Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

Сенаторы нашли инфоповод для штрафа

Как в Совфеде предлагают бороться с недостоверными сведениями

Сенаторы предлагают штрафовать за распространение недостоверной информации — законопроект уже разрабатывается в Совете федерации. Для физических лиц сумма штрафа может составить от 50 до 100 тыс. рублей, для организаций размер еще не определен. Станет ли новая норма эффективным инструментом в борьбе с распространением ложных сведений?

Отслеживать достоверность распространяемой информации будут органы власти, курирующие тот или иной круг вопросов. Впрочем, решение будет выноситься с учетом экспертного мнения, пояснила в беседе с «Коммерсантъ FM» автор документа Ирина Гехт:

«Мы говорим не об ущемлении свободы слова, возможности отстаивать те или иные интересы. На мой взгляд, очень важно защитить людей от того, чтобы они не стали инструментом в руках непорядочных общественных активистов, недобросовестных политических деятелей, которые используют недостоверную информацию для манипулирования общественным мнением. Чиновник не может определить достоверность — у него есть какие-то данные, но должен быть еще один источник, экспертное мнение, и, как правило, при тех же органах власти сегодня созданы и общественные советы, и экспертные советы, которые в состоянии оценить достоверность или недостоверность той или иной информации».

Политолог Дмитрий Поликанов считает, что реализация идеи на практике потребует несоизмеримых ресурсов:

«Он может стать еще одним законом, который на самом деле не будет иметь никакого действия, потому что невозможно будет его выполнить. Либо, если он будет выполняться – есть вероятность, что какие-то решения будут приниматься произвольно. Наверное, для каких-то сфер это, может быть, и стало бы благом: в благотворительности сейчас достаточно большое количество мошенников. Но каждый раз проводить глубокое расследование и выяснять, достоверна эта информация или нет, мне кажется, требует гораздо больших затрат, чем те штрафы которые предполагается наложить. Поэтому непонятно, как закон должен действовать».

Бороться с недостоверной и порочащей информацией позволяет уже действующее законодательство, поэтому в законопроекте, который разрабатывается в Совете федерации, нет необходимости — такую точку зрения высказал советник адвокатского бюро «Линия права» Алексей Костоваров:

«Текущее законодательство позволяет защищаться путем предъявления иска о запрете распространения таких сведений. В данной ситуации у нас создается некая вторая ответственность, уже административная. И возникает вопрос: кто будет решать, недостоверные или достоверные эти сведения? Одно дело, если будет через суд, как существует в текущих реалиях. Другое дело, если это будет отдано на откуп административному органу, который вначале будет выносить постановление о наложении штрафа, а лицо, привлеченное к ответственности, будет иметь возможность оспорить штраф. Но, как мы знаем, не всегда можно, в связи с работой нашей почтовой службы, узнать о наличии такого штрафа».

Работу над законопроектом планируется завершить к концу апреля. В конце мая его предполагается внести на рассмотрение в Госдуму.

Андрей Загорский

Источник: https://www.kommersant.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

Депутаты предлагают регламентировать правила сбора пожертвований посредством специальных ящиков

Внесенным в Госдуму законопроектом под ящиком для сбора пожертвований предлагается понимать любую емкость (в том числе, устройство) для сбора пожертвований, право использования которой принадлежит исключительно НКО, учредительными документами которых предусмотрено право на осуществление благотворительной деятельности1. Уточняется, что устройство может быть как переносным, так и стационарным. В этих целях планируется дополнить Федеральный закон от 11 августа 1995 г. № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» новой ст. 16.1.

Документом предполагается также регламентировать отношения между собственником помещения, в котором устанавливается ящик для пожертвований, и НКО. Так, предлагается установить правило, согласно которому стационарный ящик будет размещаться в помещении на основании договора между собственником и НКО, кроме случаев, когда помещение находится во владении или пользовании благотворительной организации.

Размещение специализированных ящиков без специального договора предлагается запретить, за исключением случаев установки и использования ящиков:

  • НКО, учредительными документами которых предусмотрено право на осуществление благотворительной деятельности, несколькими такими организациями или их объединениями в месте и во время проведения публичного или иного мероприятия, ими организованного;
  • при условии получения такими НКО письменного разрешения от организатора публичного или иного мероприятия на установку и использование стационарных ящиков во время проведения такого мероприятия.

В соответствии с проектом поправок, использование переносных ящиков будет возможно исключительно в месте проведения мероприятия и во время его проведения при наличии у лица, непосредственно использующего ящик для сбора пожертвований, документа организатора мероприятия, подтверждающего право использования указанного ящика.

Предполагается, что требования к ящикам для сбора пожертвований, порядок их установки будут установлены Правительством РФ. Также кабмин определит и порядок извлечения имущества, собранного в ящик для сбора пожертвований. Но планируется ввести правило, что в извлечении средств гарантированно будет участвовать лицо, независимое от организации, использующей ящик для сбора пожертвований: представитель владельца помещения, где располагается ящик, представитель организаторов мероприятия и т. д.

В случае принятия федеральный закон вступит в силу в течение 60 дней со дня официального опубликования.

Как отмечается в пояснительной записке, по данным исследования частных пожертвований в России Фонда поддержки и развития филантропии «КАФ», почти треть (31 %) пожертвований совершается через ящики для сбора пожертвований. Однако в действующем законодательстве не регламентируются правила сбора в них денежных средств, что является основной причиной роста мошенничества в сфере благотворительности и вызывает к недоверие граждан ко всем благотворительным организациям.

____________________________

1 С текстом законопроекта № 441707-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы.

Источник: https://www.garant.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

Подозрения северян вызвала некая благотворительная организация «Аурея»

В социальных сетях были опубликованы фотографии с разбитым ящиком для пожертвований. Отсюда-то всё и пошло. Волонтёры «Ауреи» работают в нескольких регионах России. В том числе и в Архангельске.

<p «=»»>Эти фотографии взбудоражили интернет. На снимках разбитая коробка благотворительного фонда «Аурея». На листовке изображение мальчика, который нуждается в срочном лечении. Вот только, ни хозяина ящика, ни денег нет. Почему же бокс оказался разбитым? И такая ли организация «Аурея» — благотворительная? Мы попытались разобраться.

— Собираете на помощь детям, правильно я понимаю? У вас я даже вижу, документы имеются, да?
— Конечно, можете посмотреть.
В папке — информация о фонде и копии диагноза. Кажется, что, вроде бы, всё чисто. Молодой человек называет себя гражданским активистом и волонтёром. Но, вдруг, неожиданно выдает интересную информацию — платят ему 150 рублей в час, и он несовершеннолетний. Когда по закону о благотворительности — волонтеры не могут получать денег за свою помощь. Да и подтвердить то, что пожертвования из ящика доходят до адресата молодой человек не смог. Зато подсказал адрес офиса, где находится «Аурея».

Александра Невдах:

— Региональное отделение фонда «Аурея» находится здесь. В офисном помещении нет никаких абсолютно вывесок и опознавательных знаков. На каких условиях они работают тоже не понятно.

На просьбу пообщаться и рассказать, как работает фонд, трое молодых людей требовали покинуть помещение.

— Вы можете мне сказать, на каких условиях вы собираете деньги? Не трогайте меня, пожалуйста, хорошо?
— Выйдите из помещения, пожалуйста.
— На каких условиях вы собираете деньги?
— Я вызываю полицию.

Полицию молодые люди так и не вызвали. Опомнившись после эмоционального разговора, представители «Ауреи» связались с нами через несколько дней. Мы согласились на еще одну встречу. Оформляя очередного волонтера, Алиса, сама гражданский активист, рассказывает, к разговору была не готова. Поясняет, зарплата волонтерам — это, якобы, компенсация — на проезд, и питание. Но волонтеры — местные, да еще и работа — почасовая.

Алиса Дудник, гражданский активист:


— Я понимаю, что организация некоммерческая должна быть бесплатной. Но если, допустим, гражданские активисты будут выходить бесплатно, то, соответственно, они вообще не будут работать.

Является ли такая оплата законной — большой вопрос. Зато деньги вполне реальные. Судя по информации на сайте, сейчас собирают пожертвования для двух мальчиков — Володи Шарафаненко из Ростовской области, тот, что на ящике, и Саше Пронченко. Он из Краснодара. У обоих диагноз — ДЦП. Ни у того, ни у другого нет сведений о том, сколько же нужно на лечение детям. А собирают немало.

— Вообще ну вот в этом районе около трех тысяч за три часа.

И такая сумма набирается у каждого волонтера. В Архангельске их 6. И наш регион далеко не единственный, где работает благотворительный фонд «Аурея». В итоге получается кругленькая сумма. А вот сколько в конце концов доходит до адресата? Нам удалось связаться с мамой Саши Пронченко.

Анастасия Пронченко, мама Александра Пронченко:


— Они нам перечисляют примерно три раза в месяц. Получается, каждую декаду, каждые 10-12-13 дней. По разному, от 10 до 20 с лишним. Недавно они нам прислали 22 тысячи.

Хотя по закону 80 процентов пожертвований должны уходить адресату. Выполняется ли это условие? Смотрим документы на сайте. У любого чистого фонда, который занимается благотворительностью должен быть публичный договор. В нем обычно указано, что все собранные деньги идут именно на пожертвования. Но почему у «Ауреи» этот документ отсутствует? С этим вопросом обращаемся к представителям фонда.

Ирина, администратор благотворительного фонда «Аурея»:


— В папке у ребят есть документ, заключенный с бенефициариями, условиями и тому подобное. То есть они есть в папке с документами.

Бенефициарии — это те, кто получает деньги из фонда. В данном случае родители больных детей. Только такой договор не действует на тех, кто эти самые пожертвования кладет в ящик на улице. Получается, что формально  деньги могут и не идти на благотворительность. По крайней мере отследить это невозможно. За три года своей работы «жёлтые жилетки» привлекли внимание региональных благотворительных фондов и журналистов. Заинтересовались ими и антимошеннические организации Москвы.

Людмила Геранина, координатор проекта «Все вместе против мошенников» благотворительного собрания «Все вместе»:


— Пока ни в одном из регионов, а их больше 15 на текущий момент не смогли возбудить не смогли возбудить дело по статье мошенничество. К сожалению, пока с точки зрения законодательства с ними сделать ничего невозможно. Но есть множество доказанных фактов о том, что они занимаются неправомерной деятельностью. Более того, это больше похоже на какую-то группировку.

Директор архангельского центра социальных технологий «Гарант» Марина Михайлова рассказывает, честные фонды уже давно перешли на электронные способы сбора пожертвований.

Марина Михайлова, директор Архангельского центра социальных технологий «Гарант»:

— Большинство фондов сейчас старается минимизировать сбор наличных денег. Это делается для того, чтобы как раз обеспечить наибольшую честность и прозрачность работы с благотворительными деньгами. Поэтому очень многие фонды переходят на сбор через интернет-пожертвования.

А ещё через СМС. Только тогда сбор денег получается наиболее прозрачным. Но схема эта гораздо сложнее. Не исключено, что те, кто хочет превратить благотворительность в бизнес, до сих пор выходит на улицу с прозрачными ящиками.

Источник: https://www.pomorie.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

Законопроект о правилах использования ящиков для пожертвований внесен в Госдуму

По словам разработчиков, в действующем законодательстве не регламентируются правила сбора денежных средств посредством ящиков для сбора пожертвований

МОСКВА, 13 апреля. /ТАСС/. Группа депутатов Госдумы внесла в пятницу на рассмотрение палаты законопроект, которым предлагается установить определение ящиков для сборов пожертвований и их виды, а также обязать правительство урегулировать правила их использования, в частности порядок извлечения пожертвований. Проект закона размещен в думской электронной базе данных.

Как отмечают разработчики, в действующем законодательстве не регламентируются правила сбора денежных средств посредством ящиков для сбора пожертвований. В законе, поясняют они, «отсутствуют какие-либо законодательные положения, регулирующие указанную деятельность, легальное определение ящика для сбора пожертвований, нет указания на то, кому может принадлежать такой ящик, где, как и на каком основании он может быть установлен, не определен порядок извлечения пожертвований из ящика». Такая ситуация, следует из документа, является причиной роста мошенничества в данной сфере и недоверия граждан ко всем благотворительным организациям.

«Законопроектом предлагается закрепить понятие и виды ящиков для сбора пожертвований — переносной и стационарный; определить, что право использования таких ящиков может принадлежать исключительно некоммерческим организациям, учредительными документами которых предусмотрено право на осуществление благотворительной деятельности», — говорится в пояснительной записке.

Кроме того, законопроектом «предлагается закрепить в законе правовые основания установки и использования стационарных ящиков, а также предусмотреть условия использования переносных ящиков». При этом требования к ящикам для сбора пожертвований, порядок их установки и использования, согласно инициативе парламентариев, должен определяться правительством РФ.

«Помимо этого, законопроектом предлагается закрепить, что в процедуре извлечения пожертвований из ящика должно принимать участие лицо, независимое от организации, использующей ящик для сбора пожертвований. Порядок извлечения пожертвований из ящика также должен устанавливаться правительством РФ», — отмечают законодатели.

 

Источник: http://tass.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

Деньги на благотворительность на улицах в Иванове собирают мошенники

Это стало известно после прокурорской проверки

Прокуратурой Ленинского района г. Иваново проведена проверка по материалу, поступившему из ОМВД России по Ленинскому району г. Иваново по факту поступления на телефон дежурной части ОМВД России по Ленинскому району г. Иваново информации о том, что на территориях улиц г. Иваново ходят молодые люди, которые фактически занимаются попрошайничеством, представляются работниками и носят символику благотворительного фонда «Теплые ладошки».

Как показала проверка прокуратуры Ленинского района г. Иваново, отчеты о деятельности благотворительного фонда «Теплые ладошки» в свободном доступе отсутствуют.

Кроме того, как установлено в ходе опросов работников благотворительного фонда «Теплые ладошки» их деятельность носит возмездный характер, при устройстве им обещают выплачивать заработную плату. Однако согласно положений федерального законодательства основным условием участия добровольца в благотворительной деятельности юридического лица является безвозмездность выполнения добровольцем работ и (или) оказание услуг в рамках благотворительной деятельности этого юридического лица.

Волонтеры благотворительного фонда «Теплые ладошки» за время своей работы неоднократно привлекались к административной ответственности за нарушения правил дорожного движения в связи с тем, что сборы производятся на проезжей части дорог.

Кроме того, денежные средства, собранные наличными, в дальнейшем практически невозможно отследить как и цели, на которые они будут израсходованы.

В ходе проведения проверочных мероприятий прокуратурой Ленинского района г. Иваново установлено, что благотворительный фонд «Теплые ладошки» зарегистрирован по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Еременко, д. 77 А, пом. 3, в связи с чем материал о выявленных нарушениях направлен по территориальности в адрес прокуратуры Советского района г. Ростова-на-Дону для использования в надзорной деятельности и принятия мер прокурорского реагирования.

В связи с вышеизложенным, прокуратура призывает граждан внимательно относиться к тому, каким образом они будут жертвовать деньги на благотворительные цели, не поддаваться на уловки сомнительных лиц и организаций.

Источник: https://chastnik.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

Госдума установит наказания для тех, кто незаконно собирает пожертвования

Москва, 22 марта. Чтобы бороться с мошенниками, необходимо законодательно определить, кто и как имеет право устанавливать ящики для пожертвований и собирать средства с помощью волонтеров, считает автор законопроекта «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», зампред комитета Госдумы по контролю и регламенту Наталья Костенко.

По словам Костенко, более 30% средств благотворительные организации собирают с помощью ящиков для пожертвований, установленных в местах скопления людей. Однако из-за того, что вопросы использования таких урн в законодательстве никак не регламентируются, невозможно отследить, сколько наличных денег было собрано, сколько из них поступило на счета и сколько потрачено.

Депутат сообщила в интервью «Парламентской газете», что с проблемой мошенничества в сфере благотворительности к ней обратилась общественность — Форум доноров, объединяющий на сегодняшний день самые крупные российские фонды в этой сфере, а также ряд иных небольших НКО.

«Бывают случаи, когда мошенники, прикрываясь не только фотографиями «больных детей», но и именами широкоизвестных, зарекомендовавших себя фондов, ведут сбор денег с граждан. В случае выявления таких мошенников предъявить им претензии практически невозможно, если, например, название фонда было воспроизведено узнаваемо, но не полностью», — сообщила парламентарий.

Чтобы повысить прозрачность сферы сбора пожертвований, в том числе на улицах, в закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» предлагается внести новую статью, а в Кодексе об административных нарушениях предусмотреть ответственность за предусмотренные в ней деяния.

Лжеблаготворитель, который собирает деньги якобы на помощь больным, заплатит от трех до пяти тысяч рублей, а если его признают должностным лицом — от 20 до 50 тысяч рублей. Юридические лица, которые не являются такими НКО, но занимаются сбором средств через ящики для пожертвований, будут наказаны штрафом от 50 тысяч до 150 тысяч рублей.

Автор: Олеся Волкова

Источник: https://riafan.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

Мошенники, прикрывшись именем благотворительного фонда из Новосибирска обирают жителей Волгодонска

Волонтеры-самозванцы собирают деньги на лечение детей. В редакцию «Блокнот Волгодонска» обратились жители города, которые заметив сомнительных людей в белых майках с надписью «Поможем детям» и представляющихся волонтерами решили разузнать кто же эти люди на самом деле. Волгодонцы были шокированы тем, что молодые люди собирают деньги на лечение маленьких детей, прикрывшись благотворительным фондом «Теплые ладошки» из Новосибирска.

Так называемые «волонтеры» собирают денежные средства на проезжей части автомобильных дорог у водителей. Водители, которые жертвуют на благие дела свои деньги, даже не подозревают, что просто отдают деньги мошенникам. — Опять поборы! Я позвонила в этот фонд, он в Новосибирске, там ответили, что нет у них филиалов ни в одном городе! Полиция бездействует, они, видите ли, на анонимные вызовы не реагируют, хотя я дала им свой телефон и имя, а адрес давать отказалась, — пишут читатели.

Но не только в редакцию «Блокнота» обратились обеспокоенные жители, так же за помощью люди написали в редакцию газеты «Автолайн», которые в свою очередь также решили разузнать об этих людях.

— Я обратился в БФ «Солнечный Город», который находится в Новосибирске, с запросом подтверждения работы волонтеров в нашем городе. В фонде удивились и сообщили, что от них никто не работает. Более того их фонд работает только по Новосибирскому округу и волонтеров не посылают на улицу собирать деньги. При проверке документов у волонтеров в нашем городе, выяснилось, что они работают на БФ «Теплые ладошки» зарегистрированном в Ростове-на-Дону. Волонтёры предъявляют свидетельство о регистрации фонда, свидетельство о постановке на учет в налоговую и договора с добровольцем на оказание безвозмездной помощи. Однако им возмещают «расходы» от 1000 до 1500 руб в день. При проверке одного из волонтёров оказалось, что он из Украины. При попытке связаться с представителем руководства с телефона волонтёра отвечает некто Александр, который ведёт себя нагло и пытается сбить с толку, когда задаешь ему вопросы о деятельности фонда. Он предлагает связаться с представителем организации по телефону, напечатанному на коробке с пожертвования. Однако, сколько бы вы не звонили — телефон не доступен, — комментируют волгодонцы.

Также стало известно, что в Интернете множество статей, в которых люди также приводят доводы о том, что эти волонтеры являются мошенниками. — Данные деятели засветились в Ростове-на-Дону и Екатеринбурге, где сам мэр обратился к жителям не жертвовать этим псевдоволонтерам, теперь они и в нашем городе. Полиция против них бессильна, так как все документы у представителей фонда в порядке. Поэтому будьте бдительны и не отдавайте свои деньги мошенникам, обходите стороной таких волонтеров, ведь ни один фонд не посылает волонтеров на улицу собирать деньги, — подытожили читатели.

Подробнее: http://bloknot-volgodonsk.ru/news/moshenniki-prikryvshis-imenem-blagotvoritelnogo-fo-949348

Источник: http://bloknot-volgodonsk.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

В Перми работают волонтеры подозрительного благотворительного фонда

В последнее время пермяки часто сталкиваются в автобусах с молодыми людьми, собирающими деньги якобы на лечение больных детей. На ребятах есть отличительная футболка с надписью «Волонтер». Эти молодые люди представляют благотворительный фонд «Россодействие», успевший заработать себе неоднозначную репутацию.

ЧТО ЗА ФОНД?

Зародился в Курске в феврале 2016. Деятельность продвигается на территории многих городов России, в их числе и Пермь.

Генеральный директор нашумевшего фонда – Александр Жидеев. На сайте «Россодействие» можно найти видеоролик с его участием, где он подводит итоги работы. Он рассказывает, что на постоянной основе в фонде работает четыре постоянных сотрудника и сто добровольцев. За первый год волонтёры собрали более 2,5 млн рублей. За счёт этих денег 26 детей получили помощь.

Но к организации у россиян мнение неоднозначное. Такое же неоднозначное и название фонда. В опубликованных в интернете афишах о сборе средств больным детям организация в одном случае называется «Россодействие», в другом – «РостСодействие», а в свидетельстве о регистрации и вовсе «Рост содействие».

На страницах иногородних СМИ часто встречаются «разоблачающие» расследования, указывающие на то, что полученные деньги идут вовсе не туда, куда якобы собираются. Из новостей изданий становится понятно, что фонд особо на контакт идти не желает. По номеру, указанному на сайте, не дозвониться: то длинные гудки, то номер заблокирован.

ПОДОЗРИТЕЛЬНЫЙ САЙТ

Сайт фонда вызывает не меньше вопросов, чем сама организация. Заходим на главную страницу и видим все условия для того, чтобы легко и быстро перевести деньги: «Отправьте смс на короткий номер», «Как сделать перевод на счет фонда» и т.п. Листаем ниже и натыкаемся на регионы работы, а там и Пермь. Открываем – фото команды подростков из 6 человек в тех самых футболках. Однако ни имен, ни контактов – ничего нет. Добираемся до подвала сайта и видим ссылки на YouTube, Instagram, Facebook и Twitter. Ну вот, кажется сейчас мы узнаем о них чуть больше. Не тут-то было. Ни одна из ссылок не работает.

Адрес офиса в нашем городе, к счастью, указан. Но вот не задача: отметка его расположения указана не на карте Перми, а почему-то на карте Курска. Пробуем зайти в раздел «Контакты» и встречаем один единственный номер и один единственный e-mail, относящиеся к Курску.

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО пишет: «Ресурс работает с переменным успехом: то с доменом проблема – не оплачен адрес и сайт не открывается, то появляется сообщение о незащищенном доступе, то на нем ведутся работы технического характера и не открывается ни один из разделов».

Расследование «Звезды»

Журналисты газеты «Звезда» решили лично убедиться в существовании этой организации и отправились в офис по адресу ул. Ямская, 9а, 221 офис. Сначала их встретила закрытая дверь без каких-либо табличек, но, когда они собирались уходить, к офису подошли двое юношей и девушка.

Девушка представилась Кристиной и неохотно рассказала: «Мы открылись буквально месяц назад. Табличку с названием организации уже заказали. Она изготавливается в рекламном агентстве. У нас работают ребята-волонтёры — всего шесть человек. Они выходят один или два раза в неделю».

Журналисты «Звезды» нашли Кристину в социальных сетях, оказалось, что она занимается набором промоутеров. Как думаете, куда приходить на собеседование? Конечно же, на ул. Малую Ямскую, 9а в офис 221!

И В ДРУГИХ ГОРОДАХ ТА ЖЕ КАРТИНА

Больше всех о фонде пишут СМИ Курска. «Московский комсомолец. Черногорье» отмечает: «Волонтеры в белых накидках, представляющие фонд «Россодействие», повсюду. Дети в белом с ящиками в руках заполонили собой все центральные улицы города Курска: они в общественном транспорте, около магазинов, на остановках, в социальных сетях».

Точного ответа, поступают ли деньги по назначению и в нужном ли количестве – нет. Поэтому настоятельно просим пермяков быть бдительными и отправлять помощь в фонды, заработавшие положительную репутацию.

На еще одном портале Курска предупреждают: «Практика показывает: если вы хотите материально помочь нуждающимся людям и опасаетесь стать жертвами мошенников, нужно сотрудничать с крупными благотворительными фондами. Базовый уровень надёжности фонда: на его сайте должен быть опубликован устав, учредительные документы, отчёты о поступлениях и расходовании средств. Официальный отчёт фонда также должен быть размещён на сайте Министерства юстиции РФ.

На сайтах многих благотворительных фондов указаны конкретные адресаты — люди, которым собирают деньги. Вы можете перечислить свои средства конкретному человеку из этого списка. Если в уставе говорится о том, что фонд, к примеру, помогает сиротам, он не может собирать деньги на другие цели — скажем, приют для собак».

МНЕНИЯ

Татьяна Голубаева, директор фонда «Берегиня», встретилась лично с одним из «волонтеров» в пермском 77 автобусе. Поговорить с ним она не постеснялась, выяснила, что «приехал из Донецка, деньги ему не платят, он работает добровольцем, показал документы – да, все с синей печатью, но видно, что все много раз перекопировано». Сомнения после встречи остались, поэтому в группе «Берегини» была опубликована заметка с предупреждением.

Связавшись с Татьяной, журналист «МОЙ ГОРОД — ПЕРМЬ!» выяснил, каковы они – основные черты, отличающие недобросовестный благотворительный фонд:

— В первую очередь стоит обратить внимание на то, из какого города ребёнок, для которого собирают деньги. Если не из Перми или Пермского края, должно насторожить. Почему не собирают в своём городе?

— Узнайте, где зарегистрирован фонд. Если не в нашем городе – это повод задуматься о том, что «волонтёры» работают не за просто так. Многие некоммерческие организации подписали декларацию, в которой выражено согласие не осуществлять сбор средств на улице, магазинах и транспорте (т.е. вне мест проведения благотворительного мероприятия). Следовательно, рассуждает Татьяна, это «является первым признаком недобросовестности организации».

— Попросите документы. Добросовестную организацию отличает качественная печать.

Арина Плюснина, специалист по пропаганде чудес фонда «Дедморозим», отмечает:

«Люди в белых футболках сами по себе безвредны. Они становятся вредителями, когда вы отдаёте им свои деньги, поддерживая их деятельность рублем. К сожалению, деятельность организаций типа «Россодействия» сильно подрывает репутацию благотворительных фондов в принципе.

В данном случае мы призываем каждого относиться к благотворительности ответственно. Прежде, чем отдавать свои деньги в благотворительный фонд, познакомьтесь с ним. Действительно ли можно ему доверять? Прозрачно ли работает эта организация? Не давайте мошенникам обмануть себя. Что делать, если к вам подходит человек в футболке волонтёра на улице и предлагает положить деньги в ящик? Не класть деньги.

Увы, мошенники научились подделывать документы с синими печатями, «волонтёры» расскажут вам душещипательную историю о несуществующем больном ребёнке (или, что ещё хуже, реальном человеке, которому нужна помощь, но на деле мошенники не переведут в его поддержку ни рубля). А перевести эту же сумму в тот фонд, которому вы доверяете».

Источник: https://vk.com/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

Белгородцев призывают не поддерживать лжеволонтёров

Вместе против мошенников: представители общественности, органов правопорядка и благотворительных организаций города собрались за круглым столом, чтобы обсудить проблему лжеблаготворительных фондов.

Случаи мошенничества участились в прошлом году, когда под видом помощи тяжелобольным детям, пожертвования собирались в общественном транспорте.

Подростки заходят в автобус и предлагают пассажирам помочь ребёнку, больному ДЦП или иным заболеванием. На первый взгляд, поводов не доверять этим ребятам нет. Выглядят очень убедительно: футболки с логотипами фондов, в руках ящик, на котором фотография и реквизиты. Как правило, это реально существующий ребенок и ему действительно нужна помощь. Но только не факт, что собранные средства до него дойдут.

«Это псевдоблаготворительные организации, которые созданы на основе коммерческих организаций. Это своего рода такая франшиза по сбору средств у населения. Лжеволонтёры сами по себе не ходят, их кто-то организовывает и этот кто-то не всегда из России. Людям нужно объяснить, что нет таких организаций, которые законно ходят и собирают по автобусам деньги. Это незаконно», — сказал Игорь Гладков, член Общественной палаты Белгорода.

Организатором встречи выступила Общественная палата Белгорода. Участники обсудили вопросы совершенствования законодательства, проведения профилактических бесед с несовершеннолетними, информирования населения.

«Средства собирают в общественном транспорте, ограничивая граждан в выборе. Человек находится в условиях замкнутого пространства и ограниченного времени, он не может адекватно принять решение», — отметила Евгения Кондратюк, председатель БРОО «Святое Белогорье против детского рака».

Председатель БРОО «Скорая молодёжная помощь» Антон Андросов представил калькуляцию доходов таких «благодетелей». Так, по его данным, на территории Белгорода гражданка Украины основала «Фонд добрых людей», который за 2016 год собрал 6 миллионов рублей. Из этих денег на благотворительность пошли только 200 тысяч.

Ещё один фонд, «Счастливая жизнь», зарегистрирован в Казани, но работает в восьми регионах страны, в том числе и в Белгородской области. Из 86 миллионов рублей пожертвований лишь 900 тысяч пошли на помощь нуждающимся.

При этом многие люди не знают об этих махинациях и продолжают отдавать деньги.

В интернете запустили акцию по борьбе с попрошайками. Организаторы призывают белгородцев фотографировать людей, которые в автобусах или общественных местах собирают деньги на больного ребёнка и выкладывать снимки в интернет с хэштегом #лжеволонтёр. Чем больше людей узнают об афере, тем скорее она прекратится.

Ирина Подзолкова, Евгений Северинов, Сергей Драчёв

Источник: http://www.belnovosti.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

ЮРИЙ БЕЛАНОВСКИЙ: почему бизнес не развивает и не будет развивать социальное волонтерство?

Почему корпоративные волонтеры — инструмент решения внутренних проблем компаний, и почему «настоящие» волонтерские объединения не готовы идти на компромиссы с бизнесом, — рассказывает руководитель добровольческого движения «Даниловцы».

Что такое социальное волонтерство

Особенность благотворительности и социального волонтерства — фокус внимания на человеке, причем — на «человеке в беде». Благотворительные волонтерские организации имеют достаточно узкую, но глубокую компетенцию, направленную на оказание помощи, а не на решение сторонних задач. Некоторые фонды — лучшие профессионалы в стране в решении той или иной конкретной социальной проблемы.

Благотворительные организации, как правило, малоресурсны. Все их силы и компетенции, как спираль, закручены вокруг того самого «человека в беде». Что-либо стороннее, что не является вкладом в оказание помощи, скорее трата ресурсов, расточительство, а не что-то полезное. Поэтому благотворительность в своем большинстве не готова к «взаимовыгодному» сотрудничеству, не готова идти на компромиссы. Это — безусловный недостаток очень многих фондов и волонтерских организаций.

Социальное волонтерство — это оказание помощи в пространстве личных отношений, встреча «лицом к лицу», где «называют друг друга по имени». Тут неизбежно сопереживание другому, участие в его судьбе и, так или иначе, принятие ответственности за него.

Тут бесконечно важны длительные регулярные отношения, поскольку волонтеры не могут кардинально изменить чью-то жизнь (не могут вылечить, вытащить из бедности и т.д.). Но они могут дать нуждающимся поддерживающие отношения, изменить качество жизни. А это невозможно в формате единичных акций.

Социальное волонтерство требует профессионального подхода. Чтобы все работало, нужна целая система привлечения и подготовки волонтеров, создания и развития команд добровольцев. А также — система сопровождения и поддержки волонтеров, профилактики их «выгорания» и т.д. А иначе, как добиться того, чтобы в больницу каждые понедельник и среду приходили волонтеры? Как не обмануть ожидания детей, сидящих у входа в больничное отделение и ждущих волонтеров?

Волонтеры в Морозовской больнице. Фото: «Даниловцы»

Недавно я услышал реплику о наставничестве в отношении сирот. Она прекрасно иллюстрирует мою мысль. Руководитель известной организации, полемизируя с нынешней модой на наставничество, а вернее попсовым или «лайт» подходом, сказала: «У нас есть пары (наставник – сирота), которым исполнилось девять лет. Очень жаль, что мало кто понимает, сколько нужно вложить сил и труда профессионалов (а значит и денег), какую систему работы надо построить, чтобы такие пары не распались».

И как бы это ни было парадоксальным, я не знаю ни одной бизнес-компании, способной на организацию серьезных программ социального волонтерства. При всех своих ресурсах бизнес не готов вкладываться. Социальное волонтерство ему непонятно, поскольку, будучи значимым для «людей в беде» и для самих волонтеров, оно не может дать бизнесу тех выгод, что требуются.

Далее я объясню, почему я так думаю.

Что нужно знать о бизнесе?

Первое. Волонтерство для бизнеса, а точнее корпоративное волонтерство – один из инструментов для решения внутренних корпоративных задач. Задачи эти могут быть разные – и улучшение имиджа, и социальная ответственность в регионе присутствия, и прокачка «softskills» у сотрудников, и улучшение рабочего климата и т.д.

Фото: http://www.danilovcy.ru

Во всех известных мне случаях – это внутренние задачи бизнеса. И каждый раз корпоративное волонтерство в той или иной мере способно их решать. Но как только появится более эффективный инструмент, от корпоративного волонтерства могут отказаться. Именно такой подход декларировали представители бизнеса на разного рода конференциях. Даже после самых добрых и социально-ориентированных слов, всегда звучит оговорка: «Бизнес — есть бизнес, ничего личного». И звучит это в отношении волонтерства и благотворительности очень ненадежно!

Второе.

Сегодня у бизнеса в отношении корпоративного волонтерства — период смотрин и тестирования.

Похвастаться серьезными стабильными волонтерскими многолетними программами могут от силы пара десятков организаций на фоне тысяч иных. И даже среди этих лучших, известные мне компании находятся в стадии поиска, эксперимента и осмысления. А это — недостаточная база для развития социальных волонтерских программ.

Каковы естественные ограничения у корпоративного волонтерства?

Известно, почему насекомые не могут вырасти больше нескольких сантиметров. Из-за отсутствия кровеносной системы кислород к внутренним органам поступает из воздуха. При превышении определенного размера он вглубь организма не проникает.

Фото: facebook.com/groups/106788886585091

Известно также, почему человек сам по себе ни при каких способностях не может летать. Дело в том, что в отличие от птиц, люди посредством мышц тратят недостаточно энергии. В этом отношении птицы в пять-шесть раз «сильнее» людей.

Любая бизнес-компания тоже имеет свою природу, из которой проистекают естественные ограничения в отношении развития волонтерства. Бизнес-компания — это своего рода «подводная лодка».

Росту и развитию волонтерства мешает замкнутость трудового коллектива. Любая компания стремится к малой текучке кадров, что хорошо для дела, но плохо для волонтерства. Слабая ротация волонтеров, отсутствие «свежей крови» приводит к привыканию, накапливаемой усталости, отказу от серьезного волонтерства и переходу к режиму две-три акции в год, которые носят, большей частью, досуговый характер. Известно, что волонтеров в организациях среди сотрудников — 5-7%.

Важно сказать и об «усталости начальства». Мода, новизна корпоративного волонтерства поначалу его «заводит». Порой срабатывает и некоторый соревновательный эффект, мол, если есть у коллег, пусть будет и у нас и не хуже. Но через года два-три руководство остывает, и это чувствуется на всех уровнях. Волонтерство вынуждено или постоянно доказывать свою результативность и эффективность или подстраиваться под эмоциональный интерес начальства. А такой режим существования мало подходит для социальных программ.

Известная мне благотворительная организация предложила одной компании корпоративное социальное волонтерство, и, на удивление, дело пошло очень ярко и масштабно. Однако через два года руководство остыло, да и почти все активные сотрудники компаний попробовали себя, «наелись» волонтерством, и количество участников резко упало. При этом подопечные никуда не делись. Они так и ждут волонтерской помощи.

Устремленность компании к достижению своей бизнес-цели автоматически ограничивает выбор направлений волонтерства, что также ограничивает количество участников. К примеру, занимаясь сбором мусора, организуя поездки в детский дом и даже помогая животным, компания может быть не готова оказать волонтерскую помощь старикам. Это означает, что те сотрудники, которым по какой-то причине важно было бы помочь ветеранам 9 мая, – не будут волонтерами.

Что хорошо умеет бизнес?

Безусловно, в бизнес-компаниях накоплен опыт и есть успехи. Проводятся волонтерские акции (как свои собственные, так и в поддержку благотворительных фондов). В среднем, компании проводят по три-пять акций в году. Наиболее распространены экологические десанты или поездки в детские дома.

Очень серьезных успехов крупный бизнес достиг, поддерживая инициативы сотрудников в малых городах (городах присутствия).

Вот, к примеру, в одном из дворов небольшого моногорода есть неудобная и старая лестница, ходить по которой старикам трудно, а в гололед и вовсе невозможно. Несколько сотрудников местного комбината решили отремонтировать лестницу и приладить к ней новые перила. Другие сотрудники хотели бы оборудовать опасные участки автодороги с плохим обзором проезжей части яркими предупреждающими знаками для пешеходов.

экомарафон понеслось
Экомарафон «ПонесЛось» компании «Норникель». Фото: https://www.facebook.com/groups/106788886585091/#_=_

Эти добрые дела требуют не только материалов и денег (пусть и небольших), но, что самое нужное, – волонтерского труда. Сотрудники другого предприятия организовали курсы компьютерной грамотности для взрослых и пожилых людей. Оказывается, в их городе не только старики, но и множество сорокалетних не знают, как пользоваться компьютером и даже смартфоном.

Нередко компании развивают и pro bono волонтерство, что немаловажно для тех, кому они помогают. Востребована помощь юристов, врачей, IT-специалистов и т.д. Однако успехи в этой области я бы назвал условными. Дело в том, что в большинстве компаний, о которых я слышал, специалисты, занимаясь помощью pro bono, фактически работают за деньги. То есть, компания разрешает (или рекомендует) им в рабочее время отрабатывать сторонние благотворительные заказы. Это, безусловно, благотворительность, но не волонтерство.

Недостатки бизнеса в отношении благотворительности

Сегодня среди бизнес-компаний преобладает адресная помощь — ремонт детского дома, разовые праздники, покупка оборудования в детскую больницу, оплата лечения нескольким конкретным людям.

В большинстве своем бизнес не готов вкладываться в системные социальные и тем более в социальные волонтерские проекты и программы.

Это понятно, поскольку профессионализация требует не только вложений, но и создания и развития команды. Это все дорого, сложно и непрофильно для бизнеса. Лет десять назад крупная корпорация открыла в нескольких регионах центры по работе с сиротами. В свое время они были реально важны и востребованы. Но финансовые трудности компании привели к закрытию таких центров, хотя, как небезосновательно можно предположить, этот благотворительный бюджет на фоне общего оборота капитала корпорации, даже с учетом кризиса, был небольшой.

Бизнес стремится иметь те или иные нематериальные дивиденды от благотворительности. В результате бизнес-компании часто ориентированы на благотворительные «бренды».

Как-то крупная IT-компания пригласила меня для переговоров по корпоративному волонтерству. Задача звучала так: есть сотни сотрудников в главном офисе, немалая часть которых готова к волонтерству, необходимо провести тренинги. Меня просили познакомить сотрудников с тем, где и как они могут применить свои силы, помочь им осознать свои возможности и «мотивировать» на участие в добрых делах.

Но потом мне поведали, что эта IT-компания давно работает с шестью наиболее известными и брендовыми благотворительными организациями, и ее бюджет на социальные программы отдан этим фондам. В контексте этого задача, которую поставили передо мной, изменилась. Нам предложили без оплаты труда (все деньги же отданы фондам) провести тренинги по «профориентации» и мотивации сотрудников для их участия в программах упомянутых брендовых благотворительных организаций.

На мое недоумение, почему небогатое добровольческое движение «Даниловцы» должно обслуживать и готовить волонтеров для лучших фондов в стране, у которых есть и серьезные деньги, и свои волонтерские программы, мне было сказано, что «Даниловцам» доверяют как специалистам. Но IT-компании выгодно предоставить волонтеров именно указанным фондам, а эти фонды не работают с неподготовленными и немотивированными волонтерами. В итоге, я отказался от столь странного предложения, где две располагающие ресурсами стороны используют третью, вполне скромную в этом отношении, для достижения своих целей.

Семинар «Координатор волонтерской группы». Фото: «Даниловцы»

Или другой пример. Известная социальная сеть ввела «верификацию страниц» для НКО. Казалось бы, дело хорошее. Благотворительная организация может иметь настоящую свою страницу и не беспокоиться о мошенниках. Но на деле оказалось, что от НКО хотят не только доказательств, что страница действительно принадлежит им, но и соответствия неким стандартам, выгодным самой соцсети.

Говоря проще, социальная сеть захотела получить от НКО качественный уникальный и регулярный контент, для производства которого у большинства общественников нет ни сил, ни возможностей. Мол, хотите дружить с бизнесом – оторвите ресурсы от вашей благотворительности и создайте отдел, отрабатывающий интересы бизнеса.

Чего ждать в ближайшем будущем в отношении бизнеса и НКО?

Как я уже сказал, не стоит ждать серьезного участия бизнеса в развитии социального волонтерства. Уж поверьте.

Для развития своего корпоративного волонтерства совместно с НКО бизнесу достаточно или использовать НКО как площадку для акций, или консультироваться у НКО по некоторым вопросам. Я думаю, что по этому пути идут 20% компаний из тех, что интересуются благотворительностью.

Очень немногие компании стремятся развивать профессиональную программную помощь. Таких, конечно, ничтожно мало, скажем 3%.

Они создают (нанимают) свой фонд, способный всерьез развивать благотворительные программы и стать площадкой для корпоративного волонтерства.

Остальные 77%, как и прежде, будут поддерживать финансово адресные запросы сторонних брендовых НКО или оказывать адресную помощь детским домам или конкретным людям.

Фото: danilovcy.ru

Источник: https://www.asi.org.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях