Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

Мошенникам от благотворительности не дадут богатеть на приморцах

Как оградить благотворительность от мошенников,  обсудили на семинаре в администрации Приморского края. Участники — представители некоммерческих организаций, власти, СМИ и правоохранителей, собщает «Приморская газета» со ссылкой на primorsky.ru.

По словам модератора, руководителя ресурсного центра для НКО «Школа социальных технологий», за последние два года увеличилось количество мошенников в сфере благотворительности.

— Они, например, собирают деньги на улицах и в автобусах. Куда идут эти средства — никто не знает. Подобный вид деятельности незаконен, это уже отработанная мошенническая схема, — отметила она. Также модератор предложила разработать комплекс мер для борьбы с таким обманом.  

Как отметил директор департамента внутренней политики Павел Ясевич, такая проблема действительно есть. — Надо привлекать СМИ, чтобы рассказать людям, как отличить действительно помогающий людям благотворительный фонд от мошенников. Но делать это нужно осторожно, чтобы не лишить доверия всех благотворителей. Ведь есть сотни примеров, когда некоммерческие организации действительно спасали людей, — подчеркнул он.

Эксперты всех уровней уверены, что официальные фонды никогда не будут заниматься сборами на улицах.

— Даже если фонды выходят на улицы в рамках акций, у них на руках есть все документы, подтверждающие законность. Мошенники же ограничиваются волонтерами и коробами для денег, — отмечают специалисты.   Участники семинара сошлись во мнении, что необходимо не только усилить информирование граждан о работе официальных благотворительных фондов, но и привлечь правоохранительные органы. 

Напомним, задачу активного привлечения НКО к социальным услугам поставил президент России Владимир Путин. По мнению главы государства, приход НКО в социальную сферу приведет к повышению ее качества. Правительству совместно с органами власти на местах предстоит завершить формирование четкой правовой базы деятельности таких организаций.

Источник: http://primgazeta.ru/in-primorye-will-increase-awareness-of-the-work-of-the-official-charity-foundations-and-ngos
© primgazeta.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

Губкинцев предупреждают: среди «волонтёров», собирающих деньги якобы на помощь больным, немало мошенников

Мы уже писали, что депутаты Госдумы решили взять под контроль так называемую «уличную благотворительность». По мнению законодателей, добротой россиян нередко пользуются мошенники, а деньги, собираемые, якобы для помощи тяжелобольного человека, могут на самом деле идти на преступные цели. Бороться с псевдоволонтёрами решили и на Белгородчине.

Примеров, когда под видом представителей благотворительных фондов в крупных городах Белгородчины и местных группах в соцсетях деньги собирают мошенники, немало.  Псевдоволонтёры собирают деньги на лечение или средства реабилитации нуждающимся людям, но до адресатов эти средства потом не доходят (или доходит лишь малая часть). Власти разрабатывают методы борьбы с этим явлением, чтобы обезопасить добросовестные фонды и людей, желающих помочь нуждающимся.

Случаи появления «сборщиков подаяния» зафиксированы в БелгородеСтаром Осколе, Губкине, а также Белгородском и Яковлевском районе. Часто – это просто попрошайки с криво написанной табличкой в стиле «Подайте на апирацию» и ксерокопиями отфотошопленных документов. Они стоят у храмов и крупных торговых центров, просят деньги в автобусах, подходят к остановившимся машинам на перекрёстках и всячески мешают проходу. Среди них белгородцы, куряне, волгоградцы, уроженцы украинских городов разного возраста. Зачастую они плохо одеты, грязны, порой не имеют конечностей. Но есть и другие. Например, бойкие молодые ребята в красивых футболках с названием фонда. У них есть напечатанные полиграфическим способом листовки и магнитики с данными детей, которым нужна помощь, а также ящички для сбора пожертвований (иногда такие ящички с листовками стоят и сами по себе – в магазинах и других местах). И вот тут сложно без длительного разбирательства понять кто перед вами: представитель реально действующего благотворительного фонда или псевдоволонтёр? Ребята в футболках могут и сами верить, что помогают людям, но собранные ими деньги порой идут не по назначению.

Как же «отделить зёрна от плевел»? Рекомендации для граждан мы собрали в конце нашего материала (ссылка для быстрого перехода), а пока что расскажем, что придумали власти…

Во-первых, в регионе разработан регламент, по которому заинтересованные ведомства и местная власть смогут взаимодействовать, контролируя деятельность благотворительных организаций. Главная цель – помешать лжеволонтёрам собирать деньги.

Во-вторых, подготовлен пакет на регистрацию ассоциации благотворительных организаций области. Её возглавит директор фонда «Святое Белогорье против детского рака» Евгения Кондратюк.

В-третьих, правоохранители усилят контроль над благотворительными фондами и создадут горячую линию для приёма обращений. Напомним согласно ст. 6.8 закона об административных правонарушениях на территории Белгородской области от 4 июля 2002 года №35 приставание к гражданам с целью гадания, попрошайничества влечёт наложение административного штрафа в размере одной тысячи рублей.

Секретарь совета безопасности Олег Мантулин на заседании регионального правительства предложил также провести родительские собрания в образовательных организациях (вузах, ссузах и т.д.) и дать разъяснения (предупреждения) о вовлечении детей в работу мошеннических фондов. А заместитель губернатора Ольга Павлова отметила, что сбор денег от благотворителей можно вести на краудфандинговых площадках, например портале «Народная экспертиза». Губернатор Евгений Савченко согласился, но добавил, что пользователи должны при этом чётко видеть, с какой целью ведётся сбор средств, сколько денег уже получено и какую сумму ещё предстоит собрать.

Губернатор также заявил, что пускать в эфир местных телеканалов ролики о сборе средств надо лишь с одобрения регионального департамента здравоохранения с подтверждением факта болезни. К тому же департамент порой может выдавать таким людям на дорогостоящее лечение и тогда собирать деньги не придётся, но не все об этом знают. Правда, глава региона не пояснил, как быть в ситуации, когда квоты на лечение (получение необходимого медицинского препарата или реабилитацию) надо ждать месяц, год или даже пять лет, а чтобы выжить или не остаться навсегда инвалидом человеку необходимо получить помощь в течение нескольких дней или недель.

Так или иначе, но система борьбы с «несанкционированным» сбором средств начата. Правда, по словам Евгения Савченко, она не должна затронуть «людей творчества» — уличных музыкантов и художников.

Сюжет ТРК «Мир Белогорья».

 Советы тем, кто не желает быть обманутым:
  • Не стоит подавать попрошайкам на улице – их «документы» в виде кривых ксерокопий с нарисованными печатями вы всё равно не сможете проверить на подлинность.
  • Не верьте тому, что можно легко изготовить самому: комментариям на форумах, отпечатанным на обычном принтере листовкам и плакатам.
  • Обращайте внимание на источник информации. В СМИ, как правило, при публикации подобных обращений проверяют документы. Да и мошенники обычно не спешат в редакции, особенно на ТВ, где их могут снять на видео. Поэтому в этом вопросе веры печатным СМИ должно быть больше, чем просто интернет-форумам, а телеканалам — больше, чем печатным СМИ. И не забывайте про сайты крупных и проверенных благотворительных фондов (прошедших регистрацию в Минюсте!) — они, обычно, тщательно проверяют информацию перед публикацией.
  • Отмечайте отсутствие деталей, противоречия и явные ошибки в текстах обращений, уточняйте и переспрашивайте!
  • Обратите внимание на число и качество фотографий того, на чью операцию собирают и сканов прилагаемых документов. Если они сильно обрезаны, низкого качества или их всего одна-две — скорее всего вас обманывают.
  • Проверяйте то, что написано. Забейте телефоны, имена и фамилии в Яндекс, загрузите фотографии в поиск Google по картинке.
  • Если вы жертвуете солидную сумму — встретьтесь лично с тем, кто собирает деньги. Попросите предъявить документы — как его, так и того, кто нуждается в помощи. Сделайте копии этих документов.
  • При любом подозрении обращайтесь в полицию с просьбой проверить — на самом ли деле деньги собирают на лечение, а не на другие цели? Не занимайтесь самодеятельностью, пытаясь самостоятельно вывести преступника на чистую воду. Помните: это всего лишь даст ему сигнал о том, что пора смываться! Только полиция сможет его задержать — и, скорее всего, ТОЛЬКО после вашего заявления.

Источник: http://gubkin.city/news/society/8826/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Давно пора: государство возьмётся за лжеблаготворителей

Железногорск заполонили псевдоволонтёры. Ежедневно мы, не задумываясь, отдаём десятки тысяч рублей мошенникам.

Попрошайки с пластиковыми ящиками и отфотошопленными документами цыганят деньги в автобусах, у храмов и торговых центров, а также ходят по квартирам, пытаясь любыми способами заработать на чужом несчастье. Кроме того, зачастую мошенники используют «чужие руки» — они нанимают несовершеннолетних мальчишек и девчонок из социально-незащищённых категорий населения, отстёгивая им процент от дохода.

В апреле в Курске состоялся пикет против лжеблаготворительности, однако до сих пор находятся сотни курян, которые верят в этих уличных «добродетелей». 

В Госдуме, правительстве и Общественной палате всерьез озабочены ситуацией, которая сложилась вокруг пожертвований на благотворительные цели, в том числе на лечение. В частности, парламентарии указывают, что в настоящее время названия добропорядочных организаций, пользующихся авторитетом и доверием, никак не защищены законом. Это приводит к тому, что мошенники создают фонды-однодневки с аналогичными наименованиями и собирают деньги, которые затем идут куда угодно, но не благотворительность. Как пример, —  фонд «Подари жизнь», название которого использовала некая красноярская организация.

От деятельности лжеблаготворителей страдают и граждане, и честные фонды, за которыми стоят реальные дела, такие, как строительство социальных объектов, помощь инвалидам, многодетным и т.д. При этом, по существующим нормам закона, борьба с мошенниками, делающими бизнес на милосердии, довольно затруднительна:

Правоохранительные органы не могут возбудить уголовное дело по обращению фондов, выявивших практику сбора средств фактически от их имени. Потерпевшими в данном случае считаются граждане, которые переводили деньги, поэтому и заявления должны подавать они. Россияне же либо не знают о том, что отдали их обманщикам, либо просто не хотят обращаться в полицию, ведь сумма сделанного взноса, как правило, незначительна,

— рассказал глава Комиссии Общественной палаты РФ по развитию и поддержке добровольчества, благотворительности и патриотическому воспитанию Сергей Щетинин.

Одно из предложений парламентариев – внести в закон норму, предусматривающую запрет на использование наименования уже зарегистрированного НКО, осуществляющего деятельность по сбору пожертвований. Также предлагается упростить процедуру ликвидации фонда, допускающего злоупотребления при сборе денежных средств и не перечисляющего их благополучателям.

Еще одна задумка депутатов – установить запрет на сбор пожертвований через Интернет, поскольку в этом случае нельзя проследить, какие средства и куда в итоге будут направлены.

Как вариант — рассматривается возможность поставить систему под контроль, обеспечить недопустимость анонимных переводов, обязать получателей предоставлять финансовую и прочую отчетность.

И, разумеется, под запрет должна попасть одна из излюбленных схем мошенников — сбор средств в местах массового скопления людей.

В обществе нужно воспитывать атмосферу неприятия так называемой «уличной» благотворительности,

 — считает Максим Григорьев.

Обсуждая в Интернете ситуацию, эксперты и обычные пользователи соцсетей указывают: аргументы, приведённые депутатами и общественниками, довольно серьёзны. Однако запрет на Интернет-благотворительность может поставит крест на возможности собрать деньги на лечение и реабилитацию для многих россиян, особенно проживающих в глубинке. Далеко не везде на сегодняшний день действуют благотворительные фонды, далеко не везде через действующую систему можно получить денежные средства быстро и в достаточном объёме. А между тем, как раз в маленьких городах и посёлках жители легко могут проверить, действительно ли человеку, для которого собираются деньги, нужна помощь, либо такого гражданина и природе не существует.

Одним словом, считают пользователи соцсетей, если уж и запрещать, то сначала надо предложить альтернативу.

Впрочем, законодатели и общественники обещают не рубить с плеча:

Все предложения экспертов будут проанализированы в Общественном совете при Уполномоченном при президенте по правам ребёнка, после чего направлены законодателям,

 — утверждает член совета Антон Андросов.
Источник: http://zhel.city/news/in-the-country-and-the-world/8222/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Полиция задержала лже-волонтеров

Курские правоохранители выяснили, что сбором денег на лечение больных детей занимались лже-волонтеры. Молодые люди предлагали горожанам стать благотворителями на оживленных перекрестках, где подолгу бывает включен красный сигнал светофора.

Как сообщает сайт salt.zone со ссылкой на УМВД России по Курской области, проверка показала, что «активисты» являются уроженцами ближнего зарубежья, не имеют отношения к благотворительным фондам, работают сами на себя и забирают часть собранной суммы. По словам молодых людей, речь идет о 30% пожертвований, однако контроля за расходованием средств нет. Ящики для пожертвований открываются без ключа, так что доставать деньги из них могли когда угодно.

«Один из лже-волонтеров открыто вытащил из бокса несколько монет, чтобы купить себе бутылку воды, а его соотечественник почти все собранные деньги потратил на уплату собственного административного штрафа», — сообщают правоохранители.

По данным сотрудников полиции, граждане другого государства специально приехали в Россию, чтобы зарабатывать по ранее проверенной схеме. Дети, для которых они собирают деньги, якобы живут в Мытищах и Уфе. Чтобы усилить производимое на водителей впечатление, «активисты» надевали футболки с надписями «Я помогаю детям» и «Я волонтер».

В пресс-службе полиции отмечают, что при очередном задержании лже-волонтерам выписали протоколы со штрафом в 500 рублей. Так как иностранцы не получали миграционный патент и занимались незаконной трудовой деятельностью на территории России, сотрудники отдела по вопросам миграции привлекли их к административной ответственности и выписали штраф в 2000 рублей.

В ходе разбирательства оказалось, что один из задержанных уже много лет ездит по стране, пользовался подложными документами и уже выдворялся из России. Но вернувшись на родину, он сменил фамилию и снова пересек границу.

Так как эти действия уголовно наказуемы, собранные материалы были переданы в пограничное управление для принятия решения в соответствии с законом.

Источник: http://most.tv/news/84555.html

Расскажите о проекте в соц.сетях

Волонтеры в маршрутках: благотворители или жулики?

В Белгородской области все чаще можно встретить волонтеров с прозрачными ящиками. На улицах, в общественном транспорте добровольцы якобы ведут сбор средств на лечение тяжелобольных детей. Почему якобы? Потому что на самом деле в большинстве случаев это не благотворительность, а самое настоящее мошенничество: собранные средства не поступают тому, кому предполагались, а идут в чей-то левый карман. Так мошенники не только наживаются на чужой беде, но и подрывают доверие ко всем благотворительным организациям.

Фальшивых благотворителей можно отличить по трем простым признакам:

• Ненастоящий фонд не будет иметь официальной регистрации. Проверить ее наличие можно на информационном портале Минюста России, в разделе «О деятельности некоммерческих организаций». Даже если фонд зарегистрирован, обратите внимание на место регистрации. Организация, зарегистрированная в одном регионе, не может вести деятельность в другом.

• Волонтеры легальных благотворительных фондов не собирают деньги на улицах или в транспорте. Во-первых, это небезопасно, а во-вторых, даже при наличии якобы закрытых на замок ящиков сложно отследить, сколько именно средств поступило. Благотворители осуждают такую практику сбора денег вне специальных мероприятий, стационарных ящиков, которые должны опечатываться и вскрываться в присутствии независимых контролеров.

• Официальный благотворительный фонд всегда имеет собственный сайт, на котором размещаются все необходимые контактные данные фонда. Хорошим показателем чистоты фонда является наличие номера телефона его руководителя. Узнайте контакты и свяжитесь с сотрудниками организации, запросите подробную информацию о человеке, которому требуется лечение. Легальный фонд предоставит любые сведения вплоть до имени лечащего врача их подопечного, в помощь которому собирают средства.

В скором времени в Белгородской области планируется создать Ассоциацию благотворительных фондов. Всю информацию о добросовестных волонтерских организациях области можно будет найти на одном сайте. Кроме этого, будет создана горячая линия, куда люди смогут сообщать о фактах мошенничества.

На что обращают внимание белгородцы, когда решают жертвовать благотворительным организациям, и как ведут себя фонды, которым нечего скрывать – в репортаже Натальи Войтенко.

Источник: http://mirbelogorya.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Волонтеры или мошенники: Тамбов заполонили прозрачные ящики для сбора пожертвований

На улицах Тамбова появились подростки с коробками для сбора средств на лечение  детей с ДЦП и другими заболеваниями. Они представляются волонтёрами благотворительного фонда «Созвездие добра».  Для сбора средств подростки выбирают оживлённые места, к примеру, у центрального рынка. Сотни людей, проходящих мимо. Отзывчивые прохожие достают свои кошельки — на табличке сборщиков денег фото маленького ребёнка. Равнодушных мало.

В беседе с одним из подростков выяснилось, что труды оплачиваются. Точной суммы сборщица средств не назвала, видимо, поняв, что сказала лишнее. Вскользь девушка упомянула о непростом конкурсном отборе, который проходят, чтобы войти в команду фонда, об обучении, после которого обещают заплатить денег. По её словам, она состоит в организации недавно и платы пока не получала.


Явление стало нормой для большинства городов России. Журналисты ряда изданий уже публиковали расследования подобной деятельности якобы благотворительных фондов.  Вот  в Твери бывший волонтер фонда рассказывает про схему передачи денег «через карман» начальника. Липецкие журналисты обличают «благотворителей» после нашумевшего инцидента: волонтер за отказ пожертвования избивает проходящую женщину тем самым прозрачным ящиком.

Тамбовские общественники в один голос подтверждают: верить таким уличным волонтерам нельзя. Член попечительского совета Тамбовского областного специализированного дома ребёнка и  детского дома-интерната для детей с серьезными нарушениями в интеллектуальном развитии «Мишутка» Елена Политыка рассказывает, что  волонтёры настоящих благотворительных фондов работают только на крупных мероприятиях по договорённости с их организаторами. 

«У волонтёров должен быть договор с организацией (не доверенность, а именно договор о безвозмездной работе, договор их организации с учреждением на территории которого они собирают деньги. Если это транспорт, то с транспортной компанией, если магазин, с директором магазина, т.к. после сбора денег, создается комиссия и составляется акт изъятия денег с подписями 3 и более чел.). Требуйте предоставить документы,» — предостерегает  Елена Политыка. 


Причем телефонные номера на ящиках для пожертвований не гарантируют, что звонящий не попадет на подставных лиц. Как правило, ребенок, на лечение которого собирают средства в ЦФО, находится территориально неблизко, самое частое — в южных регионах страны. Специалисты отмечают, что в таком случае гораздо сложнее отследить схему поступления денег.

В нашем случае девочка-волонтер из Тамбова собирает деньги на лечение ребенка из Стерлитамака. Маленький Егор страдает ДЦП, и ему требуются средства на реабилитацию. Мы связались с мамой Егора, нашли его группу поддержки в социальной сети. Да, действительно, мама подтвердила, что имеет дело с фондом «Созвездие добра», и даже получила от него 40 тысяч рублей, которых на лечение все равно мало. На вопросы корреспондента, обращалась ли женщина в другие фонды, в частности, местное отделение Российского детского фонда, мама затруднилась ответить. 


В феврале 2017 года десятки благотворительных фондов по всей стране подписали Декларацию о добросовестности в сфере благотворительности, которую составила Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Все вместе». В ней фонды заявили о том, что больше не проводят сборы денег в общественных местах с помощью переносных ящиков. В декларации говорится, что такой способ сбора средств признаётся недостойным и недопустимым для прозрачной и профессиональной деятельности.

«Я могу сказать, что передача денег непонятным волонтёрам, а тем более других регионов, это по сути то же самое, что подарить деньги непонятным структурам. Неизвестно, что это за дети, действительно ли им нужна помощь. Проверить это невозможно» — прокомментировал руководитель координационного совета Тамбовского регионального отделения Детского фонда РоссииПавел Серёгин.


Серегин рассказал, как строится работа в Тамбовском отделении Российского детского фонда, существующего уже 30 лет и оказавшего помощь многим детям: «Все дети, которые нуждаются в помощи, зафиксированы, вся информация подтверждена в управлении здравоохранения, со всеми социальными службами всё согласовано. И если детский фонд выделяет деньги, мы проверяем, что это за семьи, может, у них там собственная сумма есть, и они просто спекулируют здоровьем своих детей.» 

Решение о выделении любой суммы решается комиссионно. В состав комиссии входят врачи, представители различных управленческих структур, общественники. По рецептам врача покупают лекарства, и родителям отдают не деньги, а указанные в назначениях препараты. Или оплачиваются хирургическое вмешательство и другие платные услуги клиники, их переводят на счёт самих медицинских учреждений, а ребёнок уже приезжает и лечится. Такие схемы прозрачны и махинации в них невозможны.

 «Сказать со стопроцентной уверенностью, что они мошенники, мы не сможем. Мы их за руку не держали. А документы «Созвездия добра» я смотрела буквально вчера. Они зарегистрированы в Самарской области. Что за ребёнок, они толком сказать не могут. Дело в том, что, не зная организацию, не понимая, на кого они собирают деньги, сделать какие-то выводы очень сложно» — сказала Наталья Попова, специалист тамбовского отделения Российского детского фонда.

Наталья Попова рассказала, что тем, кто хочет действительно помочь детям, следует обращаться в проверенные фонды с надёжной репутацией. Это и Российский детский фонд, и фонды, собирающие деньги на центральном телевидении — «Подари жизнь», «Подсолнух», где каждый имеет возможность отправить перевод смской. 

Для тех, кто постоянно спешит, но тоже хотел бы помочь нуждающимся в дорогостоящем лечении людям, в тамбовских магазинах эконом-класса стоят ящики, на которых есть эмблема детского фонда — ладошка. 

Расскажите о проекте в соц.сетях

В Курске пресекли деятельность группы лжеволонтеров

Мы уже писали про сеть лжеволонтёров, действующих на улицах нашего города. И вот, история получила продолжение.

В Курске задержаны лжеволонтёры, не имеющие отношения к благотворительным фондам. Граждане одной из бывших советских республик, приехав в Курск, собирали деньги с доверчивых горожан на лечение больных детей. Молодые люди трудились на оживлённых перекрестках города Курска, которые превратили в места сбора пожертвований.

В ходе оперативных мероприятий выяснилось, что лжеволонтёры не связаны с благотворительными фондами, работают сами на себя, а в качестве платы забирают часть суммы, которую удаётся собрать. По информации «волонтёров», сумма их заработной платы составляет 30 % от собранных средств. Но установить точные цифры не представляется возможным – ящики для пожертвований открываются без ключа.

Дети, для которых со слов лжеволонтёров производился сбор денег, не имеют отношения к Курску и проживут в Мытищах и Уфе.

В ходе разбирательства выяснилось, что один из задержанных ранее уже выдворялся из России и пользовался подложными документами. Причём, для того, чтобы вернуться в Россию он сменил фамилию.  В этой связи материалы дела переданы в пограничное управление для принятия решения в соответствии с законом, сообщает УМВД по Курской области.

Участники противозаконной схемы оштрафованы на 500 рублей за нарушение правил дорожного движения и 2000 рублей за осуществление незаконной трудовой деятельности на территории Российской Федерации. В случае повторного аналогичного проступка последует выдворение и запрет на въезд в Россию.

По информации пресс-службы УМВД по Курской области, один из лжеволонтёров для уплаты собственного административного штрафа использовал деньги, собранные в качестве пожертвований.

Источник: http://kursknews.ru/

 

Расскажите о проекте в соц.сетях

К фальшивым благотворителям, собиравшим деньги на улицах Екатеринбурга, нагрянул ОМОН

Фонду «Благородные сердца» выдали временный запрет на осуществление деятельности, однако волонтеры продолжают собирать с горожан пожертвования.
В офис благотворительного фонда «Благородные сердца» пришли с обысками сотрудники отдела полиции № 5 УМВД России по Екатеринбургу и бойцы ОМОНа. Как сообщает агентство новостей «Между строк», по результатам фонду выдали временный запрет на осуществление деятельности.

Учредителем и директором «Благородных сердец» является Галина Герасимова, которая в свое время работала в фонде «Чистые сердца». После увольнения оттуда она занялась собственной деятельностью и собрала волонтеров. Активисты действовали от имени фонда «Чистые сердца», а деньги собирали в коробки с надписью «Живи, малыш», при этом они не были причастны ни к тем, ни к другим. Куда уходили пожертвования — неизвестно.

Сообщения в правоохранительные органы о волонтерах «Благородных сердец» поступили от жителей города, которые рассказали полиции, что группа подростков, путешествуя по Екатеринбургу на автобусах и трамваях, собирает деньги на ремонт детской городской больницы №11, сообщает издание.

Сотрудники полиции при поддержке ОМОНа приехали в офис фонда на улице Радищева и потребовали у руководителя организации документы, однако предоставить их он не смог, из-за чего и отправился вместе с правоохранителями в отдел полиции. Кроме того, в офисе фонда полиция застала нескольких волонтеров, которым еще не исполнилось 14 лет.

Пресс-служба ГУ МВД России по Свердловской области:

— По этому поводу будут проводиться дополнительные проверочные мероприятия, потому что там были лица, не достигшие 14-летнего возраста. На каком основании они там находились, есть ли у них разрешение от родителей на занятие какой-либо деятельностью, за деньги они это делали или нет — пока неизвестно.

Сейчас проверочные мероприятия проводит подразделение управления экономической безопасности ГУ МВД России по городу Екатеринбургу. По результатам проверки будет принято процессуальное решение.

Отметим, несмотря на запрет деятельности, волонтеры «Благородных сердец» все еще собирают пожертвования на улицах Екатеринбурга.

 

Источник: https://66.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Маленький герой крупной аферы

Это история о том, как 22-летний парень из Твери понял, что участвует в мошеннической схеме под видом благотворительного фонда, раскаялся, сдал полиции своего начальника и решил заниматься настоящей благотворительностью

«Я с утра кровь сдаю, потом поеду по делам, а потом можем встретиться, — говорит по телефону Алексей. — Теперь работы у меня нет, так что я более-менее свободен». Несколько дней назад Алексей сам себя выгнал с работы — закрыл тверской филиал благотворительного фонда «Сильные дети», директором которого был. Еще утром того дня он и представить не мог, что вечером лишит себя и десяток своих сотрудников хорошей ежедневной прибыли.

Экспозиция

День начался как обычно. Он открыл офис в 11 утра, раздал пришедшим «волонтерам» реквизит и отправил их на улицы. Реквизит — это манишка с логотипом фонда, ящик для сбора денег с фотографиями больных детей, пакеты с листовками и папки с документами. Документы — это копии медицинских заключений больных детей, доверенность гражданского активиста и письменное согласие родителей «волонтера». Большинство «волонтеров» были несовершеннолетними.

«Чтобы все было «чисто», нам нужны были формально эти бумажки, — говорит Алексей. — Дети просто приносили эти согласия, а кто их писал, я не проверял, да и не задумывался об этом». Вечером подростки возвращались, Алексей вскрывал ящики с наличностью, отсчитывал им 20% от собранного, говорил «до завтра» и клал деньги в общую кассу. Когда последний волонтер уходил, он считал общую сумму, забирал себе еще от 5 до 15%, а остальное переводил на личную карту учредителя фонда Сергея, который находился в Чувашии.

Кульминация (вне очереди)

То же самое должно было произойти и тем вечером, но днем Алексей получил испуганное сообщение. Во «ВКонтакте» писала одна из «волонтеров», 14-летняя девочка. Что ее окружили какие-то активисты и полиция и отвезли в отделение. Что она не понимает, что сделала плохого, и просит приехать. Алексей взял документы фонда, свою доверенность гражданского активиста, закрыл офис и поехал в отделение.

Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД

В коридорах офисного центра, в котором работал Алексей

«Я приехала в Тверь в командировку послушать, как обстоят дела с мошенничеством в местном благотворительном секторе, — рассказывает координатор проекта “Все вместе против мошенников” Мила Геранина. — После круглого стола мы еще посмеялись, что было бы забавно прямо тут, на месте, кого-нибудь разоблачить. И вот спустя час мы идем с коллегами по местному Арбату и видим девочку-волонтера с ящиком для сбора денег на лечение больного ребенка». Мила с коллегами начали расспрашивать девочку, вызвали полицию, стражи порядка прибыли, и все вместе поехали в отделение.

«МЫ ИДЕМ С КОЛЛЕГАМИ ПО МЕСТНОМУ АРБАТУ И ВИДИМ ДЕВОЧКУ-ВОЛОНТЕРА С ЯЩИКОМ ДЛЯ СБОРА ДЕНЕГ НА ЛЕЧЕНИЕ БОЛЬНОГО РЕБЕНКА»

Пока ждали маму девочки, явился Алексей. «Я приехал в отделение разбираться, что к чему. Там было несколько представителей фондов. Мы долго разговаривали, они рассказывали мне, что благотворительные фонды так не работают, что мы занимаемся чем-то плохим. Я в ответ показывал им копии учредительных документов, свою доверенность и доказывал, что мы делаем благое дело и собираем деньги на лечение больных детей».

«У меня сложилось ощущение, что эти ребята искренне верили в то, что они делают доброе дело, — говорит Екатерина Самсонова, директор благотворительного фонда “Добрый мир”. Она была среди тех, кто вызвал полицию и поехал в отделение. — Они сами не понимали, что хорошо, а что плохо. Что волонтер — это человек, который помогает бесплатно. Что перечислять собранные деньги на личную карту директора — неправильно. Что брать себе в общей сложности 40% от этих денег — неправильно. Когда мы разговаривали в отделении, Алексей искренне удивился, что они за месяц собирали столько, сколько наши (фонда “Добрый мир”. — Прим. “ТД”) стационарные ящики за год, — порядка 300 тысяч рублей. Но только у нас есть вся отчетность по этим ящикам и договоренность с администрацией города, а у них все было мимо кассы».

Мама забрала девочку домой, а Алексей остался с Милой, Екатериной и их коллегами в отделении. Разговор длился несколько часов. В итоге он понял, что стал частью большой мошеннической схемы и решил написать заявление в полицию на учредителя фонда. Благо далеко ходить не надо было. В отделении он рассказал полиции, как попал в фонд и как там все устроено.

Завязка

Около трех месяцев назад Леша искал работу и увидел объявление на «Авито»: «Ищем промоутеров, опыт не нужен, оплата наличными, дружный коллектив, чай, печеньки». Чай-печеньки и перспектива общения привлекли, и он пошел на собеседование. С ним общался Стас, который представился региональным руководителем фонда «Сильные дети». Он рассказал, что фонд занимается сбором денег на лечение больных детей, что зарегистрирован он в Чувашии и что у фонда филиалы в семи регионах.

«За 15 минут он рассказал, что нужно делать, вручил ящик и документы, и я пошел на улицу, — рассказывает Алексей. — Через пару часов я вернулся, в ящике 350 рублей. От них мне полагалось 20%. Я решил, что я не хочу этим заниматься. Одно дело — что-то рекламировать, другое — заниматься попрошайничеством. Я так и сказал Стасу, что это не мой уровень и вообще не мое. Стас спросил, где я работал раньше, заинтересовался и предложил мне нечто другое».

С короткими темными волосами и смелым взглядом, Леша выглядит бодро и уверенно. К своим 22 годам он отучился в Королеве сначала на инженера (но было скучно), потом перевелся на банковское дело (но не понравилось «впихивать людям кредиты»), а потом и вовсе бросил учебу. И пошел работать. Сначала барменом и администратором в клубах в Королеве, потом переехал в Тверь, где продолжал работать в барах. В промежутках успел поработать даже брокером на фондовом рынке. «Впечатляет», — сказал Стас и предложил ему должность начальника филиала фонда.

Развитие действия

Неделю Стас объяснял Леше, как будет строиться работа. Ему предстояло раздавать реквизит существующим «волонтерам» (так их там называли) и привлекать новых, а в конце дня отправлять деньги на карточку учредителя в Чувашию. Норма для сборов — тысяча рублей в час. «Обычно те, кто приносил меньше, сами не задерживались у нас, — рассказывает Леша. — А так 200 рублей в час — это довольно много для Твери. Нигде на флаерах такого не заработаешь. Кроме того, если активно подходить к людям, можно собрать и намного больше».

ЕМУ ПРЕДСТОЯЛО РАЗДАВАТЬ РЕКВИЗИТ СУЩЕСТВУЮЩИМ «ВОЛОНТЕРАМ» И ПРИВЛЕКАТЬ НОВЫХ, А В КОНЦЕ ДНЯ ОТПРАВЛЯТЬ ДЕНЬГИ НА КАРТОЧКУ УЧРЕДИТЕЛЯ

Леша быстро понял схему и начал работать, а Стас уехал в Смоленск. Семь дней в неделю Алексей отправлял волонтеров на улицы, платил им 20%, забирал часть кассы себе и отсылал остальное Сергею. В день в среднем перечислял десять тысяч рублей. Иногда бывало и больше, а на день города собрали аж пятьдесят тысяч, с них Леша получил семь с половиной тысяч и еще три тысячи премии от учредителя фонда за хорошие сборы. Десять тысяч в день он еще никогда не зарабатывал.

Речной вокзал — одно из мест, где работали подростки, собирая пожертвования для «фонда»Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТДНачальство было довольно, Сергей слал похвалы в Telegram, а Стас обещал, что, когда Тверской филиал выйдет на стабильный сбор в пятнадцать тысяч в месяц, Лешу переведут в Подмосковье открывать филиалы там. «Им понравилось, что я хорошо знаю не только Королев, но и всю Московскую область, и хотели меня туда перевести, — говорит Леша. — Я был не против, да и лично Сергей меня приободрил».

Они встретились первый и единственный раз за неделю до случая в отделении. До этого Леша только знал, что учредителя зовут Сергей Ерошенко, ему 24 года, живет в Чебоксарах, владеет сетью заправок. И еще что он сын депутата. «Он приехал в Тверь, мы встретились, он отвел меня в кафе и в бильярд, похвалил за хорошую работу», — говорит Леша.

А на следующий день после того, как Леша написал заявление и закрыл филиал, получил от Сергея сообщение в Telegram: «Это тебе один из чеков в качестве подтверждения платежей, чтобы ты себя почувствовал еще большим мудаком. А теперь прошу копию твоего заявления либо скажи полное его содержание. В противном случае я буду писать встречное письмо по факту хищения тобой фондовских денег и клевете». И приложил в доказательство своей честной деятельности чек.

Развязка

В чеке от 1 июля видно, что Сергей Евгеньевич Е. перечислил 64 200 рублей на некий счет в Сбербанке с пометкой «Пожертвование». Что должен доказывать этот чек, Леша не знает. Он показал чек полиции среди прочих документов. Также он дал полицейским свой логин и пароль от аккаунта в Telegram, где можно увидеть всю рабочую переписку с Сергеем и другими руководителями региональных филиалов фонда. Со всеми суммами, процентами и прочими деталями их работы.

ПОЛИЦИЯ, ПОХОЖЕ, НЕ ОСОБО ЗАИНТЕРЕСОВАЛАСЬ ЗАЯВЛЕНИЕМ АЛЕКСЕЯ

Но полиция, похоже, не особо заинтересовалась заявлением Алексея. «У меня ощущение, что им дела нет, — говорит Леша. — Они сказали, что, если им понадобятся еще сведения, они мне позвонят. Но до сих пор не звонили. Они даже не заходили в мой Telegram-аккаунт. А несколько дней назад Сергей заблокировал общий чат, так что теперь они и не зайдут, если захотят».

«Действия полиции вызывают массу вопросов, — говорит Мила Геранина, которая все это время была с Лешей в отделении, пока он писал заявление. — Полицейские даже не знали, что спрашивать у парня. Я объясняла им, на что именно обратить внимание. На то, что “волонтеры” получали деньги, но не были никак оформлены. На то, что сам Алексей не был никак оформлен. На то, что филиал в Твери не был даже зарегистрирован. Что деньги переводились напрямую на личную карту учредителя, а с нее в непонятном размере на какие-то другие счета. Наконец, на то, что ни один приличный фонд не собирает таким способом пожертвования».

Лирическое отступление

В феврале 2017 года десятки благотворительных фондов подписали Декларацию о добросовестности в сфере благотворительности, которую составила ассоциация «Все вместе». В ней они заявили, что не проводят сборы наличных в общественных местах с помощью переносных ящиков. «Как правило, этим занимаются люди, выдающие себя за волонтеров, а на деле получающие процент от собранных денег, то есть коммерческие агенты, которые обманывают общественность… Эта практика признается нами порочной и недопустимой для прозрачной и профессиональной организации», — говорится в декларации.

Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД

Алексей на берегу Волги

Для сбора денег настоящие благотворительные фонды если и используют ящики-копилки, то стационарные. Они вскрываются при внешнем контроле, а также во время официальных мероприятий.

В России не существует единой законодательной базы, где четко были бы прописаны правила сбора денег благотворительными организациями, и поэтому привлечь Сергея Ерошенко за мошенничество будет непросто. «Суммы там были серьезные, порядка трех с половиной миллионов в месяц собирали все филиалы фонда. И ни отчетов, ни налогов, ничего», — говорит Алексей. «Для того чтобы этого учредителя начали проверять, надо, чтобы завели дело, причем на федеральном уровне», — уверена Мила Геранина.

Эпилог

Заведут ли правоохранительные органы дело, пока не ясно. Дозвониться и получить комментарий у Сергея Ерошенко не удалось, он не берет трубку. Алексей говорит, что угрозы учредителя его не пугают. Сейчас его волнует другое — как пройдет их встреча с Екатериной Самсоновой из фонда «Добрый мир».

Они познакомились тогда, в отделении полиции, и Леша сказал ей, что хочет работать в честном фонде и заниматься настоящей благотворительностью. «Мне казалось, что мы делаем доброе дело, и я с радостью работал семь дней в неделю без выходных. Думал, что помогаю больным детям». У Леши удостоверение донора крови, и он любит и хочет помогать другим.

«У меня в фонде как раз есть вакансия фандрайзера, — говорит Екатерина Самсонова. — Алексей производит впечатление честного и умного парня, надеюсь, мы сможем с ним договориться».

Источник: https://takiedela.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Рак души: как в Приморье наживаются на сострадании к больным детям

Директор благотворительного фонда рассказала, что нужно знать о лечении детской онкологии

Как известно, чем страшнее беда – тем проще на ней спекулировать, тем более когда речь идёт о здоровье. Рак – одно из самых серьёзных заболеваний современности, и поэтому разных «разводов» вокруг этой темы – хоть отбавляй. Особенно, если речь идёт о детской онкологии. О том, как не попасть на крючок мошенников, жертвуя на лечение детей (а также о многом другом), корреспонденту РИА «Восток-Медиа» рассказала директор благотворительного фонда «Сохрани жизнь» Светлана Горковенко.

Не верьте «Лучикам»

В последние несколько лет во Владивостоке активно действуют два довольно своеобразных благотворительных фонда – «Лучик» и «Капля добра». Со старшеклассниками, в автобусах собирающими пожертвования на лечение больных детей, сталкивались многие жители приморской столицы. «Уважаемые горожане, просим минуточку внимания…» — затем объявляется тяжёлый диагноз и нужная на лечение сумма. Самая что ни на есть навязчивая благотворительность. Не дать денег – вроде бы некрасиво. А вот если дашь – никогда не узнаешь, дошли они до адресата или нет. Да и вообще – был ли мальчик…

Мошенничество, связанное с детскими болезнями (особенно – онкологией), – вещь не новая. Многочисленные «разводы» на этой почве давно подорвали общественное доверие к подобным историям. Но всё же дети, которым требуются деньги на лечение, есть. И организации, которые собирают деньги, тоже есть. Речь идёт, прежде всего, о благотворительных фондах – если вы всё-таки горите желанием помочь больным детям, лучше всего обращаться именно туда.

Прежде всего, нужно понимать принцип работы добропорядочных благотворительных фондов. Они напрямую работают с онкологическими больницами и помогают именно их пациентам. Об особенностях работы подобных организаций корреспонденту агентства рассказала директор благотворительного фонда «Сохрани жизнь» Светлана Горковенко. «Мы закрываем конкретные потребности, о которых нам сообщают врачи. То есть ребёнок заболел, и его, например, нужно отвезти на операцию в Москву. Или ему требуется дорогое лекарство. Да те же памперсы купить – не у всех есть на это деньги. Представления о том, что мы ходим по больницам и выбираем, кому бы помочь, — ошибочны», — объяснила она. Так что при желании историю любого пациента фонда можно проверить.

Фото: miloserdie.ru

Не менее важный момент – это финансовая отчётность. У любого нормального благотворительного фонда имеется расчётный счёт, куда и приходят пожертвования. Это делает работу организации прозрачной – компетентные органы всегда могут проверить, на какие цели потрачена та или иная сумма. Это отличает работу фондов от, например, частных сборов – когда деньги просят переводить на чью-нибудь банковскую карту.

«Почему много случаев мошенничества связано именно с частными сборами? Всё просто. Никто никогда не может проверить, на что потрачены пришедшие на карту деньги. То есть сборщик средств может свободно расходовать деньги по своему усмотрению – и никто об этом не узнает», — рассказала Светлана Горковенко.

Сюда же относятся благотворительные сборы в автобусах, которые практикуют фонды «Лучик» и «Капля добра». Точно узнать, сколько денег собирают волонтёры данных организаций, сколько они тратят на пациентов (и тратят ли вообще), – попросту невозможно. «По большому счёту сбор пожертвований в общественных местах – это не совсем законно. «Сохрани жизнь» входит в ассоциацию фондов, которые выступают против подобных сборов. Наши волонтёры никогда не занимаются сбором денег в автобусах», — добавила директор фонда «Сохрани жизнь».

Словом, стоит быть осторожным. Если вы видите в автобусе или в соцсетях объявления о сборах на лечение – стоит посмотреть, куда именно просят переводить деньги. Мошенники зачастую прибегают к довольно изощрённым приёмам. Например, они могут взять вполне реальное объявление благотворительного фонда, изменив лишь адрес перевода – не на расчётный счёт, а на какую-то банковскую карту.

Деньги нужны, но не всегда

Фото: vanila.ru

Существует несколько устоявшихся стереотипов по поводу детской онкологии. Первый из них касается дороговизны лечения рака. Отчасти он ошибочен. Базовое, стандартное лечение детских онкологических заболеваний в России – бесплатное. Зачастую родителям почти не требуется тратить деньги на лечение ребёнка. Конечно, случаи бывают очень разные – кому-то нужна сложная операция, кому-то – лекарство, не предоставляемое по полису. В таких ситуациях на помощь может прийти фонд. «У нас в Приморье не всегда могут провести какие-то сложные операции. Тогда мы отправляем детей в Москву, где имеются нужные специалисты. Наш фонд снимает две квартиры, в которых родители могут остановиться. Также мы можем оплатить дорогу. Иногда ребёнку требуется какое-то дорогое лекарство – всё-таки организмы у всех разные, и лечение может отличаться, но за основные процедуры у нас платить не надо», — объяснила Светлана Горковенко.

Второй стереотип – «за границей лучше». Именно поэтому многие родители, узнав о диагнозе ребёнка, начинают искать зарубежные клиники, едут в Корею, Израиль, Германию… Во многом происходит это из-за непонимания разницы между взрослой и детской онкологией. С первой в России действительно непросто, и качество лечения подобных заболеваний порой оставляет желать лучшего. Детская онкология – дело другое. 90 % детей с раковыми заболеваниями в Приморье уходят в глубокую ремиссию, то есть практически выздоравливают. Наибольший процент смертности у пациентов до двух лет – из-за слабого иммунитета. В остальных случаях исход почти всегда будет благоприятным.

«В сфере лечения детской онкологии у нас действительно всё очень неплохо. Как на уровне диагностики и лечения, так и на уровне условий пребывания в больнице. Как я уже говорила, стандартная процедура лечения в России бесплатна, а в той же Корее она обойдётся в миллионы рублей. Одно пребывание в клинике там стоит несколько тысяч рублей в день. Гораздо разумнее расходовать эти деньги на непосредственное лечение», — считает Светлана Горковенко. Она отметила, что во всех странах медицинские протоколы лечения детского рака практически одинаковы. За рубежом могут быть более комфортные условия пребывания, более тонкая диагностика – но существенной разницы в самом лечении не будет.

Директор фонда добавила, что по закону благотворительные организации не имеют права собирать деньги для отправки больного ребёнка за рубеж. Впрочем, как правило, этого и не требуется. Зачастую на заграничные клиники собирают родители детей, чей диагноз признали неизлечимым. Это объяснимо – даже после приговора врачей люди пытаются сделать всё возможное и невозможное.

Впрочем, не стоит думать, что неизлечимо больных людей врачи бросают на произвол судьбы. Даже после того, как ракового пациента признают неизлечимым, от него не отказываются – во всяком случае, это происходит не сразу. Больному продолжают назначать новые лекарства, применять новые процедуры. Не опускают руки и фонды. В некоторых случаях надежда на чудо не подводит. «Через нас проходила одна девочка, которую врачи признали безнадёжной. После длительного курса лечения не было никакой динамики, опухоль продолжала расти. В конце концов, девочка просто отправилась доживать последние дни дома. И в какой-то момент рак начал уходить. Пациентка ушла в глубокую ремиссию, отучилась, окончила университет, вышла замуж, родила ребёнка», — рассказала Светлана Горковенко.

Источник: https://vostokmedia.com/

Расскажите о проекте в соц.сетях