Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

В Сыктывкаре активизировались псевдоблаготворители

На днях в столице Коми в самом центре города были замечены подростки в желтых жилетках с надписью «Гражданский активист» и с прозрачными коробками. Несовершеннолетние представляют некий благотворительный фонд «Аурея» и просят у горожан денег — кому сколько не жалко. Все собранные средства пойдут на помощь тяжело больным детям России.

Как оказалось, волонтеры фонда действуют не только в Сыктывкаре. Аналогичные «гражданские активисты» были замечены на улицах Новороссийска, Нижнего Новгорода, Пензенской области, Ростове-на-Дону, Санкт-Петербурге. Местные СМИ задаются вопросом: уж не мошенники ли действуют под видом благотворителей? Журналисты выяснили, что центральный офис благотворительного фонда «Аурея» находится в Красноярском крае, там же он и зарегистрирован. Данная некоммерческая структура начала деятельность в 2006 году. «Аурея» позиционирует себя как благотворительная компания и выступает с патетичными лозунгами: «Мы хотим изменить мир! Наша цель — помочь каждому нуждающемуся! Приоритет в нашей работе – это дети, оказавшиеся в беде!»

Но вот в чем вопрос: а на законных ли основаниях работает благотворительный фонд «Аурея»? Была проведена проверка, и выяснилось, что молодые работники некоммерческой организации не достигли возраста совершеннолетия, что уже само по себе является нарушением Трудового кодекса. Причем за свою работу они получали 20% из собранных средств, а их «начальство» сразу предупредило, что они должны называть себя добровольцами и говорить окружающим, что трудятся на безвозмездной основе.

Источник: https://www.komi.kp.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Копилка с двойным дном

Стоит ли доверять людям, собирающим на улицах пожертвования для больных? Кто они – волонтеры? Обманутые аферистами молодые граждане? Или коммерческие агенты, готовые на любую подработку?

В общественный транспорт их, как правило, пускают бесплатно. Кондукторы пожимают плечами: вроде бы добрым делом занимаются, хотя как знать… Молодые люди представляются волонтерами, собирающими средства на лечения ребенка с ДЦП. Стараются сразу развеять сомнения в моральной чистоплотности – готовы показать документы благотворительного фонда, дать телефон мамы больной девочки. Кто-то из пассажиров лезет в сумку за кошельком, кто-то продолжает сидеть с невозмутимым видом. Многие, судя по напряженным лицам, чувствуют себя неловко. Не жалко десятки или сотни – не убудет – но где гарантия, что перед тобой настоящие благотворители, а не персонажи Ильфа и Петрова.

После выхода сборщиков денег из автобуса кондуктор пренебрежительно машет рукой: «Говорят, много случаев обмана. Я лично не связываюсь…».

А недавно девушка-волонтер встретилась мне на площади Театральной. Подошел к ней побеседовать. По тому, с какой готовностью и робостью она показывала документы, стало понято: она человек пока еще не испорченный аферистами. Возможно, верит в пользу своего волонтерства.

От нее узнал, что благотворительный фонд зарегистрирован в другом городе, а в Рязани есть его представители, им сдают собранные на улицах и в транспорте деньги. Где сидят представители? Точного адреса не помнит, где-то на площади Ленина. На дне стеклянного ящика-копилки виднелись несколько купюр.

Что же за десант из юношей и девушек периодически высаживается на улицах Рязани? Почему они столь настойчивы в своих просьбах и весь их облик словно говорит об одном: если мы сию секунду не поможем, то будем мучиться от угрызений совести?

Все эксперты, с которыми мы поговорили, отнеслись к этой уличной благотворительности не просто скептически, а резко негативно. Они уверены: непрозрачность деятельности таких организаций подрывает доверие к честным фондам и наносит вред самой идее народного сбора средств в помощь нуждающимся.

– Обычно настоящие благотворительные фонды, за плечами которых множество добрых дел и спасенных жизней, не практикуют уличный сбор пожертвований, – объясняет уполномоченный по защите прав человек в Рязанской области Наталья Епихина. – Настораживает, что лжефонды заходят в регионы часто под именами известных организаций. У людей эти названия на слуху, и они думают – надо оказать содействие хорошим людям. А люди на самом деле не те, они вообще из других городов. Я разговорилась с так называемыми волонтерами на улице. Они получают вознаграждение 25 процентов от собранных средств, но об этом нигде не упоминается. То есть люди думают, что весь рубль пойдет на помощь больному, а на самом деле 75 копеек. Да и те могут не дойти. Кстати, по имеющимся нормативам фонд может использовать только 20 процентов собранных средств на собственные нужды, а никак не 25. Я проверила отчетность нескольких подобных фондов и увидела, что такая статья расходов, как оплата труда волонтеров, в ней не отражена. Это тоже тревожный звоночек. Как-то уж больно агрессивно эти «фонды» взывают к нашему милосердию. Здесь явно скрыты чьи-то личные интересы. И самое печальное, что у людей пропадает желание совершать пожертвования, они разочаровываются в благотворительных организациях, когда узнают, что перед ними лжефонд. Да и само понятие волонтерства выхолащивается.

Попытки установить более тесный контакт на улицах со сборщиками адресных пожертвований у Ларисы Николаенко всегда заканчивались неожиданно – люди теряли интерес к разговору и закрывали тему. Лариса Валерьевна возглавляет общественную организацию «Свой путь», опекающую детей с психофизическими нарушениями.

– Я несколько раз подходила к людям с фотографиями больных детей и реквизитами, начинала изучать их историю, чтобы направить в специализированный фонд или центр. И видно по глазам: им уже не интересно, они уходят от разговора. Понимаешь, что тут, скорее всего, не тяжелая жизненная ситуация, а обычное поберушничество, – делится своими наблюдениями Лариса Николаенко.

А что же полиция, почему бездействует?

– Каких-то законодательных запретов проводить сбор средств на улицах в благотворительных целях не существует, – говорит Николаенко. – Но рычаги контроля, на мой взгляд, необходимы. Недавно я подошла к так называемым волотнерам и спросила, какой фонд они представляют. Оказалось, что он зарегистрирован в другом городе. Мы не можем увидеть, какие люди ими руководят, где их офис, не можем потребовать отчетность. Ну что это за благотворительность? Может быть, они детей лечат, а может, себе на новые машины собирают. Как проверить? Сразу напрашивается вопрос: где эти фонды, зарегистрированные в Тамбове или в Воронеже, находят столько волонтеров в Рязани? Тут местным-то организациям привлечь добровольцев непросто. И вдруг целая сеть по России. Выглядит странно…

С тем, что подобные акции могут исказить саму идею благотворительности, согласна и директор автономной некоммерческой организации поддержки семьи и детства «ПроДетство» Елена Макаровская.

