Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

Кто стоит за уличными волонтерами, атаковавшими челябинские маршрутки

Сбор средств на улицах и в транспорте вызывает вопросы не только у горожан, но и руководителей серьезных фондов

В последнее время общественный транспорт Челябинска наводнили волонтеры, которые просят внести пожертвование на лечение детей. Откуда берутся подростки и кто курирует их деятельность – читайте в нашем расследовании.

Вечер, переполненная маршрутка. Заходит девочка в белой футболке с надписью «Россодействие», надетой на пуховик. Смотрит в одну точку и начинает говорить деревянным голосом заученный текст:

«Уважаемые пассажиры! Помогите Сереже Докшину! Диагноз – церебральный паралич…». Некоторые полезли в карман. Достаю телефон, пытаюсь сфотографировать девочку, но она тут же отворачивается и выходит на следующей остановке.

— Обман стопроцентно, — высказывает мнение пожилая женщина, сидящая напротив. – Одно меня радует: немногие на это ведутся. Единицы дают.

Маршрутка снова останавливается, и в нее заходят две девушки в белых футболках с «фирменной» надписью. И снова начинают повторять текст про Сережу Докшина. В отличие от своей предшественницы, они позволили себя сфотографировать.

— Часто к вам такие волонтеры заходят? – обращаюсь к водителю маршрутки.

— Достали уже, — признается тот. – Каждый день по несколько раз.

Рассматриваю фотографию. На коробочке для сбора средств виден номер телефона Ульяны, мамы Сережи Докшина. Звоню.

— Вы в курсе, что на лечение вашего мальчика волонтеры собирают деньги в маршрутках?

— Конечно, в курсе. Часть уже собрали и перевели на счет клиники, где мы начали курс реабилитации, — голос у Ульяны доброжелательный. – Это клиника китайской медицины, там очень помогают деткам с ДЦП. Иглотерапия, ЛФК, массаж. Один курс стоит 110 тысяч. Мы начали лечение. Приходим в клинику и почти целый день там проводим.

— Как вы узнали про «Россодействие»?

— Подруга подсказала, у нее дочка инвалид. Ей они насобирали на коляску.

— А государство Сережу как-то лечило?

— Проходили курс в центре «Огонек» на ЧМЗ, — Ульяна готова к любому вопросу и, похоже, говорит правду. – Но там не очень у нас были результаты. Еще нас ОТВ показало в программе «Настоящий волшебник». Там мы от фонда «Родная» в другой центр поедем лечиться.

— А вас не смущает способ сбора средств в маршрутках несовершеннолетними?

— У «Россодействия» так принято. У них волонтеры – дети, добровольцы. Они не только в маршрутках, в торговых центрах тоже есть коробочки. И в Интернет информацию про Сережу выложили.

Адрес челябинского отделения «Россодействия» есть в открытом доступе. А вот вывески нет, так что пришлось поплутать по разным кабинетам. Нахожу, наконец, нужную дверь. В кабинете — подростки, в том числе те, кого я видела в маршрутках. Пахнет китайской лапшой.

— Ребята, вы за деньги работаете?

— Нет, бесплатно, — отвечает Сережа Пронин. – Но нам в школу могут дать хорошую характеристику, путевку в летний лагерь.

— Он у нас любитель ездить летом в лагеря, — вступает в разговор Карина, она здесь за старшего. – Фонд ему средства перечислил на путевку в Курск. В основном к нам приходят ребята из неблагополучных семей, которые хотят хоть чем-то помочь обществу.

— Много времени работа отнимает?

— Два часа в день, кто сколько хочет. Если замерз – никто дальше работать не заставляет. Главное – пришел, проявил инициативу, помог больным детям. Мы помогаем матерям-одиночкам, детям-инвалидам и просто людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию.

— Много насобирали?

— 33 проекта выполнено (проект – помощь одному ребенку) на три миллиона. И в работе столько же.

Из дальнейшего разговора выясняется, что отделения фонда действуют в Курске, Орле, Воронеже, Челябинске, Перми, Ставрополе, Рязани, Туле, Белгороде, Ростове-на-Дону, Тамбове. Собирают на детей в разных городах, из нашей области помогли двум мальчикам из Челябинска и одной девочке из Златоуста.

— Гоняют вас водители?

— Частенько. Иногда двери не открывают или прямым текстом посылают нас. Не все верят, что мы собираем детям. За день мы бывает, по несколько раз в одну и ту же маршрутку заходим.

Фото Олеси Горюк

 

Фото со страницы пользователя Вконтакте

Основатель фонда Александр Жидеев живет в Москве. Помимо фонда занимается выпуском печатной продукции «и еще одним направлением, не скажу, каким». Почему начал помогать больным детям?

— У жены была беременность, протекала тяжело, — вспоминает Александр. – В сентябре 2016 года начал активно помогать другим в надежде, что добро вернется. Так и произошло: дочка родилась здоровой. За первые четыре месяца помог одному ребенку. А за следующие четыре – двадцати одному!

— Почему вы выстроили сеть в разных городах?

— У меня много друзей-предпринимателей. Один занимается домофонами, другой ресторанным бизнесом, третий дизайном. Они руководят отделениями. Деньги получают символические – две тысячи рублей в месяц, но занимаются этим помимо основной работы. Челябинским отделением руководит Карина – она невеста моего друга.

— Как вы набираете волонтеров?

— Размещаем объявления в соцсети на страничках школ, колледжей, техникумов. Половина наших волонтеров – из неблагополучных семей. Мы ведем с ними воспитательную работу. Водим в бильярд, кино.

— Откуда деньги на кино?

— Нам кинотеатры скидку делают. И еще это связано с одним направлением моей деятельности – не скажу каким.

— Ваш фонд зарегистрирован на квартире, почему?

— Это говорит только о том, что у нас нет юридического адреса. Потому что его иметь дорого, мы лучше эти деньги потратим на больных детей. Фонд зарегистрирован на моей квартире.

— Почему вы разрешаете волонтерам просить деньги?

— У нас в торговых центрах стоят ящики для сбора средств. В месяц ящик собирает 500 рублей, максимум две тысячи. Доброволец, выходя на два часа, эту сумму соберет за день. 82% наших средств собрали добровольцы.

— А вы учитываете, сколько негатива при этом вылилось на их еще не окрепшую психику?

— Если человек уверен в своей правоте, ему все нипочем. Ну и считайте меня дурачком, а я деньги перевел.

— Водители недовольны.

— Это вы не с тем водителем общались. Большинство водителей нас поддерживают, мы им дарим наши календарики.

— И серьезные фонды, занимающиеся сбором средств для больных детей, не одобряют ваших методов.

