Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

Мошенники с ящиками для пожертвований вновь появились в Нижнем Новгороде

Они были замечены в Сормовском и Московском районах

Этим летом нижегородцы неоднократно могли наблюдать на улицах города людей, которые собирали пожертвования на помощь тому или иному ребенку. Но правда ли собранные деньги пойдут на благотворительность? Найти ответ на этот вопрос постарался журналист ProGorodNN.

Недавно в Сети появилась фотография мужчины, который уже более трех месяцев собирает пожертвования на лечение тяжело больного ребенка. Очевидец Светлана Теленкова рассказала, что его ежедневно можно встретить в центре Сормова.

Я ежедневно проезжаю мимо него. Он там ходит у дороги, вдоль машин. Лично я таким людям не доверяю. Нужно работать, а не по улицам шататься.

Как оказалось, это не единичный подобный случай. Нижегородцы отмечают и другие места, где можно встретить таких волонтеров.

Скриншот из социальных сетей

Как же распознать мошенников? За ответом на этот вопрос мы обратились к директору фонда «Стратегия Нижний» Оксане Дектяревой.

Ни один официальный благотворительный фонд просто так с ящиками на улицу не выйдет. Для этого существуют специальные акции. На бесплатном концерте, который проводится под эгидой фонда может присутствовать человек с урной. Но точно не одиноко стоящий волонтер. Более того, с нами работают волонтеры. То есть люди, которые безвозмездно помогают нам. А мошенники чаще всего нанимают себе сотрудников за деньги. И если вы спросите его о зарплате и получите положительный ответ — не отдавайте ему деньги. Еще один вариант, как распознать обман — посмотреть где зарегистрирован фонд. Не верьте людям, если их организация зарегистрирована в другом городе, скорее всего очень далеко от Нижнего Новгорода. Бывают случаи, когда человек не привязан ни к какой компании. Самолично сделал коробку и вышел на улицы города. В таком случае попросите его номер телефона, и скажите, что постараетесь помочь. По моему опыту сбегают 90 процентов мошенников.

Чтобы понять, какую ответственность несут подобные горе-предприниматели, мы обратились с запросом к пресс-секретарю МВД по Нижегородской области Наталье Евсиной:

Выявить случай мошенничества достаточно сложно. Люди добровольно отдают свои денежные средства незнакомцам. В законодательном плане проверка может быть возбуждена, если кому-либо будет причинен ущерб или сотрудникам полиции поступит коллективная жалоба на обман со стороны недобросовестных благотворителей.

Отметим, что если вы хотите финансово помочь нуждающимся, лучше сделать это не на улице, а через официально зарегистрированные нижегородские фонды.

Источник: http://progorodnn.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Как отличить мошенника от благотворителя?

Sobesednik.ru выяснил, как не попасться на удочку лже-благотворителей, собирающих деньги якобы на помощь нуждающимся.

«Часто вижу, как собирают деньги на лечение детей, но и подозреваю, что это могут быть мошенники, тоже часто. С одной стороны, не хочется кормить жуликов, с другой – думаешь: а вдруг и правда на нужное дело? Как можно отличить реальный сбор от липового?»
Ольга, Владимирская область

Со сбором средств в пользу нуждающихся людей столкнуться можно где угодно. И не все «благотворители» реально работают во благо. Как разобраться, рассказала Анна ВИНОГРАДОВА, вице-президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»:

– Сейчас уровень доверия людей к благотворительным фондам выше, чем был еще 10 лет назад. Мошенники пользуются этим. Например, если раньше на улице деньги собирали случайные люди под разными предлогами, то в последнее время мошенническая мафия уже не стоит с протянутой рукой, а ходит с ящиками для пожертвований. Так вот, людям, которые хотят помогать, стоит знать: настоящие фонды НИКОГДА не собирают деньги на улицах и в транспорте.

Со сборами в интернете сложнее. Для мошенников ничего не стоит создать сайт и начать собирать деньги, прикидываясь благотворительной организацией. Прежде чем делать крупное пожертвование для конкретного человека, вы можете внести небольшое – например 100 рублей. Если фонд чистый, оно должно стать заметным – в конкретной теме (например посвященной сбору средств на лечение ребенка) должна появиться информация о том, что поступило 100 рублей. Если вы видите судьбу своего пожертвования, это хороший признак. Если нет, это не означает, что перед вами стопроцентно мошенники. Такая система есть у крупных фондов, но ее не всегда имеют маленькие региональные. Еще один способ проверить сбор: фонды, существующие больше года, обязаны размещать отчеты на сайте Министерства юстиции. Можно посетить его и в разделе «Некоммерческие организации» уточнить, есть ли отчеты фонда, который вы хотите проверить. Естественно, важно, чтобы у конкретной организации был живой сайт, в частности раздел «Отчеты». Если фонд объявляет сборы для детей, должна быть информация о тех, что уже закончились, документы о том, что было сделано по итогам, и пр.

Что же касается благотворительных сборов в соцсетях, которые ведут конкретные люди, это особая история. Любые сборы на личные карты – это всегда возможность мошенничества, бороться с которым сложно. И грустно видеть, как люди отзываются на сомнительные призывы. Какой-то гарантией в таком случае может быть только личное знакомство с человеком, который собирает деньги. Мы же призываем: если попали в беду или если хотите помочь тому, кто в беде, обращайтесь в фонды. Да, такие сборы идут медленнее, но вызывают больше доверия.