– Проверить движение средств в этих лжефондах невозможно. Да, в магазинах и офисах мы иногда видим ящики-копилки для сбора пожертвований. В помещениях, а не на улицах! Там изъятие собранных средств идет с оформлением документов отчетности и на основе заключенного договора между юридическими лицами. Меня очень смущает сам стиль поведения волонтеров. Такое впечатление, что их кто-то научил определенным формулировкам, в которых проглядывают техники манипулирования сознанием. Например, человек вдруг ощущает чувство вины. Вопросы ставят так, что на них возможен только один ответ. Есть фонды-клоны, использующие репутацию проверенных организаций. Но на улице или в транспорте проверить, кто есть кто, за несколько минут невозможно. Мое мнение: нужно пресекать все практики непрозрачной благотворительности, чтобы не вводить людей в заблуждение.

Уполномоченная по защите прав ребенка в Рязанской области Екатерина Мухина советует звонить в полицию.

– Я знаю, что это мошенники или люди, введенные в заблуждение аферистами. Я сама несколько раз звонила в присутствии «волонтеров» в полицию – ребята исчезали мгновенно. Доверять им ни в коем случае нельзя. Они могут вам показать выписку из устава организации. На самом деле никаких уставов нет. Но люди у нас доверчивые, дают деньги и кого-то обогащают. Я обсуждала эту тему с духовными лицами. Например, со священником Дмитрием Смирновым, очень известным в православном мире духовным наставником. Он тоже не приветствует подобные технологии благотворительности. Проблема давно вышла за пределы отдельно взятых регионов и переросла в общероссийскую. Она ставилась на заседаниях Общественной палаты РФ. И мы ее будем вновь скоро обсуждать на экспертном совете при уполномоченном по правам ребенка в Рязанской области.

Может быть, вообще запретить сбор наличных средств на благотворительные цели и перечислять их только на расчетные счета? Такие предложения высказываются. Опрошенные нами эксперты против крайних мер. По их мнению, это затруднит оказание помощи физическими лицами.

– Запрещать наличный оборот в благотворительности не стоит. А вот что нужно пропагандировать, на мой взгляд, так это адресную помощь нуждающимся внутри своего региона. Это самый эффективный способ поддержки, когда и адресат виден, и с благотворителями налажена обратная связь. Патронажность, попечительство – вот чего нам не хватает, – говорит руководитель общественной организации «Свой путь» Лариса Николаенко.

– Однозначно – на улицах никаких массовых сборов якобы на благотворительные цели быть не должно, – уверена уполномоченный по правам человека в Рязанской области Наталья Епихина.

Против лжефондов объединились добросовестные благотворительные организации. Рязанская АНО «ПроДетство» вошла в ассоциацию «Все вместе», разработавшую декларацию о добросовестности в сфере благотворительности при сборе средств через ящики-копилки. Декларация осуждает практику сбора наличных денег от имени организаций вне мест проведения организованных благотворительных мероприятий и вне стационарных ящиков, опечатанных и вскрываемых в присутствии независимых контролеров. Ассоциация обращает внимание общественности на то, что сборам пожертвований на улицах, в транспорте, в пробках, как правило, занимаются не волонтеры, а коммерческие агенты, получающие процент от собранных денег. Никаких подтверждений того, что средства в полном или частичном объеме идут по назначению, нет.

Придя в редакцию, я попытался отыскать сайт организации, якобы помогающей детям с ДЦП, от имени которой работают агенты в Рязани. Но кроме каких-то ссылок на страничку с юридическим адресом учредителя – физического лица, ничего в сети не обнаружил. Не нашел я в этих ресурсах и фамилии той девочки, для которой собирали деньги. Может быть, для этого нужно перерыть весь Интернет? Или все-таки информация должна подаваться грамотно и наглядно, с точными цифрами прихода и расхода пожертвований. Более убедительной кажется позиция ассоциации «Мы вместе», и я не вижу оснований ей не доверять. «На наших глазах ширится и крепнет мошенническое движение, ставящее под угрозу благотворительный сектор. Всякого мошенника рано или поздно разоблачают, но лжескандалы серьезно ударят и по всем нам, а значит – по нашим подопечным. Ушли годы, прежде чем нам начали доверять, и если мы не будем сами бороться с обманом в благотворительной среде, то мы ничем не будем отличаться в глазах общественности от тех, кто обманывает».

Похоже, призыв «Люди, будьте бдительны!» никогда не потеряет своей актуальности.

 

Источник: http://rv-ryazan.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Как отличить волонтера от мошенника и стоит ли жертвовать на благотворительность на улице?

В последнее время участились случаи, когда на улице люди, представившись волонтерами или представителями благотворительных организаций и детских домов, осуществляют сбор средств якобы на лечение детей или помощь нуждающимся. Зачастую они по запросу предоставляют какие-то бумаги, рассказывают, на что идут средства. Сегодня таких «волонтеров» можно встретить во многих городах России. В связи с этим многие задаются вопросом, действительно ли эти люди представляют благотворительные организации, куда идут вырученные деньги, как отличить мошенника от волонтера и стоит ли жертвовать деньги на улице? В проблеме благотворительности на улицах городов разбирается 1-Line.

Аферисты под видом волонтеров

Совсем недавно в полицию Иркутска обратилось сразу несколько местных жителей, которые сообщили, что по оживленным дорогам города ходят подозрительные люди и собирают пожертвования «на лечение». Полицейские нашли и задержали группу из шести мужчин и женщин, которые под видом волонтеров осуществляли сбор средств. В полиции выяснили, что они не представляют никакую благотворительную организацию, прибыли в Россию из соседней страны и, не найдя работы, решили таким нехитрым методом собирать себе на жизнь. Все собранные деньги они тратили по своему усмотрению.

К сожалению, таких случаев по всей стране довольно много — практически в каждом крупном городе можно встретить людей, собирающих деньги якобы на благотворительность. Они могут предлагать купить браслетик или календарик, а все вырученные деньги будто бы идут в какой-нибудь благотворительный фонд или на помощь нуждающимся.

Как понять, кто перед нами, волонтер, действительно собирающий деньги людям, попавшим в сложную жизненную ситуацию, или мошенник, который собирает деньги исключительно в корыстных целях? Нужно ли говорить, что большое количество мошенников сильно подрывает доверие граждан к благотворительности в целом и к волонтерам в частности?

Мы решили обратиться за комментариями в Министерство образования Красноярского края, где нам постарались объяснить, могут ли благотворительные организации собирать деньги на улицах и как отличить мошенника от волонтёра.

Кто обеспечивает детские дома?

На наши вопросы отвечала начальник отдела учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей Министерства образования Красноярского края Ирина Гущина. Мы обозначили проблему, и, как оказалось, о ней давно знают, и даже сами сотрудники часто сталкиваются с такими случаями, когда к ним подходили мошенники и просили деньги на детские дома.

Ирина: К нам также подходили школьники, прямо здесь, на проспекте Мира, рядом с краевым правительством, и предлагали пожертвовать деньги для детского дома. После того, как я попросила их показать документы, они быстро ретировались.

Мы работаем только с проверенными благотворительными организациями и детскими домами. У нас в крае 29 детских таких домов, мы их все знаем, и они все находятся на финансировании государства. Конечно, мы сотрудничаем и с волонтерскими организациями. Например, фонд «Счастливые дети» развивает волонтерское движение, в рамках которого они приходят в детские дома, оказывают необходимую помощь, снимают видеоанкеты. При этом мы всегда даем специальные разрешения на видеосъемку детей, при себе у них всегда есть письменное разрешение. С улицы случайных людей мы не пускаем, и работаем только с проверенными организациями.

1-Line: Могут ли волонтеры благотворительных организаций и детских домов собирать деньги у людей на улице?

Ирина: Детские дома — это государственные учреждения, и они практически на 100% финансируются за счет государства. Волонтерское движение рассчитано не на то, чтобы собрать деньги, а на оказание реальной помощи детям. Например, волонтеры детского дома «Самоцветы» — это студенты, которые помогают детям с подготовкой домашнего задания. Они приходят и делают вместе с детьми уроки.

Для нас важно, чтобы фонды оказывали помощь в проведении социальных акций, привлекали детей на совместные мероприятия, например, совместный субботник.

Конечно, есть крупные предприятия, которые оказывают финансовую помощь, такие как «Норникель», «Сбербанк», «Русгидро» — это богатые компании, которые могут за свой счет, например, сделать спортзал или организовать спортивную площадку на территории детского дома, а не прийти и принести деньги директору — такую помощь мы не принимаем.

Как-то на улице деньги для детского дома №1 собирали подростки якобы от благотворительной организации. У них были бэйджики с названием организации. Я тут же позвонила директору этого дома, и она сказала, что не знает такой организации и подобную помощь они не принимают.

Мы не приветствуем, когда собирают наличные деньги в коробочку, чтобы передать бедным обездоленным детям в детский дом. Таких акций уже давно нет, уже лет 20. У нас дети всем обеспечены, мы не собираем ни игрушки, ни одежду. Они одеты и обуты, полностью обеспечены канцелярией и школьными принадлежностями, на это дает деньги государство. Зачастую наши дети живут лучше, чем некоторые дети в малообеспеченных семьях, которые действительно могут нуждаться в помощи.

1-Line: А как быть с ними? Могут ли организации собирать деньги для малообеспеченных семей, иявляется ли такой сбор средств законным?

Ирина: Никто этого не запрещает, любой желающий может прийти и создать общественную организацию. Если все документы есть и есть разрешение, они могут этим заниматься. Но сложность в том, что контролировать сбор наличных средств практически невозможно, они нигде не фиксируются, поэтому и сложно отследить, все ли полученные средства идут на благотворительность.

Показателен недавний случай. В Красноярске собирали деньги на детский дом в специально оформленную коробочку. Волонтеры показали письмо от директора шушенского детского дома. В нём, в частности, был список спортивного оборудования, на которое собирались деньги — они хотели провести спортивное мероприятие для детей. Как позже выяснилось, они, прикрываясь этим списком, насобирали около 200 тысяч рублей, а директору передали только 20 тысяч. Казалось бы, на оборудование они собрали, а остальное? Эти деньги никак не контролируются, их не пропускают ни через какие счета, не отчитываются в налоговой. Поэтому контролировать их очень сложно.

Лично я ни одного рубля в коробочки с фотографиями больных детей не положу, потому что я им не верю, т. к. сама несколько раз сталкивалась в пределах своего рабочего места с мошенниками. Лучше прийти в детский дом, может, им надо помочь отремонтировать веранду или сводить детей в театр, в зоопарк вместе съездить. Им не хватает общения, у них очень слабая социальная адаптация. Вот с чем им нужно помочь, а деньги собирать им не нужно.

Как отличить волонтера от мошенника?

Чтобы узнать, какие документы должны быть при себе у волонтера, как отличить представителя благотворительной организации от афериста, и как нужно реагировать, если к вам на улице подошли с просьбой внести пожертвования, мы обратились в благотворительный фонд «Счастливые дети», который входит в число проверенных Министерством образования Красноярского края организаций.

Как нам рассказала сотрудник фонда куратор программы «Дети дома» Лидия Сенченко, у каждого волонтера во время сбора средств должен быть следующий пакет документов:

  • удостоверение с фото, реквизитами и печатью организации;
  • положение о мероприятии;
  • реквизиты и контакты организации, которую они представляют.

Все документы должны быть оригиналы (не копии!), с печатями.

Стоит ли жертвовать на благотворительность на улице?

Как видим, действительно в сфере благотворительности действительно действует много мошенников, и нужно тщательно проверять перед тем, как жертвовать кому-то деньги. Аферисты сильно подрывают доверие простых людей к идее благотворительности в целом, ведь проверить, куда пойдут деньги, действительно сложно.

Конечно, в нашей стране многие находятся за чертой бедности. Кому-то действительно не хватает денег на элементарные продукты или собрать ребенка в школу. Особенно сейчас, во время кризиса, когда с каждым годом реальные доходы населения падают. Как быть с ними?

Если у вас на улице нищая бабушка попросит деньги на продукты, лучше предложить ей купить эти самые продукты. Времени это займет немного, но вы точно будете знать, что ваши деньги потрачены не зря. А по реакции бабушки, поверьте, вы точно узнаете, правильно ли вы поступили.

А что делать, если деньги просят на лечение ребенка? Ведь лечение оплатить вы не можете. А вдруг деньги, которые собирают якобы на лечение, идут совсем в другое место?

Лучше узнать, существует ли действительно ребенок, которому требуется помощь. Узнать организацию, которая помогает в сборе средств. И жертвовать лучше безналичным переводом — их проще отследить, если окажется, что действуют мошенники.

Мы нашли организацию, которая помогает нуждающимся и собирает деньги на их нужды. Некоммерческая организация «Никогда не сдавайся» уже два года помогает детям и мамам, попавшим в сложную жизненную ситуацию в Хакасии, и сейчас они открыли благотворительный фонд «Дом матери» в Красноярске. О работе фонда нам рассказала волонтер организации Юлия Доронина:

«Сейчас у нас на попечении больше 10 семей, в них живет порядка 35-40 ребятишек, которым мы помогаем. Сейчас мы планируем открыть центр для мамочек с ребятишками, попавшим в сложную жизненную ситуацию. Они у нас проживают, проходят программу социальной помощи. Также мы трижды в неделю кормим бездомных на Спартаковцев, 73. В основном к нам обращаются через интернет или знакомых. Проблема в том, что мамочки стесняются, иногда боятся обратиться, ведь есть такая тенденция, что органы опеки не всегда тщательно разбираются в причинах, по которым родителям тяжело самостоятельно содержать ребенка. Помогают нам волонтеры из тех же семей, которые видят реальную помощь, спонсоры, часто помогают магазины вещами. У нас многие дети одеты за счет этого. Сейчас планируем привлекать волонтеров из других общественных организаций.

Мы знаем случаи, когда люди, представившись нашей организацией, также собирают деньги. Мы подходили к ним и спрашивали, на каком основании они ссылаются на нас, после чего они пропадают. Это было неоднократно, и после этого мы выложили информацию о возможных мошенниках у нас на сайте. Волонтеры нашей организации всегда имеют при себе удостоверения с печатью, уставные документы, заверенные печатью».

«Люби ближнего своего, как самого себя» (Лев.19:18)

Одна из заповедей Библии гласит, что мы должны помогать другим людям: «Помогай ближнему по силе твоей и берегись, чтобы тебе не впасть в то же». Все религии сходятся в том, что человек должен помогать другим людям. Но многие злоупотребляют таким доверием, и пользуются такой помощью исключительно в корыстных целях. Проходя по улице мимо плохо одетого человека с протянутой рукой, нам проще дать ему денег и очистить свою совесть. Но действительно ли мы таким образом помогли обездоленному?

В век развитых информационных технологий проще выяснить, кому действительно нужна помощь. Узнать проверенные организации, собирающие средства нуждающимся. Тогда и люди, попавшие в сложную ситуацию, будут знать, что существуют специально созданные организации, которые служат проверенными посредниками между меценатами и нуждающимися, и не пойдут на улицу. Чтобы вернуть доверие людей к благотворительности, нужно проверять, кому вы жертвуете. И тогда мошенников, возможно, станет меньше, и люди снова обретут веру в помощь ближнего.

Текст и фото: Антон Мишуткин

Источник: http://1line.info/

Расскажите о проекте в соц.сетях

На трассах Иркутска мошенники просили деньги для «лечения нездорового ребенка» Белрынок

8 августа граждане Иркутска позвонили в полицию и рассказали, что по дорогам ходят волонтеры и собирают деньги на лечение тяжелобольного ребенка.

Как стало известно, милиция Иркутска по сведениям городских жителей задержала шестерых граждан, которые представлялись волонтерами. При всем этом создавали на дороге аварийные ситуации, подвергая опасности себя и иных участников дорожного движения. Работники милиции считают, что данная группа из 6 мужчин и женщин приехала в Иркутск из соседней страны и жила только за счет собранных пожертвований, не особо заботясь о честном виде заработка. Среди них были молодые люди и девушки в возрасте от 22 до 25 лет.

По предварительным достоверным сведениям на данный момент группа из 6-ти человек прибыла на территорию региона из другой страны. Получение денежных средств через благотворительность для большинства из них являлось основным видом деятельности. Кроме того, работники милиции приняли необходимые меры, направленные на установление правдоподобности данных о несовершеннолетней, нуждающейся в дорогостоящем лечении. Установили, что на месте проживания указанной семьи в Кирове расположен сгоревший дом, и соседи о больной девочке ничего не знают. Информация о девочке продолжает проверяться.

Источник: http://belrynok.com/2017/08/na-trassah-irkutska-moshenniki-prosili-dengi-dlya-lecheniya/

Расскажите о проекте в соц.сетях

В Иркутске поймали мошенников, кормящихся «благотворительностью»

Полиция Иркутска отреагировала на множественные звонки от граждан, которые сообщали о группе подозрительных лиц, бродящих посреди оживленных дорог и собирающих пожертвования «на лечение».

Полицейские быстро нашли сборщиков благотворительности, создававших опасную ситуацию на дороге, и задержали их. Сотрудники полиции полагают, что эта группа из 6 мужчин и женщин приехала в Иркутск из соседней страны и жила только за счет собранных пожертвований, не особо заботясь о честном виде заработка. У МВД есть также основания полагать, что в Россию граждане попали с нарушением миграционного законодательства.

Что касается больной девочки, на лечение которой мошенники собирали деньги, то она оказалась «мертвой душой». Согласно данным, предоставленным задержанными, девочка живет в городе Киров, однако по указанному адресу расположен давным давно сгоревший дотла дом, а соседи никогда не знали и не видели никого похожего ни на эту девочку, ни на задержанных граждан. Информация о девочке продолжает проверяться.

Источник: http://1line.info/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Кто и как зарабатывает в Омске на сборах денег для больных детей

На фото худенькая малышка, обвитая датчиками и системами жизнеобеспечения. С огромными, полными боли глазами. За девять лет жизни Маша пережила 11 операций. Врачи поставили страшный диагноз с труднопроизносимым названием.

ДЕНЬГИ ДЛЯ УМИРАЮЩЕЙ ДЕВОЧКИ УХОДИЛИ НА СТОРОНУ

В России малышке помочь не смогли, клиника за границей выставила счет с шестью нулями. Семья эту сумму скопить не могла.

Несколько лет тому назад эта история разлетелась по Сети. Люди, тронутые отчаяньем Машиных родителей, высылали деньги тысячами. Но шли они совсем не ребенку. Мошенники просто скопировали реальные историю и фото больной девочки, а расчетный счет прикрепили свой.

— Мы пытались это пресекать, — рассказывает мама ребенка. – Но в интернете с этим бороться – как отрубать головы у гидры. Один такой счет закрывают, появляются несколько других. Писать в полицию у нас не было времени и сил.

История закончилась благополучно. Сумму через один из фондов все же собрали и Машу на лечение отправили. Но таких историй в Сети тысячи.

«ЭТО БИЗНЕС, ХОТЬ И СОЦИАЛЬНЫЙ»

В последнее время волонтеры с урнами собирают деньги прямо на оживленных перекрестках. Пока водители стоят на светофоре, молодые люди обходят машину за машиной. Действительно ли они собирают средства на помощь детям?

— Нередко бывают, что ребенка уже нет. А деньги с его историей и фото мошенники продолжают собирать. Сейчас в Омске около тысячи благотворительных организаций. Это бизнес, хоть и социальный, — рассказывает руководитель БЦ помощи детям «Радуга» Валерий Евстигнеев. – Отчетность по сборам есть у единиц. Некоторые собирают деньги в Омске, а зарегистрированы вообще в другом. Кто-то ходит по улицам с банками для подаяний, и уверяют: они от нас. Как-то звонят из синагоги. Говорят, заберите ваших ребят. Подчеркиваю, за 20 лет существования «Радуги» наши сотрудники никогда не попрошайничали на улицах.

Но доказать что-то здесь очень сложно. К тому же часто сбором средств на улицах занимаются несовершеннолетние. На это и рассчитывают те, кто в итоге забирает деньги себе.

— Это будет считаться мошенничеством, если деньги уже потрачены. Сделать это практически нереально, – констатирует Валерий Евстигнеев. – Я периодически подхожу к ним. Говорят, как заученный текст: «Нас просто попросили постоять с банкой, мы нигде не работаем». Сомневаюсь, что хотя бы 10% из собранного идет детям.

Выяснить, как работает организация, не так уж сложно. Все благотворительные центры контролирует минюст — они обязаны, публиковать отчеты обо всех перечисленных и потраченных деньгах.

— К нам уже несколько раз обращались такие «помощники». Предлагали собирать деньги на улицах от нашего имени, а прибыль делить. Советую, не жертвовать им деньги. Я сам хирург и знаю, как легко сейчас подделать справки и диагнозы. Поэтому мы пошли дальше, — рассказывает директор детского Благотворительного фонда «Дети планеты Земля» Леонид Глебов. – У нас в центре не выдают родителям деньги на руки. Они пишут нам заявление на оказание помощи. И дальше мы уже сотрудничаем напрямую с клиниками. Они составляют смету лечения, и мы объявляем сбор. Отследить, сколько денег перечисляется конкретному ребенку можно на нашем сайте онлайн. Все прозрачно.

При этом отслеживать мошенников у самих благотворительных центров нет ни сил ни ресурсов.

СОВЕТЫ «КП»

На что обращать внимание, если все же хочешь помочь?

Мы ни в коем случае не отговариваем читателей помогать людям. «Комсомолка» лишь хочет, чтобы деньги дошли действительно до тех, кто в этом нуждается. Поэтому советуем:

1. Лучше всего делать пожертвования не на улице, а в офисе фондов;

2. Обращайте внимание на сайт организации – там должна быть финансовая отчетность;

3. Лучше, если фонд все же зарегистрирован Минюстом, хотя и это не гарантия;

4. Тронула история ребенка? Ищите в Сети контакты родителей. В личном общении больше вероятность, что вы поймете, нуждается ли семья в помощи;

ОФИЦИАЛЬНО

«Доказать что-то будет сложно»

Пресс-служба УМВД по Омской области:

— Давать деньги или нет – личное право граждан. Есть статья УК «Склонение к попрошайничеству». Но доказать, что этого конкретного человека заставили просить милостыню прочти невозможно. Он может сказать, что делает это по своей инициативе. Но в административном кодексе есть статья «Назойливое приставание к гражданам с целью гадания и попрошайничества». Есть подозрения, что деньги идут не на благотворительность? Обязательно обращайтесь в полицию.

 

Источник: https://www.omsk.kp.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Глава региона Николай Любимов поручил проверить информацию о рязанских благотворительных фондах

Проверять будут те организации, представители которых собирают пожертвования на улицах и в общественном транспорте в областном центре

Глава региона Николай Любимов на заседании правительства области обратил внимание на участившиеся случаи мошенничества, когда представители малоизвестных благотворительных организаций в общественных местах собирают деньги якобы на лечение детей. «Есть фонды, которые занимаются этой деятельностью законно, а есть реальные мошенники. Эту практику надо пресекать», – сказал Николай Любимов. Он поручил министерству социальной защиты, министерству молодежной политики, физической культуры и спорта, минпечати региона совместно с правоохранительными органами, Общественной палатой области провести информационную кампанию о добросовестности в сфере благотворительности.

«Необходимо всем подключиться к этой работе для того, чтобы наших граждан не обманывали», – сказал Николай Любимов.

Он предложил привлечь в помощь волонтеров, которые могут помочь в проверке информации о фондах. Результаты работы глава региона поручил представить к 15 сентября.

Источник: сайт правительства Рязанской области

Источник: http://rv-ryazan.ru/news/71230.html

Расскажите о проекте в соц.сетях

Что скрывается за ящиками-копилками «Добро всегда»?

Проект «Все вместе против мошенников» с журналистами «Москва 24» пообщались с «волонтёрами» фонда «Добро всегда», познакомились с руководителем, который ничего не помнит ни о подопечных, ни об организациях, которым оказывается помощь, а также попытались увидеть отчётность Фонда, но, как оказалось, смотреть было нечего.

Подробнее в видео репортаже.

Источник: Москва 24

Расскажите о проекте в соц.сетях

В Тюмени «тёмный» фонд собирает деньги на лечение ребёнка

С недавнего времени в Тюмени начали активно работать активисты Благотворительного фонда «Общие дети». Молодые люди ходят по улицам города и собирают средства на лечение больных детей. Tumix.ru так и не смог выяснить, куда идут эти деньги.

Встретить сборщиков пожертвований можно в центральной части Тюмени в районе ЦУМа и Цветного бульвара. Ходят молодые люди с ящиками для сбора денег и в других частях города.

Корреспондент Tumix.ru решил пообщаться с некоторыми из этих благотворителей, чтобы выяснить, где находится у них представительство в Тюмени и кому он собирает деньги.

Первый встречным благотворителем была школьница. Она пояснила, что сборы идёт на лечение больного двухлетнего мальчика Феди Пуртова из Саратова. На вопрос, где находится тюменское представительство БФ «Общие дети», девочка так и не смогла ответить.

«Я сегодня вышла в первый день, поэтому не помню, какой у них адрес», – улыбнулась школьница.

Судя по данным на ящиках для сбора средств БФ «Общие дети», он располагается в Саратовской области в селе Синенькие. На сайте Единого Государственного реестра юридических лиц организация зарегистрирована, как Благотворительный фонд «Общие дети». Вроде, всё в порядке, но что они делают в Тюмени и кто курирует их работу, не ясно.

Позвонили по указанному номеру «горячей линии», который указан на ящике для сбора пожертвований.  Трубку взял молодой человек.

«К сожалению, я не обладаю такой информацией. Спросите наших волонтёров», – заявил представитель организации.

Нашли другого сборщика. На этот раз у ТЦ «Гудвин» на пути журналиста попались двое молодых людей. Они сами подошли, чтобы предложить пожертвовать деньги на лечение Феди. Задали ему такой же вопрос: «Где находится ваше представительство в Тюмени?»

«Не помню, вроде…улица…Мельникайте», – начал запинаться молодой парень.

На вопрос «Вы же куда-то относите собранные деньги, не себе же домой?»  молодые люди ответили отрицательным кивком и ничего не сказали. Сложилось ощущение, что им запрещено говорить, кто их куратор.

Стоит отметить, что на сайте БФ «Общие дети» сообщается, что сбор средств идёт для Федора Пуртова и Екатерину Суворову. У двоих -детский церебральный паралич. Удивляет то, что такая организация, которая ведёт деятельность не только в Тюмени, но и других городах России, собирает деньги на лечение только двух человек. Екатерина Суворова на сайте появилась только недавно. До этого средства собирались только на лечение Фёдора. Найти другую информацию о данных детях не удалось. Никаких совпадений не обнаружилось.

А теперь самое главное! В Воронеже существует Благотворительный фонд, который называется также – «Общие дети». У них тоже есть свой сайт. Они занимаются оказанием материальной, медицинской, психологической и иной помощи детям, оставшимся без родителей, а также малообеспеченным многодетным или неполным семьям. Попытались связаться с ними, чтобы выяснить, не их ли активисты ходят по улицам Тюмени и собирают подать.

«Увы, это мошенники. Мы уже написали информационное письмо в полицию. Они собирают деньги для этого мальчика и в Омске. Мы вообще не собираем на лечение деньги», –  рассказала Tumix.ru Ксения Пенькова помощник Руководителя ВОБОО»Общие дети».

С другой стороны может быть совпадение в названиях организаций. Кстати, путаются и сами тюменские сборщики пожертвований. Одни отсылают в Саратов, другие – в Воронеж. О деятельности «мутной» благотворительной организации  представители других тюменских фондов и в полиции узнали только после того, как молодые люди из «Общих детей» вышли на улицы.

В пресс-службе УМВД по Тюменской области сообщили, что пытались разобраться в деятельности фонда, а точнее – организации трудоустройства подростков. В этом сотрудники органов ПДН нарушений не обнаружили – дети занимаются трудовой деятельностью в рамках закона.

С юридической стороны у организации всё чисто – каждый сам решает отдавать свои деньги фонду «Общие дети» или нет. С другой стороны данный способ сбора средств, больше похожий на попрошайничество, заставляет задать много вопросов работникам данной организации и их кураторам в Тюмени, которых они не называют.

Кто даёт гарантию, что деньги из ящика для пожертвований дойдёт до счета, а не пропадут в кармане у нечистого на руку благотворителя? Почему там мало информации о больных детях в интернете? Как проследить путь  каждого собранного рубля, если даже сборщики пожертвований не могут сказать, куда они относят эти деньги?

Источник: https://tumix.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

Благотворители выходят на тропу войны с мошенниками

«Да крупные фонды всё воруют, вы им не верьте, – набрасывается на меня парень, собирающий деньги “на лечение детей” у входа в метро ВДНХ». Корреспондент «Правмира» Валерия Михайлова заглянула в кэш-боксы тех, кто стоит у метро, и узнала у специалистов, как проверить честность фонда.

Несмотря на разоблачительные материалы в СМИ, «волонтеры», работающие за деньги, продолжают собирать наличные пожертвования «в помощь больным детям» на улицах, в транспорте, у метро. Правда, сомнительные фонды защищают их же подопечные – им хоть как-то, но помогают. Помогают и наживаются на этом.

Рассказываем о том, как найти честный фонд и что изменилось с тех пор, как профессионалы благотворительности вышли на тропу войны с мошенниками.

Кто и почему защищает сомнительные фонды?

«Мне все равно, мошенники они или нет: все там будем, все ответим… Но если они помогают моему сыну, это здорово», – говорит про уже набивший оскомину скандальный фонд «Время» Ирина Щукина, мама мальчика Леши с диагнозом ДЦП. Ирина очень активный и общительный человек. В своем родном городе Домодедово она организовала клуб «Особенный ребенок» – для семей, столкнувшихся с тяжелым детским диагнозом. Потому что, говорит она, устали бороться с системой: «В итоге мы никому не нужны, поэтому мамочки бегают по фондам».

В фонд «Время» Ирина обратилась в прошлом году. На страничке сбора – никакой конкретики. Только длинный слезливый монолог о судьбах детей с тяжелым диагнозом и просьба помочь в сборе 150 тысяч для сына Ирины. На что конкретно? Где выставленные счета на эту сумму? Каков срок сбора? Ни слова. По данным фонда, собрали ровно 12 тысяч рублей. Почти за год.

Звоню Ирине, чтобы выяснить, какая именно помощь до нее дошла. «Леше фонд купил дорогостоящее лекарство, оно тысяч 25 стоит. Дважды помогли. А для моей знакомой купили инвалидную коляску ребенку». Судя по отчетам за прошлый год, каждый месяц НКО зарабатывает порядка 300-350 тысяч рублей. А помогли на 50 за год, и на сайте сбор по-прежнему считается открытым… Странно, правда? Но Ирина фонду очень благодарна и ничего больше не требует: дорогостоящие уколы Леше нужны постоянно, и любая помощь кстати.

Владимир Берхин, руководитель благотворительного фонда «Предание», говорит, что это обычная история:

«Маме больного ребенка не до скандалов – ей хоть бы что-то получить для ребенка. Поэтому мамы практически никогда не “качают права”».

Мама подопечной другого фонда, тоже собирающего деньги на улицах, разместила на своей странице ВКонтакте порядка 20 отказов ей помочь маленьких НКО: это связано с тем, что очередь нуждающихся слишком велика, организации не справляются. И вот появляется некто, кто обещает помочь – как отказаться?

Мила Геранина. Фото Анны Даниловой

Что на выходе? Если подопечные рады любой помощи, если жертвователи не проверяют, куда именно пошли их деньги, если наличные собираются на улицах,– можно делать все что угодно…

«С большой долей вероятности, – объясняет Мила Геранина, координатор проекта «Все вместе против мошенников», – те организации, которые собирают деньги на улицах в переносные ящики-копилки – если речь не идет о каком-то благотворительном мероприятии, о котором было заранее известно – являются неблагонадежными».

 

«Работаем за баллы к ЕГЭ и еду»

– Да крупные фонды всё воруют, вы им не верьте, – набрасывается на меня парень, собирающий деньги «на лечение детей» у входа в метро ВДНХ. – А мы детей спасаем. Это законом не запрещено. Полиция нас часто шмонает, но у нашего куратора есть все документы: они посмотрят и уходят. Наш директор фонда ездил в детдом, я лично с ним ездил.

…Тут же весело подбегает еще один «волонтер», нерусский юноша.

– А сколько вам платят? – спрашиваю.

– Нам не платят.

– А зачем вы это делаете? Какой у вас интерес?

– Нас иногда кормят. Ну и баллы к ЕГЭ получаем, – юноша более открыт и прост, чем его многоопытный коллега.

Все подростки с кэш-боксами, с которыми удалось пообщаться, говорят примерно одно и то же: что хотят делать добрые дела, в свободное от учебы время собирают деньги на больных детей. О «Декларации добросовестности», подписанной 250 фондами со всей страны в феврале этого года – нет, ничего не слышали…

А вот цитата из нее:

«Мы однозначно осуждаем практику сбора наличных денег от имени организации вне мест проведения организованных благотворительных мероприятий и вне стационарных ящиков для сбора наличных денег, опечатанных и вскрываемых в присутствии независимых контролеров.

Мы не будем применять такого рода технологии для сбора пожертвований.

Мы призываем общественность и частных жертвователей не вносить пожертвования наличными деньгами вне мест проведения организованных благотворительных мероприятий».

Встреченные в электричке «волонтеры» уже другого фонда – тоже слыхом не слыхивали о ней.

– Ну-ну, сейчас будете говорить, что мы мошенники. Вот, смотрите, у меня бедж есть, с печатью, – говорит тот, что побойчее, и показывает бумажный бедж, где от руки вписано его имя, стоит подпись и печать. – Я учусь, а в свободное время делаю добрые дела. Вот, если не верите, позвоните в наш офис.

Звоню в офис. Отвечает приветливый координатор. Говорит, да, действительно волонтеры работают в электричках. Бесплатно: «Они студенты таких специальностей, как социология, например, поэтому это для них как практика – опыт коммуникации с незнакомыми людьми». Рассказывает, что основные суммы фонд получает через СМС, а это – по большей части распространение информации: «Их главная цель – распространять информацию, боксы – это вторично». «Декларация? Нет, не слышали – фонд еще молодой, мы только начинаем».

Это, вроде, убеждает: а может, кто-то действительно не знал?

Владимир Берхин говорит, что теоретически это возможно, хотя вероятность встретить честных людей среди таких «волонтеров» исчезающе мала. Тем более что некоммерческие организации стремятся к сотрудничеству и должны знать, что происходит в их профессиональной сфере. Позиция Милы Гераниной жестче: информация о подписании Декларации широко распространялась через СМИ, в том числе через 5 телеканалов: «Те, кто этого не знает, скорее всего, и не хотят знать ни о каких правилах».

Отсутствие в списке 250 фондов – не гарантия, что перед вами мошенники. Но это должно настораживать.

Фото: Александр Глуз/spb.kp.ru

А что делать?

Что поменялось? А практически ничего.

О молодых людях и девушках с кэш-боксами «для детей» писали много, журналисты нескольких СМИ внедрялись в их ряды, выясняли, сколько они получают за день работы, как и кем вскрываются ящики с деньгами, как происходит набор «волонтеров», как огромные суммы проходят «мимо кассы». Люди писали на них заявления в полицию, вызывали наряды. В СМИ появлялись несколько материалов, где всю подноготную организаций выкладывают их бывшие руководители подразделений. Толку – никакого. Сборщики только меняют места дислокации и совершенствуют свои сайты. Почему так?

Владимир Берхин

«Это как с нищими, – объясняет Берхин. – Сколько ни рассказывай населению, что попрошайкам подавать не надо, они не переводятся. То же самое и с этими ребятами: пока их не начнут гонять силовые структуры, ничего мы с ними не сделаем».

Вызвать полицию? «Правоохранительные органы не совсем понимают, что с этими ребятами делать, – рассказывает Геранина. – Для возбуждения дела нужен пострадавший, человек, который понес какой-то ущерб от действий организации. Очень сложно его найти. Человек, который пожертвовал 50 рублей, пострадавшим себя не считает. А иначе – состава преступления нет».

Проект «Все вместе против мошенников» в рамках ассоциации благотворительных организаций «Все вместе» был создан в 2017 году как раз для того, чтобы что-то изменилось. «Мы объясняем людям, как помогать правильно, – рассказывает его координатор. – Но пока это вторичная задача. Первичная – понять, как можно те организации и тех лиц, которые прикрываются благотворительной деятельностью, убрать с наших улиц, потому что они сейчас очень подрывают репутацию всего некоммерческого сектора в целом».

 

Не путать с «Детскими деревнями SOS»

Но на улицах встречаются разные товарищи… От ребят в майках фонда «Детские деревни SOS» люди зачастую тоже шарахаются. Но они, во-первых, выглядят старше лжеволонтеров, во-вторых, не собирают наличные.

– Я не волонтер, а фандрайзер фонда, мы работаем за зарплату, но никогда не собираем наличные, – сразу ставит точки над «i» Шамдин, молодой парень в майке НКО, работающий на Гоголевском бульваре.

Информация о том, что фандрайзеры работают на улицах Москвы и Санкт-Петербурга – есть на сайте НКО: там открыто сказано, что в рамках акции «Прямой диалог» они ищут доноров и распространяют информацию о фонде.

«Пожертвования наличными деньгами ребята не берут», – вот ключевая недвусмысленная фраза.

Если у человека есть банковская карта, он может на месте, через планшет фандрайзера, перечислить деньги на расчетный счет организации – и впоследствии увидеть отчет на сайте «Деревень SOS».

Шамдин, в отличие от подростков у ВДНХ, говорит четко, конкретно, спокойно – рассказывает о том, чем занимаются «Деревни SOS». Интересно, что сам промоутер не очень доверяет благотворительным фондам.

– Почему?

– Из-за мошенников. Многие же на этом спекулируют: трудно понять, кто честен, а кто нет.

– А как вы стали фандрайзером, почему поверили?

