Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

Волонтеры-мошенники разводят мурманчан на деньги

В Мурманске мошенники, представляющиеся активистами волонтёрских организаций, разводят мурманчан на деньги. Жертвами людей в футболках «спаси ребёнка» стали многие горожане.

Зачастую волонтеров-мошенников можно увидеть у крупных магазинов. Например, у «Евророса» на Карла Маркса, Софьи Перовской, Баумана или Ленинградской.

Ранее подобные схемы обмана уже встречались в России. Например, в Москве и Московской области.

«За последние три дня в полицию никаких сообщений о подобных правонарушениях не поступало. Никто не обращался с заявлениями о том, что это мошенники»,- сообщила СеверПост начальник пресс-службы УМВД России по Мурманской области Марина Шихова.

Также она отметила, что перед тем, как дать деньги, горожанам надо ознакомиться с документами волонтеров.

«Хочется предостеречь граждан, что в данной ситуации надо проверять документы. действительно реально ли это сотрудники этих благотворительных фондов и действительно ли собранные деньги пойдут на помощь нуждающимся. Людям как минимум следует требовать устав, учредительные документы. У них по крайней мере должно быть разрешение на осуществление деятельности»,- отметила Шихова.

Подробнее: http://severpost.ru/read/59339/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Осторожно – это уловки мошенников!

В районных центрах социальной защиты населения для старшего поколения новокузнечан прошли беседы на тему: “Профилактика мошеннических действий в отношении пожилых граждан. Новые виды мошенничества”.

Как отметила председатель комитета социальной защиты Татьяна Курилова, в последнее время участились случаи мошенничества в отношении пожилых людей.

В Новокузнецке за 9 месяцев этого года совершено 143 преступления, когда мошенники, злоупотребляя доверием пенсионеров, под разными предлогами завладевали их денежными средствами. Социальные работники города постоянно проводят профилактическую работу с пожилыми гражданами, проводят беседы, раздают памятки.

Как не стать жертвами мошенников, со своими подопечными еще раз повторила заведующая отделением дневного пребывания КСЦО Кузнецкого района Людмила Дударенко. Она рассказала, к каким уловкам прибегают злоумышленники, чтобы завладеть чужими сбережениями. Для визитов они придумывают достоверные поводы, представляясь сотрудниками соцзащиты или Пенсионного фонда, благотворительной организации… Ссылаясь на какие-то государственные программы, собирают пенсионеров в подъездах, работают “индивидуально”, высматривая особенно доверчивых пожилых граждан, и навяливают им якобы чудодейственные медицинские приборы за большие деньги.

Нередко жулики цинично вымогают деньги, сообщая о беде, случившейся с близкими родственниками (совершил аварию, задержан за какое-то преступление…), при этом выбирают, как правило, позднее время, умело играя роль жертвы или родственника, подделывают голоса. И пока взволнованный известием человек не пришел в себя, требуют нужную сумму отступных. “Помните, как было у вас, Лидия Сергеевна, — обратилась к пожилой женщине Людмила Ивановна, — когда вам сообщили, что ваш внук стал участником преступления? Конечно, сначала паника. Но вы нашли в себе силы успокоиться, позвонили родственникам. И оказалось, что внук на работе и все у него хорошо.

Не нужно разговаривать по телефону с незнакомыми людьми, не открывайте двери подозрительным лицам, тем более не пускайте их в квартиру, даже если они представляются полицейскими. Спросите фамилию, звание, скажите, что сейчас перезвоните в полицию. Можете сразу набрать 02 или 112. Всегда можете позвонить к нам в дневное отделение, в любое время суток — мне”.

Уважаемые наши бабушки и дедушки, папы и мамы, помните, что нельзя никому сообщать коды ваших банковских карт, даже если вам говорят, что карта заблокирована. Не слушайте, когда вас пугают денежной реформой и предлагают заменить старые деньги на новые. Игнорируйте SMS-сообщения, которые “радуют” вас неожиданными выигрышами. В последнее время участились случаи, когда неизвестные граждане, в основном молодые мужчины, ходят по квартирам и, представляясь сотрудниками Пенсионного фонда, настоятельно рекомендуют заключить “выгодный” договор с негосударственным Пенсионным фондом. Не верьте их посулам. Берегите себя и свои накопления.

Ольга Савельева.
Расскажите о проекте в соц.сетях

В Ростовской области интернет-мошенник собирал деньги на лечение якобы больной девушки

Простите нас те, кому мы не отвечаем на похожие просьбы, ежели дети ваши действительно больны. К сожалению, сейчас развелось огромное количество мошенников, которые не имеют ничего святого.

По линии сбора средств на «лечение» якобы больных детей в последнее время почему-то отличается ростовский Донецк. Так, например, на «лечение» якобы нездорового ребёнка мошенник из ростовского Донецка собрал полмиллиона.

Департамент «К» донского Главка МВД РФ «вычислил» жителя русского Донецка, который по фиктивным справкам через Интернет собирал деньги на лечение больной девушки. Позже даже общественники разработали план по борьбе с благотворительными фондами-мошенниками. В полицию города Донецка обратился местный гражданин, который поведал, что стал жертвой мошенников. Полицейские узнали, что через Интернет он собирал деньги якобы для лечения больной девушки.

Милиция города Донецк Ростовской области задержала 29-летнего местного жителя который подозревается в интернет-мошенничестве, об этом Privet-Rostov.ru в пресс-центре ГУ МВД Российской Федерации по Ростовской области. — Оперуполномоченными уголовного розыска было установлено, что документы, подтверждающие болезнь девушки — фиктивные, а деньги, которые жители пересылали на банковскую карту подозреваемого, мужчина тратил по своему усмотрению, — добавили в ведомстве. В отношении юного дончанина возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество».

Источник: http://kremlinpress.com/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Благотворители или мошенники?

В последнее время благотворительность становится трендом современного общества. Когда есть спрос, есть и предложение. За 2017 год открыты сотни частных фондов помощи больным детям. Чем они занимаются, каким детям помогают, как собирают деньги и главное, на что они уходят, пробовал разобраться наш корреспондент.

«Ящик Пандоры»

В августе этого года газета «Советская Чувашия» опубликовала заметку о сомнительных волонтерах в желтых накидках с ящиками для сбора средств на помощь больным детям. Журналисты задавались вопросом, существуют ли вообще дети, кому они собирают деньги, и куда идут средства. Когда корреспондент увидела на фото контакты родителей, она резонно спросила: «Ведь можно лично передать средства». В ответ на это волонтер ответил, зачем себя утруждать, когда больному ребенку можно помочь здесь и сейчас.