Источник: https://sobesednik.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

В администрации Приморья обратили внимание на деятельность лжеблаготворителей

С каждым днём навязчивое присутствие благотворительного «бизнеса» в общественном транспорте и на улицах Владивостока становится всё заметнее. От имени ряда благотворительных фондов на автобусных остановках ждёт доброго водителя несовершеннолетняя молодёжь с прозрачными пластиковыми коробками с целью сбора наличных денежных средств на помощь тяжелобольным детям, расклеиваются стикеры, пропагандирующие деятельность этих фондов.
На вопросы интересующихся граждан что это за фонды и насколько легальна их деятельность, лжеволонтёры ответить не могут, что явно указывает на мошенническую схему сбора пожертвований.  У каждого при этом заготовлена папка с учредительными документами, на проверку которых не хватит и часа езды в общественном транспорте. При этом сборщики денег редко проезжают более одной остановки.
Чтобы разобраться с этой ситуацией, по инициативе Союза  благотворителей и социальных организаций Приморского края «Во имя добра» 17 июля в Администрации Приморского края состоялся круглый стол на тему «Противодействие мошенничеству в сфере благотворительности».
Открыла встречу Светлана Баженова, модератор круглого стола, директор АНО ДПО и К «Развитие», сетуя на рост числа мошеннических фондов и использование несовершеннолетних детей в качестве сборщиков денег:
«Волна мошенничества в благотворительной сфере захлестнула благотворительность по всей стране, причем в нелегальный бизнес для работы в полях активно вовлекаются несовершеннолетние дети. Почти два года у нас работают фонды, которые даже не зарегистрированы в Приморском крае», — сказала она.
В качестве положительного опыта борьбы с лжефондами в других городах модератор круглого стола обозначила основные пути решения проблемы в городе Владивостоке. В частности Светлана Баженова привела пример Санкт-Петербурга, где деятельность по сбору пожертвований в городском транспорте запрещена на нормативном уровне.
Немаловажным является и вопрос вовлечения несовершеннолетних детей в такие мошеннические организации, когда под предлогом волонтёрства детей учат получать деньги незаконным путем.
«Во Владивостоке работают два благотворительных фонда, которые собирают деньги на помощь больным детям. Волонтеры одного из них во время своей речи в автобусах, просят не путать их со вторым. Оба фонда официально зарегистрированы в Хабаровском крае и о своей деятельности в Приморском крае не отчитываются ни в Минюст по Приморскому краю, ни в краевую налоговую. Это значит, что они не могут законно проводить акции по сбору средств в Приморье. Заметив общественный резонанс, эти фонды стремятся легализоваться и некоторую часть денег всё же отдают благополучателям, но неизвестно, какой это процент от общей суммы собранных денег. Деятельность по сбору благотворительных средств и финансовая отчетность этих фондов не является прозрачной, в нарушение требований закона. Мы подняли этот вопрос, поскольку подобные мошеннические фонды своими действиями бросают тень на все некоммерческие и благотворительные организации, законопослушно и добросовестно относящиеся к своей деятельности», — добавила Светлана Баженова.


Директор департамента внутренней политики Администрации Приморского края Павел Ясевич отметил, что если выгнать фонды с транспорта и с улиц, то они уйдут в торговые центры, интернет или придумают новые мошеннические схемы. Поэтому гражданам важно уметь определить, настоящий перед ними фонд или нет. Для этого необходимы чёткие критерии, по которым можно понять, что фонд — мошеннический.
Один из таких критериев — отказ от точечного сбора денег в транспорте и на  улице, уже определен на всероссийском уровне. Также свою действенность в регионах страны подтверждает и социальная реклама, разоблачающая мошенников.
На данный момент действует декларация о добросовестности в сфере благотворительности. Она подписана более чем 200 некоммерческими организациями со всей России, в том числе и работающим в Приморье благотворительным фондом «Сохрани жизнь». Его директор, Светлана Горковенко, поведала участникам круглого стола, о том, что если и осуществляется сбор на улице, то строго в рамках согласованных акций, о чем организаторы мероприятий и волонтёры фондов сообщают заблаговременно. Также она отметила, что огромный вклад в борьбу со лжефондами вносят средства массовой информации.
Заместитель начальника Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Приморскому краю Алексей Петров заявил, что бороться с незаконными фондами нужно двумя способами: на уровне правосознания и образования людей, а также на нормативном уровне путем введения запрета на осуществление сбора пожертвований на улице и транспорте.
Принявшая участие в мероприятии заместитель председателя комитета  по социальной политике и защите прав граждан Законодательного Собрания Приморского края Косьяненко Татьяна предложила выступить с инициативой о внесении изменений в законодательство о благотворительной деятельности в части установления для несовершеннолетних граждан ограничений в сборе и передаче денежных средств.
Подытожила работу круглого стола Валерия Костина, руководитель Союза благотворителей и социальных организаций Приморского края «Во имя добра». Она в частности анонсировала совместную встречу с Управлением по транспорту города Владивостока и компаниями-перевозчиками для разъяснения ситуации со сборами средств на транспорте, которая состоится уже в июле.
Завершилось мероприятие договоренностью о формировании рабочей группы при департаменте внутренней политики Администрации Приморского края, куда войдут представители органов исполнительной и законодательной власти, правоохранительных органов, благотворительных фондов и СМИ.

 

Фото предоставлены Союзом благотворителей и социальных организаций Приморского края «Во имя добра».

Расскажите о проекте в соц.сетях

Мошенникам от благотворительности не дадут богатеть на приморцах

Как оградить благотворительность от мошенников,  обсудили на семинаре в администрации Приморского края. Участники — представители некоммерческих организаций, власти, СМИ и правоохранителей, собщает «Приморская газета» со ссылкой на primorsky.ru.

По словам модератора, руководителя ресурсного центра для НКО «Школа социальных технологий», за последние два года увеличилось количество мошенников в сфере благотворительности.