— Я вам расскажу, почему. Вот в Белгороде Чибиряк Вика, Зинчук Соня. Родители во все фонды обращались, никто не помог. А мы помогли. И так более чем сорока детям. А если бы мы работали, как эти фонды, собрали для троих, максимум пятерых. В Курске есть благотворительный фонд, работает 12 лет. Мы в 2016 году начали там работать, вообще не имея опыта. И за 180 дней собрали столько же, сколько они за 360. Считаю, все обвинения нас – это просто зависть.

В мае 2017 года 206 крупнейших и наиболее авторитетных российских благотворительных фондов подписали декларацию о недопустимости сбора средств на улице, проезжей части и в общественном транспорте.

— Мы подписали декларацию и тем самым добровольно себя ограничили, потому что понимаем, что инструмент сбора наличных на улице слишком опасен, слишком много здесь пространства для мошенничества, — утверждает Григорий Мазманянц, исполнительный директор фонда «Подари жизнь».

В числе подписантов декларации есть и челябинский фонд «Искорка».

— Главный минус такого способа – непрозрачность денежных потоков, — считает директор «Искорки» Евгения Майорова. – Я прекрасно понимаю, что они собирают больше. Но это на данный момент. Долго такая структура не продержится. Мне дороже всего репутация нашего фонда, потому что это те дети, которым я помогу в будущем.

***

Родителей больных детей, конечно, можно понять. Для них цель оправдывает любые средства. Мамы мечтают, что их ребенок выздоровеет, окончит школу, поступит в институт. И ни одной из них не хотелось бы, чтобы их чадо побиралось в маршрутках, было обругано матом и рисковало угодить под колеса.

Фото: Олеси Горюк

Источник: http://chel.mk.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

В России будут вести борьбу с мошенниками-лжеволонтерами

В настоящее время прорабатывается возможный порядок действий при выявлении фактов подобного рода мошенничества.

Добровольчество, само по себе, является благородным и достойным делом. Об этом неоднократно заявлял президент РФ Владимир Путин и ряд общественных организаций. Более того, недавно глава государства заявил, что им был подписан указ, устанавливающий 5 декабря днем добровольца (волонтера) в России.

Однако, согласно статистике, даже в этой сфере регулярно выявляются различные мошеннические схемы. В правоохранительные органы все чаще обращаются люди, заявляющие о том, что они стали жертвами благотворительных организаций и лжеволонтеров. Мошенники занимаются сбором денежных средств в транспорте и на улицах городов России.

В России будут вести борьбу с мошенниками-лжеволонтерами

Под предлогом помощи кому-либо собираются колоссальные суммы, которые, однако, так и не доходят до адресата.

По сообщению агентства РИА Новости, Общественная палата РФ совместно с МВД и Следственным комитетом намерена разработать комплекс мер, призванных обезопасить россиян от мошенников. В первую очередь, необходимо выработать алгоритм действий при выявлении фактов преступления, а также ужесточить контроль за благотворительными организациями. В частности, различные фонды, осуществляющие сбор денежных средств, могу обязать проходить верификацию.

Социологи отмечают, что вследствие выявления все большего количества преступных схем, жертвами которых становятся россияне, их доверие к благотворительным фондам и добровольческим организациям с каждым годом уменьшается.

В России будут вести борьбу с мошенниками-лжеволонтерами

Источник: http://www.kremlinrus.ru

 

Расскажите о проекте в соц.сетях

Бизнес на доброте. Пермяков атаковали лжеблаготворители?

В Пермском крае активизировались представители псевдоблаготворительных фондов. Молодые люди с символикой фонда «Россодействие» собирают деньги в общественном транспорте и на остановках. По словам волонтеров, пожертвования направляются на оплату высокотехнологичной медицинской помощи детям из других регионов страны, поддержку многодетных семей и матерей-одиночек. На деле и сам фонд, и его представители вызывают массу вопросов.

Благотворительная организация в Перми арендует помещение в одном из домов на Малой Ямской. По словам сотрудников соседних офисов, представители фонда по этому адресу бывают редко: ранним утром и поздним вечером. Кабинет используется как некий штаб. Здесь же руководители пермской ячейки фонда принимают на работу новых сборщиков пожертвований. Волонтеры «Россодействия» предпочитают действовать в центре города: входят в автобусы, трамваи, троллейбусы и обращаются к пассажирам с заранее выученным монологом.

Директор фонда «Берегиня» Татьяна Голубаева стала очевидцем одного из таких сборов.

— В 77-й автобус вошел молодой человек из благотворительного фонда «Россодействие», который собирал средства для помощи девочке. Я стала громко задавать ему вопросы: из какого города девочка, из какого города фонд. Почему фонд помогает, и какие есть документы с собой. Люди деньги не стали класть. Он встал у выхода и стал ждать следующей остановки. Мне тоже надо было выходить, вышли вместе. На остановке задала вопрос, откуда он сам, говорит, приехал из Донецка, деньги ему не платят, он работает добровольцем, показал документы. Да, все с синей печатью, но видно, что все много раз перекопировано, — говорит благотворительница.

В правовом поле

В России деятельность благотворительных фондов регулируется Федеральными законами «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» и «О некоммерческих организациях». Привлекать денежные средства граждан такие учреждения имеют право как на целевые расходы (помощь конкретным получателям), так и на содержание самой организации, говорит юрист Анатолий Малеев. В отечественной практике на административные нужды направляется примерно пятая часть пожертвований, собранных фондом. Действующее законодательство это позволяет.

— Если у волонтера, собирающего пожертвования, с документами все в порядке, и он действительно представляет официально зарегистрированный благотворительный фонд, то претензий к нему у правоохранителей быть не может. Возникнуть могут лишь морально-этические вопросы, — констатирует эксперт.

На официальном сайте фонда «Россодействие», представители которого активно работают сейчас в Перми, указано, что организация зарегистрирована в Курске. Вести работу в других субъектах Федерации законом в этом случае запрещено. Организация должна быть или межрегиональной, или общероссийской, и в любом случае создать в Перми филиал. Этого сделано не было.

Негативную оценку курской организации дает руководитель благотворительного фонда «Дедморозим» Дмитрий Жебелев. Он уверен, что многие охотники за добротой пермяков действуют вне правового поля.

— Нет проблем «взять» этих людей, которые с коробками ходят по автобусам, трамваям, на перекрестках. Они все практически действуют одинаково. У них нет документальных подтверждений благотворительной деятельности в части того, куда они перечисляют деньги. Есть все основания задерживать этих «волонтеров». Поводы — от попрошайничества до простой проверки документов. С помощью правоохранительных органов мы таким образом уже пресекали такую деятельность, когда устроили несколько специальных рейдов, — рассказывает общественник.