Стоит ли верить волонтерам с улицы? Ответить на этот вопрос наш корреспондент попросила руководителя одного из благотворительных фондов Чебоксар. К этой организации у корреспондента возникло доверие, так как с ним сотрудничают крупнейшие российские предприятия, а также  ведущие банки страны. А как известно, служба безопасности у банков — вещь серьезная, и работать с сомнительными фондами они не будут. Наталья Васильева в этой сфере уже четвертый год.

— В благотворительности, как и в любой другой сфере, есть фонды, некоммерческие организации, которые ежедневно спасают жизни, помогают с необходимыми лекарствами. И есть мошенники, которые маскируются под фонд, наживаясь на горе родителей, игнорируя  закон о благотворительной деятельности,  не соблюдают порядки и правила, принятые в этой сфере,  — рассказывает Наталья. —  У серьезно работающих фондов есть сайты, на которых размещена информация об их  деятельности, которую при желании можно проверить. Если фонд работает честно, то он открыт для прессы, охотно идет на контакт при возникновении вопросов, представляет отчеты о деятельности, выкладывая их в открытый доступ. Это формирует доверие у жертвователей, и все больше людей начинают оказывать помощь.

Культуре благотворительности тоже стоит учиться. К сожалению, бывает так, что люди с благородными мотивами хотят помогать, регистрируют некоммерческую организацию, при этом абсолютно не разбираясь в особенностях работы некоммерческого сектора. Начинают проводить мероприятия, которые сводятся к попрошайничеству и к благотворительности не имеют никакого отношения, а наоборот, у людей начинает возникать неприятие.   Мне бы хотелось привить населению некоторые азы благотворительной грамотности, чтобы деньги помощи действительно шли по назначению, а не в карманы мошенникам, — говорит руководитель благотворительного фонда.

Сборы в социальных сетях

В социальных сетях много людей, которые используют мнимые болезни своих (или чужих) детей для личной наживы. Миллионы рублей отравляются в карман мошенников. Они наживаются на чувстве сострадания, которое возникает, когда мы видим картинку с ребенком. Поэтому не стоит помогать частным сборам, которые ведут (физические лица) в социальных сетях.

— В день такие люди собирают до 200 000 рублей. У них просто нет совести, — констатирует Наталья Васильева.

Этот самый простой случай мошенничества можно поделить на несколько подблоков. Первый — когда нуждающегося в помощи не существует, а информация о нем непроверяемая. Варианты различны. Например, берется фотография кого-нибудь пожалостливее, к ней придумывается какое-нибудь имя и продающий текст, и вот они, реквизиты для пожертвований, подайте, сколько сможете, «милосердие не бывает недостаточно большим». Иногда берут документы (медицинские, без фотографий) реального человека и выкладывают их рядом с лицом кого-то другого. Дальше можно какое-то время поиграть в игру с «новостями», «отчетами», рассказами о том, что «ребенку стало хуже» и «срочно нужны деньги» и так далее ровно затем, чтобы просто в какой-то момент исчезнуть.

В другом случае о реальном человеке рассказывают то, что не соответствует действительности, то есть не проверяема информация о проблеме, которая требует участия жертвователей. Это ситуации, когда представлены неадекватные (старые, неполные или правленые) документы либо когда они не представлены вовсе. Бывает, например, что родители просят о помощи своему «больному» ребенку, который либо вовсе здоров, либо не настолько сильно болен, что без посторонней помощи не обойтись. В другом случае все настоящее — и имя, и диагноз, и планы лечения, и даже счета, кроме одной частности: человек, на которого идет сбор, давно умер.

Также этот подход — когда нуждающийся настоящий, а проблема его не проверяема — характерен и для мошенников, работающих на ниве социальных, а не медицинских проблем: подделать бедность проще, чем подделать болезнь.

Вы не успели нам помочь

Еще одна схема мошенничества, недоказуемая юридически, крайне циничная и подлая, связана с обязательной смертью того, для кого собираются деньги. Ее практикуют как организации, так и частные лица.

Суть трюка в случае организации такова: открывается сбор средств для человека, находящегося в инкурабельном состоянии, то есть уже не подлежащего лечению по стандартам современной медицинской науки. Находится клиника, которая за большие деньги берется «что-то сделать», хотя бы обследования. Делается расчет стоимости, в который включается все, что можно: проживание, питание, сопровождение, переводчик, лекарства, возможные исследования и т.п. Получается огромная сумма.

Далее начинается сущая истерика, массовые перепосты, акции помощи, массовое участие и так далее. Собираются деньги на счета организаторов или на счета фонда-­оператора. И когда оказывается собрана существенная сумма, человек улетает на лечение, деньги переводятся в клинику, после чего человек умирает. Просто потому, что был смертельно болен еще до начала всего мероприятия, а нервотрепка со сбором, надеждой, перелетом и так далее — это все же серьезный стресс.

А потом средства частично возвращаются на счет фонда, ибо в связи со смертью пациента они не были использованы в полной мере — не были проведены заказанные исследования, он питался куда меньше рассчитанного срока, лекарств потребовалось меньше и пр. Проблема в том, что эти средства становятся уже не пожертвованиями, а просто деньгами, которые вернула клиника. И организация может распоряжаться ими по своему усмотрению.

В случае же сбора частными лицами, как правило, связанными с крупными благотворительными интернет-марафонами и волонтерскими площадками, переводится не вся сумма собранных средств, а понемногу. До того момента, когда пациент умирает. А дальше обычно начинаются скандалы и дрязги, переписка удаляется, концы быстро теряются, деньги начинают кусками перекидывать со счета на счет, и в конце концов оказывается, что вроде бы деньги были переведены «другим детям», но то ли не все, то ли не туда, а тот, кто этим занимался, из соцсетей удалился, обидевшись на чьи-то обвинения и так далее. Таких историй множество.

Также встречаются еще более сложные схемы мошенничества, когда, например, сборщик пожертвований одновременно работает в штате конкретной клиники и не просто так убеждает маму тяжело больного ребенка ехать именно в эту больницу, а ради перспективы получить процент от средств, которые получит больница. Эту схему весьма непросто раскрыть, да и юридически в ней нет никакого состава преступления. О моральной же стороне судите сами.

Источник: http://cheb.mk.ru/articles/2017/10/24/blagotvoriteli-ili-moshenniki.html

Расскажите о проекте в соц.сетях

Бизнес на жалости

В Москве появился новый вид мошенничества: лжеволонтеры собирают деньги на лечение бедным детишкам, продавая… бесплатные газеты. Причем наглые «благотворители» не удосуживаются даже прикрыться липовым фондом или взять ящик с жалобной фотографией больной малютки. И самое ужасное — сколько ни объясняй, что до ребенка не дойдет ни одна копейка, сердобольные граждане продолжают бросать монетки, покупать шарики, флажки или карандаши. «МК» поговорил с благотворителями — настоящими и ненастоящими — о том, кто стоит с протянутой рукой и на что идут собранные деньги.