— Они, например, собирают деньги на улицах и в автобусах. Куда идут эти средства — никто не знает. Подобный вид деятельности незаконен, это уже отработанная мошенническая схема, — отметила она. Также модератор предложила разработать комплекс мер для борьбы с таким обманом.  

Как отметил директор департамента внутренней политики Павел Ясевич, такая проблема действительно есть. — Надо привлекать СМИ, чтобы рассказать людям, как отличить действительно помогающий людям благотворительный фонд от мошенников. Но делать это нужно осторожно, чтобы не лишить доверия всех благотворителей. Ведь есть сотни примеров, когда некоммерческие организации действительно спасали людей, — подчеркнул он.

Эксперты всех уровней уверены, что официальные фонды никогда не будут заниматься сборами на улицах.

— Даже если фонды выходят на улицы в рамках акций, у них на руках есть все документы, подтверждающие законность. Мошенники же ограничиваются волонтерами и коробами для денег, — отмечают специалисты.   Участники семинара сошлись во мнении, что необходимо не только усилить информирование граждан о работе официальных благотворительных фондов, но и привлечь правоохранительные органы. 

Напомним, задачу активного привлечения НКО к социальным услугам поставил президент России Владимир Путин. По мнению главы государства, приход НКО в социальную сферу приведет к повышению ее качества. Правительству совместно с органами власти на местах предстоит завершить формирование четкой правовой базы деятельности таких организаций.

Источник: http://primgazeta.ru/in-primorye-will-increase-awareness-of-the-work-of-the-official-charity-foundations-and-ngos
© primgazeta.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

Проблемы кубанских НКО в сфере развития добровольчества и благотворительности рассмотрят в Госдуме

В рамках региональной недели депутат Госдумы от Краснодарского края, член Центрального штаба Общероссийского народного фронта Наталья Костенко провела в Краснодаре встречу с представителями благотворительных и волонтерских организаций Кубани. Предметом обсуждения стали реализация на практике законодательства об НКО, а также проблемы развитие законодательства в сфере благотворительности и добровольчества. Итоги обсуждения станут предметом рассмотрения на специальном заседании Экспертного совета фракции «Единая Россия» в Госдуме в июле.

Проблем у кубанских НКО набралось немало. Основная из них – взаимодействие с Минюстом и налоговыми органами, а также отсутствие необходимых ресурсов и специалистов для выполнения, установленных законом требований. Слабое знание благотворительными организациями правовых условий своей деятельности влечет за собой непонимание со стороны Минюста и налоговых органов, рассказали участники встречи. По их словам, держать в штате юриста и бухгалтера этим организациям просто не по карману, поэтому сложности с оформлением предоставляемых услуг и финансовыми отчетами возникают на каждом шагу.

Однако на местах происходит недооценка значимости НКО. Из-за отсутствия выстроенной системы господдержки (информационной, образовательной, финансовой) так называемый «третий сектор», который бы мог стать реальной помощью органам власти в их социальной деятельности, остается слабо развитым и малоэффективным. А ведь еще в 2009 году в распоряжении правительства РФ «О концепции содействия развитию благотворительной деятельности добровольчества в Российской Федерации» говорилось о том, что основными задачами в этой сфере является, в том числе, развитие инфраструктуры информационно-консультационной и образовательной поддержки.

Сложившаяся ситуация становится естественным барьером для формирования и развития постоянных источников частной благотворительной помощи.

В то время как в стране, по оценкам ряда экспертов, привлекается от 15 до 19 млрд. руб. ежегодно, в Краснодарском крае, богатом и ресурсами, и традициями меценатства, даже самые крупные фонды способны привлечь не более 50 млн. руб. в год, а большинство НКО сдают нулевые отчетности.

Очевидно, что задействование этого спящего ресурса позволило бы краю и муниципалитетам более эффективно решать социальные задачи, на которые в бюджетах не всегда находятся средства.

Хотя даже сейчас, при минимальных спонсорских поступлениях, кубанские НКО выполняют максимум из возможного. Кормят бездомных, помогают обрести жилье сиротам, проводят социальную адаптацию освободившихся из мест принудительного содержания и др. Нередко государственные соцучреждения сами направляют к общественникам людей, что доказывает: общество и власть могут и должны быть партнерами в социальной сфере.

Остро стоит и вопрос с предоставлением помещений для осуществления деятельности благотворителей, этот пункт также предусмотрен законом о поддержке социально ориентированных НКО. На деле прямых отказов со стороны муниципалитетов нет, однако предлагаются, как правило, совершенно непригодные для работы цоколи и подвалы. Вот и приходится благотворителям встречаться с людьми, которым они помогают, либо на улице, либо на скамейке в сквере.

В принятом Госдумой законе об НКО предлагается на федеральном уровне более детально закрепить возможные меры информационной поддержки и поддержки в области подготовки дополнительного профессионального образования работников таких организаций. Для этих целей в регионах необходимо создавать так называемые ресурсные центры, которые могли бы оказывать всю обозначенную помощь действующим и начинающим общественникам. Также законом устанавливается возможность предоставления бесплатного эфирного времени и печатной площади в государственных СМИ для оказания информационной поддержки социально ориентированным НКО. Но, как отметили общественники, на практике ни один из этих пунктов пока не выполняется.

А ведь низкий уровень доверия граждан к благотворительным организациям связан именно с недостатком информации об их целях и реальных результатах деятельности. Более того, отсутствием у граждан информации о деятельности социальных НКО и благотворительных фондов с успехом пользуются мошенники, которые организуют сбор средств якобы для помощи смертельно больным детям, а на деле – пользуясь отзывчивостью и сочувствием населения, отвлекают столь необходимые для нуждающихся средства в собственный карман и подрывают доверие людей к благотворительной деятельности.

Довольно часто на улицах можно встретить людей с боксами для пожертвований. И далеко не все из них имеют документы, подтверждающие их законную деятельность. По мнению представителей благотворителей, эту брешь в законе тоже необходимо «заткнуть», четко расписав порядок использования такого вида сбора средств на благие цели.

Дополнительно необходимо изучить вопрос усовершенствования той части законодательства, где говорится об освобождении благотворительных взносов от налогов. Некоммерческие организации опасаются, что средства, собираемые ими с помощью интернет-платформ на различные общественные цели, из-за разночтений в понимании целей благотворительных пожертвований, могут трактоваться налоговиками как налогооблагаемый доход. Хотя серьезных угроз в этой сфере не возникало, благотворительные организации все же чувствуют себя неуютно. Если не урегулировать данную ситуацию, то благотворители, особенно крупные, опасаются попасть под штрафные санкции, а также под уголовную ответственность.

— Разговор получился откровенным и острым, — прокомментировала встречу с благотворительными и волонтерскими организациями заместитель председателя комитета Госдумы по развитию гражданского общества, общественным и религиозным организациям Наталья Костенко. – Внедрение закона о поддержке социально ориентированных НКО, безусловно, требует пристального контроля со стороны депутатов и общественников. «Единая Россия» и ОНФ такой мониторинг проводят. И скоро мы придем к определенным выводам в этой сфере. Пока чиновники на местах не поймут, что НКО — их партнеры в решении социальных проблем, а не «халявщики», дело не сдвинется с мертвой точки. Сегодня же люди, которые бескорыстно помогают детям-сиротам, многодетным семьям, больным и тем, кто попал в трудную жизненную ситуацию, часто сами вынуждены выживать. Также я услышала ряд серьезных проблем и опасений, лежащих в русле законотворчества, обсуждению которых и посвящу одно из ближайших заседаний возглавляемого мной экспертного совета по развитию гражданского общества и СМИ фракции «Единой России» в Государственной Думе и профильного комитета.

Расскажите о проекте в соц.сетях

«Сильные дети» — под надёжным «щитом»?

«Реадовка.ру» 22 июня опубликовала очередной материал о деятельности благотворительного фонда «Сильные дети» в Смоленске. Реальные подростки ходят по улицам и собирают милостыню для больных детей, только вот насколько реальны эти больные дети, а если даже и реальны,то сколько им достаётся от собранных (немалых!) денег — большой вопрос. И потом, нет ли во всём этом мошенничества и других преступлений, таких, как втягивание несовершеннолетних в аферы? Такие вопросы были заданы в той публикации.

Прошло 2 недели, а «сильные дети» как ходили по городу, так и ходят. В минувшее воскресенье,2 июля, в 6-м часу вечера возле мэрии прогуливался совсем маленький мальчик в синей накидке и с коробом для сбора средств в руках. На вопрос о том, сколько ему лет, этот ребёнок ответил: «14». Явно приврал. Видимо, так научили говорить. Хотелось о многом спросить этого мальчика: откуда он, знают ли его родители о том, чем он занимается, есть ли у него родители вообще и т. д., но я пожалела ребёнка. Да и что он может рассказать, по большому счёту?

Во время подготовки прошлой публикации я побывала в офисе фонда, расположенного в комнате № 13 Дома учителя на ул. Октябрьской революции. Представители руководства здания рассказали, что с большим неудовольствием сдают в аренду помещение этому фонду, поскольку часто видят приходящих туда беспризорников и сирот, которых, по-хорошему, нужно бы куда-то пристроить, а не давать им возможность сомнительного заработка.

Максим, представитель фонда, тогда встретил меня без особой радости, узнав, о чём именно я собираюсь писать. Позже кто-то из руководителей фонда позвонил мне и отказался от всяких комментариев и интервью. Сослался на то, что «Реадовка.ру» уже дважды на тот момент писала о «Сильных детях» в негативном свете. Ну да ладно, нет так нет.

Также я обратилась за комментариями к начальнику пресс-службы управления МВД России по Смоленской области Наталье Гуреевой, которая сначала весьма охотно пообещала поднять документы проверки по фонду и разъяснить, что к чему, а потом словно «ушла в тень».

Зато после выхода публикации от 22 июня откликнулась руководитель регионального отделения гуманитарно-политологического центра «Стратегия» и местного дискуссионного клуба«Общественное мнение» Светлана Воеводина. Именно она весной этого года забила тревогу по поводу появления на смоленских улицах собирающих деньги подростков. Светлана даже обратилась в областной главк МВД, где пообещали провести проверку, и это обещание успокоило всех «недовольных» — в СМИ перестали появляться материалы о фонде «Сильные дети», и всё будто бы встало «на свои места». О теме забыли, и лишь публикация в «Реадовке.ру» освежила память многим смолянам.

Светлана прислала нам ответ из областного управления, о котором, видимо, так не захотела говорить начальник пресс-службы силового ведомства. Вот этот удивительный ответ:

Собственно, на этом можно было бы поставить точку. Весь Смоленск видит несовершеннолетних попрошаек, а сотрудники полиции и те, кого они опрашивали, не видят. Судя по документу,несколько дней ходили — и не нашли.

И вот какие мысли возникают по этому поводу. Если благотворительный фонд вопреки общественному мнению и здравому смыслу продолжает смело и уверенно осваивать новые города, значит, на то есть причины. И причины эти, скорее всего, «родом» не из Смоленска и не из какого-нибудь Иваново, а «сверху». Проще говоря, за свободу столь неоднозначной деятельности хорошо проплачено на федеральном уровне, потому и не трогают «сильных детей» в российских городах и в самой Москве.

Вопросов очень много, и редакция «Реадовки.ру» уже подготовила запрос в одно ведомство. Может быть, после этого высокопоставленные покровители и «крышевальщики» бросят на произвол судьбы своих юных «спонсоров», дабы самим избежать наказания за коррупционные делишки?

— Сейчас они ведут себя очень тихо, затаились. Если их представители задержат оплату аренды офиса хоть на 1 день, мы откажем им в помещении, но в любом случае скоро их здесь не будет, — сказали мне сегодня владельцы здания Дома учителя.

Кто-то обязательно упрекнёт меня — мол, что ты чужие деньги считаешь? Больным детям всё равно хоть сколько-то достаётся от фонда, так зачем ворошить?

Считаю чужие деньги потому, что очень жаль сердобольных смолян, в основном, и без того небогатых стариков, которые не могут пройти мимо этих подростков-зазывал и опускают в копилку последнее. Ведь это так трогательно — дети собирают для детей! Считаю эти деньги потому, что кто-то жиреет на чужой беде, используя нуждающихся в дорогостоящем лечении малышей и их несчастных родителей. Да много «потому что».

А вот мнение Светланы Воеводиной, изначально поднявшей эту проблему:

— Считаю, что не нужно давать денег на улицах никаким фондам, если только это не специально организованная акция с понятными организаторами и целями. Но даже и в таком случае нужно требовать отчёта по всем собранным средствам и их расходованию. К слову, в Смоленской области зарегистрировано более 20 благотворительных фондов. Знают ли смоляне, чем занимаются эти фонды? Кому они помогают и как можно помочь этим фондам и их подопечным? Это, на мой взгляд, самая большая проблема. Ведь люди, которые отдают мошенникам деньги,чаще всего совсем не из богатых. Понаблюдайте, кто опускает в пластиковую коробку свои рубли(купюры по 50, 100, даже по 500 руб). Это простые смоляне весьма среднего достатка. Мошенники и пользуются добросердечностью людей. Но почему наши благотворительные фонды так мало рассказывают о себе? Вопрос. А ведь пожертвования можно направлять не только в «благотворительные фонды», но и в общественные организации. Но, опять-таки, тот же самый вопрос: знают ли смоляне об общественных и некоммерческих организациях — чем они занимаются, кому помогают, какие социальные услуги оказывают? Я считаю, что на сайте Общественной палаты Смоленской области должен быть список таких организаций — с адресами,описанием деятельности. В СМИ надо тоже чаще рассказывать о таких организациях, хотя тут может помешать закон о рекламе. В любом случае, вопрос серьёзный, требует обсуждения и максимума информационной открытости.

Полностью согласны.

Редакция «Реадовки.ру» продолжает пристально наблюдать за деятельностью фонда «Сильные дети».

Расскажите о проекте в соц.сетях

Рак души: как в Приморье наживаются на сострадании к больным детям

Директор благотворительного фонда рассказала, что нужно знать о лечении детской онкологии

Как известно, чем страшнее беда – тем проще на ней спекулировать, тем более когда речь идёт о здоровье. Рак – одно из самых серьёзных заболеваний современности, и поэтому разных «разводов» вокруг этой темы – хоть отбавляй. Особенно, если речь идёт о детской онкологии. О том, как не попасть на крючок мошенников, жертвуя на лечение детей (а также о многом другом), корреспонденту РИА «Восток-Медиа» рассказала директор благотворительного фонда «Сохрани жизнь» Светлана Горковенко.

Не верьте «Лучикам»

В последние несколько лет во Владивостоке активно действуют два довольно своеобразных благотворительных фонда – «Лучик» и «Капля добра». Со старшеклассниками, в автобусах собирающими пожертвования на лечение больных детей, сталкивались многие жители приморской столицы. «Уважаемые горожане, просим минуточку внимания…» — затем объявляется тяжёлый диагноз и нужная на лечение сумма. Самая что ни на есть навязчивая благотворительность. Не дать денег – вроде бы некрасиво. А вот если дашь – никогда не узнаешь, дошли они до адресата или нет. Да и вообще – был ли мальчик…

Мошенничество, связанное с детскими болезнями (особенно – онкологией), – вещь не новая. Многочисленные «разводы» на этой почве давно подорвали общественное доверие к подобным историям. Но всё же дети, которым требуются деньги на лечение, есть. И организации, которые собирают деньги, тоже есть. Речь идёт, прежде всего, о благотворительных фондах – если вы всё-таки горите желанием помочь больным детям, лучше всего обращаться именно туда.

Прежде всего, нужно понимать принцип работы добропорядочных благотворительных фондов. Они напрямую работают с онкологическими больницами и помогают именно их пациентам. Об особенностях работы подобных организаций корреспонденту агентства рассказала директор благотворительного фонда «Сохрани жизнь» Светлана Горковенко. «Мы закрываем конкретные потребности, о которых нам сообщают врачи. То есть ребёнок заболел, и его, например, нужно отвезти на операцию в Москву. Или ему требуется дорогое лекарство. Да те же памперсы купить – не у всех есть на это деньги. Представления о том, что мы ходим по больницам и выбираем, кому бы помочь, — ошибочны», — объяснила она. Так что при желании историю любого пациента фонда можно проверить.

Фото: miloserdie.ru

Не менее важный момент – это финансовая отчётность. У любого нормального благотворительного фонда имеется расчётный счёт, куда и приходят пожертвования. Это делает работу организации прозрачной – компетентные органы всегда могут проверить, на какие цели потрачена та или иная сумма. Это отличает работу фондов от, например, частных сборов – когда деньги просят переводить на чью-нибудь банковскую карту.

«Почему много случаев мошенничества связано именно с частными сборами? Всё просто. Никто никогда не может проверить, на что потрачены пришедшие на карту деньги. То есть сборщик средств может свободно расходовать деньги по своему усмотрению – и никто об этом не узнает», — рассказала Светлана Горковенко.