– Я живу рядом с деревней SOS, я вижу, что они делают дело.

Кстати, «Детские деревни SOS» пресловутую Декларацию подписали…

Жители «детской деревни SOS». Фото: henderson.ru

Как распознать сомнительных благотворителей по сайту?

И все-таки не доверять никому лишь по той причине, что кто-то наживается на чужих бедах – не выход. Надо проверять.

«Главное, куда нужно смотреть, – на деньги, отчеты, – объясняет Владимир Берхин. – Насколько подробно и полно фонд рассказывает, сколько он денег получил и откуда, и куда он их потратил».

По словам главы фонда «Предание», это главный маркер, остальное можно подделать так, что обыватель не догадается: «Например, не будучи специалистом, вы не поймете, нужна ли помощь ребенку: у него лимфома 4-й стадии, спасти уже нельзя, а фонд собирает на операцию в Германии. Это распространенная схема. На детей собирают довольно большие суммы, но ребенок умирает, а деньги присваиваются».

Евгений Глаголев

Закон не обязывает фонды отчитываться в публичном пространстве. «Официальная отчетность фондов в государственные органы не покажет обычному человеку никакой конкретики, кроме общих цифр, – говорит Евгений Глаголев, руководитель БФ “Правмир”. – Поэтому фонды, которые заботятся о своей репутации, стараются максимально прозрачно показать движение поступающих средств и расходы, делают отчетность публичной.

Например, на главной странице нашего фонда можно увидеть «градусник», по которому ясно: сколько собрано на каждого подопечного, столько осталось собрать, кто именно пожертвовал средства. В один клик можно попасть на отдельную страницу, где показаны все пожертвования на конкретного человека – конкретные суммы и имена жертвователей. Так что каждый человек, переведя средства в фонд, может проверить, отражено ли его пожертвование на сайте. Сделать такое, используя кэш-боксы на улицах, невозможно, поэтому это очень удобное поле для махинаций».

Берхин призывает внимательно читать отчеты, потому что даже у скандально известного фонда «Время» они тоже есть – за 2015 и 2016 годы. Но детализация – куда именно поступили деньги – отсутствует, в каждой строке отчета дублируется запись «Проведение иных целевых мероприятий». Для сравнения: у фонда «Подари жизнь» есть кнопка «Найти свое пожертвование» – можно проверить, куда конкретно оно пошло.

Да, в небольших фондах бывают задержки с публичной отчетностью, но в любом случае информация по конкретным сборам должна обновляться, а если сбор закончен – акты и оплаченные счета можно найти на странице сбора.

Следующий маркер – история фонда: что он успел сделать, пишет ли о нем пресса, сотрудничает ли он с коллегами.

Третий способ проверки – найти подопечного НКО в соцсетях (хотя это не всегда возможно), узнать, в курсе ли он, что этот фонд ему собирает деньги, каковы основания для сбора именно такой суммы и т.д. «Как правило, – говорит Берхин, – все мамы больных детей есть в соцсетях и активны. Но оказывается, что некоторые даже не знают, что какой-то фонд ведет сбор на их детей. И этих денег они, естественно, не видят».

Четвертый – можно обратить внимание на качество сайта, его наполнения: «Мошенники обычно плохо пишут тексты, плохо подбирают фотографии, плохо верстают сайты и неряшливо их ведут. Потому что их цель – быстро «срубить» денег».

Но недобросовестные организации, предупреждает Владимир, быстро учатся… Мимикрируют под честные компании, по выражению Милы Гераниной: «Как только мы говорим, что должны быть отчеты, у них появляются отчеты, как только мы говорим, что необходимо разрешение на проведение акции в том или ином месте, у них появляются документы, похожие, на взгляд обывателя, на такое разрешение. Например, есть уведомление в префектуру о том, что они собираются в этом районе что-то делать, но разрешения префектуры они не получали».

«Короче, любое мошенничество надо «колоть» на конкретику», – подытоживает Берхин. Но это, естественно, требует времени и усилий, поэтому… «лучше выбирать надежные организации, о которых вам точно известно, что они добросовестные».

Фото Екатерины Черепановой/забрабочий.рф

Что может сделать обычный человек?

Дело, хоть медленно, но движется. Проект «Все вместе против мошенников» ведет переговоры с РЖД о размещении в поездах и на вокзалах информационных плакатов. Готовит «карту мошенничества» – где будут указаны места сбора денег неблагонадежными организациями. Проводит конференцию, где пытается выработать общие меры против мошенников. Ждет ответа от правоохранительных органов – совсем недавно в Твери были задержаны лжеволонтеры, их бывший региональный руководитель подал заявление в полицию на свое начальство.

Если люди делают пожертвования на улицах, значит, могут и хотят заниматься благотворительностью. Главное, направить это желание в правильное, честное, русло.

Что можно сделать самим?

Обычный человек, сделавший пожертвование в фонд, вправе интересоваться, куда пошли его деньги.

По словам Владимира Берхина, у нас в стране еще нет культуры благотворительной помощи, и не у всех благотворителей есть культура общения с донорами: «А у простых людей – нет понимания, что за свои пожертвованные 50 рублей можно с организации спрашивать». Этому надо учиться.

Гарантом добросовестности для московских фондов (а большая часть БФ – именно в Москве) будет членство в благотворительном собрании «Все вместе». Туда нелегко попасть. Присутствие фонда в списках на Dobro.mail.ru – тоже гарантия качества: их проверяют сотрудники проекта, а также служба безопасности Mail.ru.

А что, если встретили на улице подростка, собирающего наличные? «Лучше всего – сфотографировать его, – говорит Берхин. – И через сайт подать заявление в местное УВД. Когда подаешь через сайт, они обязаны дать ответ. Этот ответ можно переслать в проект «Все вместе против мошенников», они собирают такие данные». И, конечно, не давайте денег.

Сочувствуете, но сомневаетесь? По крайней мере, переводите деньги на расчетный счет организации и требуйте отчета о ходе сбора, о его результатах. Если хотите помочь по-настоящему, придется потрудиться. Или довериться тем, кто точно не обманет.

P.S. Если вам кажется, что волонтер – мошенник, вы можете написать об этом сюда: stop-obman@wse-wmeste.ru

Если вы хотите просто найти фонд или проект, которому точно можно доверять, вам сюда:

http://wse-wmeste.ru/about/talking/ (московские фонды и санкт-петербургский «Адвита»)

https://dobro.mail.ru/

Источник: http://www.pravmir.ru/ Благотворительный Фонд «Православие и Мир»

Расскажите о проекте в соц.сетях