Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

Волонтёры – истинные и ложные

Не так давно довелось мне проходить по улице Ворошилова мимо торгового центра «Дисконт». Недалеко от входа меня остановила девчушка 16-18 лет. Пробормотав что-то вроде «Мы из благотворительного фонда, собираем деньги на помощь больным детям», девушка протянула мне браслетик-резинку. На мою просьбу показать удостоверение волонтёра или другие какие-то документы, она ответила, что никаких документов у неё нет. Никаких «опознавательных» знаков благотворительного фонда на девушке тоже не было. Я не против помощи больным детям, но здесь «сборщицы» показались мне подозрительными. Ведь должен же волонтёр, собирающий деньги на какое-то благое дело, отличаться от приставучей цыганки или вокзальной побирушки? Разъясните через газету этот вопрос, пожалуйста. О.В. Назарова, пенсионерка

От редакции: Наша читательница совершенно права. У каждого представителя благотворительного фонда должны быть доказательства его причастности к организации: доверенность или волонтёрский договор, заверенные печатью фонда и подписью его руководства. Если это бейдж, то на нём должен быть личный номер сотрудника или волонтёра, телефон, по которому можно связаться с руководством. Кроме того, рекомендуется перед тем, как сделать пожертвование, сначала подробно ознакомиться с благотворительным фондом – прочесть на сайте или связаться по телефону. На сайтах таких фондов всегда обозначены их цели, обязательно присутствуют данные сотрудников фонда, с фотографиями, адресами электронной почты и зачастую с телефонами, данные попечителей и партнеров, представлены упоминания о фонде в СМИ. Размещена масса фото- и видеоотчетов с проделанных мероприятий и подробные отчёты о том, сколько собрали и как потратили средства за каждый годВсего этого лишены сайты сомнительных фондов. Там нет фотографий сотрудников, нет партнёров, нет попечителей. Сайты таких фондов очень «скомканы». На них — самый минимум информации, минимум контактов, минимум фото. Кроме того, большинство благонадёжных благотворительных фондов не ведут сбор наличных средств на улице.

Только после получения достоверной информации о благотворительном фонде следует принимать решение о передаче денежных средств.

Как подтвердил и начальник штаба МУ МВД России «Серпуховское» Сергей Поляков, представители благотворительного фонда должны были, как минимум, показать документы, подтверждающие их полномочия. Если их нет, то этот факт требует проверки правоохранительных органов, как и факт сбора денежных средств несовершеннолетними гражданами.

Хищение, в т. ч. путем мошенничества, денежных средств на сумму менее 5000 рублей, относится к административному правонарушению  (ст. 7.27 Кодекса об административных правонарушениях – мелкое хищение), которое влечёт наложение административного штрафа в размере до пятикратной стоимости похищенного имущества, но не менее одной тысячи рублей, либо административный арест на срок до 15 суток, либо обязательные работы на срок до 50 часов.

Хищение средств, на сумму более 5000 рублей, относится к совершению уголовно наказуемого преступления, к мошенничеству (ст. 159 Уголовного кодекса). Максимальные санкции данной статьи предусматривают лишение свободы на срок до 10 лет со штрафом в размере до   1 млн.рублей.

Источник: http://inserpuhov.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Эксперты «МК» — об уличных сборах на благотворительность

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова сообщила о разработке мер по борьбе с мошенниками, собирающими деньги у прохожих якобы на лечение больных детей. По мнению омбудсмена, действия преступников подрывают доверие к благотворительности. Что думают о борьбе с уличными просителями в Алтайском крае — в рубрике «Призма».

Сродни попрошайничеству

Наталья Жмылева, председатель Алтайского краевого отделения Общероссийского общественного благотворительного фонда «Российский детский фонд»:

«Мы поддерживаем инициативу всецело. Я считаю, что все это сродни попрошайничеству, а не благотворительности. Организации, которые занимаются подобными сборами, привлекают для работы на улицах детей, получающих проценты от собранных средств, — легкий хлеб, который впоследствии может стать «костью в горле», дезориентируя их в мире. Намного правильнее в моральном, воспитательном отношении — не заставлять волонтеров стоять с коробочками, а организовывать с ними совместное изготовление чего-либо и, в последующем, продажу для благотворительных целей. Так заработок был бы оправдан.

Теме лжеблаготворителей мы посвящали круглый стол с приглашением представителей власти, общественности, органов правопорядка. За тем, как работают уличные сборщики в Барнауле, наблюдали молодежные активисты и своими глазами видели, что коробки с пожертвованиями вскрывались прямо на улицах, возле магазинов, а волонтеры шли на них покупать пиво.

Просители, что любопытно, приезжают к нам из соседних регионов — Саратовской области, Забайкалья — и собирают якобы на помощь людям из их регионов. Все мы соболезнующие, но важно знать, кому помогаем. Отследить получателя средств от таких уличных сборов очень сложно, прозрачности в вопросе нет. Я лично сталкивалась с обманом: перезванивала по указанным телефонам, а на том конце провода отвечали, что не знают об организованном для них сборе. Учитывая злоупотребления, стараемся никаких данных о детях не публиковать и сообщать уже после того, как кому-то помогли.

Мы за то, чтобы различные благотворительные фонды существовали, но деятельность тех из них, что дискредитируют сам образ благотворительности, нужно пресекать, на мой взгляд. Изменения в федеральное законодательство по-настоящему необходимы».

Преступление и наказание

Марина Ермоленко, депутат Барнаульской городской думы:

«Благотворительность — нужное и важное дело, без сомнения. И в нашей стране есть достаточно известные благотворительные организации и фонды, которые занимаются сбором средств в помощь нуждающимся людям, больным детям. Но ни один уважающий себя благотворительный фонд не собирает деньги на улице, предоставляя минимум информации о самом фонде, о тех, кто нуждается в помощи, кроме фотографий на прозрачных коробках. Это определенная дискредитация, на мой взгляд.

Я, как правило, прошу визитку (зачастую у волонтеров на улице их нет) или фотографирую на телефон координаты фонда, захожу на сайт и пытаюсь найти всю нужную информацию. Если с фондом все нормально, то на сайте обозначены цели организации, данные сотрудников с фотографиями, адресами электронной почты и телефонами, данные попечителей и партнеров, упоминания в СМИ, подробные отчеты о том, сколько собрали и как потратили средства, указана возможность осуществить перевод денег разными способами. А еще таким фондам нужна и вполне конкретная помощь: сдать кровь или помочь в проведении мероприятия.

Человек на улице на бегу принимает решение помочь от чистого сердца, с чувством сопереживания и сострадания. И в этом нет ничего плохого, кроме того, что по большому счету он не знает, кому жертвует, а главное, правда ли эти средства пойдут на помощь конкретному человеку. Не могу утверждать, что все это — мошенничество. Но вероятность перевода собранных таким фондом денег ребенку практически равна нулю. И я полностью поддерживаю инициативу о разработке мер борьбы с мошенниками, работающими под видом сборщиков. Любое мошенничество — это преступление. А за любое преступление должно быть наказание».

В ущерб репутации

Ольга Гога, руководитель общественной организации «Мать и дитя»:

«К уличным сборщикам всегда относилась негативно, потому что настоящие фонды и организации никогда не просят помощь на улице. Как бы ни было нам тяжело и сложно, для того, чтобы собрать необходимые суммы, мы проводим акции, различные турниры.

Как рассказывают коллеги, эти «волонтеры» уже добрались до железнодорожных станций и работают, не получая официальных разрешений. В Барнауле я лично не раз просила предоставить документы, подтверждающие основание сбора. Но они, к слову, зачастую оказываются формально в полном порядке.

Люди заходят на профильные сайты, скачивают бумаги на нуждающихся, оформленные как нужно, с голубыми печатями. Согласна, что все это негативно сказывается на образе благотворителей и доверии к фондам, поскольку куда пойдут деньги, собранные таким образом, совершенно неизвестно.

Мы вместе с нашими московскими и региональными партнерами подписали петицию в поддержку того, чтобы наказывать мошенников вплоть до уголовной ответственности».

Присмотреться к ближним

Елена Харченко, православный врач:

«О существовании недобросовестных организаций говорят, но мы можем только предполагать, мошенник перед нами или нет. В любом случае человек должен посмотреть внутрь себя. И, если сердце его мягкое и отзывчивое и конкретная ситуация его тронула, конечно, он может и должен помочь, несмотря ни на что. Если он это сделал от доброго сердца, польза будет и самому жертвующему.

Как мне кажется, лучше всего помогать не просто, проходя мимо незнакомого человека, а более адресно. Вы знаете, к примеру, что у вас в доме по соседству живет нуждающаяся семья. Не останется сомнений в том, что ваша жертва послужит чьему-то благу, если придете к ним и принесете пожертвование лично. Другой вариант, как мне представляется, действовать через проверенные гуманитарные центры, в которых есть отчетность и работают надежные люди».

 

Источник: http://brl.mk.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Совет при детском омбудсмене подготовит меры борьбы с лжеволонтерами

Общественный совет при детском омбудсмене подготовит пакет предложений по борьбе с мошенниками и лжеволонтерами к сентябрю, сообщает аппарат уполномоченного по правам ребенка в РФ.

Рабочая группа провела заседание по этому вопросу в среду. Ранее о намерении разработать меры по борьбе с мошенниками и лжеволонтерами, собирающими деньги якобы на помощь больным детям, заявила уполномоченный по правам ребенка в РФ Анна Кузнецова.

«В течение недели по итогам заседания рабочих групп будет подготовлен пакет предложений, которые обсудят на расширенном заседании Общественного совета при детском омбудсмене в середине сентября. На заседание будут приглашены представители правоохранительных органов, профильных ведомств, руководители федеральных и региональных благотворительных фондов», — говорится в сообщении.

Как рассказал в ходе заседания рабочей группы председатель БРОО «Скорая молодёжная помощь» Антон Андросов, по результатам независимого расследования, проведенного его организацией, стало известно, что за год сомнительными фондами могут собираться по несколько десятков миллионов рублей. Часть этих средств уходит на оплату работы волонтёров, в качестве которых иногда привлекаются несовершеннолетние.

Как сообщает аппарат детского омбудсмена, в условиях отсутствия чёткого государственного регулирования в данной сфере некоммерческие организации занимаются саморегулированием: на данный момент 249 благотворительных организаций подписали мораторий на сбор уличных пожертвований.

По словам координатора проекта «Все вместе против мошенников» Милы Гераниной, с учётом подписанного моратория «можно утверждать, что почти 100% уличных волонтёров занимаются мошенничеством» и лишь единичные фонды используют практику сбора пожертвований на улицах в качестве целенаправленных благотворительных акций.

РИА Новости https://ria.ru/society/20170803/1499656676.html

Расскажите о проекте в соц.сетях

«Собирала на лечение от рака, а купила машину»

Фальшивые благотворители: главы серьезных фондов взялись за уличных сборщиков денег

За «волонтеров» из фальшивых фондов, которые собирают деньги на улицах на якобы благотворительные цели, похоже, взялись всерьез. Причем вовсе не полиция — она, к сожалению, пока еще плавает в этом вопросе и не имеет четкого представления о том, какие меры принимать в отношении лжеблаготворителей. За дело взялись сами руководители уважаемых и авторитетных фондов.

«Собирала на лечение от рака, а купила машину»

фото: Алексей Меринов

Фонды эти организовали проект «Все вместе против мошенников» и 2 августа обсуждали свои планы по противодействию нарастающей активности аферистов. К ним присоединилась и уполномоченный по правам детей в РФ Анна Кузнецова, которая считает, что уличные попрошайки в первую очередь наносят вред несовершеннолетним, поскольку втягивают их в мошенничество, ведь большинство из тех, кто стоит с коробками возле метро или раздает флажки и ленточки, — подростки.

Как рассказывают организаторы проекта, со сборщиками «помощи» на улицах справиться совсем не так просто, как это кажется на первый взгляд. Почему, например, полиция никак не реагирует на то, что на улицах собирают деньги, даже если бдительные граждане пытаются сдать сборщиков? Делают фото- и видеозаписи, предоставляют их правоохранителям. Ответ прост: стражи порядка не видят разницы между «хорошими» и «плохими» фондами, для них они все на одно лицо. Вроде деньги собирают, вроде детей лечат. Кто их разберет.

Причем имеет место важный момент: «плохие» фонды действительно лечат детей, однако совсем не в тех масштабах, в каких это делают «хорошие». Обычно на попечении такого фонда может быть 2–3 тяжело больных ребенка, которым фонд может оплатить и лечение, и поездку на лечение. Другой вопрос — сколько при этом такой фонд отдаст больным детям, а сколько оставит себе? Волонтеры на улице способны собрать около 10 тысяч в день. Есть фонды, которые работают сразу в нескольких регионах — к примеру, в семи. Итого 70 тысяч в день. За месяц — 2 100 000 рублей. Совсем небольшая часть денег уйдет на административные расходы. На лечение детей потратят примерно 400–500 тысяч. А основную часть денег оставляют себе хозяева фонда.

«Хорошие» фонды оставляют себе строго 20 процентов от сборов, разрешенных законом. Кроме того, по каждому случаю предоставляют подробные отчеты. Однако ничто не мешает «плохим» изображать из себя «хороших». Как только в прессе и Интернете стали писать, что в благотворительности необходимы отчеты, фонды, подозреваемые в мошенничестве, тут же вывесили их на своих сайтах. Однако чаще всего в медицинских документах этих отчетов черт ногу сломит — и правоохранительные органы даже не пытаются в них разбираться.

Для проведения акций на улицах также необходимы разрешения. Как только об этом стали говорить, все сборщики стали носить бумажки с печатями. Однако кто и когда на самом деле их выдал — тоже остается загадкой.

Но между «хорошими» и «плохими» фондами все-таки остается одно самое главное отличие: сбор средств на улицах. Честные фонды признаются, что добывать деньги таким способом изо дня в день для них просто нерентабельно, еще более невыгодно привлекать к этому несовершеннолетних — слишком много бумажной волокиты и рисков. Они ограничиваются либо разовыми акциями на мероприятиях, либо установкой специальных ящиков в людных местах — супермаркетах, бизнес-центрах и т.п. «Правильные» фонды могут посылать волонтеров на улицу, только чтобы информировать о своих программах и агитировать граждан оформлять платежи с карт, с наличкой они стараются не иметь никаких дел. «Неправильные» же, напротив, никогда не откажутся от уличных сборов, ведь только в этом случае деньги практически не поддаются никакому учету.

Решением проблемы, по мнению благотворителей, может стать только специальный закон, запрещающий любые сборы на улицах. Однако уличные сборы — это лишь верхушка айсберга. Дальше клубок все равно придется распутывать. Борьба с уличными сборами непременно потянет за собой и борьбу с частными сборами в соцсетях, где предприимчивые граждане давно и успешно собирают миллионы. Причем эти денежные потоки также не контролирует никто, и то тут, то там вспыхивают локальные скандальчики: одна собирала себе на лечение рака, а купила новую машину. Другие хотели лечить тяжелобольную дочь, а в итоге с собранных средств открыли магазин.

Самое печальное то, что люди, готовые отозваться на чужую беду и спасти человека, сталкиваясь с подобными случаями, могут махнуть рукой и отказаться от своих намерений.

А без благотворительности, увы, очень многие проблемы пока решить невозможно.

Расскажите о проекте в соц.сетях

Прохор Шаляпин предостерегает от действий мошенников, которые выманивают деньги

Прохор Шаляпин стал жертвой мошенничества. Некая девушка под вымышленным именем собирает пожертвования для якобы самого Прохора под видом того, что он разорился и нуждается в финансовой помощи. Сам Шаляпин уверяет: в деньгах не нуждается, а девушку-мошенницу даже не знает.

Исполнитель Прохор Шаляпин столкнулся с неприятностями. Популярный артист пожаловался на действия мошенницы. Прохор рассказал: в социальных сетях активно орудует мошенник или группа мошенников, которые, пользуясь его популярностью, выманивают у людей деньги.

Ситуация обстоит следующим образом: в разных социальных сетях кто-то под ником Ольга Белых рассылает тревожные объявления о том, что Прохор Шаляпин якобы оказался в затруднительном финансовом положении. Эта девушка, имя которой является, несомненно, фейковым, якобы живет в Эстонии и якобы является хорошей подругой исполнителя.

Она оставила реквизиты для благотворительной поддержки и просит перевести на указанный счет деньги. Естественно, сам Шаляпин никакого отношения к этим схемам не имеет, и уверяет: никакие деньги ему не поступали, да и вовсе, он в благотворительной помощи не нуждается.

«ОНА НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ КО МНЕ НЕ ИМЕЕТ, И МЫ ДАЖЕ НЕ ЗНАКОМЫ ЛИЧНО (СЛАВА БОГУ!!)», — СКАЗАЛ АРТИСТ.

Шаляпин просит не идти на поводу у мошенников и тщательно проверять информацию, перед тем как совершать какие-то пожертвования. Чтобы наверняка удостовериться в правдивости или ложности той или иной информации, он советует проверять ее на его официальном сайте или пользоваться его официальными, подтвержденными аккаунтами в соц. сетях.

Источник: https://bimru.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

Молодежь Костромы против мошенников

В УМВД России по городу Костроме состоялось заседание Общественного совета.

На повестке дня – тема профилактики мошенничества. За последние полгода участились случаи мошеннических действий в отношении граждан.

От членов Общественного совета поступило множество интересных предложений по профилактике таких преступлений. Полицейские пообещали взять их на вооружение.

Также по итогам заседания было принято решение провести акцию «Вместе против мошенников», в которой будут задействованы студенты костромских вузов, сузов и учащиеся школ. В рамках акции они смогут принять участие в конкурсах на лучшее четверостишие по профилактике мошенничества, лучший плакат, в конкурсе рисунка среди учащихся школ, среди студентов Технологического техникума будет проведен конкурс на лучшую социальную рекламу.

 

Источник информации: Комитет по делам молодежи Костромской области

Расскажите о проекте в соц.сетях

Дистанционные мошенники и лжеволонтёры

Новые случаи дистанционного мошенничества появились в Липецке. О них рассказал начальник УМВД России по Липецкой области генерал-майор Михаил Молоканов на пресс-конференции, которая состоялась 26 июня

Дистанционные мошенники – беда всех регионов страны. Их ухищрения совершенствуются каждый день. Так, в Липецк пришла новая напасть. Преступники звонят на стационарные телефоны и сообщают, что сейчас они ограбят квартиру. Чтобы этого не произошло, они предлагают ?бросить в окно все ценные вещи, украшения и деньги. Если такое произошло с вами, незамедлительно звоните в полицию. Мы обещаем, что быстро прибудем на место и окажем помощь. Сейчас мы активно ведём работу по информированности населения об этом виде мошенничества, – отметил Молоканов.

Всего за шесть месяцев было совершено 413 дистанционных преступлений, раскрыто из них 112. По словам полицейских, раскрытие таких дел усложняется отсутствием документированной и доказательной базы. Большинство же мошеннических действий с использованием мобильных телефонов совершаются гражданами, отбывающими срок в местах заключения.

– Ещё один вид мошенничества – это волонтёры, которые работают под прикрытием благотворительных центров. Чаще всего они используют название какого-то известного фонда. Потом привлекают несовершеннолетних помощников. Проследить дальнейшее движение денег практически невозможно. Как правило, их забирают посредники. Да и деньги добросердечные люди передают добровольно.

Настоящие благотворительные центры регулярно предупреждают граждан о возможных фактах мошенничества и просят переводить деньги по безналичному расчёту. Так как эти переводы документально подтверждены. Пока к ответственности лжеволонтёров привлекают лишь сотрудники ГАИ. С начала года за нарушение Правил дорожного движения они выписали 30 протоколов.

Источник: http://lpgzt.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

«Денег не давать. Чморить». Лжеволонтеры фонда «Живи, малыш» снова побираются в общественном транспорте

Фальшивого волонтера заметили в одном из городских автобусов.

Екатеринбуржец Василий Рыбаков написал о встрече с лжеволонтером фонда «Живи, малыш», который собирал деньги под видом благотворительности.

Василий Рыбаков:

— Он на весь автобус начал рассказывать, что собрание деньги пойдут на помощь детям. Какая-то девушка, поверив ему, сунула в ящик деньги. Я спросил, от какого благотворительного фонда он работает. Он ответил: «От фонда «Живи, малыш». Тогда я не удержался и на весь автобус объявил, что это мошенник. Как мне известно, фонд «Живи, малыш» волонтеров по автобусам не запускает. И весь автобус зароптал: народ стал возмущаться наглостью мошенника, собирающего деньги.

По словам пассажира, задержать мошенника не удалось — тот выскочил на остановке.

Президент фонда «Живи, малыш» Егор Бычков напомнил, что ни его благотворительная организация, «ни любой другой порядочный фонд» не отправляют волонтеров на улицы или в общественный транспорт, чтобы собирать деньги. «Добровольцы», которых вы встречаете на улице, — мошенники.

Егор Бычков, президент благотворительного фонда «Живи, малыш»:

— Те, кто собирает деньги в коробки таким способом, — мудаки. Те, кто им жертвует, — такие же мудаки, хоть они себя и считают милосердными благотворителями (как же, ехал в трамвае и деткам помог). [Советую] денег не давать. Вызывать полицию. Чморить.

Напомним, лжеволонтеров, которые действовали от имени фонда «Чистые сердца», собирая деньги для подопечных «Живи, малыш», заметили на улицах Екатеринбурга в апреле 2016 г. Тогда Егор Бычков пояснил, что «Чистые сердца» обратились к фонду «Живи, малыш» с предложением передать 30 тыс. руб. После заключения договора о передаче «Чистые сердца» перестали выходить на связь. Позже выяснилось, что «волонтеры» получают от 500 до 2000 руб. в деньза сбор денег в пользу больных детей. При этом на самом деле большую часть собранных средств активисты забирают себе.

В июне 2016 г. лжеволонтерам запретили собирать деньги на «благотворительность», а фонду выдали временный запрет на деятельность, но это не помогло. Как показал эксперимент журналиста 66.RU Ольги Яволовой, екатеринбуржцы до сих пор доверяют свои кровные неизвестным, не задавая лишних вопросов: «Когда мы выходили на остановке, меня догнал какой-то мужчина (по виду — пенсионер), который был очень рад, что успел передать мне купюры для спасения ребенка. Мне на мгновение почему-то стало неловко, хотя я на самом деле не обманывала его в этот момент — ведь деньги действительно дойдут до Маши или другого нуждающегося ребенка. Но вот если бы он положил их в другую коробку — неизвестно, кому бы они достались».

Против практики сбора средств на улицах и в общественном транспорте выступили крупнейшие благотворительные фонды страны. Однако правоохранительные органы с попрошайками и лжеволонтерами бороться не в состоянии. Единственное, что можно сделать, — не подавать им деньги.

Расскажите о проекте в соц.сетях

«Гражданские активисты» с коробками для денег: кто они

Уже второй год в многолюдных местах областного центра нередко можно встретить молодых людей в жёлтых накидках с надписью «гражданский активист», с ящичками для сбора денег и фотографиями детей, ради которых якобы они и вышли на улицы…

Как правило, это бойкие на язык подростки, хорошо обученные тактике общения, умеющие выбрать из городской толпы потенциальных «клиентов»- мам с детьми, сердобольных старушек, обладателей толстых кошельков. Знающие, как давить на жалость и совесть. Правда, когда «гражданских активистов», гордо именующих себя волонтёрами, начинаешь расспрашивать, какой фонд они представляют и что за дети на фотографиях, красноречие их тут же пропадает — подростки стараются ретироваться.

Бескорыстность под вопросом

На себе испробовано. Первый раз положила сторублёвку в ящик не задумываясь, но при дальнейших встречах стало интересно, кому помогут мои деньги? Тем более, ни Детский фонд, ни другие известные благотворительные фонды области, работающие честно и открыто, не собирают на улицах средства для нужд тяжелобольных детей. Отсюда и возникающие сомнения по поводу данной «благотворительности».

Кто же эти люди, призывающие нас устами вятских школьников или студентов, нанятых за проценты от собранных средств, к совести и милосердию?

Как пояснил уполномоченный по делам ребёнка в Кировской области Владимир Шабардин, к истинной благотворительности, которая основана прежде всего на строгой отчётности за каждый перечисленный фонду рубль, бескорыстности, безвозмездности и адресности, они отношения не имеют.

Это представители фонда, зарегистрированного в далёком Красноярском крае. Компания позиционирует себя как благотворительная и выступает с патетическими лозунгами типа: «Мы хотим изменить мир! Наша цель помочь каждому нуждающемуся!». Правда, лозунги как-то не совсем точно вписываются в деятельность фонда, который уже успел «наследить» во многих российских регионах — в Новосибирске, Пензе, Ростове-на-Дону, Санкт-Петербурге, Йошкар-Оле. К слову, фонд сворачивает свою деятельность в одной области и перебирается в следующую как только чувствует к себе повышенный интерес со стороны общественности. Так было, к примеру, в Пензе. И что печально, подобные лжеблаготворители изначально приучают молодёжь к тому, что деньги «не пахнут». Пусть даже «отщипнутые» от пожертвований на поддержку детей из скудного пенсионерского кармана.

Правда, есть среди кировской молодёжи и те, кто, отработав день и получив из этого же ящичка зарплату, начинают сознавать, что занимаются не волонтёрством и тем более не благотворительностью в её настоящем понимании. Такие ребята приходят в аппарат уполномоченного по делам ребёнка и делятся своими сомнениями.

«На нужды руководства фонда»

Нашествие фонда, как считает Владимир Шабардин, высвечивает две проблемы. Во-первых, непонятно, какая сумма от тех же 100 рублей, переданных сердобольным гражданином на лечение ребёнка, действительно до него дойдёт (таких подтверждений нигде нет) и сколько «осядет» на нужды руководства фонда. Во-вторых, фонды, работающие честно и прозрачно, уверены, что такая нечистоплотность очерняет и бросает тень на всю благотворительную деятельность.

— Здесь, на мой взгляд, найдена умелая форма зарабатывания денег, спровоцированная пробелом в законодательстве. И единственный способ на сегодня избавиться от таких «благотворителей» — просто игнорировать их. А для истинной, адресной помощи больным детям и другим категориям нуждающихся у нас есть свои региональные благотворительные фонды, такие, как Кировское отделение Российского детского фонда, «Дорогою добра», «Птица счастья», «Это чудо», с которыми мы тесно сотрудничаем», — говорит Уполномоченный по правам ребёнка в Кировской области.

Чтобы оградить доверчивых граждан от подобных лжефондов, представители российских благотворительных фондов провели в мае первую общероссийскую конференцию «Все вместе против мошенников». Была принята декларация о добросовестности в сфере благотворительности. Данный документ признал порочной и недопустимой набирающую силу практику сбора пожертвований от имени организаций в местах скопления людей — как с применением внешних признаков благотворительного сбора (прозрачный ящик, фото подопечных, информация о фонде-сборщике и так далее), так и под видом «благотворительной» продажи сувениров.

«Как правило, — говорится в декларации, — этим занимаются люди, выдающие себя за волонтёров, а на деле получающие процент от вырученных средств, то есть коммерческие агенты, которые обманывают общественность».

Сейчас к этой декларации присоединились более 250 фондов, в том числе и наши региональные.

На конференции было принято решение препятствовать уличному «лжеволонтёрству», и через обращения к законодателям.

Как отметил Владимир Шабардин, никто не говорит о том, что ящики-копилки следует запрещать в принципе. Они возможны в двух случаях: если размещены стационарно, как, к примеру, делает это Детский фонд или фонд «Наследие Вятки». В этом случае идёт строгий учёт их содержимого. Или же в ходе организованных акций, о которых сообщается заранее.

— Бесконтрольный сбор наличных денег на постоянной основе провоцирует их нецелевое использование и подрывает доверие к благотворительности в целом,- уверен Владимир Валерьевич.

Источник: http://kirovpravda.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

В Заречном появились «дети-мошенники»

В Заречном, как и во многих населённых пунктах, существует проблема бездомных животных. С появлением в нашем городе Центра стерилизации и социальной адаптации она начала решаться.

Учреждение существует во многом благодаря пожертвованиям неравнодушных зареченцев. Однако в последнее время появились сообщения о детях 10-14 лет, которые ходят по квартирам и собирают деньги якобы для благотворительного фонда «Лохматый друг». Представители фонда прокомментировали сложившуюся ситуацию.

«Все пожертвования, которые мы получаем, перечисляются на счёт или извлекаются из ящиков, расположенных в торговых центрах. Доступ к ним есть только у совершеннолетних волонтёров Центра, которые имеют специальную доверенность. Поэтому, дети, собирающие деньги для бездомных животных, не имеют к «Лохматому другу» никакого отношения», — сообщила исполнительный директор благотворительного фонда «Лохматый друг» Лариса Захарова.

Чтобы перечислить средства на нужды фонда, необходимо отправить сообщение на так называемый «голодный номер» 3443. Нужно набрать слово «Лохматик» и через пробел указать сумму пожертвования. Кроме этого, можно воспользоваться ящиками для сбора средств, которые находятся во многих торговых точках и учреждениях Заречного.

Источник: http://gorodz.info/

Расскажите о проекте в соц.сетях