Сюда же относятся благотворительные сборы в автобусах, которые практикуют фонды «Лучик» и «Капля добра». Точно узнать, сколько денег собирают волонтёры данных организаций, сколько они тратят на пациентов (и тратят ли вообще), – попросту невозможно. «По большому счёту сбор пожертвований в общественных местах – это не совсем законно. «Сохрани жизнь» входит в ассоциацию фондов, которые выступают против подобных сборов. Наши волонтёры никогда не занимаются сбором денег в автобусах», — добавила директор фонда «Сохрани жизнь».

Словом, стоит быть осторожным. Если вы видите в автобусе или в соцсетях объявления о сборах на лечение – стоит посмотреть, куда именно просят переводить деньги. Мошенники зачастую прибегают к довольно изощрённым приёмам. Например, они могут взять вполне реальное объявление благотворительного фонда, изменив лишь адрес перевода – не на расчётный счёт, а на какую-то банковскую карту.

Деньги нужны, но не всегда

Фото: vanila.ru

Существует несколько устоявшихся стереотипов по поводу детской онкологии. Первый из них касается дороговизны лечения рака. Отчасти он ошибочен. Базовое, стандартное лечение детских онкологических заболеваний в России – бесплатное. Зачастую родителям почти не требуется тратить деньги на лечение ребёнка. Конечно, случаи бывают очень разные – кому-то нужна сложная операция, кому-то – лекарство, не предоставляемое по полису. В таких ситуациях на помощь может прийти фонд. «У нас в Приморье не всегда могут провести какие-то сложные операции. Тогда мы отправляем детей в Москву, где имеются нужные специалисты. Наш фонд снимает две квартиры, в которых родители могут остановиться. Также мы можем оплатить дорогу. Иногда ребёнку требуется какое-то дорогое лекарство – всё-таки организмы у всех разные, и лечение может отличаться, но за основные процедуры у нас платить не надо», — объяснила Светлана Горковенко.

Второй стереотип – «за границей лучше». Именно поэтому многие родители, узнав о диагнозе ребёнка, начинают искать зарубежные клиники, едут в Корею, Израиль, Германию… Во многом происходит это из-за непонимания разницы между взрослой и детской онкологией. С первой в России действительно непросто, и качество лечения подобных заболеваний порой оставляет желать лучшего. Детская онкология – дело другое. 90 % детей с раковыми заболеваниями в Приморье уходят в глубокую ремиссию, то есть практически выздоравливают. Наибольший процент смертности у пациентов до двух лет – из-за слабого иммунитета. В остальных случаях исход почти всегда будет благоприятным.

«В сфере лечения детской онкологии у нас действительно всё очень неплохо. Как на уровне диагностики и лечения, так и на уровне условий пребывания в больнице. Как я уже говорила, стандартная процедура лечения в России бесплатна, а в той же Корее она обойдётся в миллионы рублей. Одно пребывание в клинике там стоит несколько тысяч рублей в день. Гораздо разумнее расходовать эти деньги на непосредственное лечение», — считает Светлана Горковенко. Она отметила, что во всех странах медицинские протоколы лечения детского рака практически одинаковы. За рубежом могут быть более комфортные условия пребывания, более тонкая диагностика – но существенной разницы в самом лечении не будет.

Директор фонда добавила, что по закону благотворительные организации не имеют права собирать деньги для отправки больного ребёнка за рубеж. Впрочем, как правило, этого и не требуется. Зачастую на заграничные клиники собирают родители детей, чей диагноз признали неизлечимым. Это объяснимо – даже после приговора врачей люди пытаются сделать всё возможное и невозможное.

Впрочем, не стоит думать, что неизлечимо больных людей врачи бросают на произвол судьбы. Даже после того, как ракового пациента признают неизлечимым, от него не отказываются – во всяком случае, это происходит не сразу. Больному продолжают назначать новые лекарства, применять новые процедуры. Не опускают руки и фонды. В некоторых случаях надежда на чудо не подводит. «Через нас проходила одна девочка, которую врачи признали безнадёжной. После длительного курса лечения не было никакой динамики, опухоль продолжала расти. В конце концов, девочка просто отправилась доживать последние дни дома. И в какой-то момент рак начал уходить. Пациентка ушла в глубокую ремиссию, отучилась, окончила университет, вышла замуж, родила ребёнка», — рассказала Светлана Горковенко.

Источник: https://vostokmedia.com/

Расскажите о проекте в соц.сетях

В Тюмени благотворители просят деньги на лечение несуществующих людей

На улицах Тюмени с каждым годом можно заметить все больше людей, представляющихся волонтерами благотворительных фондов, которые оказывают помощь больным, бедным или пострадавшим. К сожалению, среди этих «добровольцев» встречается немало мошенников, орудующих самым элементарным образом.

Так, в редакцию портала Megatyumen.ru обратился представитель благотворительного фонда «ЖИВИ», который оказывает помощь людям с онкогематологическими заболеваниями:

— В Тюмени уличные «благотворители» просят средства на лечение детей от лица благотворительного фонда «ЖИВИ». Однако наш фонд уличным сбором наличных средств не занимается, — отметила менеджер по связям с общественностью Анастасия Воробьева, —  Мы помогаем детям с онкогематологическими заболеваниями: оплачиваем медикаменты и медицинские исследования, финансируем поиск неродственных доноров в международном регистре, обеспечиваем благоприятные условия лечения в регионах.

Специалист подчеркнула, что обо всех своих подопечных «ЖИВИ» сообщает на специальном разделе сайта. Вся отчетность и информация о деятельности организации находятся в открытом доступе.

— Мы не подавали заявление в правоохранительные органы. Однако хотим предупредить: если «благотворители» в торговых центрах и других местах скопления людей действуют от имени фонда «ЖИВИ», то вы жертвуете средства на нужды мошенников.

 

Источник: http://news.megatyumen.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Благоразорительность: общественники разработали план по борьбе с благотворительными фондами — мошенниками

Общественники предлагают бороться с благотворительными фондами — мошенниками. Один из авторов инициативы, глава организации «Скорая молодёжная помощь» Антон Андросов, рассказал RT, что необходимо законодательно запретить собирать пожертвования в общественном транспорте и на улице, а также ввести обязательную форму отчётности для всех фондов и создать всероссийский реестр благотворителей. В Госдуме идею поддержали. Между тем добросовестные благотворительные организации предположили, что тотальные запреты могут только навредить их деятельности.

Благоразорительность: общественники разработали план по борьбе с благотворительными фондами — мошенниками

Общественная организация «Скорая молодёжная помощь» (CМП) разработала комплекс мер по борьбе с благотворительными фондами-мошенниками. Один из авторов инициативы, член Общественного совета при уполномоченном при президенте РФ по правам ребёнка, глава СМП Антон Андросов рассказал RT, что в существующем законодательстве есть целый ряд пробелов, которыми пользуются мошенники.

В частности, предлагается запретить собирать пожертвования в общественном транспорте и на улице, ограничить участие в сборе денег несовершеннолетних, а также ввести обязательную форму материальной отчётности для всех фондов и создать всероссийский реестр благотворителей.

Пакет предложений, разработанных общественниками, в ближайшее время будет направлен в комитет Госдумы по госстроительству и законодательству.

«Число недобросовестных организаций постоянно растёт. Они регистрируются как благотворительный фонд — и начинается сбор денег в общественных местах, как правило, с привлечением подростков. При этом только 20% собранных средств отправляется нуждающимся, а остальные оседают в карманах мошенников. А это те деньги, которые могут спасти человеку жизнь», — пояснил Андросов.

Однако привлечь мошенников к ответственности очень сложно. Необходимо найти пострадавших, то есть тех, кто добровольно отдал деньги где-нибудь на улице, и уговорить их написать заявление в полицию, а это практически невозможно, утверждает глава СМП.

  • РИА Новости
Первый заместитель председателя комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Михаил Емельянов в разговоре с RT сообщил, что готов не только поддержать, но и активно продвигать эти предложения. Он считает, что урон, который наносят мошенники, исчисляется не материальными, а прежде всего репутационными потерями для всего благотворительного движения, так как дискредитирует его в глазах жертвователей.

«Каждая из предложенных мер обоснованна и заслуживает внимания. Теперь нужны специалисты, которые подготовят хорошую экспертную базу. Нужно всё хорошо проработать, чтобы не навредить. Безусловно, такую законодательную инициативу я готов поддержать. Достаточно пройтись по городу, чтобы понять, сколько мошенников спекулируют на святых чувствах, и с каждым годом их становится больше», — утверждает он.

Емельянов считает, что необходимость проработать механизмы, регулирующие деятельность благотворительных организаций, назрела уже давно. Но инициатива должна была исходить от самих фондов, от людей, которые знают проблемы изнутри, считает депутат.

Впервые попытка выработать единую дорожную карту по борьбе с «благотворительными мошенниками» приняли в начале мая на всероссийской конференции «Все вместе против мошенников». По её итогам крупнейшие благотворительные организации страны приняли резолюцию, в которой, в частности, зафиксирована договорённость отказаться от сбора денег на улице. Однако прийти к единому знаменателю пока всё же не удалось.

Администратор групп Русфонда в социальных сетях Евгения Лобачёва в разговоре с RT заявила, что организация отказалась подписывать составленный документ, так как выступает против политики запретов. При этом, по её мнению, сама идея разработать единый комплекс мер, которого будут придерживаться все, очень своевременная. На сегодняшний день, по её словам, фонды-мошенники «появляются как грибы после дождя», при этом установить точное их число невозможно.

«Мошенники работают везде: на улице, в интернете, в соцсетях. Если мы идём по пути запретов, то завтра нам нужно будет в интернете запретить всем собирать деньги. А если люди собирают сами себе? Ну ни один фонд не взял их. Как мы можем им запретить? Тут двоякая история, главное — не перегнуть. Необходимо искать золотую середину», — пояснила она.

По её мнению, более эффективным может стать увеличение требований к фондам на этапе регистрации, а также к их отчётности.

  • РИА Новости
Член комиссии по вопросам благотворительности, гражданскому просвещению и социальной ответственности Общественной палаты Елена Тополева-Солдунова считает, что проблема не в том, чтобы сформулировать и принять законодательные изменения, а в практике его применения. Должно учитываться множество нюансов, а тотальные ограничения и запреты могут только навредить добропорядочным и прозрачным фондам, считает она.

«Сегодня ведётся серьёзная работа с Минтрансом, РЖД и МВД. Возможно, понадобится внести изменения в Уголовный кодекс. Но главное — не делать резких движений, чтобы не сделать хуже. Например, если обязать всех регистрироваться в едином реестре, который будет курировать какое-либо ведомство, есть риск, что это может превратиться в бюрократический, неподъёмный механизм», — утверждает Тополева-Солдунова.

По данным справочника Русфонда, на 2015 год в России действовали 455 благотворительных фондов. Большинство организаций зарегистрированы в Центральном (42%), Северо-Западном (19%) и Приволжском (14%) федеральных округах. Почти треть находится в Москве, 14% — в Санкт-Петербурге. 48% фондов занимаются организацией помощи тяжелобольным и детям-инвалидам, 45% — взрослым-инвалидам, у 31% одним из видов работы является поддержка детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Меньше всего благотворительных организаций действует в сфере науки и поддержки научных исследований.
Расскажите о проекте в соц.сетях

Благоразорительность: общественники разработали план по борьбе с благотворительными фондами — мошенниками

Общественники предлагают бороться с благотворительными фондами — мошенниками. Один из авторов инициативы, глава организации «Скорая молодёжная помощь» Антон Андросов, рассказал RT, что необходимо законодательно запретить собирать пожертвования в общественном транспорте и на улице, а также ввести обязательную форму отчётности для всех фондов и создать всероссийский реестр благотворителей. В Госдуме идею поддержали. Между тем добросовестные благотворительные организации предположили, что тотальные запреты могут только навредить их деятельности.

Общественная организация «Скорая молодёжная помощь» (CМП) разработала комплекс мер по борьбе с благотворительными фондами-мошенниками. Один из авторов инициативы, член Общественного совета при уполномоченном при президенте РФ по правам ребёнка, глава СМП Антон Андросов рассказал RT, что в существующем законодательстве есть целый ряд пробелов, которыми пользуются мошенники.

В частности, предлагается запретить собирать пожертвования в общественном транспорте и на улице, ограничить участие в сборе денег несовершеннолетних, а также ввести обязательную форму материальной отчётности для всех фондов и создать всероссийский реестр благотворителей.
Пакет предложений, разработанных общественниками, в ближайшее время будет направлен в комитет Госдумы по госстроительству и законодательству.

«Число недобросовестных организаций постоянно растёт. Они регистрируются как благотворительный фонд — и начинается сбор денег в общественных местах, как правило, с привлечением подростков. При этом только 20% собранных средств отправляется нуждающимся, а остальные оседают в карманах мошенников. А это те деньги, которые могут спасти человеку жизнь», — пояснил Андросов.

Однако привлечь мошенников к ответственности очень сложно. Необходимо найти пострадавших, то есть тех, кто добровольно отдал деньги где-нибудь на улице, и уговорить их написать заявление в полицию, а это практически невозможно, утверждает глава СМП.

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Михаил Емельянов в разговоре с RT сообщил, что готов не только поддержать, но и активно продвигать эти предложения. Он считает, что урон, который наносят мошенники, исчисляется не материальными, а прежде всего репутационными потерями для всего благотворительного движения, так как дискредитирует его в глазах жертвователей.

«Каждая из предложенных мер обоснованна и заслуживает внимания. Теперь нужны специалисты, которые подготовят хорошую экспертную базу. Нужно всё хорошо проработать, чтобы не навредить. Безусловно, такую законодательную инициативу я готов поддержать. Достаточно пройтись по городу, чтобы понять, сколько мошенников спекулируют на святых чувствах, и с каждым годом их становится больше», — утверждает он.

Емельянов считает, что необходимость проработать механизмы, регулирующие деятельность благотворительных организаций, назрела уже давно. Но инициатива должна была исходить от самих фондов, от людей, которые знают проблемы изнутри, считает депутат.

Впервые попытка выработать единую дорожную карту по борьбе с «благотворительными мошенниками» приняли в начале мая на всероссийской конференции «Все вместе против мошенников». По её итогам крупнейшие благотворительные организации страны приняли резолюцию, в которой, в частности, зафиксирована договорённость отказаться от сбора денег на улице. Однако прийти к единому знаменателю пока всё же не удалось.

Администратор групп Русфонда в социальных сетях Евгения Лобачёва в разговоре с RT заявила, что организация отказалась подписывать составленный документ, так как выступает против политики запретов. При этом, по её мнению, сама идея разработать единый комплекс мер, которого будут придерживаться все, очень своевременная. На сегодняшний день, по её словам, фонды-мошенники «появляются как грибы после дождя», при этом установить точное их число невозможно.

«Мошенники работают везде: на улице, в интернете, в соцсетях. Если мы идём по пути запретов, то завтра нам нужно будет в интернете запретить всем собирать деньги. А если люди собирают сами себе? Ну ни один фонд не взял их. Как мы можем им запретить? Тут двоякая история, главное — не перегнуть. Необходимо искать золотую середину», — пояснила она.

По её мнению, более эффективным может стать увеличение требований к фондам на этапе регистрации, а также к их отчётности.

Член комиссии по вопросам благотворительности, гражданскому просвещению и социальной ответственности Общественной палаты Елена Тополева-Солдунова считает, что проблема не в том, чтобы сформулировать и принять законодательные изменения, а в практике его применения. Должно учитываться множество нюансов, а тотальные ограничения и запреты могут только навредить добропорядочным и прозрачным фондам, считает она.

«Сегодня ведётся серьёзная работа с Минтрансом, РЖД и МВД. Возможно, понадобится внести изменения в Уголовный кодекс. Но главное — не делать резких движений, чтобы не сделать хуже. Например, если обязать всех регистрироваться в едином реестре, который будет курировать какое-либо ведомство, есть риск, что это может превратиться в бюрократический, неподъёмный механизм», — утверждает Тополева-Солдунова.

По данным справочника Русфонда, на 2015 год в России действовали 455 благотворительных фондов. Большинство организаций зарегистрированы в Центральном (42%), Северо-Западном (19%) и Приволжском (14%) федеральных округах. Почти треть находится в Москве, 14% — в Санкт-Петербурге. 48% фондов занимаются организацией помощи тяжелобольным и детям-инвалидам, 45% — взрослым-инвалидам, у 31% одним из видов работы является поддержка детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Меньше всего благотворительных организаций действует в сфере науки и поддержки научных исследований.

Расскажите о проекте в соц.сетях