Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

Благотворительный сбор в социальной сети: как не попасться на удочку мошенников

Всё чаще в социальных сетях можно встретить благотворительные сообщества и просьбы о помощи. Но вот только не всегда сразу понятно, перед нами группа с благотворительным сбором или банда злоумышленников, которые наживаются на чужом горе?

Сегодня ощущается разрастание незащищенных слоев общества, причем если, раньше в число этих граждан входили инвалиды, сироты, пенсионеры, люди без определённого места жительства и т.д., но получавшие хоть какую-то мизерную поддержку государства, то сейчас их положение, учитывая рост цен и введение разного рода законов, значительно ухудшилось в материальном плане. Нередкими, например, стали случаи, когда сиротам выделяют положенное им же жилье в ветхом, разрушающемся доме. Но ведь выделяют!

Кроме того, к этой прослойке добавились еще и те, кто нуждается в дорогостоящем лечении. Скорее всего, каждый из нас хоть раз в жизни, да задавался вопросом: «Почему вообще собираются деньги на лечение?», но ответ на него так и повисал звенящей струной молчания в воздухе.

Именно здесь на помощь приходят некоммерческие организации (НКО), которые своей основной задачей ставят поддержку нуждающегося населения на добровольных материальных и иных пожертвованиях. А в современных условиях, благодаря развитию Интернета и компьютерных технологий, заниматься благотворительностью стало возможно каждому – достаточно создать группу в социальной сети и начать её раскручивать, или написать клич о помощи на своей странице.

Татьяна Свириденко написала пост от бессилия: её хорошей знакомой, инвалиду второй группы – Ионике Кравческу и двухлетней дочке Лизе было нечего есть. Мать Ионики находится в хосписе, отец умер три года назад, а отец Лизы сразу ушел, как узнал о беременности. Оставшись вдвоём, маленькой семье нужно было как-то выживать, но без работы, на которую девушку-инвалида с маленьким ребёнком не берут, и постоянной прописки сделать это практически невозможно. Пенсия по инвалидности 5700 рублей + детские 500 рублей = 6200 рублей в месяц составляет их доход, из которого сразу же необходимо отдать 1700 за детский сад, 1600 за комнату в общежитии, которую им всё-таки выделили после обивания порогов администрации.

Увидев, что маленькая семья находится просто на грани гибели, Татьяна не смогла пройти мимо и обратилась в социальные сети с единственной просьбой – помочь. Помочь чем угодно, ведь в маленькой комнатке нет никакой мебели:«Эта комната очень маленькая. Сейчас в ней нет стола, нет телевизора, нет шкафчика, шифоньера, тёплых вещей. А самое главное – нет еды, нечего кушать. Доходит до того, что она с дочей ходит и просит милостыню», – написала Татьяна на своей странице в сентябре 2016 года. Девушка прикрепила фотографию Ионики и Лизы, указала номер карты Ионики и свой телефон для связи.

Татьяна боялась, что эта просьба в социальной сети останется незамеченной, люди пройдут мимо маленькой семьи, попавшей в трудную жизненную ситуацию. Но случилось всё абсолютно не так, как она ожидала. Сразу запись разлетелась, её репостили, пересылали друг другу, ставили лайки и помогали. Помогали деньгами, мебелью, спрашивали размер одежды и обуви, а Татьяна, почувствовав отклик, писала слова благодарности и отчетность о денежных переводах. Праздничное агентство, где она работает, объявило благотворительный сбор: каждый, кто хотел помочь, мог оставить заявку на 15-минутную игровую программу, а все собранные деньги были переданы Ионике.

Постепенно объёмы постов становились меньше, в них было больше отчётной информации, где говорилось о том, какие предметы быта приехали по адресу, а какие еще нужны; просили помощи мужских рук и, конечно, помощь в поиске работы и оформления прописки. – Ионику я знаю уже около десяти лет, – рассказывает Татьяна. – Мы учились вместе и во время студенчества с однокурсниками всегда помогали ей. Узнав об их бедственном положении, написала пост в социальной сети. Люди сразу откликнулись, я даже не ожидала такого! Думала, собрать хотя бы три тысячи, а на самом деле получилось около 80 000 рублей. Кроме этого, им привезли столько всего – продукты, мебель, игрушки, вещи, – что даже в маленькой комнате не осталось свободного места. Но, самое главное, ей помогли устроиться на работу в больницу санитаркой, как раз то, что она и хотела из-за слабого здоровья.

Теперь постов о помощи маленькой семье на Таниной странице нет и вовсе, ведь жизнь Ионики и Лизы Кравческу постепенно входит в нормальное русло.

Подобную адресную помощь нередко можно встретить на страницах пользователей, но всё-таки пальму первенства занимают благотворительные сообщества, где организуются сборы для конкретного человека – на лечение больным детям и взрослым, а также систематические сборы в помощь приютам для животных; детским домам; семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации и т.д. Какими бы благими ни были намерения людей, создающих благотворительные сообщества, очень часто им приходится сталкиваться с доказательствами своей прозрачности, ведь у жертвователей время от времени будет включаться механизм недоверия. Не вовремя выложенная отчётность, долгое молчание модераторов и администраторов сообщества, неактуальная информация – всё это сеет недовольство у аудитории, возникновение вопросов: «А на что пошли мои деньги?» и, как следствие, принятие каких-либо поспешных действий.

Веронике Калашниковой родители привили любовь к животным ещё в детстве, но осознанно и системно к этому вопросу она подошла на первом курсе университета. Тогда в университетском волонтёрском центре появилось предложение организовать поездки в приют для животных, и Вероника поддержала эту идею. С тех пор она стала волонтёром, а два года назад модератором сообщества «Помощь животным муниципального приюта Перми».

– Нашу группу мы ведём в строгом соответствии с правилами ведения благотворительных сообществ «ВКонтакте» (выписки счетов, чеки и прочее). Ведь прозрачная отчётность – залог успеха, – считает Вероника. – Но, несмотря на это, очень часто в адрес группы поступают необоснованные обвинения в мошенничестве и присвоении пожертвований себе. Несколько лет назад даже писали заявление в прокуратуру, но после проверки никаких нарушений не выявили. Поэтому мы стараемся делать максимально прозрачные отчёты, чтобы у людей не было вопросов о потраченных средствах.

Группа, которую модерирует Вероника, действительно, выглядит очень прозрачной, в ней можно найти любую необходимую информацию. Количество участников сообщества – 31 902 человека, новые посты появляются буквально каждый час. Все фотографии питомцев, а их там больше пяти тысяч структурированы, разложены по альбомам. Животных, которых отдают, каждый день «рекламируют» на странице, подробно рассказывая об их состоянии, стерилизации/кастрации, привычках, характере и т.д. Отчётные документы представлены в специальной вкладке в обсуждения, обновляются ежедневно. Тех питомцев, которые обрели дом, тоже не забывают, рассказывая на странице об их новой жизни.

Однако прозрачность группы – не всегда залог добропорядочности её создателей. Порой даже в самой прозрачной группе истинные цели организатора долго остаются неизвестными, а когда раскрываются, то не поддаются пониманию.

Марина родилась с синдромом Штурге-Вебера, в дополнение к которому шли эпилепсия, гидроцефалия и капиллярная ангиодисплазия на лице и теле, известная как «винные пятна». Ребёнка требовалось лечить, но молодой семье просто не по силам было оплатить те сотни тысяч, которые выставляли клиники. Ппоэтому они обратились к неравнодушным гражданам, создав группу «ВКонтакте».

Граждане откликнулись, начался стремительный сбор на лечение злополучных «винных пятен», которые мешали Марине полноценно развиваться, отпугивали многих детей и их родителей. Собрав средства, Марина с мамой Юлией отправилась на лазерное лечение в Москву. Девочку обследовали врачи и пришли к выводу, что ребёнку требуется сложная операция на головной мозг, связанная с синдромом Штурге-Вебера. Судя по записям в группе, самая лучшая клиника, специализирующая на подобных операциях, была в Германии, на это обследование требовалось 220 000 рублей. Собрав средства, Юлия с Мариной поехали в Германию в октябре 2012 года. Однако девочка плохо перенесла полёт, заболела, поэтому обследование перенесли на январь 2013 года.

Что же касается «винных пятен», то их лечение в Москве так же было отложено до принятия окончательного решения по операции. Но родители Марины не собирались сидеть на месте и ждать января, поэтому нашли клинику в США (г. Бостон), где лечение этого заболевания бесплатно, оплачивается только перелёт и проживание.

В американской клинике тоже посоветовали – решить с операцией на головной мозг, и только потом приступать к лечению пятен. Теперь молодой семье оставалось только ждать январского обследования. Всё это время Юлия активно делилась новостями о здоровье дочери, выкладывала посты, слова благодарности, отчётные документы, взамен получая необходимые денежные средства.

Обследование в январе показало хорошие результаты и отсутствие необходимости в оперативном вмешательстве, поэтому 1 июня 2013 года Юлия с Мариной (как оказалось, с ними уехал ещё и папа Александр) улетели в США, где до 21 августа (!) ждали обследования. Причем за все три летних месяца на странице группы очень редко появлялась информация о здоровье ребёнка.

Вот тут-то и начались первые вопросы, а после обследования в США, когда Юлия не выложила отчётные документы, из группы были удалены реквизиты в связи с тем, что у модераторов появилась «информация о не целевом использовании собранных жертвователями средств!!!» Выяснилось, что Юлия неоднократно вводила в заблуждение волонтёров группы, а Александр, уже бывший муж, рассказал на странице, что собранные деньги частично тратились на «красивую жизнь». Выписки из банка, которые предоставила Юлия, содержали в себе неполную информацию и, по сообщениям модераторов группы в них были закрашены некоторые данные. Иными словами они были подделаны. В конце концов, в октябре 2013 года сбор был официально закрыт, а всем, кто жертвовал средства, посоветовали обратиться в полицию с заявлением на Юлию.

В январе 2015 года бывший муж Юлии выложил фотографию, где она с новым мужем и в свадебном платье. Её старая страница уже не функционирует, а на новой городом проживания значится Филадельфия. Вероятно, с июня 2013 года Юлия в Россию на постоянное место жительства не возвращалась.

– Они находятся в США, Юля вышла замуж. Заявления на неё никто не писал. Насколько я знаю, ребёнок лечения не получает,– сообщил источник, близкий к этой истории, но пожелавший остаться анонимным. – Мне кажется, сразу, как только начался сбор, она планировала уехать из России. Не то, чтобы изначально собирала средства специально на это, скорее решила уехать уже в процессе. Сначала в США они жили с мужем, потом она его отправила домой, а себе нашла более перспективный вариант. Но это её дело. Главное то, что в итоге ребенок остался без лечения.

Сейчас группа продолжает функционировать, но уже как группа-распространитель постов помощи другим людям, болеющим различными заболеваниями. В ней состоят 1 371 участник, которые периодически интересуются судьбой Марины, но ответа не получают. Не только адресная помощь получает развитие в социальных сетях. Целые благотворительные фонды также стараются занять своё место на этой популярной платформе. Фонд «Настоящий волшебник» начал функционировать в апреле 2017 года, и уже сегодня имеет множество волонтёров, благотворителей. И определённую помощь в этом оказали сообщества в социальных сетях, рассказывает Елена Паршукова, заместитель директора фонда:

– Через социальные сети мы сообщаем новости, общаемся с нашими подписчиками, предоставляем отчётную информацию, хотя более детально она представлена всё же на сайте. Наша группа «ВКонтакте» только растёт, сейчас в ней 427 подписчиков, поэтому, в первую очередь, она оказывает информационную поддержку, и только потом – финансовую. Также мы сотрудничаем с разными крупными сообществами России, просим размещать посты с информацией о фонде. Так, иногда до нас долетают пожертвования со всех уголков страны.

Группа выглядит очень живой, постоянно обновляются посты, добавляется новая информация. Обвинений в мошенничестве в адрес фонда нет, но в репостах на других страницах встречаются недоверчивые комментарии к организации. Это связано с новизной фонда, ведь те организации, которые находятся на слуху, вопросов не вызывают.

– Также многие люди считают, что оказывать помощь необходимо напрямую родителям. На мой взгляд, это неправильно, так как получается, что деньги бесконтрольны, – признаётся Елена. – Фонд видит, сколько денег пришло на счёт, и по мере накопления средств на лечение одного ребёнка можем остаток распределить на других детей.

Тем не менее, фонд растёт, и уже за 2,5 месяца своего существования смог направить на лечение троих детей. Доверяй, но проверяй! Пожалуй, наиболее подходящий девиз для групп благотворительности в социальной сети.

На что же стоит обратить внимание в благотворительной группе в социальной сети?

В первую очередь, в обязательном порядке просмотрите документы, подтверждающие подлинность описанной ситуации: история болезни, представленная эпикризами, справками, результатами обследований (для животных – ветеринарные документы); финансовые документы, подтверждающие сумму, заявленную к сбору; иные документы, в которых говорится о целях сбора.

Во-вторых, как уже отмечалось выше, в таких группах прозрачная финансовая отчётность: для сбора должны быть выделены отдельные реквизиты, где будут фиксироваться только средства, пришедшие от жертвователей, без личных финансов.

Третий важный момент – фиксация всех расходов в виде фотографий чеков, товарных накладных, скриншотов электронных реквизитов, банковских выписок и т.д.

Четвёртым обязательным пунктом проверки является актуальность документов, давность которых не может быть больше шести месяцев.

В-пятых, не лишним будет проверить на изображениях наличие, так называемых, водяных знаков – адрес сообщества, нанесённый полупрозрачным шрифтом.

И, наконец, шестой пункт, но не менее важный – посмотреть количество участников, их страницы, чтобы убедиться, что это не бот-страницы и численность не накручена. А еще лучше внимательно понаблюдать несколько дней за группой и ее активностью, прежде чем жертвовать деньги. Если даже после такой комплексной проверки, остаётся ощущение недоверия, то стоит обратиться к модераторам группы, которые находятся в открытом доступе и смогут ответить на любые интересующие вопросы.

Помните, наличие в группе данных пунктов является неотъемлемой частью доверия между нуждающимся и жертвователем. Если намерения организатора чисты и полностью соответствуют целям сбора, то он постарается сделать сообщество максимально прозрачным, будет вести с подписчиками диалог, отвечать на вопросы, выкладывать отчётность, благодарить жертвователей, чтобы ни у кого не пропало доверие. Лишь после тщательной проверки можно решить вопрос о помощи в данном сообществе. Но даже в этом случае всегда есть шанс нарваться на не до конца честных людей.

Источник: https://mediazavod.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Нижегородский волонтер присвоил деньги, перечисленные для больного малыша

В Нижегородской области волонтер присваивает деньги себе, которые простые граждане перечисляют на лечение больных детей. Об этом редакции ProGorodNN рассказала мама больного малыша Елена Березкина, которая стала жертвой мошенника.

Жительница Бора Елена Березкина воспитывает дочь, которой врачи поставили страшный диагноз «Гиперкинетическая форма ДЦП». Малышка появилась на свет путем экстренного кесарева сечения из-за отслойки плаценты у мамы. С тех пор начались многочисленные проблемы и борьба с тяжелым диагнозом. Сейчас девочке уже три с небольшим года. Специалисты увидели хорошие перспективы, но для этого нужны средства. С этой целью женщина решила обратиться к волонтерам. Подробности истории Елена рассказала журналисту ProGorodNN:

«Мы создали группу «Вконтакте», но вести ее я не могла из-за нехватки времени. Обратилась к Роману Иванову (фамилия изменена). Ничего не подозревая, дала доступ к группе. Прошел месяц и я поняла, что деньги на наш счет поступать перестали. 23 июня мне позвонила подруга и сказала, что карта для перечисления средств зарегистрирована на Романа. Я была в шоке. Он воспользовался случаем, поменял реквизиты на свои и месяц получал денежки. Я тут же попросила у него объяснений, но он все отрицал. Объяснил тем, что его аккаунт был взломан. Я хотела решить мирным путем, но на контакт он больше не шел. Пришлось написать заявление в полицию. Это подло! Как можно наживаться на детях».

Чтобы прояснить ситуацию, журналист ProGorodNN связался с Романом Ивановым. В ответ на обвинения он сказал, что этот случай далеко не первый:

«Это все слухи. Волонтерством я занимаюсь второй год. Веду с родителями сборы на лечение их детей, делаю рассылку, распространяю информацию. Я работал в 18 группах. В мошенничестве меня обвиняют уже не первый раз. Но я уже не вижу смысла что-то доказывать. Объяснять я ничего не буду».

Оказалось, что к Роману обращаются не только нижегородцы. Жительница города Чайковского Анастасия Косорукова другого мнения о работе мужчины:

«Лично мне и моему ребенку он очень помог. Группа выросла по участникам, люди помогают. Рому хотят оклеветать. Если у них был сбор на его реквизиты, где эта информация? Мне писали как-то якобы обманутые админы группы. Я попросила дать ссылку на группу и родителей, чтобы с ними об этом поговорить. Они сразу слились под предлогом, что я все расскажу Роме и тот покроет их матом».

В ответ на обвинение Роман Иванов подал встречный иск о клевете. Но Елена Березкина намерена доказать факт мошенничества и найти украденные средства:

«После этого случая люди стали относиться с недоверием, сборы начали утихать. Дочери все так же нужно обследование и лечение, но мы не можем продолжить. Теперь группу я веду сама, предоставляю отчеты, распространяю инфомарцию, общаюсь лично с теми, кто хочет помочь».

Журналист ProGorodNN отправил запрос в ГУ МВД, чтобы получить от них комментарий.

Раннее редакция писала о молодых девушках, которые под видом представителей благотворительного фонда просят деньги у прохожих. Внимание всех неравнодушных: обращайтесь непосредственно в благотворительные фонды или к родителям больных детей. Тем самым вы предотвратите мошенничество и окажите помощь нуждающимся.

 

Источник: http://progorodnn.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

За чистую монету: узнать и победить мошенников в благотворительности

Благотворительность в России развивается, за сектором стоят уже серьезные деньги. Люди стали больше доверять фондам и сборам, и этим не преминули воспользоваться мошенники. 
Журналу «Филантроп» удалось начистоту поговорить с одним из лжеволонтеров, изучить отчеты фонда «Время», волонтеры которого часто работают в центре Москвы, и узнать, как устроена работа мошенников у экспертов, которые проводили собственные расследования. 
Основные виды мошенничества и способы борьбы с ним — в спецпроекте «Филантропа», общий смысл которого, впрочем, можно изложить в одной фразе Елены Грачевой, координатора программ фонда «Адвита»: «Подумайте, прежде чем сделать пожертвование». И помогайте только проверенным фондам. 

Рассказ лжеволонтера

 «Я раньше был лжеволонтером в Питере, знаю всю систему изнутри. Сейчас я нашёл себе работу по специальности и больше не занимаюсь мошенничеством. Но вы правы: деньги, которые собирают в метро,идут на новую хату или на новую тачку директору фонда, но никак не детям. Я готов рассказать людям всю правду в деталях», — такое письмо пришло автору «Филантропа» Нине Фрейман весной, после поста на странице #петербургпротивлжеволонтеров.
Нина Фрейман не упустила возможность задать молодому человеку вопросы. Публикуем их диалог.
Здравствуйте и спасибо, что написали! Как вы попали в эту систему? С чего все началось?
Приехал в Питер с друзьями побухать, тётку увидеть. Раньше работал дистрибьютором, распространял духи, косметику и прочую канитель. Мне один человек рассказал, куда можно устроиться, где деятельность легче чем у дистрибьютора, а зарплата гораздо выше.
Что именно вам пообещали?
25% от собранных денег.
И вы действительно деньги получали?
Естественно.
Вы проходили какой-то инструктаж?
Мне дали выучить текст и с ящиком и документами отправили в метро. Я и сам не знал, что это обман. Поработал некоторое время, нашёл общий язык с главой филиала. Да, это настоящий благотворительный фонд, также имеет систему смс-переводов, но только деньги, отправленные по смс, действительно идут детям, а то, что собирают волонтеры, директору фонда на карман.
Как вы об этом узнали?
Парень, который меня обучал, по пьяни рассказал, как есть на самом деле.
Почему вы думаете, что деньги, которые поступают через смс, идут детям?
Потому что эти деньги идут прямо в официальный фонд, они не проходят через главу филиала и даже через директора. Если они не будут доходить до детей, контору сразу же закроют, директор останется ни с чем. А зачем им это? Они с ящиков знаете какие бабки делают!
Сколько удавалось собрать за день?
В среднем 4000-5000 рублей. На вечеринках мы, бывало, успешно пропивали собранное в метро.
Где собирались?
Да везде, то в Купчино в пивбаре, то на Московском проспекте в каком-нибудь солидном кафе.
Кто чаще всего жертвовал деньги? Молодые, пожилые?
По-разному. Бабушки-дедушки мелочь закидывали, школота малолетняя тоже, а остальные, бывало, по 50, по 100 рублей кидали. Бывало, кидали и по 500, и по 1000, но я крупные банкноты до офиса не доносил. Я их вытаскивал и забирал себе — оказалось, очень легко вытащить деньги из бокса с помощью проволочки. Вот, говорю всё честно, как и обещал.
Вы разговаривали с кем-то из жертвователей?
Я избегал всех диалогов и валил в другой вагон, если кто шарящий попадался.
Как должны себя вести «волонтеры», если кто-то пытается их разоблачить? Что им на этот счет говорят?
Отвечаем: «Вы не имеете права отводить нас в полицию».
С полицией проблем не было?
Были, но это же не уголовно наказуемо. Так, штраф 500 рублей за попрошайничество.
А конфликты с «волонтерами» других «фондов» случались?
Нет, если я видел в метро других «волонтеров», мы тихо-мирно договаривались, кто и на каком поезде поедет.
Сколько человек работало вместе с вами? Что это были за люди?
Примерно 8-10 «волонтеров». Просто люди, ищущие работу, да и школьники-студенты всякие.
Как часто вы работали? У вас был какой-то график?
Работали, кто как может, график свободный.
Другие волонтеры тоже сначала верили, что деньги идут детям?
Некоторые до сих пор в это верят.
Кому «помогает» фонд?
Детям с ДЦП.
У фонда есть свое помещение, адрес?
Да, помещение есть. Помню наглядно, где это, но точно не скажу — у меня плохая память на адреса. Где-то на площади Восстания, за «Галереей». Там у фонда офис.
Как долго вы работали? И как вышли из системы?
Месяцок где-то. Мне предложили работу по моей технической специальности в другом городе, я и уехал. Да и надоело этой ерундой заниматься.
Вам никто не угрожал, не говорил, чтобы молчали о том, что знаете?
Намекали, довольно открыто намекали. Это не простые мальчики и девочки, как кажется на первый взгляд. За ними целая криминальная группировка. Я боюсь за своё здоровье и за свою жизнь, но при этом хочу рассказать людям правду.

«Все вместе» против мошенников

11 мая в Москве ассоциация «Все вместе» провела конференцию «Все вместе против мошенников» при поддержке Агентства социальной информации и центра «Благосфера». Это позволило профессиональному сообществу собрать опыт разных регионов, получить информацию о юридических аспектах и работе в подобных случаях от представителей власти Москвы. Свыше 100 экспертов, в том числе представители прокуратуры, поделились своими идеями и знаниями о проблеме в секторе НКО.
В планах проекта «Все вместе против мошенников» — работа с общественностью, представителями власти, СМИ и бизнеса. Цель — противостоять недобросовестным физическим лицам и организациям, которые наживаются на созданном доверии между благотворительными организациями и обществом.
Все обновления публикуются на сайте проекта.

5 правил честных фондов

В мае этого года фонды из ассоциации «Все вместе» составили Декларацию о добросовестности в сфере благотворительности при сборе средств через ящики-копилки. Декларацию подписали уже 216 благотворительных фондов, и список постоянно растет. Все они договорились, что не собирают наличные деньги от имени организации вне мест проведения организованных благотворительных мероприятий и вне стационарных ящиков для сбора наличных денег, опечатанных и вскрываемых в присутствии независимых контролеров. 

☛ Честные фонды не собирают наличные деньги на улицах, в транспорте и торговых центрах

☛ У честных фондов есть сайты, где можно найти отчеты о каждом полученном и потраченном рубле

☛ Честные фонды не собирают деньги на личные карты сотрудников фонда или родственников, личные онлайн-кошельки
☛ Честные фонды не обещают возвращения пожертвованных денег через системы сетевого маркетинга
☛ Честные фонды не спрашивают реквизиты банковских карт или счетов своих жертвователей
Чтобы ознакомиться с полным текстом статьи, перейдите на сайт спецпроекта «Филантропа». 
Статья взята с сайта журнала «Филантроп», ссылка:  http://special.philanthropy.ru/cheating
Расскажите о проекте в соц.сетях

«Эмоциональный шантаж» в Перми набирает обороты: благотворительные фонды объединились против мошенников

Члены Ассоциации «Все вместе»,  в которую вошли более 200 благотворительных организаций России, составили Декларацию о добросовестности в сфере благотворительности при сборе средств через ящики-копилки. Согласно документу, они откажутся от сбора наличных денег вне мест проведения организованных благотворительных мероприятий.

Как рассказал в эфире «Эха Перми» координатор благотворительного фонда «Дедморозим» Дмитрий Жебелев, в последнее время значительно увеличилось количество «коробочников», которые появляются на улицах и собирают деньги на лечение детей. По его словам, «сначала они появлялись просто с бумажками табельного вида, а сейчас уже ходят с ящиками, заготовленными фразами и в футболках с изображением того, кому необходима помощь». По его словам, встречаются и такие «коробочники», которые показывают документы своего благотворительного фонда, но отчетности у этого фонда нет:

Чаще всего это работают люди, которые наняты из других регионов. Либо здесь набирают волонтеров за процент, которые оказываются вовсе не волонтерами, а уличными менеджерами по продажам. Кроме того, данные, которые они дают по детям, либо неактуальны, либо это истории, которые не представляют никакой помощи детям. Бывали случаи еще хуже – там был диагноз, который вообще не является заболеванием. Такое название обозначает только подозрение на это заболевание. Еще очень часто пишут диагнозы, на которые легко получить финансирование лечения из бюджета. Или то лечение, которое они предлагают, вообще не соответствует действительности.

Дмитрий Жебелев отметил, что никогда не нужно давать деньги этим самым коробочникам по двум причинам. Во-первых, никогда нужную сумму на лечение ребенка невозможно собрать, стоя с коробкой на перекрестке. Во-вторых, денежную помощь всегда можно отправить в профильные организации.

Также в рамках программы «Особое мнение» обсудили проблему мнимых сердобольных, собирающих деньги в интернете и создающих группы помощи лжебольным детям. После проверки зачастую выясняется, что это фальшивка. При этом координатор благотворительного фонда рассказал, как выявить мошенника самостоятельно:

Делается это очень просто. При любом обращении к вам в интернете вбивайте реквизиты и имя, диагноз девочки в любой поисковик. В 95% случаев вы в первых строчках обнаружите, что кто-то это давно раскусил и что это мошенничество. Предупреждения об этом в сети сразу найдутся. В оставшихся 5% найдется ссылка на этого ребенка, но с реальными реквизитами или информацией об окончании сборов.  

Также Дмитрий Жебелев отметил, что существует лишь два способа эффективной борьбы с мошенничествами такого рода. Первый – распространять информацию о том, что любые сборы в «коробочку» никогда не помогут. Второй – полиции стоит ловить мошенников во время рейдов по городу и задерживать до выяснения обстоятельств. Это значительно затруднит деятельность «коробочников».

 

Ссылка на материал: http://echoperm.ru/
Расскажите о проекте в соц.сетях

Грани благотворительности

В последнее время в социальных сетях наблюдается небывалый всплеск всевозможных благотворительных сборов на самые разные, порой неожиданные нужды. О помощи просят все: от приютов для бездомных животных до родителей тяжело больных детей. Еще несколько лет назад ничего подобного не было в помине. Что же произошло? Упал уровень жизни населения или социальные связи стали более прозрачными, информация более доступной? В ситуации разбирался корреспондент VSE42.Ru.

Потребности и возможности

Почему сегодня так часто собирают деньги именно на лечение детей? Ведь здоровье самых маленьких граждан должно в первую очередь волновать государство и находиться под его пристальным вниманием и заботой. Однако деньги для детей собирают, как говорится, всем миром. Собирают на лекарства и операции, причем совсем не обязательно зарубежные. А к широкой общественности обращаются, потому что стоимость лечения часто оказывается неподъемной. К примеру, высокотехнологичная операция для детей, страдающих врожденным пороком сердца или заболеваниями сердечно-сосудистой системы в России составляет 200-400 тысяч рублей, в зависимости от сложности. Медикаменты тоже стоят больших денег. Так, на приобретение одного из препаратов, применяемого при легочной гипертензии, требуется около 200 тысяч рублей. И одной упаковки не всегда хватает на курс лечения. Дозировка зависит от возраста ребенка и назначения кардиолога. А значит, может понадобиться значительно большая сумма. К сожалению, неподъемная для простой российской семьи.

И тем не менее, отношение к сбору средств через те же соцсети неоднозначное. Например, заместитель главы Кемерова Олег Коваленко, курирующий социальную сферу областного центра, следующим образом прокомментировал ситуацию:

– Сбор денег на операции в 90% случаев – шельмовство. Часто операция делается бесплатно, государством. А потом эти же люди просят деньги в интернете. В 100% ситуаций есть официальный способ помощи. Кто-то идет по этому пути, кто-то не идет. Дело в людях. Кто-то воспринимает помощь, кто-то нет.

И, как можно предположить, существующая система медицинской помощи едва ли способна полностью обеспечить запрос людей, нуждающихся в срочных высокотехнологичных операциях, дорогостоящих лекарствах и психологической поддержке. В этой связи уместно привести данные Главного финансового управления Кемеровской области. Так, в первом квартале 2017 года здравоохранение Кемеровской области получило финансирование в размере 34,6% от запланированного. Получается, что благотворительные фонды и НКО взяли на себя часть функций, которые государство не может выполнить в силу явно недостаточного финансирования.

Ящики для пожертвований

Официальной статистики, какой процент сборов является мошенничеством, нет. А дети, которые без посторонней помощи могут погибнуть, есть. И часто лечение им требуется экстренное. Такими детьми по мере возможности занимаются благотворительные фонды. Уже само существование фондов подтверждает то, что потребности больных пациентов государство не способно удовлетворить на 100%. Иначе не было бы смысла в работе таких известных благотворительных организаций, как фонд «Подари жизнь», «Русфонд», благотворительный фонд Константина Хабенского, фонд помощи хосписам «Вера», которые привлекают как средства частных лиц, так и крупного бизнеса. Работают подобные благотворительные организации и в Кемеровской области.

Например, фонд «Детское сердце» год от года реализует различные формы сбора благотворительных пожертвований. Размещает проекты на краудфандинговых платформах (planeta.ru, boomstarter.ru и др.), занимающихся так называемым народным финансированием социально значимых проектов, устанавливает ящики для сбора пожертвований в торговых центрах, банках, да и постами в соцсетях не брезгует. Сотрудники фонда задействуют любые ресурсы. Мы обратились за комментарием к заместителю исполнительного директора фонда «Детское сердце» Светлане Бураго:

– Наш фонд активно расширяет связи с представителями кемеровского предпринимательского сообщества и крупными российскими компаниями. За счет этого увеличиваем сборы, даже несмотря на кризис в стране. Администрация города и области идут навстречу. Счета фонда «Детское сердце» пополняют средства, полученные на ежегодном рождественском аукционе в Кемерове. Сборы от благотворительных спектаклей, приуроченных к «Всемирному дню сердца», тратятся на адресную помощь на высокотехнологичные, малоинвазивные операции детям с пороками сердца и оснащение детских кардиологических отделений лечебных учреждений Кемерова, – говорит Светлана Бураго.

Соответственно, можно сделать вывод, что это оснащение в настоящее время является как минимум недостаточным.

Оригиналы или дешевые аналоги?

Работает в Кемерове и благотворительный фонд, который оказывает помощь детям, страдающим онкологическими заболеваниями, – «Под крылом надежды». Помимо сбора средств на лечение и медикаменты фонд ставит перед собой еще одну важную задачу – психологическая и социальная поддержка семей, которые постигла беда. Тяжелый диагноз, как правило, повергает родителей в шок. И психолог фонда сопровождает их на всем пути лечения и выздоровления, а нередко и после ухода ребенка, которому медицина не смогла помочь.

– С самого начала мы понимали, что помогать нужно не просто одному ребенку. А нужно помогать всем детям, которые проходят лечение. И не только детям, но и их родителям. Время болезни ребенка – это длительный семейный кризис. Мамы вместе с детьми в отделении проводят не только месяцы, но и годы жизни. И нужно создавать такое помогающее пространство для семьи, в котором можно получить помощь на всех этапах лечения – в самом начале, когда семья переживает шок от диагноза и предстоящей неизвестности лечения, на протяжении всего лечения и после его окончания. Именно поэтому мы нацелены на создание системы многогранной профессиональной помощи – психологической, педагогической, информационной, социальной, финансовой, – говорит один из создателей фонда Инна Самсонова.

Планы благотворителей – это, конечно, хорошо. Но вот реальная ситуация в здравоохранении в целом от них не зависит. Достаточно вспомнить пресловутое импортозамещение, которое, как утверждают специалисты, принесло немало проблем. Так, один из экспертов в кемеровском медицинском сообществе на условиях анонимности описал ситуацию, которая сегодня происходит в лечении онкологических заболеваний. По его словам, политика сокращения бюджетов медицинских учреждений приводит к тому, что докторам приходится заменять оригинальные высокоэффективные противоопухолевые препараты более дешевыми аналогами – китайскими или индийскими дженериками, обладающими заметно меньшей эффективностью. По оценкам специалистов, иногда она составляет до 30 процентов в сравнении с оригинальными лекарствами.

– Формально медицинское учреждение отчитывается в том, что пациенты снабжены лекарственными препаратами, а в реальности люди, в данном случае неважно, дети это или взрослые, умирают без качественных медикаментов. И все ради экономии бюджета. Причем все всё понимают, но делают вид, что проблемы нет, – объясняет источник сайта.

И выход из этой ситуации один – обратиться за поддержкой в один из московских или региональных фондов, где могут помочь с получением оригинальных лекарств.

Жертвовать, чтобы не стать жертвой

В благотворительной помощи нуждаются и частные приюты для бездомных животных. Статьи сбора средств – лечение, стерилизация, корма, текущие расходы на содержание помещений. Поддержка частных приютов – чистой воды благотворительность, так как государство не принимает никакого участия в их финансировании. Создание приютов для животных, возможно, изначально основывается на чувстве сострадания к бездомным собакам и кошкам и кому-то со стороны может показаться прихотью его основателей. Однако если взглянуть на их деятельность под иным углом, станет ясно, что приюты выполняют важную общественную функцию – регулируют численность бездомных животных, несущих опасность для жителей городов.

По идее, решением проблемы одичавших животных должен заниматься муниципалитет – организовывать отлов, стерилизацию, возврат в места прежнего проживания. Но сложилось так, что цивилизованный способ заботы о бездомных животных взяли на себя именно приюты.

Кемеровский приют «Верный» функционирует с 2013 года. Широкая общественность узнала о «Верном» только после страшного пожара, который случился в приюте 18 сентября 2016 года. По словам учредителя приюта Татьяны Медведевой, следствие до сих пор идет. Две проведенные экспертизы установили факт поджога. Тогда заживо сгорело 107 собак и 5 кошек. Однако виновных в поджоге так и не нашли.

– Раньше мы существовали практически только на свои средства. До пожара почти никто не помогал. Всплеск пожертвований был во время трагедии. Мы даже не ожидали. У меня телефон не замолкал. Звонили со всех уголков России, ситуацию с пожаром в нашем приюте активно освещали СМИ. Привозили деньги, продукты, медикаменты. Если бы не помощь людей, то сегодня приюта бы не было, – рассказывает Татьяна.

Основные расходы организаторы приюта оплачивают из собственного кармана либо с помощью благотворительных пожертвований.

– На сегодняшний день в приюте содержится 106 собак и 85 кошек. Если принимать всех животных, которых привозят неравнодушные люди, то можно хоть каждый день организовывать по целому приюту, – описывает ситуацию с бездомными животными в Кемерове Татьяна.

А поскольку существующие в городе приюты не в состоянии оказать помощь всем животным, то те продолжают пополнять армию бездомных, чья судьба – скитаться по помойкам, дичать от голода, нападать на жителей города или… гибнуть от рук догхантеров. Личное дело каждого, жертвовать деньги на бездомных кошек и собак или нет.

И все-таки благотворительность в отношении бездомных животных – это не только доброе дело. Это еще и банальная забота о безопасности городской среды, всех жителей Кемерова, которые запросто могут стать жертвами бродячих собак.

Народное финансирование

Еще один инструмент благотворительности, который все активнее используется в России – краудфандинг. Его базой являются специальные сайты, где авторы рассказывают о своих идеях и озвучивают суммы, необходимые для их реализации. Любой желающий может финансово поддержать издание книги, съемку кино или мультфильма, запись музыкального альбома, важный на его взгляд социальный или бизнес-проект, суммой, которую посчитает уместной. Наиболее крупные краудфандинговые площадки в России на сегодняшний день – planeta.ru и boomstarter.ru.