..Подземный переход рядом со станцией метро «Улица 1905 года», полдень. Место оживленное, людской поток не спадает ни днем, ни, разумеется, в час-пик. У парапета стоит девушка — обычная такая, неприметная, лет двадцати. Черный пуховик, темные джинсы. В руках — несколько газет, тех, что бесплатно раздают каждое утро в метро. Особо подчеркнем — бесплатно и рано утром. К полудню они обычно уже заканчиваются.

— Купите газету, помогите детям, всего сто рублей, — голос совершенно нормальный, без «профессиональных» завывающих ноток, к которым уже выработался иммунитет.

Люди пробегают мимо. Совершенно ошарашенные от наглости, подходим к благотворительнице. Оказывается, газетка, та, что и так валяется без дела на стойках в вестибюле метро, действительно стоит сто рублей. Не бог весть какие деньги, но…

— А вы из какого фонда?

— Ну, это фонд помощи детям-сиротам… мы направляем средства на помощь детским домам… — чувствуется, в вопросе девушка «плавает».

— А ведь это бесплатные газеты, разве нет?

— Вам жалко сто рублей? — «благотворительница» начинает злиться, отворачивается и отходит в сторону. Люди пробегают мимо, чувствуя подвох. Мы спускаемся в вестибюль метро за полицейскими: должны же они проявить к попрошайке интерес! Хотя вопрос это спорный: каждый день в том же переходе слезно умоляют помочь лжебеременные и лжекалеки, показушные военные, прошедшие якобы все боевые точки, и просто сирые и убогие. Стоят они там часами: видимо, их «бизнес» правоохранителей не волнует.

Дежурящая на станции метро женщина-полицейский охотно поднялась с нами на поверхность.

— Да, если они за деньги продают бесплатные газеты, это, разумеется, запрещено, — подтверждает она. — Первый раз об этом слышу. А за сколько продает-то? Да это я так, ради интереса… Вообще в нашей ответственности территория в радиусе 15 метров от метро. Поэтому, да, если что-то подобное происходит, можно вызывать нас.

…Пока мы бегали за полицейскими, девушка, не будь дурой, исчезла.

— Видимо, это вы ее спугнули, — улыбается лейтенант. — Ну, если что, в следующий раз обращайтесь.

И если полицейские могли и правда не заметить нарушительницу, то вот другие неприметные обитатели перехода и площади рядом ее точно видели. Продавщицы у газетной стойки, уличные музыканты, аниматоры с флаерами…

— Да, была такая девчонка, только вот сбежала, — говорит мужчина, якобы собирающий на приют мирно лежащей у его ног собаке, — второй день уже ее тут вижу. Нет, полиция ее не трогала, она сама уходила. Покупают ли ее газеты? Ну, бывает и такое.

Лжеволонтеры, собирающие в метро на лечение умирающему Мишеньке или Лизоньке, — не такая уж новость. Скорее, увы, привычный интерьер большого города. Хотя уже сто раз объясняли: прозрачный ящик с жалобной фотографией, накидка с названием какого-нибудь фонда и даже якобы медицинские справки — все это липа для доверчивых граждан. Настоящие благотворительные фонды не ходят по улицам с ящиком — почти все пожертвования они собирают через смс или банковские счета. То есть так, чтобы их можно было легко отследить. А если и проводят акции с ящиками — то только на специальных площадках с реальными сроками проведения. Скорее всего, это анонсируется заранее.

У нашей же девицы не было даже ящика или яркой футболки с эмблемой липового фонда.

— Фонды, конечно, ничем подобным не занимаются. Разве что это была бы социальная акция самой газеты — но я никогда не слышал о таких акциях, — говорит Матвей Масальцев, IT-директор благотворительного фонда «Измени одну жизнь»

К слову, в самом издании, которому вот так ненавязчиво сделали черный пиар, от услышанного были в шоке — ничего подобного они, естественно, не устраивали.

— Это частный случай обычного мошенничества лжеблаготворителей, — говорит Владимир Берхин, президент фонда «Предание». — Если речь идет о продаже бесплатной газеты — это мошенничество в квадрате. Тенденцию не получается побороть в силу пробелов в законодательстве: не запрещено просить деньги и предлагать сувениры. А передача денег из рук в руки под устные обещания ни к чему не обязывает сборщиков: они вольны потратить «подарок» так, как им заблагорассудится.

— К сожалению, полиция абсолютно не заинтересована в поимке таких мошенников, — говорит Катя Бермант, директор фонда «Детские сердца», руководитель проекта «Все вместе против мошенников». — Нет никаких стимулов ловить попрошаек, нищих, лжебеременных — это все одна и та же нищенская мафия с разными сценариями. Их гонять — только трепать себе нервы. Если только вовлечены несовершеннолетние, тогда полицейские имеют право их прогнать, да и то не будут. Все это мафия, никто не просит в действительности себе на хлеб, все отдают смотрящим. А милостыня — она очень укоренена в сознании граждан. Это вроде как свечка богу.

Любовь Кулябко, Антон Размахнин 

 

Источник: http://nvdaily.ru/info/109718.html

Расскажите о проекте в соц.сетях

Бизнес на жалости: в столице появился новый вид мошенничества

В Москве появился новый вид мошенничества: лжеволонтеры собирают деньги на лечение бедным детишкам, продавая… бесплатные газеты. Причем наглые «благотворители» не удосуживаются даже прикрыться липовым фондом или взять ящик с жалобной фотографией больной малютки. И самое ужасное — сколько ни объясняй, что до ребенка не дойдет ни одна копейка, сердобольные граждане продолжают бросать монетки, покупать шарики, флажки или карандаши. «МК» поговорил с благотворителями — настоящими и ненастоящими — о том, кто стоит с протянутой рукой и на что идут собранные деньги.

Лжеволонтеров не получается побороть в силу пробелов в законодательстве.

…Подземный переход рядом со станцией метро «Улица 1905 года», полдень. Место оживленное, людской поток не спадает ни днем, ни, разумеется, в час-пик. У парапета стоит девушка — обычная такая, неприметная, лет двадцати. Черный пуховик, темные джинсы. В руках — несколько газет, тех, что бесплатно раздают каждое утро в метро. Особо подчеркнем — бесплатно и рано утром. К полудню они обычно уже заканчиваются.

— Купите газету, помогите детям, всего сто рублей, — голос совершенно нормальный, без «профессиональных» завывающих ноток, к которым уже выработался иммунитет.

Люди пробегают мимо. Совершенно ошарашенные от наглости, подходим к благотворительнице. Оказывается, газетка, та, что и так валяется без дела на стойках в вестибюле метро, действительно стоит сто рублей. Не бог весть какие деньги, но…

— А вы из какого фонда?

— Ну, это фонд помощи детям-сиротам… мы направляем средства на помощь детским домам… — чувствуется, в вопросе девушка «плавает».

— А ведь это бесплатные газеты, разве нет?

— Вам жалко сто рублей? — «благотворительница» начинает злиться, отворачивается и отходит в сторону. Люди пробегают мимо, чувствуя подвох. Мы спускаемся в вестибюль метро за полицейскими: должны же они проявить к попрошайке интерес! Хотя вопрос это спорный: каждый день в том же переходе слезно умоляют помочь лжебеременные и лжекалеки, показушные военные, прошедшие якобы все боевые точки, и просто сирые и убогие. Стоят они там часами: видимо, их «бизнес» правоохранителей не волнует.

Дежурящая на станции метро женщина-полицейский охотно поднялась с нами на поверхность.

— Да, если они за деньги продают бесплатные газеты, это, разумеется, запрещено, — подтверждает она. — Первый раз об этом слышу. А за сколько продает-то? Да это я так, ради интереса… Вообще в нашей ответственности территория в радиусе 15 метров от метро. Поэтому, да, если что-то подобное происходит, можно вызывать нас.

…Пока мы бегали за полицейскими, девушка, не будь дурой, исчезла.

— Видимо, это вы ее спугнули, — улыбается лейтенант. — Ну, если что, в следующий раз обращайтесь.

И если полицейские могли и правда не заметить нарушительницу, то вот другие неприметные обитатели перехода и площади рядом ее точно видели. Продавщицы у газетной стойки, уличные музыканты, аниматоры с флаерами…

— Да, была такая девчонка, только вот сбежала, — говорит мужчина, якобы собирающий на приют мирно лежащей у его ног собаке, — второй день уже ее тут вижу. Нет, полиция ее не трогала, она сама уходила. Покупают ли ее газеты? Ну, бывает и такое.

Лжеволонтеры, собирающие в метро на лечение умирающему Мишеньке или Лизоньке, — не такая уж новость. Скорее, увы, привычный интерьер большого города. Хотя уже сто раз объясняли: прозрачный ящик с жалобной фотографией, накидка с названием какого-нибудь фонда и даже якобы медицинские справки — все это липа для доверчивых граждан. Настоящие благотворительные фонды не ходят по улицам с ящиком — почти все пожертвования они собирают через смс или банковские счета. То есть так, чтобы их можно было легко отследить. А если и проводят акции с ящиками — то только на специальных площадках с реальными сроками проведения. Скорее всего, это анонсируется заранее.

У нашей же девицы не было даже ящика или яркой футболки с эмблемой липового фонда.

— Фонды, конечно, ничем подобным не занимаются. Разве что это была бы социальная акция самой газеты — но я никогда не слышал о таких акциях, — говорит Матвей Масальцев, IT-директор благотворительного фонда «Измени одну жизнь»

К слову, в самом издании, которому вот так ненавязчиво сделали черный пиар, от услышанного были в шоке — ничего подобного они, естественно, не устраивали.

— Это частный случай обычного мошенничества лжеблаготворителей, — говорит Владимир Берхин, президент фонда «Предание». — Если речь идет о продаже бесплатной газеты — это мошенничество в квадрате. Тенденцию не получается побороть в силу пробелов в законодательстве: не запрещено просить деньги и предлагать сувениры. А передача денег из рук в руки под устные обещания ни к чему не обязывает сборщиков: они вольны потратить «подарок» так, как им заблагорассудится.

— К сожалению, полиция абсолютно не заинтересована в поимке таких мошенников, — говорит Катя Бермант, директор фонда «Детские сердца», руководитель проекта «Все вместе против мошенников». — Нет никаких стимулов ловить попрошаек, нищих, лжебеременных — это все одна и та же нищенская мафия с разными сценариями. Их гонять — только трепать себе нервы. Если только вовлечены несовершеннолетние, тогда полицейские имеют право их прогнать, да и то не будут. Все это мафия, никто не просит в действительности себе на хлеб, все отдают смотрящим. А милостыня — она очень укоренена в сознании граждан. Это вроде как свечка богу.

 

Источник: http://www.mk.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Как амурчанам отличить волонтера от мошенника

Их можно встретить на центральных улицах Благовещенска — у «Амурской ярмарки», возле центрального универмага, «Авоськи», «Кэш энд Кэрри» и других крупных магазинов волонтеры собирают пожертвования на лечение больных амурчан. Также люди в белых, красных, желтых футболках ходят вдоль проезжей части, особенно много таких активистов замечают на пересечении улиц 50 лет Октября и Амурской.

Еще летом «КП» писала о том, что горожане начали сомневаться, где же настоящие волонтеры, а где — мошенники. Как-то много их вдруг стало. Лишним поводом для сомнений послужил и недавний приговор соучредителю благотворительного фонда «Надежда» Андрею Редькину, который использовал предназначенные для лечения больных детей средства на собственные нужды. Мошенника приговорили к восьми годам тюрьмы.

А ведь люди, опускающие купюры в ящики для пожертвований, искренне надеются, что это может спасти чью-то жизнь! И очень не хочется осознавать потом, что помог ты на самом деле обычному мошеннику. По многочисленным просьбам читателей мы выяснили у специалистов, кому точно не стоит передавать свои деньги.

Не бойтесь спрашивать!

Путь пожертвований от волонтерской коробки до родителей больного ребенка действительно для многих остается загадкой. Сами волонтеры относятся с пониманием к сомнениям горожан и советуют сначала взять реквизиты, изучить информацию и убедиться, что деньги собирают действительно на благое дело.

— Из-за лжеволонтеров горожане с подозрением стали относиться ко всем волонтерам. Обидно, что из-за такого отношения мы не можем нормально помочь ребенку, для которого собираем средства, — говорит благовещенский волонтер Владислав Маркин.

С ним согласен известный общественник Игорь Меметов.

— Волонтеры должны четко и ясно объяснять, кому собирают деньги и для каких целей, представить все соответствующие документы о заболевании ребенка, информацию о том, где отследить переводы денежных средств, и даже дать номера телефонов родителей. Если есть сомнения, можно тут же позвонить и выяснить, действительно ли семья осведомлена о том, что данный волонтер собирает деньги на лечение их ребенка, — советует Игорь Меметов.

Можно и самим навести справки. Если этими волонтерами объявлен уже не первый сбор и не первый сбор закрыт, то такая хорошая репутация — залог доверия. Информацию можно запросить и в амурских СМИ: спросить, знают ли они о том или ином общественнике, от лица которого ведется сбор.

Нет закона — нет преступления

К сожалению, сегодня на лжеволонтеров, по сути, нет настоящих рычагов воздействия со стороны закона, ведь просить милостыню или деньги на благотворительность на улице не запрещено. Но все же по заявлению правоохранители обязаны провести проверку.

— Всем, кто сомневается в прозрачности работы той или иной организации, стоит обращаться в полицию, чтобы получить заключение от органов правопорядка. Кроме того, каждую подобную организацию можно проверить в госреестре, там указаны данные, где и когда зарегистрированы организации, — порекомендовал руководитель благотворительного фонда «Сильные сердца» Евгений Ганин.

КОНКРЕТНО

Как не попасть на удочку мошенников?

— Спросить у волонтера документы о принадлежности к организации, а также документы на ребенка, денежные средства которому он собирает.

— Стоит задуматься, если к вам на улице быстро подходят, предлагают пожертвовать деньги, а как только вы начинаете задавать интересующие вопросы, уходят от разговора.

— Волонтеры не должны работать на обочине дороги и собирать пожертвования, пока горит красный свет: за несколько секунд невозможно узнать никакую информацию. Возможно, на то и рассчитывают мошенники.

— Волонтеры не получают зарплату в виде процентов от собранных средств. Настоящие волонтеры трудятся лишь на благотворительной основе.

— Волонтер спокойно отвечает на любые вопросы и не грубит.

МНЕНИЕ РОДИТЕЛЕЙ

Озабочены ситуацией с лжеволонтерами и родители нуждающихся в дорогостоящем лечении детей, ведь для них помощь волонтеров зачастую становится единственным шансом собрать нужную сумму денег.

— В наше время, конечно, доверять сложно, но я призываю людей не проходить мимо волонтеров, ведь ребята работают от чистого сердца. При этом нужно проявлять должную бдительность. Нам, к примеру, люди периодически звонят и уточняют, действительно ли сбор ведется для нашего ребенка, и мы всегда готовы всем все рассказать. Сами же мы верим в добропорядочность волонтеров и строим отношения на доверии, ведь отказываться от их помощи — не выход, деньги они переводят, за что мы им очень благодарны, — говорит Олеся Дымова, мама маленького Артемия, средства на лечение которого периодически собирают амурские волонтеры.

КСТАТИ

Многие общественники считают, что лжеволонтеры окончательно подорвали доверие горожан. Но ведь есть еще и благотворительные фонды. Доверие к ним значительно выше, так как они ведут отчетность финансовой деятельности через различные госорганы.

— Я бы рекомендовал одиночным уличным волонтерам вступать в ряды официальных фондов, чтобы у людей было меньше негатива, — говорит руководитель Амурской региональной общественной организации «Центр подготовки волонтеров Прогресс&Я» Александр Екжанов. — Ну а если уж человек все-таки собирает пожертвования на улице, то у него должна быть хотя бы отличительная форма, например футболка с символикой организации, а не просто с надписью «волонтер».

Символика позволит через интернет узнать об организации и быть уверенным, что ваши деньги уйдут в нужное русло.

 

Источник: https://www.amur.kp.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Как зарабатывают миллиарды на умирающих детях

Благотворительность воспринимается как сфера экономики редкими людьми. Большинство связывают ее исключительно с возвышенными мотивами, вроде спасения детей и стариков, но никак не с деньгами.

Между тем многие эксперты сравнивают объемы благотворительной помощи, исчисляемой в деньгах, с серьезными экономическими проектами.

Так, по данным фонда CAF, в 2016 году россияне перечислили в различные НКО 143 миллиарда рублей. Для сравнения, например, бюджет Фонда развития промышленности на 2016 год составил 23,7 миллиарда рублей.

Два миллиарда евро за год — лишь верхушка айсберга. Это — официальные цифры, учитывающие только деятельность зарегистрированных фондов. Сюда не входят побирающиеся на улицах с прозрачными ящиками псевдоволонтеры и всевозможные личные сборы. По различным оценкам, капитализация «серой» благотворительности вполне может быть сравнима с финансовыми оборотами рынков наркотиков и оружия в даркнете.

Кто сколько сможет

Социальные сети позволили вывести попрошайничество на новый уровень. Группа, жалобные посты и фотографии, лайки, шеры, репосты — и на карточки / электронные кошельки сборщика начинают сыпаться деньги.

Собирают на все что угодно: адвоката для попавшегося на продаже наркотиков парня, ремонт дачи, «потому что усыновленные дети должны жить в приличных условиях», домработницу, питание, надгробный памятник, лечение от аутизма поездкой в Абхазию «к святому старцу».

Детей у этой сборщицы усыновить не вышло, а вот на квартиру нужная сумма насобиралась

Пальму первенства по мошенническим сборам держат различные операции и реабилитационные программы. Лидеры — ДЦП и онкология.

«Самый обычный сбор, если никаких там эксцессов не будет с ребенком, без допрасходов, без реанимации, это около 25 миллионов рублей. Это — самые скромные счета», — говорит Юлия, отвечая на вопрос о «среднем чеке» сетевого мошенника.

Вместе с группой девушек она борется с бизнесом на сердоболии в социальных сетях. Они ищут страницы мошенников с личными сборами, разоблачают их, добиваются блокировки и публикуют итоги своих расследований в паблике БНК («Благотворительность на костях»).

«Попалась на нечестном сборе. Я даже не могла себе представить, что можно так наживаться на болезни. Как-то еще хотела оправдать жадных родителей. Зашла в группу про токсичные сборы и начала читать. Это был взрыв мозга. Потом стали попадаться на глаза группы с явным обманом людей, молчать я уже не могла», — объясняет свои мотивы Надежда.

Явный обман бывает очень разным по исполнению. Одни «артисты» записывают жалостливые ролики, перевязав голову и вставив себе в нос трубки от капельницы, другие — пытаются подделать медицинские документы.

«Даже фотошопом себе дырки на лбу рисовали, якобы после процедуры кибернож. Но это сейчас легко все выявляется. Например, известная мошенница Динеева отлично владела фотошопом, но прокололась: забыла нолики вставить в поддельный платеж от фонда», — говорит Надежда.

Лиана Власова стала весьма популярной персоной в нынешнем сентябре. Умело пользуясь жалостью и социальными сетями, она четыре года занималась мошенничеством и собрала кругленькую сумму. Обманутые жертвователи намерены добиваться правды в суде. В середине октября Лиана покажется в студии НТВ, где попытается объяснить мотивацию своих поступков

Впрочем, придуманные болезни и вымышленные страдальцы сегодня уже не в тренде.

Сейчас — это реальные дети. Мошенники с подставными фото и документами, а также группы сетевых „сволонтеров“ уходят в историю. На арену вышли наглые и ушлые родители, которые могут запросто заткнуть за пояс самых матерых волонтеров, объясняет администратор паблика БНК.

Дети-кормильцы

Как бы гадко это ни звучало, но для многих тяжелая болезнь ребенка становится шансом хорошенько подзаработать. «Сколько родителей собирают миллионы на срочное лечение за границей и одновременно оформляют квоту на бесплатное лечение в России. Потом преподносят, что приняли решение остаться здесь, но деньги оставляют себе», — сетует Надежда.

Медицинская помощь за рубежом — самый популярный тип сборов в соцсетях. «Врачи в России рукожопые, химии нет, донора нет. А вот в Израиле…» — так, со слов Виолетты из БНК, родители объясняют необходимость отъезда за границу.

Зачастую деньги на лечение «в клинике с мировым именем» собирают заведомо инкурабельным детям, которым показана только паллиативная помощь. Приличные больницы от этих пациентов отказываются, однако хватает и таких заведений, где считается, что деньги не пахнут и «стричь бабло» можно до победного конца в виде смерти пациента.

Регулярно в этих случаях смертельно больной ребенок становится «грин-картой» для своих родителей. По словам администраторов БНК, в таких историях за границей на ПМЖ остается чуть ли не каждый третий нечестный сборщик.

«Для того и собирают, для того и едут. С лейкозами, которые и в Питере прекрасно лечатся (если в принципе лечатся). „Дружу“ с такой мадамой, прекрасно в Германии обустроилась. Немцам и не снилось», — говорит Людмила.

История с тройняшками Филипповыми гремела на весь Рунет в 2015-м. Главным и печальным итогом этого случая стало то, что из-за матери тройняшек пострадали десятки российских детей: закрыв данную историю, Русфонд перестал лечить детей с онкологическими заболеваниями за границей

Самая распространенная махинация — растрата средств: деньги собирают на лекарства и операцию, а тратят (частично или полностью) — на машины, квартиры, айфоны и прочие модные гаджеты.

Чтобы поток финансов не прекращался, некоторые родители не оказывают медицинской помощи своим «кормильцам». Иногда это принимает особо циничные формы. «Мама вырастила опухоль», — так называют подобные истории администраторы паблика.

«Мать не лечила ретинобластому, врачам не показывала, довела до терминального состояния, когда метастазы в мозге, выставила фоточку ребенка с вываливающимся глазом в Сеть — и давай побираться», — рассказывает об одном из таких случаев блогер Светлана Машистова.

Здесь должна была быть инфографика, иллюстрирующая истории несчастных детей, доведенных родителями до смерти, но редакция «Ридуса» пришла к выводу, что данные изображения слишком шокирующие для наших читателей. Вместо этого мы публикуем выписной эпикриз одного такого бедняги. Диагноз ему поставили в ноябре 2015 года, к врачу мальчик попал в апреле 2017-го

Чем ужаснее фотографии, тем больше денег присылают сердобольные люди. Иные в своем цинизме и вовсе доходят до того, что транслируют смерть онлайн, убеждая сторонних наблюдателей, что вот-вот произойдет чудо и больной встанет на ноги. Денег только шлите побольше.

По данным блогера Светланы Машистовой, среди российских регионов явных лидеров в бизнесе на больных детях нет.

Пальму первенства в онлайн-побирании в русскоязычном сегменте социальных сетей держит Украина.

«Я так понимаю, там проблемы с экологией, самое большое количество деток, больных раком, — именно украинцы. Их сборы — самые наглые, самые агрессивные. Родители очень хорошо научились ими пользоваться», — говорит администратор паблика БНК Юлия.

Вот один из любопытных примеров. В конце прошлого года в Facebook появилась группа «Поможем Катюше Поповой победить лейкоз». На помощь в победе требовалось собрать десятки тысяч евро: 185 — на трансплантацию костного мозга, 95 — на восстановительный период. Собирал эти деньги дядя больной девочки, Андрей Баранов.

Дядя Катюши Поповой — известный на Украине человек: общественный деятель, глава движения «Автомайдан Полтава», дважды депутат Полтавской городской рады. В 2014 году руководил избирательной кампанией кандидата в президенты Петра Порошенко в Полтавской области, также является главой совета регионального межотраслевого консорциума «Енергомед», владельцем сети аптек, руководителем благотворительного фонда «Фонд регіонального розвитку Андрія Баранова».

Андрей Баранов

Если оставить за скобками недоумение, почему родной дядя-бизнесмен не может помочь племяннице деньгами, то останутся обоснованные претензии к конкретному сбору:

  • нет расчетных документов от клиники по проведенной трансплантации костного мозга;
  • наличие в документах странного долга, который появился несмотря на то, что посттрансплантационный период еще не закончился;
  • отец девочки регулярно мотается с Украины в Испанию и обратно, оплачивая билеты из собранных средств;
  • клиника выставила счет не родителям ребенка, а Министерству здравоохранения Украины;
  • странно оформленные «счета» от переводчиков и так далее.

Да, собранные средства девочке не помогли. Она скончалась, или, по распространенному выражению сетевых сборщиков, «стала ангелом», 4 сентября.

Сети с пониженной социальной ответственностью

«Продвинутые» сетевые попрошайки организуют сборы сразу во всех соцсетях: «Мой мир», «Одноклассники», «ВКонтакте», Instagram, Facebook и так далее, разве что Twitter из-за своих технических особенностей выпадает из этого списка.

Упомянутые выше девушки из БНК работают исключительно «ВКонтакте»: в других соцсетях практически отсутствуют инструменты для борьбы с мошенниками. В том же Facebook легко получить бан за упоминание «хохлов» или публикацию фото, которую администратор может счесть оскорбительной, однако сетевые сборы данную соцсеть интересуют мало.

«Жесткие правила благотворительных сборов — только „ВКонтакте“. На остальных площадках все намного хуже. Facebook вообще никак не реагирует на жалобы. Instagram — и вовсе самая благодатная площадка для мошеннических сборов», — высказала свою точку зрения Надежда. Остальные респонденты с ней полностью согласны, отмечая лишь, что и в «Одноклассниках» с недавних пор пытаются ужесточить правила.

Истерика на вопросы о чеках и документах — первый признак нечестного сбора

«Прежде всего, у нас на сайте уже достаточно давно разработаны правила, при которых проходят все сборы», — объясняет механизм противодействия мошенникам руководитель направления благотворительности «ВКонтакте» Екатерина Кочнева.

«Соответственно, любой сбор средств, на который поступает жалоба, проверяется на соответствие этим правилам: проверяется наличие документов, подтверждающих диагноз, личность и сумму сбора. Также обязательными являются финансовые отчеты. Проверка всех этих документов позволяет нам определить, существующий ли это сбор, и, если существующий, то является ли он честным», — делится она с «Ридусом» деталями.

Конечно, подобный механизм никак не может гарантировать на сто процентов успешной борьбы с сетевыми мошенниками, но введенные «ВКонтакте» препоны дают результат.

«Отчет о собранных средствах должен подтверждаться скриншотами банковских выписок или скриншотами электронных кошельков, отчеты о потраченных средствах должны подтверждаться расходными документами: чеки, квитанции, акты, накладные и так далее», — говорит Кочнева.

«Как таковой проверки на подлинность этих документов нет, но фальсификация чеков в настоящих сборах достаточно редка и достаточна очевидна. Если же мы говорим о какой-то серьезной ситуации подделки документов, то да, мы не эксперты в этой области, чтобы иметь возможность этот факт установить, да и мы работаем только с фотографиями документов», — объясняет она.

Статистики по заблокированным сборам «ВКонтакте» не ведет, но, по словам Екатерины, ежедневно им приходится сталкиваться более чем с сотней жалоб. «Самая простая нечестная ситуация — это растрата средств. Бывают ситуации, когда какая-то информация скрывается, происходят какие-то махинации. Например, счет должен оплатить какой-то крупный спонсор, а эту информация скрывают, стараясь все больше и больше насобирать», — делится деталями Екатерина.

«Мы боремся с мошенниками на сайте уже больше семи лет, поэтому у нас есть достаточный опыт, и это наш приоритет. Для нас важно, чтобы жертвователи на нашем сайте чувствовали себя спокойно. Сейчас мы занялись поддержкой благотворительного сектора и НКО, поэтому уделяем внимание, чтобы среда для благотворителей и благополучателей была максимально прозрачной и удобной», — резюмировал нашу беседу специалист «ВКонтакте».

Что делать?

Казалось бы: сетевые блюстители нравов вычислили мошенника, имена-явки известны, доказательств хватает, можно тащить преступника в суд, а затем и в тюрьму, — ан нет. Случаи, когда за подобные «шалости» люди получали по заслугам, можно по пальцам пересчитать, причем достаточно будет одной руки.

Самые известные сетевые сборщики, «получившие по заслугам». Слева — Алексей Степанов. Годами он обманывал доверчивых граждан по всей стране, создав в интернете страницу фиктивного благотворительного фонда и прося деньги на лечение несуществующим детям. Собрать ему удалось не менее 15 миллионов. В июне прошлого года его задержали в Чечне и даже осудили на три года лишения свободы. Правда, по статье «Сопротивление полиции». Справа — Наталья Динеева. Ее больной сын получал положенную медицинскую помощь от государства, но мама в социальных сетях объявила, что ему необходимо дорогостоящее лечение, и открыла сборы. За полтора года она сумела собрать неплохой капиталец, хотя доказать получилось лишь 643 тысячи рублей. Мошенничество же доказать удалось. Самый гуманный в мире суд назначил ей наказание в виде трех с половиной лет лишения свободы условно с испытательным сроком на три года

«Частные пожертвования сейчас законодательно не регулируются вообще в принципе. Самое сложное, что если даже нам очевидно, что это — мошенники, растраты, то полиция практически ничего сделать не сможет: полученные деньги становятся дарением, если не указано иного», — объясняет причину безнаказанного мошеннического попрошайничества Екатерина Кочнева.

«Если говорить о законодательной базе, то ее нужно прорабатывать от самого начала, от формализации этих сборов до внесения какой-то ответственности как за растрату средств, так и за нечестные сборы. Это — очень большая работа, которая, как я думаю, наверное, проведена не будет», — добавляет она.

Многие настроены решительно, считая, что стоит запретить вообще все частные сборы. Такой точки зрения, например, придерживаются дамы из БНК. «Вообще запретить сборы в Сети. Пусть помощь идет от фондов. Люди будут тратить эти же деньги, но не отправлять на личные счета, а на счета фондов. Насколько я знаю, даже в Белоруссии сборы идут на счета, с которых невозможно тратить деньги на свое усмотрение, можно снять, только предоставив платежные документы из клиники. Поэтому они и собирают на российские реквизиты», — говорит Надежда.

Однако у этого «тоталитарного» подхода к частным сборам есть много противников. «Речь все-таки идет о человеческих жизнях, здесь нельзя рубить сплеча. Я не сторонник полного запрета частных сборов в соцсетях. Это самый простой путь решения проблемы и, к сожалению, самый порочный. Мошенники никогда не вымрут, этой „профессии“ столько же лет, сколько существует человечество. Их сегодня выгоняют с улиц — они идут в интернет, их выгонят из интернета — они найдут другие способы наживаться на сердобольных людях», — говорит специальный корреспондент Русфонда Евгения Лобачева.

«А вот те, кому действительно нужна помощь, могут серьезно пострадать, — продолжает она. — Что делать, например, родителям детей с таким заболеванием, как остеопетроз („мраморная болезнь“ — тяжелое врожденное генетическое заболевание, при котором ребенок умирает в муках в первые годы жизни, если ему не сделать пересадку костного мозга)? Лечение по данному диагнозу в нашей стране пока недоступно, а успешные операции делают только в Израиле, и обходится такое лечение в сумму около 20 миллионов рублей. Даже такие крупные фонды, как Русфонд, не могут помочь всем детям с таким диагнозом. Родители вынуждены собирать деньги самостоятельно. Как можно это запрещать?!»

Отдельно этот гипотетический запрет может очень сильно ударить по больным взрослым. В нашей стране охотно жертвуют на детей. Тридцатилетнему мужчине или пенсионеру в случае страшной болезни собрать нужную сумму на лечение сложнее в разы.

На что россияне жертвовали деньги в 2016 году. По данным фонда CAF

«Соцсети — это единственный шанс для таких людей. А погорельцы? Люди, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации? Нельзя взять и запретить им всем обращаться за помощью. Тут самое главное — максимальная, насколько это возможно, честность и прозрачность. Пусть собирают на что хотят, хоть на силиконовые имплантаты, главное — чтобы об этом честно говорили жертвователям», — считает сотрудник Русфонда.

 

Источник: https://www.ridus.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

Деятельность псевдоблаготворителей не просто незаконна — она дискредитирует саму идею благотворительности, — Елизавета Солонченко

Деятельность псевдоблаготворителей не просто незаконна — она дискредитирует саму идею благотворительности. Об этом заявила глава Нижнего Новгорода Елизавета Солонченко в ходе круглого стола «Нижний Новгород против мошенничества в благотворительности», сообщает пресс-служба главы города.

В сообщении говорится, что к участию были приглашены члены Ассоциации добросовестных благотворительных фондов, представители силовых структур, а также заместитель председателя Законодательного собрания Нижегородской области Ольга Щетинина.

По оценке участников встречи, в настоящее время ситуация с мошенничеством в сфере благотворительности в Нижнем Новгороде достигла критической отметки. При этом проблема носит всероссийский характер, т.к. мошенники активно пользуются несовершенством законодательства.

«Четыре года назад добросовестные благотворительные фонды объединились, чтобы противостоять мошенникам. Ведь деятельность псевдоблаготворителей не просто незаконна — она дискредитирует саму идею благотворительности и убивает в людях веру в добро и желание помогать. Однако какого-то одного универсального решения проблемы не существует. Наиболее действенной мерой на сегодняшний день остается информационно-просветительская работа, поэтому мы поддерживаем предложение Ассоциации о проведении масштабной информационной кампании и городские власти подключатся к этой работе», — подчеркнула Елизавета Солонченко.

Глава города также отметила, что наши добросовестные благотворительные фонды сами должны запустить понятные и прозрачные механизмы сбора средств, когда в режиме реального времени видно каждый поступающий платеж: «Так мы сможем оградить наших жителей от мошеннических схем, с которыми они зачастую сталкиваются даже на центральных улицах города».

Отдельно участники круглого стола обсудили возможности борьбы с попрошайками на дорогах, которые также являются нарушителями правил дорожного движения.

«Сборщики, которые бродят по проезжей части — это самые безошибочно определяемые нарушители в этой системе. Поэтому мы поддержали обращение к гражданам вообще не оказывать помощь тем, кто собирает пожертвования на проезжей части. Как только иссякнет финансовая подпитка их деятельности, так сойдет на нет и сама деятельность этих попрошаек», — сказал руководитель отдела пропаганды безопасности дорожного движения УГИБДД по Нижегородской области Игорь Михайлушкин.

По итогам работы участники круглого стола «Нижний Новгород против мошенничества в благотворительности» приняли резолюцию с предложениями по улучшению ситуации к городской Думе, администрации Нижнего Новгорода, силовым структурам, Благотворительному совету и Общественной палате Нижегородской области.

Источник: http://novostiprosto.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Михаил Комиссаров: “Благотворители с улицы в 99,9% случаев являются жуликами”

Мальчики и девочки с коробочками, собирающие на улице деньги на лечение больных детей, в большинстве случаев действуют по инициативе не самых честных организаций, попросту говоря мошенников. Об этом на сегодняшней пресс-конференции в пресс-центре ГТРК «Южный Урал» заявил исполнительный директор ресурсного центра для СО НКО Михаил Комиссаров.

«Минюст проверяет все деньги, проходящие через специальный счет. А деньги, которые кладут люди в специальные ящики, их никак не проверить. Кому они ушли? Скорее всего, осели в чьих-то карманах», – подчеркнул Михаил Комиссаров.

Делиться с ближним, делать добрые дела – естественная потребность нормального человека, чем, к сожалению, успешно пользуются мошенники. Люди готовы отдавать, помогать. Тут как тут “удачно поспевают” граждане, не брезгующие “зарабатывать” обманным путем. По словам руководителя благотворительного фонда «Искорка» Евгении Майоровой, зачастую люди становятся жертвами мошенников по доброте и собственной лени, а мошенники успешно на этом паразитируют.

«Людям часто лень проверять, официально ли зарегистрирован благотворительный фонд. Тем самым мошенники паразитируют на человеческой жалости и лени – мало людей реально задумываются, кому они отдают деньги», – рассказывает Евгения Майорова.

 Как сделать доброе дело и при этом не стать жертвой мошенников?

Специалисты благотворительных фондов предостерегают: чтобы не стать жертвой мошенников и действительно сделать доброе дело, все пожертвования лучше производить через официальный сайт зарегистрированной благотворительной организации, средства благотворителя должны идти на официальный счет.

Будьте внимательны: ни один профессиональный фонд не будет манипулировать благотворителем

Самые распространенные схемы мошенников-благотворителей: берут фотографию какого-нибудь неизвестного ребенка, придумывают ему заболевание и выкладывают в сеть, но главное – кричат о том, что ребенок больной, он мучается и скоро умрет. А подробностей о его болезни и возможности как минимум поговорить с родителями или официальными опекунами – нет.

«С людьми нет возможности связаться, с благополучателями нет связи. Кроме того, склонность к истерикам – это тоже говорит о том, что действуют мошенники. Ни один профессиональный фонд не будет манипулировать тем, что человек умрет, они не будут травмировать человека», – подчеркнула Майорова.

Получается, что решение сделать доброе дело – такое же импульсивное, как спонтанная покупка. Человек за секунду принимает решение помочь, перечисляет кому-то или дает деньги, тем самым реализует свою потребность сделать доброе дело. Но кому пошли эти средства? Часто люди не проверяют.

Специалисты призывают щепетильно относиться к своим деньгам, быть бдительными, не кормить мошенников и тщательно проверять все координаты юридического лица, которому вы собираетесь пожертвовать, либо сотрудничать только с проверенными благотворительными фондами.

По словам начальника отдела по делам НКО Управления Минюста России по Челябинской области Евгении Шангиной, на сегодняшний день в регионе проверено около 75 благотворительных фондов.

Можно ли сегодня кому-нибудь дать денег на улице и при этом не стать обманутым?

Можно, но в редких случаях. Как правило, на различных мероприятиях – всевозможных благотворительных забегах, ярмарках, общественно-политических вернисажах города и других мероприятиях, заранее растиражированных СМИ, которые представляют официальные известные лица – здесь высока вероятность, что деньги дойдут до тех, кому нужна действительно нужна помощь.

Также следует помнить о простых правилах, которые касаются всех: нельзя передавать посторонним людям свои личные банковские карты, называть личные данные и пароли карт. К сожалению, на такие уловки попадаются все, кто по незнанию или по наивности пренебрегает элементарными правилами безопасности.

«Вопиющая глупость со стороны людей, и наглость – со стороны мошенников. Людям надо быть осмотрительней, нельзя передавать карту, любая “серая” схема должна как минимум вызвать вопросы у тех, кто может стать жертвой», – заявила Евгения Майорова.

Доверяй, но проверяй – главное, чем должны руководствоваться благотворители

 

Источник: https://www.cheltv.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях