Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

Начальник липецкой полиции: Сбор средств в автобусах – это мошенничество

Начальник липецкой полиции: Сбор средств в автобусах – это мошенничество

На своей пресс-конференции УМВД России по Липецкой области Михаил Молоканов уделил внимание новым видам мошенничества. Последнее время в Липецке особенно часто стали появляться различные волонтеры, которые собирают в автобусах деньги на лечение якобы больных детей. Собирают пожертвования в основном школьники. Они представляются сотрудниками различных благотворительных фондов.

— Я сразу могу сказать, что это мошенничество. Но проследить фактически движение собранных средств, к сожалению, невозможно, потому что они перечисляются посредникам, которые в этих фондах не работают. Хорошо еще, что сами благотворительные фонды предупреждают людей о том, что это мошенники. Никакие фонды таким образом деньги не собирают, — добавил Михаил Молоканов.

Читайте также: В липецких автобусах собирают деньги ребенку из «Орловска» (сюжет)

Михаил Молоканов также отметил, что в этом году к ответственности было привлечено 30 липчан, которые занимались сбором средств на городских дорогах.

Предупредил глава областного УМВД еще об одном виде мошенничества. Буквально накануне в Ельце 10-летняя девочка сбросила 240 тысяч рублей в окно после того, как неизвестные позвонили на телефон и сообщили ребенку, что на квартиру будет совершено нападение. Они предложили девочке сохранить деньги, выбросив их в окно, что та и сделала. Кстати, оказалось, что, мама, когда вернулась домой,  также поверила в то, что на их квартиру нападут.

— Мы просим липчан быть бдительнее и не вестись на подобные вещи. Конечно, жертвами мошенников становятся прежде всего пенсионеры, дети. Мы активно ведем работу в этом направлении, — добавил Михаил Молоканов.

Источник: http://most.tv/

 

Расскажите о проекте в соц.сетях

Благими намерениями…

Благотворительные фонды Вологды отказались вести уличные сборы денежных средств. Таким образом они хотят противостоять деятельности лжеволонтёров.

Речь идёт о практике сбора пожертвований от имени организаций в местах скопления людей (на улицах, в электричках, в пробках) как с применением внешних признаков благотворительного сбора (прозрачный ящик, фотографии подопечных, информация о фонде-сборщике и так далее), так и под видом благотворительной продажи сувениров.

Как правило, этим занимаются люди, выдающие себя за волонтеров, а на деле получающие процент от собранных денег, то есть коммерческие агенты, которые обманывают общественность.

Работа за процент

Наверное, многие вологжане этим летом видели на улицах Вологды подростков в желтых накидках с надписью «Гражданский активист» и пластиковыми коробочками в руках. «Премьер» поговорил с этими детьми, но, напомним, согласно действующему законодательству, СМИ не имеют права публиковать имена и фото несовершеннолетних без письменного разрешения родителей.

В разговорах с журналистами ребята, не стесняясь, признают, что за работу на улице они получают процент от собранной суммы. Ребята уверены, что заняты благим делом, и в ответ на расспросы протягивают пакеты документов. С виду все выглядит вполне надежно и благопристойно: есть портрет реального больного ребенка, на которого ведется сбор, есть пачка бумаг о диагнозе, как правило, скачанных из Интернета.

Однако на поверку выясняется масса сомнительных нюансов. Например, иногда используются очень старые фото: то есть в настоящее время больные дети, для которых якобы и открыт сбор, на самом деле стали гораздо старше, а их потребности в лечении давно изменились (скажем, деньги жертвуют на поездку в конкретный санаторий, а ребенок давно уже прошел там курс лечения). Бывают и такие случаи, когда родители маленьких пациентов даже не знают, что на их сыновей и дочек собирают пожертвования. То есть информация берется из социальных сетей, с благотворительных сайтов и т.д.

За каждую копейку

«Весь фокус в том, что никто не контролирует деньги, которые из этих ящиков вынимают. Делает это один человек, он же сразу расплачивается с «уличным попрошайкой», размер вознаграждения составляет 20% от того, что удалось собрать. Потом забирает свой гонорар, а все остальное отправляет на счет. На частный счет, что ни один уважающий себя фонд не делает! Никакого учета, никакого контроля, никакой отчетности! Куда потом уходят пожертвованные деньги, никто не знает», — говорит Юлия Арсеньева, член правления БФ «Хорошие люди».

На самом же деле процедура изъятия денег из ящиков должна производиться в присутствии специальной комиссии, которая запротоколирует, какая именно сумма была пожертвована. А далее за каждую копейку добросовестные благотворительные фонды отчитываются, причем стараются делать эти отчеты публично на своих сайтах, группах в соцсетях, через новости в СМИ.

«Это могут быть чеки на покупку лекарственных препаратов и оборудования, необходимого для реабилитации, платежные документы из санаториев, клиник и других лечебных учреждений, билеты на проезд и многое другое. Но в данном случае этой отчетности нет. По сути перед нами пример сетевого маркетинга», — говорит Татьяна Позгалева, председатель БФ «Во имя добра».

Проблема вовлеченности

Благотворительные фонды Вологды объединились для борьбы с негативным явлением. 18 июля их представители обсудили методы борьбы с лже-волонтерами и подписали Декларацию о добросовестности в сфере благотворительности при сборе средств через ящики-копилки.

Во встрече принимали участие представители правоохранительных органов, активисты благотворительного движения, юристы и журналисты. Все вместе обговорили возможности для дальнейшего сотрудничества в борьбе с недобросовестными сборщиками денег якобы для больных детей. Кроме того, обсуждалась проблема вовлечения несовершеннолетних в эти лжеволонтерские проекты.

Зачастую подростки, занятые сбором средств, не понимают, что участвуют в обмане. На самом же деле ряд расследований, проведённых СМИ, показывает, что не существует никаких подтверждений того, что собранные средства в полном или хотя бы значительном объеме доходят до нуждающихся. В лучшем случае их небольшая часть используется для создания видимости благотворительной работы.

Жертвы обмана

Благотворительные организации Вологды обратились с просьбой к родителям. «Пожалуйста, следите за тем, где подрабатывают ваши дети! Добросовестные благотворительные фонды нашего города отныне не ведут сборов денежных средств просто на улицах, и, если ваш сын или дочь подрабатывает волонтером в подобном проекте, возможно, ваш ребенок и сам стал жертвой обмана», — говорится в пресс-релизе по итогам совещания.

Кстати, Вологда — это не первый город России, в котором добросовестные НКО объявили войну мошенникам. Весной этого года в Москве прошла первая всероссийская конференция «Все вместе против мошенников», где представители благотворительных фондов столицы, Санкт-Петербурга и регионов обсудили проблему мошенничества. По итогам встречи рабочая группа составила план действий для борьбы с лжефондами. Его главные направления — просвещение, создание карты лжеблаготворителей, коррекция законодательства и сотрудничество с социальными сетями.

Также представители крупнейших благотворительных фондов страны обратились в Общественную палату и Госдуму с просьбой внести в статью 159 УК РФ дополнительный пункт, связанный с благотворительностью. Кроме того, рабочая группа начала борьбу с мошенниками в соцсетях. Отныне вологодские фонды присоединились к общероссийскому движению против мошенничества в сфере благотворительности.

Автор статьи: Наталья Мелёхина

Из Декларации вологодских благотворительных фондов:

«На наших глазах ширится и крепнет мошенническое движение, ставящее под угрозу благотворительный сектор. Всякого мошенника рано или поздно разоблачают, но любые скандалы серьезно ударят и по всем нам, а значит, по нашим подопечным. Мы однозначно осуждаем практику сбора наличных денег от имени организации вне мест проведения организованных благотворительных мероприятий и вне стационарных ящиков, опечатанных и вскрываемых в присутствии независимых контролеров. Мы призываем общественность и частных жертвователей не вносить пожертвования наличными деньгами вне мест проведения организованных благотворительных мероприятий…»

 

Источник: http://vologda.riasv.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Куряне стали чаще жаловаться на «волонтеров» из трамваев

Жители областного центра заподозрили транспортников в заговоре с вымогателями.

После того, как несколько дней назад в Курске выявили лже-волонтеров, жалобы на якобы  активистов того или иного благотворительного фонда просто засыпали Администрацию Курска. Горожане жаловались, что именно в общественном транспорте чаще всего ведется навязчивый сбор средств. В пресс-службе мэрии однако поспешили пресечь разговоре о сговоре транспортников и вероятных волонтеров.

В пресс-релизе, разосланном в СМИ, приводятся слова руководителей  департамента транспорта, связи и дорожного хозяйства. Согласно имеющимся в Администрации Курска данным, «ни частные, ни муниципальные перевозчики, обслуживающие курян на городских маршрутах, не сотрудничают ни с одним из благотворительных фондов, волонтерами которых представляются молодые люди». Помогать или нет сборщикам денег – личное дело каждого из жителей региона. Единственно, не стоит забывать, что вероятность наткнуться при этом на мошенника достаточно велика.

Источник: http://sekunda.media/

 

Расскажите о проекте в соц.сетях

В благовещенске неизвестные собирают средства на лечение детей, используя символику асн24

Руководитель фонда «Открытая ладонь» Эльвира Юркевич предупреждает о мошенниках, которые, используя на своих ящиках для пожертвований символику «Амурской службы новостей», собирают средства на лечение иногородних детей. Молодые люди были замечены в районе «Амурской ярмарки».

— Все ящики для пожертвований, брендированные символикой АСН24, находятся на балансе фонда. Все они пересчитаны и хранятся под замком. Никакого сбора средств нашими волонтерами не производится, — сообщила Эльвира Юркевич. — На сегодня фонд помогает в сборе средств на лечение двоим — учительнице из Белогорска Наталье Зиненко и трехгодовалому Арсению Реснянскому.

Перечислить средства на лечение Наталье Зиненко или Арсению Реснянскому можно буквально несколькими кликами. Зайдите в сервис «Сбербанк Онлайн», выберите в рубрике «Платежи» кнопку «Остальные», а в появившемся поле укажите название фонда «Открытая ладонь». Далее нужно ввести свое имя и сумму перевода.

  • В Благовещенске актуальна тема с лжеволонтерами, которые якобы собирают средства на благотворительные цели. На вопросы о сборе молодые люди отвечают путано и неуверенно. Людьми, просящими деньги на перекрестках города, неоднократно занимались правоохранители.
  • Попрошайками, собирающими деньги на якобы больных детей, займутся на федеральном уровне.

Источник: https://asn24.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Детский омбудсмен Анна Кузнецова объявила войну мошенникам от благотворительности

Выступая на третьем Всероссийском молодежном образовательном форуме «Территория смыслов», уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова поделилась своими планами развернуть борьбу с мошенниками, побирающимися с детьми на улицах городов. Ведь те, кто собирает деньги якобы на лечение детям, а на самом деле на пополнение собственного кармана, дискредитируют благотворительность в целом, а несовершеннолетние, которых для этого используют, нуждаются в защите.

Детский омбудсмен Анна Кузнецова объявила войну мошенникам от благотворительности

фото: kremlin.ru

Анна Кузнецова сообщила, что лично сталкивалась с такими уличными попрошайками, но они отказывались давать ей контакты врачей или клиники, где наблюдается больной ребенок. Эти люди, по ее словам, просто ездили по разным городам со своей придуманной историей.

«Эта проблема реально есть, — сказала детский правозащитник, — и здесь решение в следующем: работа с законодательством и, это очень важно, участие граждан, информация о таких случаях должна поступать куда положено».

В пресс-службе Кузнецовой «МК» пояснили, что такую информацию в аппарате уполномоченного сейчас активно собирают, но на данный момент никаких конкретных предложений и мер по борьбе с попрошайками не разработано — Анна Юрьевна лишь озвучила свою позицию. Однако в ближайшее время ею будет предложен ряд решений данной проблемы.

— Я бы разделила эту проблему на две части, — говорит президент Благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. — Что касается неких псевдоволонтеров, стоящих на улицах с коробками и собирающими деньги якобы на лечение больных детей (приюты для животных, поддержку инвалидов и пр.) — то они наносят огромный удар по всей системе благотворительности, ибо подрывают доверие к ней. И тут главная беда — бездействие полиции. Мы много раз вызывали правоохранителей, когда сталкивались с такой ситуацией. И почти всегда полиция либо приезжала поздно, когда эти люди уже ушли, либо брала с них какие-то объяснения и отпускала. Дело в том, что у полиции нет понимания, как действовать в такой ситуации, нет четких инструкций, и благодаря этому число желающих поживиться на чужом сострадании растет день ото дня. Что же касается отдельных людей, просящих милостыню вместе с детьми, то среди них есть реально нуждающиеся. Этих людей надо препровождать в специальные кризисные центры, которые должны иметься в достаточном количестве, и там выяснять, какая помощь нужна конкретному человеку — и оказывать эту помощь. Если же он оказывается мошенником, его следует передавать полиции.

Между тем не все представители организаций, занимающихся благотворительностью, поддерживают инициативу детского омбудсмена.

— Как человек православный я придерживаюсь заповеди «не оскудеет рука дающего», — говорит заместитель председателя Российского детского фонда Дмитрий Лиханов. — Просящему надо подавать, а если он обманывает, то это проблемы его совести. К сожалению, общество наше — и не только наше — несовершенно, и совершенным никогда не будет. Многих людей протягивать руку заставляет нищета, безысходность. И лучше подать мошеннику, чем пройти мимо того, кто действительно нуждается в помощи.

— Но ведь дети, которых используют мошенники, часто являются их жертвами.

— Для защиты этих детей и борьбы с мошенничеством существует достаточное число статей — и в Семейном кодексе, и в Гражданском, и в Уголовном. Я понимаю, чиновникам надо демонстрировать свою работу и придумывать что-то еще. Но на самом деле надо просто добиваться, чтобы работали уже существующие законы.

Источник: http://www.mk.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Автобусные пожертвования — мошенничество или благотворительность?

Пожертвовать или нет — вот в чем вопрос. Каждый день жители Владивостока отдают деньги волонтерам с прозрачными коробками. Но прозрачны ли цели? Помочь больным детям или бездомным животным призывают добровольцы. Однако у горожан все чаще появляются сомнения: доходят ли деньги до нуждающихся? Мошенничество в сфере благотворительности обсудили на круглом столе представители власти края и общественные организации, сообщает РИА VladNews со ссылкой на VIII канал.

Читать далее: http://vladnews.ru/2017/07/21/131723/avtobusnye-pozhertvovaniya-moshennichestvo-ili-blagotvoritelnost.html

 

 

Расскажите о проекте в соц.сетях

Благотворительные деньги не доходят до детей. Виной всему поддельные фонды

На улицах городов России можно часто увидеть молодых людей и девушек с пластиковыми коробками, на которых размещены фотографии детей с названием болезни и просьбой денег. Многие прохожие бросают мелочь или купюры в ящичек, думая, что спасают больных детей.

Но так ли это на самом деле? Куда действительно идет деньги, брошенные на лечение? Кто за всем этим стоит?

«Все мошенники в благотворительности паразитируют на одном и том же человеческом достоинстве — милосердии, и на одном и том же человеческом недостатке — лени. Человек немилосердный никогда ничего не подаст никому, в том числе и мошеннику, человек неленивый потрудится разобраться в ситуации и мошенника вычислит. Предмет сбора избирается или максимально эмоционально насыщенный, или необыкновенно важный. Большая часть мошенников пасется в теме смертельно больных детей, или же продвигает очень пафосные проекты, с громкими названиями и неконкретными целями и методами их достижения»,— отмечает психолог Андрей К.

Большая часть промоутеров, собирающих деньги на лечени тяжело больных, несовершеннолетние и получают деньги за свою «работу». В разных организациях, называющих себя благотворительными, «такса» разная. Где-то промоутеры получают фиксированную зарплат, обычно около 100 рублей за час работы, где-то процент от пожертвований- около 20% в среднем. Остальные деньги идут на обеспечение работы фонда.

По словам адвоката Ивана П., настоящие фонды, да и вообще благотворительные организации работают в соответствии с законом и своим уставом. Каждый фонд имеет свою специфику и область работы. Те, кто помогают онкобольным, как правило, не могут оплатить лечение пострадавшим в ДТП или помочь бездомным восстановить документы.

Часто мошенники используют созвучные с известными фондами названия, но как правило ни одна такая организация не имеет даже сайта со всеми обязательными для благотворительных фондов документами: отчёты, аудиторское заключение, уставные и регистрационные документы.

Реальные благотворительные фонды не собирают вот так деньги на улице — если они и организовывают сбор средств с помощью волонтёров, то это делается на каких-нибудь фестивалях, официально, договорившись с организаторами.

Такие «уличные благотворители» только мешают работе реальных организаций. Во-первых, потому что они подрывают доверие к благотворительности в целом. Во-вторых, потому что пожертвования людей в итоге уходят мимо нуждающихся.

«Волонтер должен представиться в полной форме. Если речь об организации, то должны предоставить полное название, интернет-сайт, копии уставных документов, контакты ответственных лиц. Если о помощи просит человек, то он обязан назвать ФИО и показать документы, удостоверяющие личность. Кроме того ему необходимо обосновать и документально подтвердить просьбу о помощи. Волонтеры не могут принимать не деньги, толкьо те вещи, продукты, лекарства о которых просят. Мошенникам не нужны и контакты специалистов или профильных организаций», — отмечает адвокат Иван П.

По словам вице-президента фонда «Мой выбор» Александра Устинова, волонтер, помогающий организации должен предоставить счет в банке, открытый на имя просителя или благотворительного фонда.

«Взамен этого предлагают номера электронных кошельков или номера мобильных телефонов. И самое главное каждый, кто собирает деньги на лечение больных должен объяснить, как можно удостовериться, что результат достигнут, что деньги были потрачены по назначению»,— отмечает Александр Устинов.

«Руполит.Нет» продолжит следить за ситуацией. Статья подготовлена при поддержке благотворительного фонда «Мой выбор«.
Полный текст: http://rupolit.net/blagotvoritelnye-dengi-ne-dohodyat-do-detey-vinoy-vsemu-poddelnye-fondy
©Сетевое издание Rupolit.net

Расскажите о проекте в соц.сетях

Благотворительный сбор в социальной сети: как не попасться на удочку мошенников

Всё чаще в социальных сетях можно встретить благотворительные сообщества и просьбы о помощи. Но вот только не всегда сразу понятно, перед нами группа с благотворительным сбором или банда злоумышленников, которые наживаются на чужом горе?

Сегодня ощущается разрастание незащищенных слоев общества, причем если, раньше в число этих граждан входили инвалиды, сироты, пенсионеры, люди без определённого места жительства и т.д., но получавшие хоть какую-то мизерную поддержку государства, то сейчас их положение, учитывая рост цен и введение разного рода законов, значительно ухудшилось в материальном плане. Нередкими, например, стали случаи, когда сиротам выделяют положенное им же жилье в ветхом, разрушающемся доме. Но ведь выделяют!

Кроме того, к этой прослойке добавились еще и те, кто нуждается в дорогостоящем лечении. Скорее всего, каждый из нас хоть раз в жизни, да задавался вопросом: «Почему вообще собираются деньги на лечение?», но ответ на него так и повисал звенящей струной молчания в воздухе.

Именно здесь на помощь приходят некоммерческие организации (НКО), которые своей основной задачей ставят поддержку нуждающегося населения на добровольных материальных и иных пожертвованиях. А в современных условиях, благодаря развитию Интернета и компьютерных технологий, заниматься благотворительностью стало возможно каждому – достаточно создать группу в социальной сети и начать её раскручивать, или написать клич о помощи на своей странице.

Татьяна Свириденко написала пост от бессилия: её хорошей знакомой, инвалиду второй группы – Ионике Кравческу и двухлетней дочке Лизе было нечего есть. Мать Ионики находится в хосписе, отец умер три года назад, а отец Лизы сразу ушел, как узнал о беременности. Оставшись вдвоём, маленькой семье нужно было как-то выживать, но без работы, на которую девушку-инвалида с маленьким ребёнком не берут, и постоянной прописки сделать это практически невозможно. Пенсия по инвалидности 5700 рублей + детские 500 рублей = 6200 рублей в месяц составляет их доход, из которого сразу же необходимо отдать 1700 за детский сад, 1600 за комнату в общежитии, которую им всё-таки выделили после обивания порогов администрации.

Увидев, что маленькая семья находится просто на грани гибели, Татьяна не смогла пройти мимо и обратилась в социальные сети с единственной просьбой – помочь. Помочь чем угодно, ведь в маленькой комнатке нет никакой мебели:«Эта комната очень маленькая. Сейчас в ней нет стола, нет телевизора, нет шкафчика, шифоньера, тёплых вещей. А самое главное – нет еды, нечего кушать. Доходит до того, что она с дочей ходит и просит милостыню», – написала Татьяна на своей странице в сентябре 2016 года. Девушка прикрепила фотографию Ионики и Лизы, указала номер карты Ионики и свой телефон для связи.

Татьяна боялась, что эта просьба в социальной сети останется незамеченной, люди пройдут мимо маленькой семьи, попавшей в трудную жизненную ситуацию. Но случилось всё абсолютно не так, как она ожидала. Сразу запись разлетелась, её репостили, пересылали друг другу, ставили лайки и помогали. Помогали деньгами, мебелью, спрашивали размер одежды и обуви, а Татьяна, почувствовав отклик, писала слова благодарности и отчетность о денежных переводах. Праздничное агентство, где она работает, объявило благотворительный сбор: каждый, кто хотел помочь, мог оставить заявку на 15-минутную игровую программу, а все собранные деньги были переданы Ионике.

Постепенно объёмы постов становились меньше, в них было больше отчётной информации, где говорилось о том, какие предметы быта приехали по адресу, а какие еще нужны; просили помощи мужских рук и, конечно, помощь в поиске работы и оформления прописки. – Ионику я знаю уже около десяти лет, – рассказывает Татьяна. – Мы учились вместе и во время студенчества с однокурсниками всегда помогали ей. Узнав об их бедственном положении, написала пост в социальной сети. Люди сразу откликнулись, я даже не ожидала такого! Думала, собрать хотя бы три тысячи, а на самом деле получилось около 80 000 рублей. Кроме этого, им привезли столько всего – продукты, мебель, игрушки, вещи, – что даже в маленькой комнате не осталось свободного места. Но, самое главное, ей помогли устроиться на работу в больницу санитаркой, как раз то, что она и хотела из-за слабого здоровья.

Теперь постов о помощи маленькой семье на Таниной странице нет и вовсе, ведь жизнь Ионики и Лизы Кравческу постепенно входит в нормальное русло.

Подобную адресную помощь нередко можно встретить на страницах пользователей, но всё-таки пальму первенства занимают благотворительные сообщества, где организуются сборы для конкретного человека – на лечение больным детям и взрослым, а также систематические сборы в помощь приютам для животных; детским домам; семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации и т.д. Какими бы благими ни были намерения людей, создающих благотворительные сообщества, очень часто им приходится сталкиваться с доказательствами своей прозрачности, ведь у жертвователей время от времени будет включаться механизм недоверия. Не вовремя выложенная отчётность, долгое молчание модераторов и администраторов сообщества, неактуальная информация – всё это сеет недовольство у аудитории, возникновение вопросов: «А на что пошли мои деньги?» и, как следствие, принятие каких-либо поспешных действий.

Веронике Калашниковой родители привили любовь к животным ещё в детстве, но осознанно и системно к этому вопросу она подошла на первом курсе университета. Тогда в университетском волонтёрском центре появилось предложение организовать поездки в приют для животных, и Вероника поддержала эту идею. С тех пор она стала волонтёром, а два года назад модератором сообщества «Помощь животным муниципального приюта Перми».

– Нашу группу мы ведём в строгом соответствии с правилами ведения благотворительных сообществ «ВКонтакте» (выписки счетов, чеки и прочее). Ведь прозрачная отчётность – залог успеха, – считает Вероника. – Но, несмотря на это, очень часто в адрес группы поступают необоснованные обвинения в мошенничестве и присвоении пожертвований себе. Несколько лет назад даже писали заявление в прокуратуру, но после проверки никаких нарушений не выявили. Поэтому мы стараемся делать максимально прозрачные отчёты, чтобы у людей не было вопросов о потраченных средствах.

Группа, которую модерирует Вероника, действительно, выглядит очень прозрачной, в ней можно найти любую необходимую информацию. Количество участников сообщества – 31 902 человека, новые посты появляются буквально каждый час. Все фотографии питомцев, а их там больше пяти тысяч структурированы, разложены по альбомам. Животных, которых отдают, каждый день «рекламируют» на странице, подробно рассказывая об их состоянии, стерилизации/кастрации, привычках, характере и т.д. Отчётные документы представлены в специальной вкладке в обсуждения, обновляются ежедневно. Тех питомцев, которые обрели дом, тоже не забывают, рассказывая на странице об их новой жизни.

Однако прозрачность группы – не всегда залог добропорядочности её создателей. Порой даже в самой прозрачной группе истинные цели организатора долго остаются неизвестными, а когда раскрываются, то не поддаются пониманию.

Марина родилась с синдромом Штурге-Вебера, в дополнение к которому шли эпилепсия, гидроцефалия и капиллярная ангиодисплазия на лице и теле, известная как «винные пятна». Ребёнка требовалось лечить, но молодой семье просто не по силам было оплатить те сотни тысяч, которые выставляли клиники. Ппоэтому они обратились к неравнодушным гражданам, создав группу «ВКонтакте».

Граждане откликнулись, начался стремительный сбор на лечение злополучных «винных пятен», которые мешали Марине полноценно развиваться, отпугивали многих детей и их родителей. Собрав средства, Марина с мамой Юлией отправилась на лазерное лечение в Москву. Девочку обследовали врачи и пришли к выводу, что ребёнку требуется сложная операция на головной мозг, связанная с синдромом Штурге-Вебера. Судя по записям в группе, самая лучшая клиника, специализирующая на подобных операциях, была в Германии, на это обследование требовалось 220 000 рублей. Собрав средства, Юлия с Мариной поехали в Германию в октябре 2012 года. Однако девочка плохо перенесла полёт, заболела, поэтому обследование перенесли на январь 2013 года.

Что же касается «винных пятен», то их лечение в Москве так же было отложено до принятия окончательного решения по операции. Но родители Марины не собирались сидеть на месте и ждать января, поэтому нашли клинику в США (г. Бостон), где лечение этого заболевания бесплатно, оплачивается только перелёт и проживание.

В американской клинике тоже посоветовали – решить с операцией на головной мозг, и только потом приступать к лечению пятен. Теперь молодой семье оставалось только ждать январского обследования. Всё это время Юлия активно делилась новостями о здоровье дочери, выкладывала посты, слова благодарности, отчётные документы, взамен получая необходимые денежные средства.

Обследование в январе показало хорошие результаты и отсутствие необходимости в оперативном вмешательстве, поэтому 1 июня 2013 года Юлия с Мариной (как оказалось, с ними уехал ещё и папа Александр) улетели в США, где до 21 августа (!) ждали обследования. Причем за все три летних месяца на странице группы очень редко появлялась информация о здоровье ребёнка.

Вот тут-то и начались первые вопросы, а после обследования в США, когда Юлия не выложила отчётные документы, из группы были удалены реквизиты в связи с тем, что у модераторов появилась «информация о не целевом использовании собранных жертвователями средств!!!» Выяснилось, что Юлия неоднократно вводила в заблуждение волонтёров группы, а Александр, уже бывший муж, рассказал на странице, что собранные деньги частично тратились на «красивую жизнь». Выписки из банка, которые предоставила Юлия, содержали в себе неполную информацию и, по сообщениям модераторов группы в них были закрашены некоторые данные. Иными словами они были подделаны. В конце концов, в октябре 2013 года сбор был официально закрыт, а всем, кто жертвовал средства, посоветовали обратиться в полицию с заявлением на Юлию.

В январе 2015 года бывший муж Юлии выложил фотографию, где она с новым мужем и в свадебном платье. Её старая страница уже не функционирует, а на новой городом проживания значится Филадельфия. Вероятно, с июня 2013 года Юлия в Россию на постоянное место жительства не возвращалась.

– Они находятся в США, Юля вышла замуж. Заявления на неё никто не писал. Насколько я знаю, ребёнок лечения не получает,– сообщил источник, близкий к этой истории, но пожелавший остаться анонимным. – Мне кажется, сразу, как только начался сбор, она планировала уехать из России. Не то, чтобы изначально собирала средства специально на это, скорее решила уехать уже в процессе. Сначала в США они жили с мужем, потом она его отправила домой, а себе нашла более перспективный вариант. Но это её дело. Главное то, что в итоге ребенок остался без лечения.

Сейчас группа продолжает функционировать, но уже как группа-распространитель постов помощи другим людям, болеющим различными заболеваниями. В ней состоят 1 371 участник, которые периодически интересуются судьбой Марины, но ответа не получают. Не только адресная помощь получает развитие в социальных сетях. Целые благотворительные фонды также стараются занять своё место на этой популярной платформе. Фонд «Настоящий волшебник» начал функционировать в апреле 2017 года, и уже сегодня имеет множество волонтёров, благотворителей. И определённую помощь в этом оказали сообщества в социальных сетях, рассказывает Елена Паршукова, заместитель директора фонда:

– Через социальные сети мы сообщаем новости, общаемся с нашими подписчиками, предоставляем отчётную информацию, хотя более детально она представлена всё же на сайте. Наша группа «ВКонтакте» только растёт, сейчас в ней 427 подписчиков, поэтому, в первую очередь, она оказывает информационную поддержку, и только потом – финансовую. Также мы сотрудничаем с разными крупными сообществами России, просим размещать посты с информацией о фонде. Так, иногда до нас долетают пожертвования со всех уголков страны.

Группа выглядит очень живой, постоянно обновляются посты, добавляется новая информация. Обвинений в мошенничестве в адрес фонда нет, но в репостах на других страницах встречаются недоверчивые комментарии к организации. Это связано с новизной фонда, ведь те организации, которые находятся на слуху, вопросов не вызывают.

– Также многие люди считают, что оказывать помощь необходимо напрямую родителям. На мой взгляд, это неправильно, так как получается, что деньги бесконтрольны, – признаётся Елена. – Фонд видит, сколько денег пришло на счёт, и по мере накопления средств на лечение одного ребёнка можем остаток распределить на других детей.

Тем не менее, фонд растёт, и уже за 2,5 месяца своего существования смог направить на лечение троих детей. Доверяй, но проверяй! Пожалуй, наиболее подходящий девиз для групп благотворительности в социальной сети.

На что же стоит обратить внимание в благотворительной группе в социальной сети?

В первую очередь, в обязательном порядке просмотрите документы, подтверждающие подлинность описанной ситуации: история болезни, представленная эпикризами, справками, результатами обследований (для животных – ветеринарные документы); финансовые документы, подтверждающие сумму, заявленную к сбору; иные документы, в которых говорится о целях сбора.

Во-вторых, как уже отмечалось выше, в таких группах прозрачная финансовая отчётность: для сбора должны быть выделены отдельные реквизиты, где будут фиксироваться только средства, пришедшие от жертвователей, без личных финансов.

Третий важный момент – фиксация всех расходов в виде фотографий чеков, товарных накладных, скриншотов электронных реквизитов, банковских выписок и т.д.

Четвёртым обязательным пунктом проверки является актуальность документов, давность которых не может быть больше шести месяцев.

В-пятых, не лишним будет проверить на изображениях наличие, так называемых, водяных знаков – адрес сообщества, нанесённый полупрозрачным шрифтом.

И, наконец, шестой пункт, но не менее важный – посмотреть количество участников, их страницы, чтобы убедиться, что это не бот-страницы и численность не накручена. А еще лучше внимательно понаблюдать несколько дней за группой и ее активностью, прежде чем жертвовать деньги. Если даже после такой комплексной проверки, остаётся ощущение недоверия, то стоит обратиться к модераторам группы, которые находятся в открытом доступе и смогут ответить на любые интересующие вопросы.

Помните, наличие в группе данных пунктов является неотъемлемой частью доверия между нуждающимся и жертвователем. Если намерения организатора чисты и полностью соответствуют целям сбора, то он постарается сделать сообщество максимально прозрачным, будет вести с подписчиками диалог, отвечать на вопросы, выкладывать отчётность, благодарить жертвователей, чтобы ни у кого не пропало доверие. Лишь после тщательной проверки можно решить вопрос о помощи в данном сообществе. Но даже в этом случае всегда есть шанс нарваться на не до конца честных людей.

Источник: https://mediazavod.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Бизнес или благотворительность: лжеволонтеры в Вологде активно собирают деньги на лечение детей

Фото Ольги Веревкиной сайт vologda-poisk.ru

Из Краснодара, из Ростовской области, из Вологды. У каждого активиста в желтом жилете, который встретился журналистам, своя версия того, где проживает больной ребенок. Деньги на его лечение сейчас собирают буквально на каждом углу в центре областной столицы. Причем не только здесь, якобы благотворительный фонд «Аурея» охватывает географию всей России.

Хоть принцип волонтерского движения — бесплатная помощь, волонтеры в желтых жилетах именно работают. Причем многие активисты — несовершеннолетние.

Так называемые волонтеры подсказали, как стать представителем фонда. На сайте в интернете нужно найти первое объявление о поиске промоутеров. Впрочем, по телефону объясняют, что работа заключается далеко не в раздаче листовок, а несовершеннолетие предполагаемого сотрудника ничуть не смущает работодателя.

Работодатель обещает выгодные условия, ежедневные выплаты — минимум 150 рублей в час. Но если деньги получают и так называемые «волонтеры», и менеджеры, какой процент денег от пожертвований доходит до детей, которым требуется лечение и как расходуются средства — непонятно. На эти вопросы не отвечает и официальный сайт фонда.

На сайте лишь информация о собранных средствах — конкретно этому ребенку пожертвовали 840 тысяч. Но как давно обновлялся счетчик неясно, везде указана старая информация о возрасте малыша. Свидетельства о его рождении в перечне электронных документов тоже нет.

В том, что история болезни правдива и часть денег действительно поступает маме ребенку, не сомневаются представители правоохранительных органов и официально зарегистрированных благотворительных фондов. Они поясняют, что это лишь часть мошеннической схемы. Ее суть в том, что большинство средств просто «оседает в карманах» учредителей подозрительной организации. Выемка денег  из ящиков производится без специальной комиссии, а значит — об обороте средств «Аурэи» можно только догадываться.

Именно «людей в желтом» обсуждали за круглым столом  юристы, сотрудники УМВД и представители официальных благотворительных организаций. Поводом для собрания послужили признаки состава преступления в деятельности «Аурэи». Специалисты говорят, один из характерных признаков это то, что жертвополучатель находится не на территории Вологодской области.

А также уличный сбор, привлечение несовершеннолетних и, главное, отсутствие отчетности. Впрочем, пока доказать факт мошенничества конкретной фирмы очень сложно. Злоумышленники могут успешно зарабатывать на милосердии из-за пробелов в законодательстве. А против новых схем обмана сработает разве что старая истина: доверяй, но проверяй.

Источник: http://www.35media.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Как на Урале «разводят» уличные сборщики пожертвований

«Международный» благотворительный фонд «Общие дети» собирал деньгина лечение ребенка с ДЦП, не имея даже собственного счета

Мошенники из Поволжья «разводят» на деньги жителей Тюмени. Горожанам предлагают делать пожертвования на лечение тяжелобольного двухлетнего мальчика, но собирающий деньги фонд даже не имеет собственного расчетного счета. Возмущенные местные благотворители предлагают запретить сбор денег «в ящики» на улицах, но полиция не нашла нарушений в работе сборщиков пожертвований. Подробности — в материале «URA.RU».

Жители Тюмени обескуражены большим количеством юных промоутеров благотворительных фондов, собирающих деньги на лечение и реабилитацию детей. Волонтеры с прозрачными ящиками для пожертвований наводнили центр города. Они стали появляться даже в различных кафе и на автотрассах на окраине города.

Причем часть сборщиков пожертвований оказались несовершеннолетними. Об этом сами ребята рассказали корреспонденту «URA.RU». По словам волонтеров одного из благотворительных фондов, за свою работу они получают зарплату — 100 рублей за четыре часа.

На Цветном бульваре в Тюмени собирают пожертвования волонтеры как минимум двух благотворительных фондов
Фото: Николай Бастриков

Одним из фондов, собирающих пожертвования на улице, оказался БФ «Общие дети», зарегистрированный в Саратове. Его промоутеры в синей униформе со словом «спасибо» на спине убеждали корреспондента «URA.RU», что тот имеет дело с солидной международной организацией, которая собирает деньги на лечение от детского церебрального паралича двухлетнего Феди Пуртова из Саратова. Судя по всему, этот мальчик — единственный, для кого саратовский фонд собирает деньги: на сайте «Общих детей» на 17 июля содержалась информация только о Феде Пуртове.

Никаких данных о попечительском совете и учредителях организации на сайте нет, зато там указаны реквизиты для перечисления денег напрямую маме мальчика, Марине Пуртовой, а также расчетный счет якобы самого фонда. Правда, как оказалось из опубликованной «платежки», счет принадлежит совсем другому благотворительному фонду: «Сильные дети» в Чебоксарах. Получается, что деньги, перечисляемые на лечение двухлетнего Феди, уходили туда.

Интересно, что годом раньше деньги на лечение Феди Пуртова собирал другой фонд, «Счастливая жизнь», зарегистрированный в Казани. После того, как осенью 2016 года фонд собрал для ребенка 50 тысяч рублей и объявил сбор средств закрытым, организация сменила место регистрации и «переехала» в Саратов, а руководителем «Счастливой жизни» стал Георгий Владимирович Пуртов. По странному стечению обстоятельств так же зовут папу мальчика.

Существует ли Федор Пуртов на самом деле, нам узнать так и не удалось. Но метод сбора средств и их передвижение вызывают подозрения
Фото: Николай Бастриков

Корреспонденту «URA.RU» удалось дозвониться на «прямую линию» саратовского фонда «Общие дети» (это единственный контактный телефон фонда, имеющийся в свободном доступе). Там подтвердили, что сбор денег идет для Феди Пуртова, однако отказались связать корреспондента агентства с руководством фонда. Информацию о том, что тюменские волонтеры работают за процент от собранных средств, собеседник «URA.RU» опроверг, заявив, что активисты получают только компенсацию проезда и питания.

Материальная помощь юному пациенту с ДЦП нужна постоянно, заявили на «прямой линии», поскольку реабилитационные процедуры стоят дорого. То же самое сообщила и мать мальчика Марина Пуртова, подтвердившая, что волонтеры в Тюмени собирают деньги на лечение ее сына.

«Реабилитация нужна ребенку каждодневно. Мы только что закончили курс гидрореабилитации. Это минимум 15 тысяч за 13-14 дней. И это не одноразовые затраты. Я из-за тяжести болезни своего ребенка не могу выйти на работу, поэтому пришлось обратиться в фонд», — объяснила Марина Пуртова.

По словам женщины, смена благотворительного фонда была вызвана тем, что благотворители выполнили обещанное Пуртовым и «взяли другого ребенка». «Фонды же не сразу помогают. Там есть определенная очередь, и всем детишкам помогают по мере возможности», — объяснила Пуртова. Она не стала отвечать на вопрос, почему у фонда «Общие дети» только один «проект» — ее сын. Женщина сослалась на то, что находится в поликлинике и ей неудобно разговаривать.

Многие волонтеры — несовершеннолетние, они работают за 100 рублей в день и 15% от собранных средств
Фото: Николай Бастриков

Уже на следующий день после звонка корреспондента «URA.RU» сайт саратовского фонда «Общие дети» претерпел серьезные изменения (скрины имеются в редакции). С сайта был удален номер расчетного счета БФ «Сильные дети», теперь расчетный счет «Общих детей» совпадает с расчетным счетом Марины Пуртовой. Кроме того, фонд разместил информацию, что для лечения Феди Пуртова было собрано 194 тысячи рублей.

На сайте появилась информация о сборе средств для еще одного ребенка с ДЦП, некой Елены С. из Уфы. Правда, информация о попечительском совете благотворительного фонда на сайте так и не появилась.

В пресс-службе министерства здравоохранения Саратовской области «URA.RU» отказались предоставить информацию, существует ли в действительности Федя Пуртов, которому нужна дорогостоящая терапия в связи с ДЦП и другими заболеваниями. В пресс-службе сослались на закон о защите персональных данных и врачебную тайну. Вопросы о деятельности фонда «Общие дети» саратовские чиновники переадресовали в Минюст.

Представители тюменских благотворительных фондов предполагают, что «Общие дети» — «ненастоящий фонд».

«Они зарегистрированы в Саратовской области, в месте массовой регистрации (по тому же адресу зарегистрировано 11 организаций — ред.), а деньги собирают почему-то здесь,

— отмечает директор тюменского благотворительного фонда «Поможем детям вместе» Татьяна Морозова. — У них несовершеннолетние собирают пожертвования и в кафе, и на трассах, где они подвергаются опасности. Мы обращались в полицию, но ничего не изменилось. Нам сказали обратиться в УБЭП, иначе толку не будет».

Морозова уточнила, что договор, который заключается между родителями нуждающегося в помощи ребенка и благотворительной организацией, всегда должен включать в себя и третью сторону — лечебное учреждение, которое будет оказывать медицинские услуги за собранные пожертвования. В случае с БФ «Общие дети» никакая клиника в договоре между Мариной Пуртовой и фондом не указана.

«Договор заключен с января 2017 года. Все это время они собирали эти 190 тысяч. Куда они кладут эти деньги, ведь нужен расчетный счет, чтобы вносить на него собранные наличные?» — удивляется Морозова.

Директор Благотворительного фонда развития города Тюмени (БФГРТ) Вера Барова заявила «URA.RU», что ничего не слышала о БФ «Общие дети», пока его волонтеры не появились на тюменских улицах, и не уверена, что деньги собирают на лечение реально существующего ребенка. «Мне кажется, это какая-то жульническая схема, которая докатилась до Тюмени, — предполагает Вера Барова. — У них из всех доступных способов связи есть мобильный телефон, который не отвечает. На сайте нет информации о попечительском совете, а без него в России благотворительные фонды существовать не могут. Профессиональные фонды так не работают».

Барова считает, что собирать «с миру по нитке» на лечение детей неэффективно. По ее словам, сейчас все серьезные благотворительные организации выступают за запрет сбора пожертвований на улицах. «Профессиональные фонды должны искать рычаги, чтобы наладить взаимодействие с органами власти. Мне страшно, когда я смотрю фильмы о том, как на лечение детей собирают по пять копеек. Это порочная практика, а сейчас ее запустили „Первый канал“ и „Россия“. В такой богатой стране, как наша, говорить о том, что гибнут дети (из-за отсутствия денег на лечение — ред.) — это преступление, и за это должны отвечать конкретные чиновники», — считает Барова.

Источник «URA.RU», близкий к правоохранительным органам, отметил, что в случае сбора пожертвований «в ящик» вообще невозможно говорить о каком-либо контроле за средствами.

Тюменская полиция между тем в сборе денег подростками нарушений не усмотрела. В пресс-службе УМВД по Тюменской области «URA.RU» сообщили, что органы ПДН проверили сообщения о ненадлежащей организации труда несовершеннолетних, собирающих пожертвования на Цветном бульваре Тюмени. «По телефону 02 поступила информация о том, что молодые люди попрошайничают на Цветном бульваре. Была проведена проверка ПДН, в ходе нее все необходимые документы и полная информация были предоставлены. Ничего противоправного обнаружено не было», — отметили в пресс-службе.

Расскажите о проекте в соц.сетях