Доверяй, но проверяй

На странице «благотворителей» в сети данные о существовании региональных представительств есть, но официальная информация, подтверждающая их статус, отсутствует. На сайте «Россодействия» указан только один телефон и один адрес электронной почты. Человек, который зайдет на сайт фонда, с удивлением обнаружит, что в некоторых городах даже нет адреса представительства. Хотя организация уже более года действует в девяти регионах России. Декларируется, что фонд помогает больным детям, многодетным семьям и матерям-одиночкам. При этом на одном информационном ресурсе сборщики денег позиционирует себя как сразу два фонда: «Россодествие» и «Рост содействие». По данным сайта, в этом году организация уже привлекла и потратила на благотворительные цели более 2,3 млн рублей.

Настораживает, что по указанным в интернете контактам на связь представители фонда не выходят. Впрочем, сами волонтеры фонда на контакт с пермскими потенциальными жертвователями идут охотно: предъявляют ксерокопии учредительных документов организации, дают информацию о получателях пожертвований. Но дозвониться до руководства «Россодействия» по телефонам, указанным на сайте фонда, не удается. Часть телефонных номеров находится вне зоны действия сети, по другим номерам банально никто не отвечает. Кстати, пермякам фонд пока не помогает. На официальном сайте нуждающихся с пермской пропиской нет.

Конкуренция за добро

Сбор пожертвований организован с размахом: с помощью добровольцев, SMS-платежами, банковскими переводами на расчетный счет и с помощью стационарных ящиков в торговых центрах и магазинах. Проверить целевое расходование денег фондом «Россодействие» в открытых источниках не представляется возможным. При этом по действующему законодательству благотворительные организации обязаны отчитываться о своей работе перед аудиторами и ежегодно публиковать аудиторское заключение о результатах финансово-хозяйственной деятельности. Но таких документов на сайте фонда нет.

Традиционные благотворительные фонды, работающие не первый год и обладающие репутацией, недавно приняли решение бороться со своими сомнительными визави. Ассоциация «Все вместе» запустила проект «Все вместе против мошенников!», разработала декларацию о добросовестности, которую подписали несколько пермских фондов. В декларации предлагается запретить собирать деньги на улицах, в общественных местах, вне мест проведения организованных мероприятий.

 

Источник: http://v-kurse.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

В России разработают меры по борьбе с мошенниками-лжеволонтерами

Общественная палата РФ намерена вместе со структурами МВД и Следственного комитета проработать порядок работы со случаями мошенничества, связанными с деятельностью лжеволонтеров и мнимых благотворительных организаций, говорится в проекте итогового доклада Общественной палаты РФ о состоянии гражданского общества в РФ в 2017 году.

Последствия обстрела в Донецке. Архивное фото

В августе этого года Общественная палата (ОП) РФ обратилась в органы внутренних дел с просьбой предоставить данные по количеству полученных обращений о лжеволонтерстве и мошенничестве в области благотворительности. В ответ на запрос ОП РФ МВД сообщило, что ведомственной статистикой не предусмотрен учет сведений о фактах мошенничества, связанных с деятельностью лжеволонтеров и мнимых благотворительных организаций, осуществляющих сбор денежных средств в общественном транспорте и на улицах российских городов.

«В связи с этим необходима доработка законодательства для защиты граждан и благотворительных организаций от мошенничества. Общественная палата Российской Федерации планирует совместно со структурами МВД и Следственного комитета проработать порядок работы со случаями мошенничества», — говорится в документе, копия которого есть в распоряжении РИА Новости.

При этом среди россиян, участвующих в благотворительности, сохраняется низкий уровень доверия к благотворительным организациям, отмечается в документе. Также в ОП РФ предлагают ввести систему верификации добровольческих организаций.

«Любое движение может объявить, что у него есть какое угодно количество волонтеров, проверить это невозможно. Необходимо создать условия для верификации добровольческих организаций. Это создаст дополнительные барьеры для недобросовестных организаций», — отмечается в докладе.

РИА Новости

Источник: https://ria.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Благотворительность: не помогайте мошенникам!

Рождество и Новый год — время благотворительных базаров и сбора пожертвований. Даже те, кому в обычной жизни не свойственно испытывать благородные порывы души, в преддверии главного праздника года с удовольствием помогают тем, кому не так повезло. 

И именно этим чаще всего пользуются мошенники. Не так давно в электричке ко мне обратились двое молодых людей, собиравших деньги на помощь тяжело болеющим детям. У меня уже был печальный опыт расследования мошенничества в сфере благотворительности, а вот другие пассажиры, купившись на папку с отсканированными документами «фонда» и фотографии страдающих детей, охотно расставались с наличностью. Правда, когда я попыталась горе-благотворителей сфотографировать, они в мгновение ока выскочили из вагона, прошипев напоследок что-то едкое.

А я подумала о том, что сейчас нам нужен новый блог. О том, как не дать мошенникам нажиться на нашем стремлении помочь, и как стоит помогать тем, кто в помощи действительно нуждается.

За разъяснениями я обратилась к учредителю фонда помощи взрослым «Живой», директору благотворительного фонда «Детские сердца», одному из руководителей проекта  «Все вместе против мошенников» благотоврительного собрания «Все вместе» Екатерине Бермант

 

Были ли случаи, когда серьезные организации организовывали уличные сборы денег или сборы денег в транспорте?

Действительно, перед Новым годом людей, собирающих пожертвования на улицах от имени разных организаций, становится очень много. Бизнес рентабельный, поэтому стоят и в снег, и в дождь. И невольно вызывают сочувствие: какие молодцы, страдают на благо других. Но не спешите сочувствовать.

Серьезные помогающие организации НИКОГДА НЕ СОБИРАЮТ НАЛИЧНЫЕ НА УЛИЦАХ. Задайте себе вопрос, кому деньги, попадающие в ящики, подконтрольны и подотчетны? Кто этот ящик вскрывает? Куда эти деньги идут? А ведь эти деньги нужны действительно болеющим детям и взрослым!

Часто лжефонды нанимают студентов-волонтеров, с которыми тоже работают в темную. Молодым людям кажется, что они делают благое дело, а на самом деле они помогают мошенникам обогатиться.

Чтобы решить проблему, от имени членов Ассоциации «Все вместе» мы написали Декларацию о порядке инкассации и сбора средств в ящики-копилки. Поэтому теперь никто из солидных фондов не станет использовать переносные ящики и подвергать свою репутацию такому риску. Декларацию подписали уже 202 фонда. И думаю, будут подписывать еще.

Исключение составляют Фонд «Дикой Природы» и «Детские деревни SOS», которые подписывают «сторонников» на улицах электронным способом, но даже они никогда не собирают пожертвования наличными.

Какой пакет документов должен быть у организаторов подлинного фонда и можно ли его как-то проверить?

Благотворительность: не помогайте мошенникам! рис-2

Самое неприятное в истории с уличным сбором денег состоит в том, что мошенники порочат репутацию благотворительных фондов и одновременно ею пользуются. Поддельные фонды мимикрируют под реально работающие очень умело. Используют похожие названия, добытые в сети фотографии, «фирменные»логотипы, футболки и ветровки, предлагают за взнос подарить шарики или браслеты.

К сожалению, мошенники зачастую могут предоставить полный пакет документов фонда: у них есть регистрация, устав, офис. Прозрачный ящик сделан добротно, фотографии больных детей, информация о фонде-сборщике. Сегодня зарегистрировать фонд несложно — нужно немного времени и тщательное оформление документов. А дальше можно, прикрываясь бумагой, складывать деньги в карман. У фонда есть все, кроме собственно деятельности. И деньги они либо берут исключительно себе, либо используют еще более хитрые схемы. Малый процент собранного направляют на уставные цели, могут действительно передавать часть денег своим «подопечным». А большую часть оставляют себе. Так что тут привычна схема «проверь документы и убедись, что все в порядке» не работает.

То, что фонд собирает наличные на улице и указывает на его нечистоплотность.

А стоит ли откликаться на просьбы о помощи в сети. Как узнать, что это не очередная мошенническая схема?

В сети действительно очень много просьб о помощи. Часто люди из самых добрых побуждений распространяют такие объявления. Но давайте подумаем, можем ли мы как-то проверить изложенную там информацию? Нет! Интернет позволяет украсть и фото ребенка, и подлинную историю его жизни с сайта любого из благотворительных фондов. Мошеннику остается только добавить туда свои реквизиты — и деньги уйдут к нему. Формальный признак такого мошенничества — если в объявлении указана личная карта человека. В этом случае никто не сможет гарантировать целевое использование денег, а значит человек, которому вы так стремитесь помочь, ваших денег не получит. Так что помогать таким способом стоит только тогда, когда вы знакомы с человеком лично и лично же убедились в том, что он о помощи просит. Историй со взломанными аккаунтами, к сожалению, тоже очень много.

Если возникло есть желание помочь, как максимально просто и быстро это сделать?

Если вы хотите быть уверенны, что ваши деньги работают — помогайте через проверенные фонды. Помогать удобнее всего через профильные фонды с именем — на платежной странице будут перечислены все возможности помощи: с телефона, через банк, через терминал, рекуррентный платеж, сбербанковский перевод.

В конце концов возможно и личное участие в работе фонда. И оно может быть не менее значимо.

Благотворительность: не помогайте мошенникам! рис-3

ВЫ МОЖЕТЕ ПОМОЧЬ!

Лечение

  • Благотворительный фонд «АдВита» оказывает помощь больным раком и онкологическим отделениям больниц.
  • Благотворительный фонд «Подари жизнь» помогает детям с онкологическими, гематологическими и другими тяжелыми заболеваниями.
  • Благотворительный фонд «Детские Сердца» помогает детям, больным врожденными пороками сердца и сосудов.

Дети сироты

  • Благотворительный фонд «В ТВОИХ РУКАХ» помогает воспитанникам детских домов и коррекционных интернатов адаптироваться к жизни в обществе.
  • Центр «Вверх» помогает учиться и развиваться воспитанникам и выпускникам коррекционных детских домов и психоневрологических интернатов.
  • Благотворительный фонд «Весна в сердце» помогает людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

Взрослые

Люди с ограниченными возможностями

  • ВЫХОД Фонд содействия решению проблем аутизма в России.
  • Благотворительный фонд «Со-единение» оказывает помощь слепоглухим людям.

Хосписы

Пожилые

Бездомные

Помощь животным

  • Фонд «Лапа» помогает бездомным животным.
  • Фонд «Не просто собаки» помогает бездомным, беспородным животным и людям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации.
  • Фонд «Рэй»  помогает бездомным животным, а также приютам, в которых они содержатся.

 

Благотворительность: не помогайте мошенникам! рис-4

Мнение авторов Сообщества может не совпадать с официальной позицией организации «Росконтроль».

Источник: https://roscontrol.com/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Стоп-обман: 5 способов проверить, что вас не «развели на деньги»

Помочь деньгами – самый быстрый способ выручить человека в беде. Но как убедиться, что ваша помощь ушла по адресу? 5 подсказок Милы Гераниной, координатора проекта «Все вместе против мошенников»

Для начала давайте определимся, что мы говорим именно о финансовой помощи, а не о волонтерской, когда мы посвящаем часть времени и сил на добрые дела. Многие считают, что передать деньги – лучший способ поддержать в беде. Не буду спорить, деньги нужны всегда. Это короткий путь к лекарствам, анализам, билетам, кормам для животных и еще много к чему. Именно их чаще всего и просят.

Соцсети пестрят фотографиями несчастных, а по наших городам ходят «волонтеры» с прозрачными ящиками, тыкают в нос прохожим документами и собирают на ДЦП для бедного малыша. К счастью, люди у нас сердобольные, и хоть 5 рублей, но наскребут, даже бабушка-пенсионерка. Жалко же бедняжку с ДЦП. Правда, с большой долей вероятности никакого ребенка, которому собирают на лечение в электричках, нет. Или помощь ему на самом деле не нужна – перед вами мошенники. Вот несколько способов отличить честные фонды от тех, кто использует благотворительность как «упаковку» для собственного обогащения.

1. Честные фонды не собирают средства на улицах

Исключение — благотворительное мероприятие, о котором можно прочесть, заглянув к ним на сайт и на сторонние ресурсы. Честный фонд средь бела дня не пойдет на улицу с ящиками денег просить у прохожих. И вот почему: 1) сбор наличных средств затрудняет прозрачность отчетности – принципиальный момент для честных фондов, которые превыше всего ставят доверие тех, кто помогает. 2) слишком трудозатратно и нерентабельно; уличным сборщикам с ящиками надо платить, а значит из собранных 100 рублей пожертвований минимум 40 рублей потеряется на зарплатах и других административных выплатах. Честные фонды всеми силами стремятся сократить административные расходы и гордятся этим, потому что чем меньше административные расходы, тем более эффективно ты работаешь. Итак, если не хотите попасть впросак, просто не жертвуйте наличные на улице.

2. Честные фонды всегда открывают детали

Вам подробно расскажут, на что пойдут средства, покажут счета, оформленные на фонд и не будут скрывать полную историю болезни. То есть не «сбор на ДЦП» нет, а сбор средств для покупки инвалидной коляски, оплаты курса реабилитации и так далее. И деньги перечисляются не семье, а тому, кто предоставляет услуги или оборудование. Контакты контрагента не скрываются, и вы легко можете с ним связаться.

3. Представители честных фондов знают про свою организацию все

Их волонтеры никогда не скажут вам «вот визитка руководства, звоните», или «денег жалко, не мешай другим помогать». Волонтеры, если уж они действительно волонтеры, всегда внимательные, отзывчивые и никогда вам не нагрубят. Для них, вообще-то, честь быть волонтером.

4. Про честные фонды пишут в СМИ и соцсетях хорошее

Даже если они совсем маленькие. Кто-нибудь про них да пишет хорошее, а не только они сами о себе на своем сайте. У них есть неравнодушные сторонники, которые всегда будут поддерживать их. Не поленитесь, наведите справки через поисковики в интернете.

5. Честные фонды стараются не давить на жалость

Они не заставляют вас чувствовать себя виноватым, если вы не отдали свои последние 5 рублей. У вас всегда есть выбор, пожертвовать деньгами или помочь делами. Вы всегда можете взять паузу, подумать и только потом принять решение. Если вам предлагают немедленно, здесь и сейчас расстаться с рублем и не оставляют другой возможности пожертвовать, то лучше не надо.

Помогать — правильно. Помогать деньгами — важно. И еще важнее — помогать тем, кому эта помощь действительно нужна.

 

Об авторе

Мила Геранина. Фото с сайта fr2017.crno.ru

Мила Геранина — координатор проекта «Все вместе против мошенников»  Ассоциации «Все вместе», директор по фандрайзингу  Центра благотворительности и социальной активности в Москве «Благосфера». С 2003 года занимается организацией социальных мероприятий в государственных и коммерческих структурах.

 

Источник: https://www.miloserdie.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Кислота, которая разъедает изнутри

Как токсичная благотворительность паразитирует в социальных сетях

В предыдущем номере мы рассказывали вам о «коробочной благотворительности», которая в последнее время получила широкое распространение на улицах Саратова. Другой популярный вид не совсем честного сбора пожертвований – объявления в соцсетях. В России за такими явлениями закрепился специальный термин – «токсичная благотворительность».

«Почему вы такие черствые?»

Сложно найти человека, выходящего во Всемирную сеть, который ни разу не натыкался на посты в соцсетях, сообщения на сайтах либо письма на электронной почте с призывами о помощи. Бьющая на жалость фотография. Диагноз, который повторить страшно. Буквы прописные, капслоком: «Алешеньке (Сашеньке, Сереженьке) срочно требуется помощь!». Воззвания «Люди, у вас что, нет сердца?», «Почему вы такие черствые?»

Как правило, в помощи нуждаются маленькие тяжелобольные дети, реже взрослые. Мол, наши медики только разводят руками, но в одной клинике за рубежом дали надежду. Счет в эту клинику напоминает райдер звезды: самые дорогие, но обязательные к прохождению процедуры, плюс размещение в хорошем отеле. Обязательно подчеркивается фактор срочности: «Счет идет на минуты!», «Завтра будет поздно!»

Первыми кидаются на призыв недавно рожавшие мамочки – сборщики пожертвований (некий благотворительный фонд, волонтеры или сами родители) велели войти в положение, ведь «это может случиться с вашим ребенком тоже». Остальные неравнодушные люди тоже не стоят в стороне. Благо, сегодня сделать пожертвование легче легкого: перевести сумму через онлайн-банкинг, отправить смс. Сборщики пожертвований пишут слова благодарности (кто-то даже не скупится прикладывать к шаблону с благодарением имя каждого жертвователя). Все остаются довольны друг другом, кроме больного ребенка (если он существует).

Одно человеческое достоинство и один недостаток

«Все мошенники в благотворительности паразитируют на одном и том же человеческом достоинстве – милосердии, и на одном и том же человеческом недостатке – лени. Человек немилосердный никогда не подаст никому, в том числе и мошеннику, человек неленивый потрудится разобраться в ситуации и мошенника вычислит», – подчеркивает руководитель благотворительного фонда «Предание» Владимир Берхин. Он разработал шесть признаков, по которым можно раскусить нечестных на руку людей.

Признак первый: нет человека

Самый очевидный вид мошенничества. Пример: родители размещают в сети фотографии и сканы документов своего больного ребенка с призывом о помощи, а другие пользователи используют эти данные в личных целях без ведома владельцев контента. Часто бывает, что на просторах интернета находится фотография по принципу «чтобы пожалостливее», к ней придумывается имя и продающийся текст. Можно поиграть с отчетами, можно поторопить: «Дианочке стало хуже. Счет идет на секунды!». А потом вовремя исчезнуть из поля зрения. Через какое-то время фотография Дианочки снова появится в интернете с заголовком: «Наша девочка, любимая крошка Яна, тяжело заболела».

Признак второй: нет проблемы

В интернете представляется непроверяемая информация о человеке: медицинские документы без даты или печатей, счет из дорогостоящей клиники. Каждый документ должен вызвать резонные вопросы: когда, где, почему, чем подтверждено? Могут быть представлены старые, неполные, правленые документы. Другой случай – все документы настоящие: имя, диагноз, план лечения, кроме одного: ребенок уже ни в чем не нуждается, потому что давно умер.

Признак третий: нет связи

В такой ситуации человек действительно нуждается в помощи, просто он не в курсе, что для него собирается где-то помощь, и не может контролировать действия сборщиков пожертвований. Как результат, помощь до него просто не доходит либо доходит не в полном размере. По такой же схеме действуют уличные сборщики с коробками – между ними и ребенком не всегда прослеживается очевидная связь. Еще один распространенный пример – когда вся информация соответствует действительности, может быть представлена от имени известного, заслужившего признание фонда, кроме одного – указан другой банковский счет.

Признак четвертый: нет детализации

Нет адекватных отчетов о поступивших средствах либо они не вызывают доверия. Как показывает практика, далеко не все сборщики пожертвований утруждают себя выписками из банковского счета о поступивших средствах с тщательной детализацией. Они не могут внятно объяснить, почему собирается именно столько средств и на что эта сумма будет тратиться. Многие из благотворительных сообществ в социальных сетях ограничиваются информацией: «Итого сегодня поступило: на карту банка – * рублей, на киви-кошелек – * рублей, на телефон – *. Благодарим за оказанную помощь!» Увы, далеко не все люди утруждают себя необходимостью проверить, что произошло с их переведенными деньгами.

Кто ты – лапочка или равнодушная сволочь?

Токсичность – полупрофессиональный жаргон, которым определяют подозрительные либо откровенно мошеннические сборы (преимущественно в соцсетях). В России это понятие было впервые введено собственным корреспондентом Русфонда Светланой Машистовой.

Руководитель благотворительного фонда «Предание» Владимир Берхин объясняет «Газете недели», что это значит – токсичная благотворительность:

Владимир Берхин– Токсичной благотворительностью называются благотворительные сборы, которые порождают деструктивный эмоциональный фон. Для мотивации жертвователей используются неэтичные методы.

