств: раз в неделю этим занимаются менеджер Вика и директор Алексей, а волонтеры при этом присутствуют, но как такового участия не принимают.

В общем, выводы делайте сами, доверять фонду «Россодействие» или нет.

Со своей стороны портал Myslo просит УМВД России и прокуратуру Тульской области проверить деятельность регионального отделения фонда «Россодействие».

Источник: https://myslo.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Россодействие — благотворительность или мошенничество?

В последнее время в Туле в общественный транспорт стали заходить дети и подростки, собирая деньги на благотворительность.
Предстваляются они волонтёрами организации «Россодействие» и носят с собой целый пакет документов, где присутствует ОРГН организации и многое другое. Они готовы предоставить для проверки каждому встречному.
Большинство водителей пускает их бесплатно, некоторые — нет.
Собственно, может возникнуть вопрос, насколько всё это официально и корректно?

Начнём с того, что у нас в стране предусмотрен сбор средств на благотворительность. Как правило это осуществляется через специальный банковский счёт.
Данный счёт возможно открыть практически в любом крупном банке, а расход средств на нём может контролироваться.
Что-то аналогичное происходило со сбором средств на лечение ныне покойной Жанне Фриске. И это дало возможность выявить нецелевое расходование средств.
Дети-волонтёры мало похожи н подобный банковский счёт.

Вы можете посмотреть целый пакет доументов, которые носят с собой дети — благо они предлагают их каждому желающему.
Правда вряд ли это вам что-то даст. В этих документах может быть написано что угодно.
Единственное что можно попробовать сделать — найти организацию по её ОРГН. Но и это вряд ли что-то вам скажет — она запросто может существовать, но быть чем угодно.

Далее, небольшое гугление показывает, что данные ребята уже известны. При этом называются то Россодействие, то РосТсодействие, то Счастливая жизнь, и т.д.
Цвет их маек также меняется. При этом, многие дети действительно могут верить, что занимаются благим делом — также как и жертвующие им люди.
Ходят даже слухи, что у транспортных компаний присутствует договорённость о том, чтобы водители бесплатно пускали туда этих «волонтёров» (которые вроде как работают за деньги).

При этом, если же мы попробуем зайти на их официальный сайт россодействие.рф, то увидим вообще непонятно что. При попытке открыть этот сайт через https (именно данная ссылка предлагается гуглом) мы увидим ошибку о незащищённым соединении.
Это означает, что организация просто не позаботилась о покупке нормального сертификата, а использует какой-то «левый». Ни одна более менее уважающая организация (даже мелкая) не будет так делать, тем более что сертификаты сейчас можно получить бесплатно.

Итак, я высказал только то что мне известно. На мой взгляд  здесь присутствуют все признаки мошенничества, но я не судья, чтобы что-то безапелляционно утверждать.
Лично для себя я решил — что не буду ни в коем случае давать им ни копейки, что советую сделать и вам.
Также я надеюсь, что данной организацией заинтересуется полиция и проведёт необходимые проверки.

Расскажите о проекте в соц.сетях

В Сыктывкаре активизировались псевдоблаготворители

На днях в столице Коми в самом центре города были замечены подростки в желтых жилетках с надписью «Гражданский активист» и с прозрачными коробками. Несовершеннолетние представляют некий благотворительный фонд «Аурея» и просят у горожан денег — кому сколько не жалко. Все собранные средства пойдут на помощь тяжело больным детям России.

Как оказалось, волонтеры фонда действуют не только в Сыктывкаре. Аналогичные «гражданские активисты» были замечены на улицах Новороссийска, Нижнего Новгорода, Пензенской области, Ростове-на-Дону, Санкт-Петербурге. Местные СМИ задаются вопросом: уж не мошенники ли действуют под видом благотворителей? Журналисты выяснили, что центральный офис благотворительного фонда «Аурея» находится в Красноярском крае, там же он и зарегистрирован. Данная некоммерческая структура начала деятельность в 2006 году. «Аурея» позиционирует себя как благотворительная компания и выступает с патетичными лозунгами: «Мы хотим изменить мир! Наша цель — помочь каждому нуждающемуся! Приоритет в нашей работе – это дети, оказавшиеся в беде!»

Но вот в чем вопрос: а на законных ли основаниях работает благотворительный фонд «Аурея»? Была проведена проверка, и выяснилось, что молодые работники некоммерческой организации не достигли возраста совершеннолетия, что уже само по себе является нарушением Трудового кодекса. Причем за свою работу они получали 20% из собранных средств, а их «начальство» сразу предупредило, что они должны называть себя добровольцами и говорить окружающим, что трудятся на безвозмездной основе.

Источник: https://www.komi.kp.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Копилка с двойным дном

Стоит ли доверять людям, собирающим на улицах пожертвования для больных? Кто они – волонтеры? Обманутые аферистами молодые граждане? Или коммерческие агенты, готовые на любую подработку?

В общественный транспорт их, как правило, пускают бесплатно. Кондукторы пожимают плечами: вроде бы добрым делом занимаются, хотя как знать… Молодые люди представляются волонтерами, собирающими средства на лечения ребенка с ДЦП. Стараются сразу развеять сомнения в моральной чистоплотности – готовы показать документы благотворительного фонда, дать телефон мамы больной девочки. Кто-то из пассажиров лезет в сумку за кошельком, кто-то продолжает сидеть с невозмутимым видом. Многие, судя по напряженным лицам, чувствуют себя неловко. Не жалко десятки или сотни – не убудет – но где гарантия, что перед тобой настоящие благотворители, а не персонажи Ильфа и Петрова.

После выхода сборщиков денег из автобуса кондуктор пренебрежительно машет рукой: «Говорят, много случаев обмана. Я лично не связываюсь…».

А недавно девушка-волонтер встретилась мне на площади Театральной. Подошел к ней побеседовать. По тому, с какой готовностью и робостью она показывала документы, стало понято: она человек пока еще не испорченный аферистами. Возможно, верит в пользу своего волонтерства.

От нее узнал, что благотворительный фонд зарегистрирован в другом городе, а в Рязани есть его представители, им сдают собранные на улицах и в транспорте деньги. Где сидят представители? Точного адреса не помнит, где-то на площади Ленина. На дне стеклянного ящика-копилки виднелись несколько купюр.

Что же за десант из юношей и девушек периодически высаживается на улицах Рязани? Почему они столь настойчивы в своих просьбах и весь их облик словно говорит об одном: если мы сию секунду не поможем, то будем мучиться от угрызений совести?

Все эксперты, с которыми мы поговорили, отнеслись к этой уличной благотворительности не просто скептически, а резко негативно. Они уверены: непрозрачность деятельности таких организаций подрывает доверие к честным фондам и наносит вред самой идее народного сбора средств в помощь нуждающимся.

– Обычно настоящие благотворительные фонды, за плечами которых множество добрых дел и спасенных жизней, не практикуют уличный сбор пожертвований, – объясняет уполномоченный по защите прав человек в Рязанской области Наталья Епихина. – Настораживает, что лжефонды заходят в регионы часто под именами известных организаций. У людей эти названия на слуху, и они думают – надо оказать содействие хорошим людям. А люди на самом деле не те, они вообще из других городов. Я разговорилась с так называемыми волонтерами на улице. Они получают вознаграждение 25 процентов от собранных средств, но об этом нигде не упоминается. То есть люди думают, что весь рубль пойдет на помощь больному, а на самом деле 75 копеек. Да и те могут не дойти. Кстати, по имеющимся нормативам фонд может использовать только 20 процентов собранных средств на собственные нужды, а никак не 25. Я проверила отчетность нескольких подобных фондов и увидела, что такая статья расходов, как оплата труда волонтеров, в ней не отражена. Это тоже тревожный звоночек. Как-то уж больно агрессивно эти «фонды» взывают к нашему милосердию. Здесь явно скрыты чьи-то личные интересы. И самое печальное, что у людей пропадает желание совершать пожертвования, они разочаровываются в благотворительных организациях, когда узнают, что перед ними лжефонд. Да и само понятие волонтерства выхолащивается.

Попытки установить более тесный контакт на улицах со сборщиками адресных пожертвований у Ларисы Николаенко всегда заканчивались неожиданно – люди теряли интерес к разговору и закрывали тему. Лариса Валерьевна возглавляет общественную организацию «Свой путь», опекающую детей с психофизическими нарушениями.

– Я несколько раз подходила к людям с фотографиями больных детей и реквизитами, начинала изучать их историю, чтобы направить в специализированный фонд или центр. И видно по глазам: им уже не интересно, они уходят от разговора. Понимаешь, что тут, скорее всего, не тяжелая жизненная ситуация, а обычное поберушничество, – делится своими наблюдениями Лариса Николаенко.

А что же полиция, почему бездействует?

– Каких-то законодательных запретов проводить сбор средств на улицах в благотворительных целях не существует, – говорит Николаенко. – Но рычаги контроля, на мой взгляд, необходимы. Недавно я подошла к так называемым волотнерам и спросила, какой фонд они представляют. Оказалось, что он зарегистрирован в другом городе. Мы не можем увидеть, какие люди ими руководят, где их офис, не можем потребовать отчетность. Ну что это за благотворительность? Может быть, они детей лечат, а может, себе на новые машины собирают. Как проверить? Сразу напрашивается вопрос: где эти фонды, зарегистрированные в Тамбове или в Воронеже, находят столько волонтеров в Рязани? Тут местным-то организациям привлечь добровольцев непросто. И вдруг целая сеть по России. Выглядит странно…

С тем, что подобные акции могут исказить саму идею благотворительности, согласна и директор автономной некоммерческой организации поддержки семьи и детства «ПроДетство» Елена Макаровская.

– Проверить движение средств в этих лжефондах невозможно. Да, в магазинах и офисах мы иногда видим ящики-копилки для сбора пожертвований. В помещениях, а не на улицах! Там изъятие собранных средств идет с оформлением документов отчетности и на основе заключенного договора между юридическими лицами. Меня очень смущает сам стиль поведения волонтеров. Такое впечатление, что их кто-то научил определенным формулировкам, в которых проглядывают техники манипулирования сознанием. Например, человек вдруг ощущает чувство вины. Вопросы ставят так, что на них возможен только один ответ. Есть фонды-клоны, использующие репутацию проверенных организаций. Но на улице или в транспорте проверить, кто есть кто, за несколько минут невозможно. Мое мнение: нужно пресекать все практики непрозрачной благотворительности, чтобы не вводить людей в заблуждение.

Уполномоченная по защите прав ребенка в Рязанской области Екатерина Мухина советует звонить в полицию.

– Я знаю, что это мошенники или люди, введенные в заблуждение аферистами. Я сама несколько раз звонила в присутствии «волонтеров» в полицию – ребята исчезали мгновенно. Доверять им ни в коем случае нельзя. Они могут вам показать выписку из устава организации. На самом деле никаких уставов нет. Но люди у нас доверчивые, дают деньги и кого-то обогащают. Я обсуждала эту тему с духовными лицами. Например, со священником Дмитрием Смирновым, очень известным в православном мире духовным наставником. Он тоже не приветствует подобные технологии благотворительности. Проблема давно вышла за пределы отдельно взятых регионов и переросла в общероссийскую. Она ставилась на заседаниях Общественной палаты РФ. И мы ее будем вновь скоро обсуждать на экспертном совете при уполномоченном по правам ребенка в Рязанской области.

Может быть, вообще запретить сбор наличных средств на благотворительные цели и перечислять их только на расчетные счета? Такие предложения высказываются. Опрошенные нами эксперты против крайних мер. По их мнению, это затруднит оказание помощи физическими лицами.

– Запрещать наличный оборот в благотворительности не стоит. А вот что нужно пропагандировать, на мой взгляд, так это адресную помощь нуждающимся внутри своего региона. Это самый эффективный способ поддержки, когда и адресат виден, и с благотворителями налажена обратная связь. Патронажность, попечительство – вот чего нам не хватает, – говорит руководитель общественной организации «Свой путь» Лариса Николаенко.

– Однозначно – на улицах никаких массовых сборов якобы на благотворительные цели быть не должно, – уверена уполномоченный по правам человека в Рязанской области Наталья Епихина.

Против лжефондов объединились добросовестные благотворительные организации. Рязанская АНО «ПроДетство» вошла в ассоциацию «Все вместе», разработавшую декларацию о добросовестности в сфере благотворительности при сборе средств через ящики-копилки. Декларация осуждает практику сбора наличных денег от имени организаций вне мест проведения организованных благотворительных мероприятий и вне стационарных ящиков, опечатанных и вскрываемых в присутствии независимых контролеров. Ассоциация обращает внимание общественности на то, что сборам пожертвований на улицах, в транспорте, в пробках, как правило, занимаются не волонтеры, а коммерческие агенты, получающие процент от собранных денег. Никаких подтверждений того, что средства в полном или частичном объеме идут по назначению, нет.

Придя в редакцию, я попытался отыскать сайт организации, якобы помогающей детям с ДЦП, от имени которой работают агенты в Рязани. Но кроме каких-то ссылок на страничку с юридическим адресом учредителя – физического лица, ничего в сети не обнаружил. Не нашел я в этих ресурсах и фамилии той девочки, для которой собирали деньги. Может быть, для этого нужно перерыть весь Интернет? Или все-таки информация должна подаваться грамотно и наглядно, с точными цифрами прихода и расхода пожертвований. Более убедительной кажется позиция ассоциации «Мы вместе», и я не вижу оснований ей не доверять. «На наших глазах ширится и крепнет мошенническое движение, ставящее под угрозу благотворительный сектор. Всякого мошенника рано или поздно разоблачают, но лжескандалы серьезно ударят и по всем нам, а значит – по нашим подопечным. Ушли годы, прежде чем нам начали доверять, и если мы не будем сами бороться с обманом в благотворительной среде, то мы ничем не будем отличаться в глазах общественности от тех, кто обманывает».

Похоже, призыв «Люди, будьте бдительны!» никогда не потеряет своей актуальности.

 

Источник: http://rv-ryazan.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

На трассах Иркутска мошенники просили деньги для «лечения нездорового ребенка» Белрынок

8 августа граждане Иркутска позвонили в полицию и рассказали, что по дорогам ходят волонтеры и собирают деньги на лечение тяжелобольного ребенка.

Как стало известно, милиция Иркутска по сведениям городских жителей задержала шестерых граждан, которые представлялись волонтерами. При всем этом создавали на дороге аварийные ситуации, подвергая опасности себя и иных участников дорожного движения. Работники милиции считают, что данная группа из 6 мужчин и женщин приехала в Иркутск из соседней страны и жила только за счет собранных пожертвований, не особо заботясь о честном виде заработка. Среди них были молодые люди и девушки в возрасте от 22 до 25 лет.

По предварительным достоверным сведениям на данный момент группа из 6-ти человек прибыла на территорию региона из другой страны. Получение денежных средств через благотворительность для большинства из них являлось основным видом деятельности. Кроме того, работники милиции приняли необходимые меры, направленные на установление правдоподобности данных о несовершеннолетней, нуждающейся в дорогостоящем лечении. Установили, что на месте проживания указанной семьи в Кирове расположен сгоревший дом, и соседи о больной девочке ничего не знают. Информация о девочке продолжает проверяться.

Источник: http://belrynok.com/2017/08/na-trassah-irkutska-moshenniki-prosili-dengi-dlya-lecheniya/

Расскажите о проекте в соц.сетях

В Иркутске поймали мошенников, кормящихся «благотворительностью»

Полиция Иркутска отреагировала на множественные звонки от граждан, которые сообщали о группе подозрительных лиц, бродящих посреди оживленных дорог и собирающих пожертвования «на лечение».

Полицейские быстро нашли сборщиков благотворительности, создававших опасную ситуацию на дороге, и задержали их. Сотрудники полиции полагают, что эта группа из 6 мужчин и женщин приехала в Иркутск из соседней страны и жила только за счет собранных пожертвований, не особо заботясь о честном виде заработка. У МВД есть также основания полагать, что в Россию граждане попали с нарушением миграционного законодательства.

Что касается больной девочки, на лечение которой мошенники собирали деньги, то она оказалась «мертвой душой». Согласно данным, предоставленным задержанными, девочка живет в городе Киров, однако по указанному адресу расположен давным давно сгоревший дотла дом, а соседи никогда не знали и не видели никого похожего ни на эту девочку, ни на задержанных граждан. Информация о девочке продолжает проверяться.

Источник: http://1line.info/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Кто и как зарабатывает в Омске на сборах денег для больных детей

На фото худенькая малышка, обвитая датчиками и системами жизнеобеспечения. С огромными, полными боли глазами. За девять лет жизни Маша пережила 11 операций. Врачи поставили страшный диагноз с труднопроизносимым названием.

ДЕНЬГИ ДЛЯ УМИРАЮЩЕЙ ДЕВОЧКИ УХОДИЛИ НА СТОРОНУ

В России малышке помочь не смогли, клиника за границей выставила счет с шестью нулями. Семья эту сумму скопить не могла.

Несколько лет тому назад эта история разлетелась по Сети. Люди, тронутые отчаяньем Машиных родителей, высылали деньги тысячами. Но шли они совсем не ребенку. Мошенники просто скопировали реальные историю и фото больной девочки, а расчетный счет прикрепили свой.

— Мы пытались это пресекать, — рассказывает мама ребенка. – Но в интернете с этим бороться – как отрубать головы у гидры. Один такой счет закрывают, появляются несколько других. Писать в полицию у нас не было времени и сил.

История закончилась благополучно. Сумму через один из фондов все же собрали и Машу на лечение отправили. Но таких историй в Сети тысячи.

«ЭТО БИЗНЕС, ХОТЬ И СОЦИАЛЬНЫЙ»

В последнее время волонтеры с урнами собирают деньги прямо на оживленных перекрестках. Пока водители стоят на светофоре, молодые люди обходят машину за машиной. Действительно ли они собирают средства на помощь детям?

— Нередко бывают, что ребенка уже нет. А деньги с его историей и фото мошенники продолжают собирать. Сейчас в Омске около тысячи благотворительных организаций. Это бизнес, хоть и социальный, — рассказывает руководитель БЦ помощи детям «Радуга» Валерий Евстигнеев. – Отчетность по сборам есть у единиц. Некоторые собирают деньги в Омске, а зарегистрированы вообще в другом. Кто-то ходит по улицам с банками для подаяний, и уверяют: они от нас. Как-то звонят из синагоги. Говорят, заберите ваших ребят. Подчеркиваю, за 20 лет существования «Радуги» наши сотрудники никогда не попрошайничали на улицах.

Но доказать что-то здесь очень сложно. К тому же часто сбором средств на улицах занимаются несовершеннолетние. На это и рассчитывают те, кто в итоге забирает деньги себе.

— Это будет считаться мошенничеством, если деньги уже потрачены. Сделать это практически нереально, – констатирует Валерий Евстигнеев. – Я периодически подхожу к ним. Говорят, как заученный текст: «Нас просто попросили постоять с банкой, мы нигде не работаем». Сомневаюсь, что хотя бы 10% из собранного идет детям.

Выяснить, как работает организация, не так уж сложно. Все благотворительные центры контролирует минюст — они обязаны, публиковать отчеты обо всех перечисленных и потраченных деньгах.

— К нам уже несколько раз обращались такие «помощники». Предлагали собирать деньги на улицах от нашего имени, а прибыль делить. Советую, не жертвовать им деньги. Я сам хирург и знаю, как легко сейчас подделать справки и диагнозы. Поэтому мы пошли дальше, — рассказывает директор детского Благотворительного фонда «Дети планеты Земля» Леонид Глебов. – У нас в центре не выдают родителям деньги на руки. Они пишут нам заявление на оказание помощи. И дальше мы уже сотрудничаем напрямую с клиниками. Они составляют смету лечения, и мы объявляем сбор. Отследить, сколько денег перечисляется конкретному ребенку можно на нашем сайте онлайн. Все прозрачно.

При этом отслеживать мошенников у самих благотворительных центров нет ни сил ни ресурсов.

СОВЕТЫ «КП»

На что обращать внимание, если все же хочешь помочь?

Мы ни в коем случае не отговариваем читателей помогать людям. «Комсомолка» лишь хочет, чтобы деньги дошли действительно до тех, кто в этом нуждается. Поэтому советуем:

1. Лучше всего делать пожертвования не на улице, а в офисе фондов;

2. Обращайте внимание на сайт организации – там должна быть финансовая отчетность;

3. Лучше, если фонд все же зарегистрирован Минюстом, хотя и это не гарантия;

4. Тронула история ребенка? Ищите в Сети контакты родителей. В личном общении больше вероятность, что вы поймете, нуждается ли семья в помощи;

ОФИЦИАЛЬНО

«Доказать что-то будет сложно»

Пресс-служба УМВД по Омской области:

— Давать деньги или нет – личное право граждан. Есть статья УК «Склонение к попрошайничеству». Но доказать, что этого конкретного человека заставили просить милостыню прочти невозможно. Он может сказать, что делает это по своей инициативе. Но в административном кодексе есть статья «Назойливое приставание к гражданам с целью гадания и попрошайничества». Есть подозрения, что деньги идут не на благотворительность? Обязательно обращайтесь в полицию.

 

Источник: https://www.omsk.kp.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Глава региона Николай Любимов поручил проверить информацию о рязанских благотворительных фондах

Проверять будут те организации, представители которых собирают пожертвования на улицах и в общественном транспорте в областном центре

Глава региона Николай Любимов на заседании правительства области обратил внимание на участившиеся случаи мошенничества, когда представители малоизвестных благотворительных организаций в общественных местах собирают деньги якобы на лечение детей. «Есть фонды, которые занимаются этой деятельностью законно, а есть реальные мошенники. Эту практику надо пресекать», – сказал Николай Любимов. Он поручил министерству социальной защиты, министерству молодежной политики, физической культуры и спорта, минпечати региона совместно с правоохранительными органами, Общественной палатой области провести информационную кампанию о добросовестности в сфере благотворительности.

«Необходимо всем подключиться к этой работе для того, чтобы наших граждан не обманывали», – сказал Николай Любимов.

Он предложил привлечь в помощь волонтеров, которые могут помочь в проверке информации о фондах. Результаты работы глава региона поручил представить к 15 сентября.

Источник: сайт правительства Рязанской области

Источник: http://rv-ryazan.ru/news/71230.html

Расскажите о проекте в соц.сетях

Что скрывается за ящиками-копилками «Добро всегда»?

Проект «Все вместе против мошенников» с журналистами «Москва 24» пообщались с «волонтёрами» фонда «Добро всегда», познакомились с руководителем, который ничего не помнит ни о подопечных, ни об организациях, которым оказывается помощь, а также попытались увидеть отчётность Фонда, но, как оказалось, смотреть было нечего.

Подробнее в видео репортаже.

Источник: Москва 24

Расскажите о проекте в соц.сетях