Несмотря на то, что они позволяют собирать деньги на разные цели от научных исследований до подарка другу, самыми популярными разделами остаются кино, музыка, литература. Так в 2011 году музыкальный коллектив «БИ-2» первым в России всего за полгода собрал один миллион рублей по схеме краудфандинга. А в 2015 году на сайте Planeta.ru группа Бориса Гребенщикова «Аквариум» установила рекорд суммы сбора – 7 303 803 рубля на запись нового альбома.

Народное финансирование медленно, но весьма успешно, приживается в России, и специалисты прочат ему большое будущее. Краудфандинг позволяет сделать процесс поддержки культуры и искусства более демократичным, дает возможность помочь в осуществлении талантливых задумок напрямую конкретным людям, без одобрения государственных министерств и ведомств. И что немаловажно, краудфандинг – прозрачный и эффективный механизм финансирования проектов обычными людьми, причем минимальными суммами.

– Рост благотворительности связан с вынужденным замещением государственных функций. Если не хватает финансирования государства на то, чтобы вылечить детей, чтобы полноценно содержать театры, музеи и т.д., граждане начинают самоорганизовываться и берут на себя эти функции. Развитие благотворительности в разных ее формах говорит о становлении гражданского общества, о воспитании гражданина, личности, когда человек задумывается о чем-то большем, чем только об индивидуальном благе, и хочет принести пользу другим, – анализирует рост благотворительности в России социолог, кандидат политических наук Елена Шапкина.

… и псевдоблаготворительность

К сожалению, обратной стороной благотворительности являются мошеннические схемы. Именно возможность обращаться за помощью к широкой аудитории открывает дверь разного рода аферистам. Чем больше добропорядочных граждан организовывает благотворительные сборы, тем больше людей пытается незаконно нажиться, играя на эмоциях интернет-аудитории. Вариантов мошеннической благотворительности много – это и сомнительные фонды, и объявления об адресной помощи, использующие чужие имена и истории. Видя страшные диагнозы, люди отдают деньги, а куда они ушли, проследить оказывается невозможно. Так рождается недоверие к организациям, которые занимаются реальной благотворительностью. Вот что об этом говорит исполнительный директор фонда «Детское сердце» Светлана Бураго:

– Сложно морально устоять перед обвинениями в мошенничестве, доказать, что мы честные, что у нас все прозрачно. Люди не хотят углубляться в работу фонда, анализировать подробные отчеты, считают, что фонды создаются только для отмывания денег. А это не так. Голословно обвинить очень просто. Мы отчитываемся о каждой потраченной копейке. Вся информация есть на сайте. Мы всегда готовы ответить на любые вопросы.

Резонный совет дает и заместитель главы города Олег Коваленко:

– Нужно осознанно помогать. Видеть, кому ты даешь. Через государственные учреждения и официальные фонды жертвовать надежнее. Это гарантия, что помощь дойдет до адресата. Нужно трезво оценивать ситуацию.

Но существуют примеры просьб о финансовой помощи, которые нельзя назвать мошенничеством, однако их уместность вызывает большое сомнение. К примеру, совсем недавно жительница города Березовский разместила на своей страничке в соцсети объявление о сборе 15 000 рублей для поездки в Томск на соревнования по гиревому спорту. Причем соревнования эти неофициальные, некалендарные, некий «междусобойчик» среди своих.

Для работающей кемеровчанки сумма, скорее всего, посильная. В конце концов, можно обратиться за помощью к друзьям, родственникам, но девушка решила привлечь к сборам более широкую аудиторию – и это ради 15 000 рублей. Корреспонденты сайта VSE42.Ru решили уточнить в департаменте молодежной политики и спорта Кемеровской области, обращалась ли к ним вышеупомянутая гражданка с официальной просьбой оплатить ее поездку в Томск. Выяснилось, что обращение в департамент не поступало. По сути, девушка хотела удовлетворить свою прихоть за чужой счет. Как говорится, не напрягаясь.

Подобные случаи заставляют задуматься о том, что благотворительность – это не всегда однозначное благо. Так что как и кому помогать, каждый решает сам. Но порой нужно уметь различать благотворительность и псевдоблаготворительность.

Ссылка на источник: http://vse42.ru/

 

Расскажите о проекте в соц.сетях

Лжеволонтеры обманули больше сотни человек, выманивая деньги на лечение животных

На волонтеров эти жители Нижнего Новгорода не очень похожи. И тем не менее это не помешало им обмануть больше сотни людей. Следователи доказали — именно Дмитрий Мухин, Алексей Мешков и Евгений Костолев создавали в соцсетях паблики, где размещали фотографии кошек и собак, придумывали жалостливые истории и собирали деньги якобы на лечение животных. Сегодня, на первом судебном заседании, каждый из них признал свою вину.

Причем криминальный бизнес был, что называется, поставлен на поток. Когда нашлись первые сердобольные жертвы, приятели смекнули: да это же просто золотая жила! Сняли несколько офисов и стали подыскивать тех, кого можно легко разжалобить легендами о тяжело больных питомцах.

Узнав о деле лжеволонтеров, нижегородцы стали собирать коллективную петицию с требованием по всей строгости закона наказать мошенников. Беда в том, говорят зоозащитники, что такие истории подрывают доверие людей к владельцам питомников и к тем, кто на самом деле спасает брошенных кошек и собак. И призывают всегда проверять, куда же уходят пожертвования.

Любовь Ясникова, волонтер: «Очень тяжело собирать деньги, когда промышляют мошенники. Мы отчитываемся за каждую собранную копеечку. У нас ведутся все чеки, все квитанции — все есть».

Именно настоящие волонтеры и обратились в полицию, когда увидели странички мошенников в соцсетях. Они им показались подозрительными. Ведь злоумышленники особо не утруждали себя и попросту придумывали диагнозы, которых у животных вообще быть не может. Вскоре стражи порядка выяснили: деньги преступники делили между собой и ни рубля не потратили на дела благие.

Сегодня суд заслушал показания обвиняемых. Они заявили, что в будущем планировали помогать приютам, но для начала решили подзаработать. Гособвинители посчитали, что на раскаяние такая позиция не очень-то похожа. И потому намерены потребовать для подсудимых реальные тюремные сроки.

Подробнее — в репортаже корреспондента НТВ Василисы Казаковой.

Источник: http://m.ntv.ru/novosti/1819527/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Видеорепортаж Первого канала о мошенничестве

Первый канал. Доброе утро, видеосюжет
Съемки на конференции «Все вместе против мошенников» 2017

У Ксении Станицкой четверо детей. В январе этого года она случайно увидела в интернете фотографию своего ребенка. Некий фонд собирал пожертвования ему на лечение. На страничке были еще трое детей, которым якобы нужна помощь. Ксения написала модераторам, пригрозив полицией. Сайт закрылся, но сколько денег было собрано обманщиками, не знает никто.

Фальшивых благотворительных организаций и фейковых страниц в интернете столько, что ситуация стала критической. Поэтому представители фондов из 12 городов России собрались в Москве в центре социальной активности «Благосфера», чтобы решить, как защитить граждан от мошенников. «Большинство граждан, которые реагируют на призывы о помощи, не готовы разбираться в этом, а эмоциональный ущерб, который могут получить люди, узнав, что их деньги не были потрачены на реальную помощь, велик», — объясняет исполнительный директор благотворительного фонда Григорий Мазманянц.

Ежегодно наши граждане перечисляют на благотворительность около 30 миллиардов рублей! Половина этих денег, говорят в фондах, оседает в карманах мошенников. Поэтому прежде чем сделать пожертвование, нужно проверить организацию. Григорий Мазманянц рассказывает на что нужно обратить внимание: «На сайте порядочного фонда обязательно есть контакты, уставные документы и отчетность. Эта отчетность должна позволить вам понять, сколько денег поступает и сколько тратится».

На одной из фейковых страниц есть и фото детей, и суммы собираемые на лечение, и номера счетов для пожертвований. Но нет ни одного отчета. Сколько собрали, а главное куда потратили. Информации нет. Адрес тоже фальшивый. Москва, Зубовский бульвар 16-20. Такой организации там нет.

В Пензе аферисты собирали деньги на лечение ребенка без сайтов — на центральной улице города. Сборы пожертвований на улицах — еще одна популярная схема мошенников. В один бокс за день граждане могут набросать от 5 000 до 10 000 тысяч рублей. Волонтеру из них достанется не меньше 2 000 тысяч

Чтобы подобного не случалось, 250 благотворительных организаций договорились больше не собирать пожертвования на улицах. Делать это они собираются только во время специальных акций, на ярмарках и в магазинах. Вскрывать боксы будут с участием представителей организаций, фиксируя, сколько было пожертвовано.

Источник: https://www.1tv.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Деньги лучше выбросить, чем отдавать «волонтеру с шариками»

Накануне конференции «Все вместе против мошенников» 11 мая 2017 года координатор проекта Мила Геранина рассказала «Милосердию» о масштабах бедствия и о том, какие инструменты борьбы с предприимчивыми проходимцами необходимо разработать благотворительному сообществу и правоохранительным органам, чтобы отделить себя от лжеволонтеров и при этом не отбить у обычных людей желание помогать.

— Конференцию о мошенничестве вы спешите провести перед летом. Почему?

— По-хорошему, конференция нужна была в феврале или марте, чтобы к лету быть во всеоружии. Ведь чем теплее, тем больше активизируются «волонтеры» с шариками на улицах – и тает доверие к благотворительным фондам обычных людей, отдавших свои средства не на реальную помощь, а на прокорм мошенников.

Мы прыгаем в уходящий поезд – к 1 июня уже толпа волонтеров на каждой улице каждого города будет собирать «бедным детишкам, сироткам, собачкам». Они даже терминологию используют именно такую, с уменьшительно-ласкательными суффиксами, — выжимают слезу. Как комары — появляются, когда тепло, и сосут у всех кровь.

Конференция даст НКО возможность выработать сплоченную позицию и начать общую борьбу с мошенниками. Надеюсь, что вскоре стартует единая информационная кампания по всем регионам. Мы рассчитываем, что конференция станет толчком и для СМИ, причем не только узкопрофильных. Ведь те, кто читает «Милосердие» или «Филантроп», уже сейчас вряд ли подкармливают уличных мошенников. А вот люди, которые открывают газету «Телесеть» и смотрят «Дом-2», пока не в курсе. Но мы верим, что коллеги из массовых изданий тоже откликнутся на эту проблему.

—  Каков сегодня масштаб «работы» лжеблаготворителей?

— Наверное, не осталось ни одного региона, где уже не появились уличные мошенники, замаскированные под волонтеров благотворительных фондов. Фальшивые интернет-сборы на якобы помощь детям и взрослым, бездомным собакам через личные карты и вовсе не знают границ. К сожалению, пока отсутствует механизм привлечения этих людей к ответственности, поэтому масштаб бедствия увеличивается постоянно.

Мошенники копировали реальное прошение со своим номером. Изображение с сайта lifehacker.ru

Как оценивать «рынок» мошенничества, замаскированного под благотворительность, тоже пока не ясно, поэтому нет точных цифр. Есть только приблизительные, но, на мой взгляд, мы не можем на них опираться. Уличные мошенники кочуют из региона в регион, никто, кто озвучил бы нам суммы их сборов, не присутствует вечером на подсчете «выручки» за день.

Что касается объемов сборов в интернете — по моим наблюдениям, на личные карты в соцсетях собирается гораздо больше, чем через все реально действующие фонды вместе взятые. Официальных данных у меня на этот счет нет — и ни у кого их нет.

— Можно ли выделить основные схемы мошенничества?

— Два основных вида мошенников сейчас – те, кто собирают средства на улице, и те, кто делают это в интернет-пространстве. Оба вида активно развиваются. Если еще несколько лет назад лжеволонтеры просто предлагали пожертвовать на «Домик для бездомных поросят» или сделать это в обмен на, скажем, шариковую ручку, то сейчас псевдоблаготворители уже и документы показывают (причем в некоторых случаях организация реально существует) и говорят, что работают бесплатно.

Все реже можно встретить на улице тех, кто признается, что получает свои 20% от собранных средств. К сожалению, даже достоверность документов порой сложно проверить, если только это не откровенные ляпы. Например, одно время по пробкам Москвы ходили сборщики с ящиками и в качестве уставных документов своей организации показывали свидетельство о регистрации на ООО «Милосердие».  К несчастью, а может быть, к счастью, среди таких лжеволонтеров все еще встречаются люди, которые искренне не понимают, что их впутали в финансовые махинации.

Со сборами в интернете все гораздо сложнее – порой они действительно становятся единственным способом спасти человеческую жизнь. Но в основном при кибер-мошенничестве средства уходят в неизвестном направлении, и зачастую без ведома самого жертвователя. Известны случаи, когда деньги просто-напросто списывали с карт – при этом часть даже может пойти в благотворительный фонд, но сам обладатель карты не подозревает о том, что он сделал пожертвование и на какую именно сумму.

— С какой частотой фиксируются новые случаи мошенничества?

— Только я ежедневно получаю 3-5 сообщений о том, где люди видели мошенников. Иногда случаи совпадают, но чаще это о разных точках «работы волонтеров». Некоторых уже знаю в лицо. В электричке по моему направлению ходит один и тот же мужчина от одного и того же «фонда». Они уже запомнили меня и сразу предпочитают пройти в другой вагон, а я задаю им вслед вопросы про отчетность, счета и документы. Часть публики в вагоне начинает интересоваться, почему я так себя веду, но есть и те, кто говорит, что вот, мол, люди делают доброе дело, а вы – сумасшедшая, мешаете им! Не хотите помогать – не помогайте.  И ничего с лжеволонтерами поделать сейчас нельзя. Вдобавок они в последнее время становятся агрессивными.

— Есть ли разница между мошенниками в регионах и столицах?

— В каждом регионе мошенники облюбовали свои точки, но суть дела одна и та же. В Москве места их обитания в первую очередь – скопления машин в пробках, парки (особенно площадки перед входом в парк), привокзальные площади, электрички, метро. В Самаре они гуляют по торговым центрам, во Владивостоке – ездят в автобусах, трамваях и троллейбусах (и везде их туда без проблем пускают!).

В каждом регионе, следовательно, своя специфика борьбы с обманом. Где-то городские активисты довольно успешно пресекают его, направляя письма в администрацию или проводя информационные кампании для жителей своих городов.  А кто-то не может сделать ничего. Задача конференции 11 мая — поделиться опытом борьбы, выделить самые реальные способы. Мы очень надеемся на поддержку представителей государственных структур, которые расскажут, как лучше взаимодействовать с уполномоченными органами.

«Спасите детей». Изображение с сайта lifehacker.ru

— Какие шаги благотворительным сообществом уже предприняты?

— Более двухсот фондов подписали Декларацию против мошенничества — она гласит, что честные фонды не собирают пожертвования в передвижные ящики на улице вне благотворительных мероприятий. Ящик должен быть документирован — включая соглашение с площадкой, где идет сбор, будь то торговый центр, пространство фестиваля или парка.

Ящики обязательно должны вскрываться по определенной процедуре с участием представителя площадки, где ящик установлен. Честные фонды не ходят с ящиками по вагонам электричек и тем более не собирают «в пакетик» или «в ладошку».

Общая декларация фондов не может повлиять на поведение мошенников — это скорее шаг по информированию общественности и добрая воля благотворительного сообщества: мы так не делаем, хотя по закону теоретически можем.

Подписали декларацию не все. Например, в «Русфонде» посчитали, что мы такой декларацией можем «задавить» один из методов фандрайзинга для НКО. Мне не хотелось бы вступать в дебаты по этому вопросу.

Никуда не деться и от необходимости просвещать сами некоммерческие организации. Многие не совсем понимают, для чего нужен аудит: главным образом такое отношение встречается в регионах, но не исключено и в Москве. Не понимают, для чего нужна прозрачность и чем вредны сборы на личные карты, ведь даже если мы знаем, что такой-то фонд – большие молодцы, и они иногда собирают на карты, то о других, которые по их примеру тоже собирают, уже никто не знает ничего.

Лжеволонтеры от «благотворительного фонда» собирают деньги в метро. Санкт-Петербург. Изображение с сайта pikabu.ru

— Кто организует и проводит конференцию «Все вместе против мошенников в благотворительности» и сколько участников уже зарегистрировалось?

Конференцию проводит Благотворительное собрание «Все вместе», партнеры – Агентство социальной информации, Ассоциация фандрайзеров России, проект Добро.Mail.ru и «Благосфера», которая любезно предоставляет площадку. Уже зарегистрировались 113 участников: это Москва, Саратов, Омск, Владивосток, Ростов-на-Дону, Кострома, Обнинск, Люберцы, Химки, Ногинск, Рязань, Астрахань, Нижний Тагил, Екатеринбург, Стерлитамак, Иркутск и другие.

С каждым днем участников становится все больше. Многие не могут приехать в Москву, ведь у НКО нет бюджетов на билеты и проживание, но мы обязательно проинформируем всех, о чем мы договорились и какие шаги сможем сделать на сайте «Все вместе против мошенников». Конференция в любом случае будет успешной уже хотя бы потому, что все встретятся и обсудят, как в каком случае реагировать: на частные волонтерские сборы в сети на личные карты, на мошенничество с использованием историй подопечных, на уличных волонтеров.

— Какого эффекта вы ждете от разработки информационных материалов о мошенничестве под видом благотворительности?

— Все НКО должны просвещать общественность в своих регионах, а с такими материалами дело пойдет быстрее и качественнее. Региональным администрациям и СМИ тоже будет проще распространять единый материал, где будет разъяснено, почему мы не жертвуем в ящики на улицах и что должно быть написано на ящике в торговом центре. Двусмысленные формулировки наносят огромный ущерб сектору: люди решат, что все благотворители – мошенники и не стоит даже разбираться, просто жертвовать никому нельзя. Мы тщательно подбираем формулировки, чтобы и ущерб сектору не был нанесен, и люди нас поняли и услышали, а не додумали то, чего мы не говорили.

Лжеволонтёр во Владивостоке. Изображение с сайта deita.ru

— Какой помощи в борьбе с мошенничеством, на ваш взгляд, реально дождаться от государства и как скоро?

— Мы хотим, чтобы идеи по борьбе с мошенничеством под видом благотворительности шли от нас государству, а не наоборот, не от муниципалитетов и регионов спускались в благотворительное сообщество. Иначе ничего хорошего не выйдет. После конференции 11 мая мы будем предлагать изменения в законодательство. Нужно менять закон об НКО – договариваться о правилах отчетности в интернете. Нужно менять формулировки в уголовной статье о мошенничестве, поскольку пока за мошенничество этих людей привлечь крайне сложно. Мы ждем помощи от государства в отношении информационной кампании, потому что площадок и инструментов у государства гораздо больше. Общаемся с Комитетом общественных связей Москвы, с Московским правительством, РЖД, Министерством внутренних дел.

— Можно ли объединять под названием «мошенники» тех, кто собирает себе в карман, и тех, кто собирает хоть и на личные карты, но на доброе дело и честно всё тратит на заявленные цели?

— Согласитесь, те, кто честно желает собрать деньги на помощь пожилым людям в домах престарелых, не публикуют свой номер карты по всему интернету и по электричкам не ходят. Конфеты одиноким бабушкам или корм приютским собакам лучше покупать через счета фондов с прозрачной отчетностью.

Как бывший директор фонда, я против сборов на личные карты, хотя они и бывают нужны. Я понимаю, что в регионах обойтись без сборов на личные карты еще труднее, чем в Москве. Там не у всех НКО зарегистрировано юрлицо и расчетные счета, там и терминалы для оплаты не всюду встретишь.

В таком случае важно понять, как их оформлять и как по ним отчитываться. Нужно всем вместе обсудить, что делать. Готовых решений и приказа «с этого момента делаем так» у нас нет. Для этого мы и созываем конференцию. Примем резолюцию и общие правила — в дальнейшем НКО возьмут на себя ответственность действовать по ним.

— Что вы посоветуете человеку, который на секунду задумался, передать ли деньги «волонтеру» на улице?

— Если вы отдаете ему средства – попросите договор о разрешении собирать деньги в том месте, где он стоит. Например, с метрополитеном. Он не сможет вам его предоставить. Если ваши пять или сто рублей у вас настолько лишние, что вам все равно, куда их деть, — лучше выкиньте в помойку. А если вы хотите помочь по-настоящему – потратьте одну минуту своего времени и помогите правильно. Помочь бездомному – значить купить ему еду или билет домой, причем с банковской карты, чтобы он не мог его сдать и получить наличность на алкоголь, а еще лучше – посадить человека в поезд. Помочь больным детям — значит перечислить средства через проверенный фонд. Помогая бездумно, мы можем принести много вреда.

Лжеволонтёры в Санкт-Петербурге. Фото с сайта paperpaper.ru

— Насколько актуальна проблема, что мы сами, информируя общество об отличительных признаках мошенников, «обучаем» их лучше маскироваться?

— Все так или иначе прогрессируют, и мошенники в том числе. Это, конечно, ужасно, и получается, что мы сами их обучаем, но при этом мы как сектор тоже развиваемся. Это задача, которую надо решать — любителей «халявы» всегда было и будет много. На конференции мы будем говорить о тех, кто сами собирают средства, а ведь есть еще и те, кто обманывает честные фонды, те, кто получает помощь от государства и потом продает, например, инвалидные коляски на «Авито».

Люди разные, мошенников много, в данном случае наша цель – выстраивание границ, защита своего «дома» от воров. И я уверена, что это нам по силам. К тому же у псевдоблаготворительности есть и положительная сторона. Информируя общественность о том, как делать пожертвования правильно, мы способствуем тому, что еще больше людей задумывается о том, что их поддержка нужна, и все вместе мы способны решить гораздо больше задач и помочь многим.

Источник: https://www.miloserdie.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Секция «Мошенники в интернете»

Теперь доступно видео по секции «Мошенничество в сети Интернет».
Модератор – Григорий Мазманянц, исполнительный директор фонда «Подари жизнь».

На секции поднимались следующие темы:
Использование чужого бренда:
а) зарегистрированные фонды,
б) мошеннические, фейковые сайты, страницы в соцсетях,
в) аккаунты в соцсетях якобы сотрудников фондов.

2. Использование чужих материалов (подопечных):
а) зарегистрированные фонды,
б) мошеннические, фейковые сайты, страницы в соцсетях.
3. Спам рассылки
4. Спам посты в соцсетях.

Если Вы сталкиваетесь с мошенниками в сетях, то делитесь информацией в комментариях, отправляйте жалобы в техподдержку или представителям организаций, которые становятся жертвами мошенников.

Расскажите о проекте в соц.сетях