Это давление на чувство вины, когда человеку сообщают, что он будет виноват, если сейчас не поможет. Это попытка приписать человеку ответственность за результаты сбора, хотя он эту ответственность на себя не брал. Он должен делать максимально свободный выбор – а ему сообщают, что если он не внесет пожертвование, то на его руках будет чужая кровь.

Еще один из методов – запугивание. Человеку говорят: «если не поможете – и ваш ребенок может умереть». Или, скажем, обещают то, чего не могут гарантировать: «помогите, и вам помогут». Или когда для того, чтобы добиться пожертвования, людей просто обманывают: «соберем денег на еще одну реабилитацию – и Ванечка обязательно пойдет!» Но никаких гарантий, что Ванечка действительно пойдет, на самом деле нет. Бывают, конечно, случаи, когда для выздоровления достаточно одного медицинского действия, и после этого больной человек действительно выздоровеет, но во многих случаях, если у ребенка тяжелое заболевание, каких-то радикальных улучшений здоровья не будет.

– Всегда ли токсичная благотворительность – мошенничество?

– Нет. Токсичность – скорее этическое понятие. Разве можно, например, назвать мошенниками родителей ребенка-инвалида, которые привыкли на регулярной основе собирать деньги: их хватает и на дорогое лечение, и на дорогие покупки?!

Нагнетание эмоций, некоторая истеричность не совсем здраво влияет и на тех, кто собирает деньги. Человек постепенно встает в позу судьи, который оценивает, кто здесь прекрасный человек, щедрый жертвователь, душка и лапочка – а кто равнодушная сволочь, которая отказывает больному ребенку. Сборщик благотворительности начинает снижать критическую планку к себе и перестает адекватно оценивать происходящее. Потом ему начинает казаться, что такому важному человеку, как он, можно немножко больше, чем всем остальным.

Каждый, кто занимался сбором средств, знает это искушение, когда ты просто что-то написал в интернет, может, даже от души, а потом сидишь спокойно, а на счет капают деньги. И эти нули так рябят перед глазами, что чувствуешь себя очень крутым, властным человеком. Это и есть токсичность, потому что она разъедает, как кислота, душу. Заканчивается это плохо: либо человек начинает приворовывать, либо он впадает в тяжелое психоэмоциональное состояние, когда он сделал всё, вроде, как обычно, а денег не дали. Человек может впасть в депрессию, начать обвинять окружающих, что кругом одна равнодушная сволочь.

– Токсичность – новое понятие, или оно существует столько же времени, сколько и сама благотворительность?

– Это просто чувства и отношения людей, которые были всегда – люди всегда были грешны примерно одинаково. Однако сегодня таких явлений стало больше, потому что этому способствует технический прогресс. Раньше ведь, чтобы организовать кампанию по сбору пожертвований, нужно было выходить на площадь к людям физически, попасть в телевизор. Сейчас только от твоих навыков пользования соцсетями зависит, сколько человек увидит твой призыв.

– А как в других странах – там тоже это распространено?

– Такое бывает везде, но в странах западной культуры благотворительность устроена несколько иначе. Там благотворительность – это индустрия: это не усилия отдельных героев, хотя они там тоже встречаются, а деятельность организации, занятой решением определенных проблем. Грубо говоря, там человек жертвует не конкретному больному мальчику, а в госпиталь святого Иуды (есть такой госпиталь в США), в котором этого мальчика вылечат бесплатно, потому что у госпиталя много денег.

У нас же благотворительность носит характер спонтанный и эмоциональный. Сейчас самый распространенный способ – отправить СМС-ку, увидев по телевизору сюжет.

– Значит ли это, что не нужно в принципе никому доверять в соцсетях?

– В соцсетях можно доверять тем же, что и вне соцсетей: организациям с хорошей детализированной отчетностью, с историей, партнерством, которые уже себя зарекомендовали. Можно доверять также тем, кого вы лично знаете, к кому можете прийти ногами и лично поговорить. Если вы знаете человека только по соцсетям, то вероятность того, что всё об этом человеке неправда, весьма высока.

И помните, если вы переводите деньги на личный счет и не заключаете никакого письменного договора – то вы эти деньги просто подарили. Никакой ответственности перед вами человек не несет, ничем вам не обязан.

– Что нужно делать, если я обнаруживаю в соцсети сомнительный сбор?

– Жаловаться. Обращайтесь в службу поддержки. Администрация «ВКонтакте» обычно реагирует оперативно, там разработан даже специальный регламент сбора благотворительных пожертвований. Сотрудники сети «Одноклассники» тоже работают, но недостаточно четко. Что касается Facebook и Instagram, то пожаловаться туда можно, только вряд ли там как-то отреагируют – все-таки их администрации находятся в другом государстве.

 

Источник: https://fn-volga.ru/newspaperArticle/view/id/7258

Автор: Гульмира Амангалиева

Расскажите о проекте в соц.сетях

Олег Шарипков: «В пензенских автобусах мошенники в майках поверх летней одежды разводят на деньги»

Гастролеры из Курска в Пензе демонстрируют новый способ получения денег от граждан.

Известный в Пензе борец с фальшивыми благотворителями, заместитель председателя Координационного совета Партнерства фондов местных сообществ Олег Шарипков, обнаружил в Пензе очередную организацию, чья деятельность, по его мнению, содержит все признаки мошенничества.

Напомним, летом этого года на Московской действовал благотворительный фонд «Детство каждому», который собирал пожертвования на лечение тяжело больных детей. Все бы хорошо, только следы собранных денег терялись, как только купюра исчезала в ящике для сборов лжесборщиков.

«Нашими совместными усилиями – общественности, прессы, в частности, портала «Пенза-Взгляд», и правоохранительных органов нам удалось этих людей убрать из города»,- говорит Олег Шарипков. – Это мелкие жулики, которых стоит лишь немного припугнуть, показать, что ими серьезно занимаются, как они сразу разбегаются».

Правда, Олег говорит, что обладает информацией от коллег из других регионов: изгнанные из Пензы сборщики пожертвований продолжили свою деятельность, сменив название.

Впрочем, свободная ниша в Пензе долго не пустовала: новая партия гастролеров прибыла вместе с похолоданием. На этот раз, по сведениям Олега Шарипкова, речь идет об организации со звучным названием «Россодействие», зарегистрированной в Курске, но действующей в девяти российских городах: «Схема у них простая – работают в общественном транспорте, ходят в майках поверх летней одежды и с ящичками для денег. Как правило, собирают средства для детей из отдаленных уголков России — к примеру, с Дальнего Востока».

Признаки мошенничества, по словам Олега, те же – во-первых, фонд «Россодействие» не зарегистрирован в Пензенской области, но по каким-то причинам ведет свою деятельность в нашем регионе. Законом это запрещено. Организация должна быть или межрегиональной, или общероссийской, и в любом случае создать здесь филиал.

Во-вторых, если зайти на страницу «благотворителей» в Интернете, то можно убедиться, что хотя о существовании региональных представительств много говорится, нет никаких официальных данных, это подтверждающих. На сайте «Россодействия» указан только один телефон и один адрес электронной почты. Человек, который зайдет на сайт фонда, с удивлением обнаружит, что в некоторых городах даже нет адреса представительства. Пенза там вовсе не значится, а вот так выглядит, к примеру, страничка тамбовского филиала.

В-третьих, в мае этого года члены Ассоциации «Все вместе» составили «Декларацию о добросовестности в сфере благотворительности при сборе средств через ящики-копилки», которую подписали все ответственные общественные организации, занимающиеся подобным сбором средств. В ней отдельным пунктом отмечено, что они обязуются не собирать деньги на улице, так как такой способ абсолютно непрозрачен для жертвователей, а сам сбор на улице не позволяет набрать сумму для серьезного дела.

Есть и еще один момент, на который указывают коллеги Олега Шарипкова из других регионов. На майках фонд значится как «Россодействие» а в правоустанавливающих документах фигурирует название «Рост содействие».

Плюс к этому, волонтерами таких организаций, как правило, являются несовершеннолетние, которым ничего, кроме административного протокола, не грозит.

Судя по публикациям в Сети, с фондом уже борются в других регионах: так, расследование в Перми провел портал «zvzda.ru».

Борец за чистоту рядов благотворительных организаций советует жертвовать деньги только тем, кто зарегистрирован в нашем регионе. И делать это лишь там, где можно внимательно ознакомиться с документами волонтеров. Лучше потратить немного своего времени, но быть уверенным, что ваши деньги пойдут тем, кто действительно в них нуждаются, а не в карман к мошенникам.

 

Источник: https://penzavzglyad.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

«Ребёнку нужна помощь»: жителей Алтайского края втянули в мошенническую рассылку

Жители Алтайского края оказались втянуты в мошенническую рассылку через Whats App. Люди пересылают друг другу сообщения о том, что нужна помощь маленькому ребенку с опухолью мозга. В тексте сообщения содержится номер телефона якобы родителей, позвонив на который можно лишиться денег на счету мобильного.

Пример мошеннической рассылки в Whats App.

Пример мошеннической рассылки в Whats App.

В интернете можно найти много информации о якобы благотворительной акции организаций Epuls и Onet. Человеку приходит сообщение с просьбой о помощи, в котором рассказывается о болезни какого-либо человека. В тексте утверждается, что компании Epuls и Onet согласны помочь. Для того, чтобы спасти человека, необходимо всего лишь переслать текст сообщения своим знакомым и друзьям, а вышеуказанные компании якобы отследят их количество. Обещается, что за каждое третье исходящее сообщение от одного и того же человека на реквизиты больного придет определенная сумма. Также обещается, что после отправки 12 писем в профиле появится особый значок.

На территории Алтайского края встречаются сообщения с указанием номера телефона якобы родителей якобы больного ребенка. Altapress.ru удалось обнаружить два таких номера: 8 988 583 84 33 (Ростовская область) и 8 950 195 09 42 (Свердловская область). Редакция позвонила на оба номера с городского телефона: первый оказался не зарегистрирован в сети, а при звонке на второй автоматическая система сообщила, что абонент не может ответить.

Данные сообщения — не более чем придуманная мошенниками история. Некоторые люди пишут, что звонили по указанным в тексте номерам и у них списывали со счета деньги. В любом случае простой пересылкой сообщений больному человеку нельзя помочь, и никакого значка после этого не появляется.

Текст с мошеннической рассылкой в документе управления образования.

Текст с мошеннической рассылкой в документе управления образования.

Epuls — это популярная социальная сеть. Она зарегистрирована на территории Польши. По своим функциям она схожа с социальной сетью ВКонтакте. Onet — это газета, которая работает на территории Польши. К распространению подобного спама компании не имеют отношения и, разумеется, не платят никому денег за рассылку сообщений.

Несмотря на то, что в рассылке не указано ничего, что подтверждало бы историю (даже имени якобы больного ребенка), люди участвуют в этом. Подобные сообщения гуляют по всем регионам России, причем их текст не меняется.

Altapress.ru призывает игнорировать подобные вещи и объяснять знакомым, что это ложь. Участвовать в этом — значит фактически помогать мошенникам. Прежде чем участвовать в благотворительности, нужно тщательно проверять всю информацию.

Источник: https://altapress.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Дети лейтенанта Шмидта XXI века. Как работает благотворительный фонд «Россодействие»?

Около года назад в России появился благотворительный фонд со звучным названием «Россодействие». Он действует в девяти российских городах, в том числе Перми. Несколько раз в неделю молодые люди в накидках с логотипом организации садятся в общественный транспорт и собирают деньги с пассажиров — якобы для помощи больным детям из других городов.

«В 77 автобус вошел молодой человек, который собирал средства на девочку из благотворительного фонда „Россодействие“.

По крайней мере это у него было написано на футболке. Зашел он на остановке, проговорил заученный текст. И начал собирать средства.

Как же ему не повезло, что Татьяна Голубаева, директор фонда „Берегиня“, ехала с ним в одном автобусе».

О встрече с «Россодействием» написали в группе «ВКонтакте» фонда «Берегиня». Потом молодую девушку с ящиком для сбора пожертвований встретил и наш журналист. Так мы и решили разобраться, кто же это такие.

Фото: Фонд «Берегиня»

«У нас общая группа во „Вконтакте“, одна для всех регионов. В Перми сейчас маленькая команда. В течение дня в сборе средств принимает участие от одного до пяти человек. Собираем с помощью добровольцев, SMS-платежами, банковскими переводами на расчётный счёт и с помощью стационарных ящиков в торговых центрах и магазинах», — рассказывает генеральный директор фонда «Россодействие» Александр Жидеев.

Когда организации исполнился год, Александр записал видеоролик, в котором подвёл итоги деятельности. Из его речи можно узнать, что на постоянной основе в фонде работает четыре постоянных сотрудника и сто добровольцев. За год волонтёры собрали более 2,5 млн рублей. За счёт этих денег 26 детей получили помощь.

На сайте «Россодействия» указан только один телефон и один адрес электронной почты. Человек, который зайдёт на сайт фонда, с удивлением обнаружит, что в некоторых городах даже нет адреса представительства.

Есть фотографии волонтёров. Но нет ни имён координаторов, ни их телефонов, ни даже группы в социальных сетях. В «подвале» сайта есть ссылки на соцсети, но ни одна из ссылок не работает.

Ставрополь Фото: Россодействие.рф

В Перми, например, указан реальный адрес, но почему-то прикреплена карта Курска, а не Перми. Также и с несколькими другими городами.

У фонда нет устава. По крайней мере, он не отображён на сайте, зато представлены финансовые отчёты.

Промоутеры, играющие роль волонтёров

Мы подходим к двухэтажному старому зданию на Малой Ямской, 9а. Этот адрес был указан на сайте в качестве представительства фонда в Перми. Оно расположено за одним из корпусов Пермского педагогического университета. Поднимаемся на второй этаж, но офис 221, который был указан на сайте, закрыт. На двери нет никаких опознавательных знаков.

Постучавшись, уходим. На лестнице нам встречаются двое парней и девушка. Они о чём-то весело разговаривают и идут по коридору. Переглянувшись с фотографом, возвращаемся обратно. Не ошиблись: это волонтёры «Россодействия».

Девушка представляется Кристиной, называет себя старшим волонтёром благотворительного фонда, но сначала отказывается что-либо рассказывать и советует пообщаться с Александром Жидеевым, который может обо всём рассказать. Чуть позже она всё же идёт на контакт.

«Каждый сам выбирает, как собирать деньги. Некоторые ставят ящики в торговых центах и супермаркетах. Но у них очень маленькая эффективность. Ящик в торговом центре собирает 500-1000 рублей в месяц, живой волонтёр может столько собрать за день работы, — рассказывает Кристина. — Так как наша основная цель — помочь детям и их семьям, мы выходим на улицу. Мы открылись буквально месяц назад. Табличку с названием организации уже заказали. Она изготавливается в рекламном агентстве. У нас работают ребята-волонтёры — всего шесть человек. Они выходят один или два раза в неделю. Маршруты всегда разные, они сами выбирают, куда поедут. Благотворительность — моё хобби, гражданский долг, а так я занимаюсь ресторанным бизнесом».

Мы нашли Кристину в социальных сетях, оказалось, что она занимается набором промоутеров. Куда приглашают соискателей на собеседование? Конечно же, на ул. Малую Ямскую, 9а в офис 221!

Как отличить зёрна от плевел?

В фонде «Дедморозим» говорят, что организации, подобные «Россодействию», действуют по одной схеме. На деле их работа не имеет ничего общего с работой благотворительных фондов, хотя со стороны может и не вызывать никаких сомнений. Это сильно подрывает репутацию настоящих благотворительных фондов.

Есть три признака, по которым можно быстро отличить надёжную благотворительную организацию от мошенников, — рассказывает координатор по финансированию фонда «Дедморозим» Инна Савченко.

«Во-первых, ни одна серьёзная благотворительная организация не будет собирать деньги на улице. На благотворительном мероприятии, которое она организовала, — возможно, но не на улице, обращаясь к случайным прохожим. Потому что ответственные фонды России подписали соглашение не собирать деньги на улице, а сам сбор на улице не позволяет набрать сумму для серьёзного дела.

Во-вторых, ответственная благотворительная организация ведёт отчётность и публикует информацию о поступлениях и расходах за месяц или квартал на своём сайте, в группе в соцсетях и обязательно раз в год подаёт эту информацию на сайт Министерства юстиции. Вы можете ввести в поиск называние интересующей вас организации и проверить, подаёт ли она отчёты.

В-третьих, надёжная организация всегда готова дать обратную связь конкретному человеку: когда заходите на сайт такой организации — он работает, когда звоните на горячую линию — там берут трубку, когда приезжаете на место фактического размещения организации — вас встречают реальные сотрудники. Если хотя бы один из этих пунктов не соблюдается, надёжность такой организации нужно ставить под сомнение. Увы, мошенники многое научились подделывать: надели фирменные футболки, написав на них „волонтёр“, взяли в руки ящики для сбора средств, сделали документы с синими печатями и фотографии якобы подопечных. Пожалуйста, будьте ответственными благотворителями и переводите деньги только в те организации, которым доверяете».

Директор благотворительного фонда «Берегиня» Татьяна Голубаева лично столкнулась с волонтёрами новоиспечённого фонда в транспорте. По её словам, главное, на что необходимо обращать внимание, — из какого города ребёнок, потому что часто у таких подобных организаций ребенок не из Перми или Пермского края, это должно насторожить, почему у себя в городе не собирают средства?

«Также важно, из какого города и где зарегистрирован фонд. Поскольку это тоже часто другие города России, то возникает вопрос о платности услуг „волонтёра“. На что они тут живут и сколько времени тратят на волонтёрство? Можно задать вопрос посмотреть документы: невооружённым взглядом видно, что они очень много раз откопированы, и подлинность установить сложно. Также важно название фонда на футболке „волонтёра“ и в правоустанавливающих документах (в уставе). Название фонда было другое — „Рост содействие“. Это важный момент, его легко обнаружить».

А как в других городах?

Весной этого года общественники Курска провели акциюпротив лжеволонтёров, во время которой рассказывали, почему нужно критически относиться к тем фондам, представители которых собирают пожертвования на улице. Фонд «Россодействие» активизировался в этом городе в конце февраля 2016 года. При этом в ряде регистрационных документов фонд одновременно назывался «Россодействие» и «Рост содействие».

Также, как и в Перми, курскими волонтёрами фонда становились те, кто приходил по объявлению о работе промоутером. Общественники записали несколько видео, на которых видно, что из себя представляют сборщики денег.

«Началось всё с небезызвестного фонда „Счастливая жизнь“. У него была точно такая же символика на ящиках — с мультяшными детками. Но после разгромных статей в СМИ, фонд „Счастливая жизнь“ закрылся, так появилось „РостСодействие“, — поясняет руководитель Курской региональной общественной организации „Культурно-просветительское общество „Возрождение“ Иван Звягин. — Доказать факт воровства из ящика денег невозможно. А направить какую-то часть денег для отвода глаз больным детям — не проблема. Летом мы провели пикетирование „Лжеволонтеры — вон!“ При этом сделали так, чтобы не обвинять конкретные организации (так как не было фактических оснований). Конечно, волки в овечьей шкуре выдали себя сами. К нам на пикет с целью провокации явились Жидеев, Гололобов, сотрудники и их волонтёры. Провокации были остановлены полицией, когда я попросил убрать их с места пикетирования (полицейские даже шутили, что сейчас будет стенка на стенку волонтёров и лжеволонтёров)»

Фото: Курские новости

В Белгороде проблема с недобросовестными благотворительными фондами поднималась на уровне губернатора. Руководитель местной общественной организации «Скорая молодёжная помощь» Антон Андросов провёл собственное расследование и доказал, что фонд «РостСодействие» (так он называется в документах, а на акциях по сбору денег — «Россодействие» — Прим. ред.) вырос из фонда «Счастливая жизнь», которым руководила Маргарита Шапошникова. Она, как и Кристина из Перми, набирала промоутеров, которые работали волонтёрами.

***

Источник: http://zvzda.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях