Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

Петербургские попрошайки в метро теперь вне закона

В метро Санкт-Петербурга официально запретили собирать средства на любую благотворительность.

В метро Санкт-Петербурга официально запретили собирать средства на любую благотворительность. Жертвователей просят не помогать мошенникам, а при готовности помогать обращаться в реально существующие благотворительные фонды.

В Комитете по транспорту Санкт-Петербурга соответствующим образом дополнили правила пользования метрополитеном и полностью запретили попрошайкам использовать метрополитен в качестве наживы. Согласно утвержденном поправкам, без письменного разрешения администрации городского метро запрещено заниматься не только коммерческой, рекламной и иной деятельностью, связанной с получением дохода, но и благотворительной деятельностью. К такому решению чиновники пришли в связи с тем, что в большинстве случаев попрошайки в метро являются обычными мошенниками, а «заработанные» ими деньги идут отнюдь не на благотворительные или добрые цели.

Отметим, что в городской подземке, у зданий крупных торговых центров, на вокзалах и в иных людных местах Санкт-Петербурга зачастую появляются лже-волонтеры с символикой реальных фондов, которые якобы осуществляют сбор средств для больных детей. На деле же руководители фондов редко оказываются в курсе проведения подобных акций, а собранные средства в таких случаях, скорее всего, идут непосредственно в карман мошенникам.

Источник: https://nevnov.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Рак души: как в Приморье наживаются на сострадании к больным детям

Директор благотворительного фонда рассказала, что нужно знать о лечении детской онкологии

Как известно, чем страшнее беда – тем проще на ней спекулировать, тем более когда речь идёт о здоровье. Рак – одно из самых серьёзных заболеваний современности, и поэтому разных «разводов» вокруг этой темы – хоть отбавляй. Особенно, если речь идёт о детской онкологии. О том, как не попасть на крючок мошенников, жертвуя на лечение детей (а также о многом другом), корреспонденту РИА «Восток-Медиа» рассказала директор благотворительного фонда «Сохрани жизнь» Светлана Горковенко.

Не верьте «Лучикам»

В последние несколько лет во Владивостоке активно действуют два довольно своеобразных благотворительных фонда – «Лучик» и «Капля добра». Со старшеклассниками, в автобусах собирающими пожертвования на лечение больных детей, сталкивались многие жители приморской столицы. «Уважаемые горожане, просим минуточку внимания…» — затем объявляется тяжёлый диагноз и нужная на лечение сумма. Самая что ни на есть навязчивая благотворительность. Не дать денег – вроде бы некрасиво. А вот если дашь – никогда не узнаешь, дошли они до адресата или нет. Да и вообще – был ли мальчик…

Мошенничество, связанное с детскими болезнями (особенно – онкологией), – вещь не новая. Многочисленные «разводы» на этой почве давно подорвали общественное доверие к подобным историям. Но всё же дети, которым требуются деньги на лечение, есть. И организации, которые собирают деньги, тоже есть. Речь идёт, прежде всего, о благотворительных фондах – если вы всё-таки горите желанием помочь больным детям, лучше всего обращаться именно туда.

Прежде всего, нужно понимать принцип работы добропорядочных благотворительных фондов. Они напрямую работают с онкологическими больницами и помогают именно их пациентам. Об особенностях работы подобных организаций корреспонденту агентства рассказала директор благотворительного фонда «Сохрани жизнь» Светлана Горковенко. «Мы закрываем конкретные потребности, о которых нам сообщают врачи. То есть ребёнок заболел, и его, например, нужно отвезти на операцию в Москву. Или ему требуется дорогое лекарство. Да те же памперсы купить – не у всех есть на это деньги. Представления о том, что мы ходим по больницам и выбираем, кому бы помочь, — ошибочны», — объяснила она. Так что при желании историю любого пациента фонда можно проверить.

Фото: miloserdie.ru

Не менее важный момент – это финансовая отчётность. У любого нормального благотворительного фонда имеется расчётный счёт, куда и приходят пожертвования. Это делает работу организации прозрачной – компетентные органы всегда могут проверить, на какие цели потрачена та или иная сумма. Это отличает работу фондов от, например, частных сборов – когда деньги просят переводить на чью-нибудь банковскую карту.

«Почему много случаев мошенничества связано именно с частными сборами? Всё просто. Никто никогда не может проверить, на что потрачены пришедшие на карту деньги. То есть сборщик средств может свободно расходовать деньги по своему усмотрению – и никто об этом не узнает», — рассказала Светлана Горковенко.

Сюда же относятся благотворительные сборы в автобусах, которые практикуют фонды «Лучик» и «Капля добра». Точно узнать, сколько денег собирают волонтёры данных организаций, сколько они тратят на пациентов (и тратят ли вообще), – попросту невозможно. «По большому счёту сбор пожертвований в общественных местах – это не совсем законно. «Сохрани жизнь» входит в ассоциацию фондов, которые выступают против подобных сборов. Наши волонтёры никогда не занимаются сбором денег в автобусах», — добавила директор фонда «Сохрани жизнь».

Словом, стоит быть осторожным. Если вы видите в автобусе или в соцсетях объявления о сборах на лечение – стоит посмотреть, куда именно просят переводить деньги. Мошенники зачастую прибегают к довольно изощрённым приёмам. Например, они могут взять вполне реальное объявление благотворительного фонда, изменив лишь адрес перевода – не на расчётный счёт, а на какую-то банковскую карту.

Деньги нужны, но не всегда

Фото: vanila.ru

Существует несколько устоявшихся стереотипов по поводу детской онкологии. Первый из них касается дороговизны лечения рака. Отчасти он ошибочен. Базовое, стандартное лечение детских онкологических заболеваний в России – бесплатное. Зачастую родителям почти не требуется тратить деньги на лечение ребёнка. Конечно, случаи бывают очень разные – кому-то нужна сложная операция, кому-то – лекарство, не предоставляемое по полису. В таких ситуациях на помощь может прийти фонд. «У нас в Приморье не всегда могут провести какие-то сложные операции. Тогда мы отправляем детей в Москву, где имеются нужные специалисты. Наш фонд снимает две квартиры, в которых родители могут остановиться. Также мы можем оплатить дорогу. Иногда ребёнку требуется какое-то дорогое лекарство – всё-таки организмы у всех разные, и лечение может отличаться, но за основные процедуры у нас платить не надо», — объяснила Светлана Горковенко.

Второй стереотип – «за границей лучше». Именно поэтому многие родители, узнав о диагнозе ребёнка, начинают искать зарубежные клиники, едут в Корею, Израиль, Германию… Во многом происходит это из-за непонимания разницы между взрослой и детской онкологией. С первой в России действительно непросто, и качество лечения подобных заболеваний порой оставляет желать лучшего. Детская онкология – дело другое. 90 % детей с раковыми заболеваниями в Приморье уходят в глубокую ремиссию, то есть практически выздоравливают. Наибольший процент смертности у пациентов до двух лет – из-за слабого иммунитета. В остальных случаях исход почти всегда будет благоприятным.

«В сфере лечения детской онкологии у нас действительно всё очень неплохо. Как на уровне диагностики и лечения, так и на уровне условий пребывания в больнице. Как я уже говорила, стандартная процедура лечения в России бесплатна, а в той же Корее она обойдётся в миллионы рублей. Одно пребывание в клинике там стоит несколько тысяч рублей в день. Гораздо разумнее расходовать эти деньги на непосредственное лечение», — считает Светлана Горковенко. Она отметила, что во всех странах медицинские протоколы лечения детского рака практически одинаковы. За рубежом могут быть более комфортные условия пребывания, более тонкая диагностика – но существенной разницы в самом лечении не будет.

Директор фонда добавила, что по закону благотворительные организации не имеют права собирать деньги для отправки больного ребёнка за рубеж. Впрочем, как правило, этого и не требуется. Зачастую на заграничные клиники собирают родители детей, чей диагноз признали неизлечимым. Это объяснимо – даже после приговора врачей люди пытаются сделать всё возможное и невозможное.

Впрочем, не стоит думать, что неизлечимо больных людей врачи бросают на произвол судьбы. Даже после того, как ракового пациента признают неизлечимым, от него не отказываются – во всяком случае, это происходит не сразу. Больному продолжают назначать новые лекарства, применять новые процедуры. Не опускают руки и фонды. В некоторых случаях надежда на чудо не подводит. «Через нас проходила одна девочка, которую врачи признали безнадёжной. После длительного курса лечения не было никакой динамики, опухоль продолжала расти. В конце концов, девочка просто отправилась доживать последние дни дома. И в какой-то момент рак начал уходить. Пациентка ушла в глубокую ремиссию, отучилась, окончила университет, вышла замуж, родила ребёнка», — рассказала Светлана Горковенко.

Источник: https://vostokmedia.com/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Благоразорительность: общественники разработали план по борьбе с благотворительными фондами — мошенниками

Общественники предлагают бороться с благотворительными фондами — мошенниками. Один из авторов инициативы, глава организации «Скорая молодёжная помощь» Антон Андросов, рассказал RT, что необходимо законодательно запретить собирать пожертвования в общественном транспорте и на улице, а также ввести обязательную форму отчётности для всех фондов и создать всероссийский реестр благотворителей. В Госдуме идею поддержали. Между тем добросовестные благотворительные организации предположили, что тотальные запреты могут только навредить их деятельности.

Общественная организация «Скорая молодёжная помощь» (CМП) разработала комплекс мер по борьбе с благотворительными фондами-мошенниками. Один из авторов инициативы, член Общественного совета при уполномоченном при президенте РФ по правам ребёнка, глава СМП Антон Андросов рассказал RT, что в существующем законодательстве есть целый ряд пробелов, которыми пользуются мошенники.

В частности, предлагается запретить собирать пожертвования в общественном транспорте и на улице, ограничить участие в сборе денег несовершеннолетних, а также ввести обязательную форму материальной отчётности для всех фондов и создать всероссийский реестр благотворителей.
Пакет предложений, разработанных общественниками, в ближайшее время будет направлен в комитет Госдумы по госстроительству и законодательству.

«Число недобросовестных организаций постоянно растёт. Они регистрируются как благотворительный фонд — и начинается сбор денег в общественных местах, как правило, с привлечением подростков. При этом только 20% собранных средств отправляется нуждающимся, а остальные оседают в карманах мошенников. А это те деньги, которые могут спасти человеку жизнь», — пояснил Андросов.

Однако привлечь мошенников к ответственности очень сложно. Необходимо найти пострадавших, то есть тех, кто добровольно отдал деньги где-нибудь на улице, и уговорить их написать заявление в полицию, а это практически невозможно, утверждает глава СМП.

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Михаил Емельянов в разговоре с RT сообщил, что готов не только поддержать, но и активно продвигать эти предложения. Он считает, что урон, который наносят мошенники, исчисляется не материальными, а прежде всего репутационными потерями для всего благотворительного движения, так как дискредитирует его в глазах жертвователей.

«Каждая из предложенных мер обоснованна и заслуживает внимания. Теперь нужны специалисты, которые подготовят хорошую экспертную базу. Нужно всё хорошо проработать, чтобы не навредить. Безусловно, такую законодательную инициативу я готов поддержать. Достаточно пройтись по городу, чтобы понять, сколько мошенников спекулируют на святых чувствах, и с каждым годом их становится больше», — утверждает он.

Емельянов считает, что необходимость проработать механизмы, регулирующие деятельность благотворительных организаций, назрела уже давно. Но инициатива должна была исходить от самих фондов, от людей, которые знают проблемы изнутри, считает депутат.

Впервые попытка выработать единую дорожную карту по борьбе с «благотворительными мошенниками» приняли в начале мая на всероссийской конференции «Все вместе против мошенников». По её итогам крупнейшие благотворительные организации страны приняли резолюцию, в которой, в частности, зафиксирована договорённость отказаться от сбора денег на улице. Однако прийти к единому знаменателю пока всё же не удалось.

Администратор групп Русфонда в социальных сетях Евгения Лобачёва в разговоре с RT заявила, что организация отказалась подписывать составленный документ, так как выступает против политики запретов. При этом, по её мнению, сама идея разработать единый комплекс мер, которого будут придерживаться все, очень своевременная. На сегодняшний день, по её словам, фонды-мошенники «появляются как грибы после дождя», при этом установить точное их число невозможно.

«Мошенники работают везде: на улице, в интернете, в соцсетях. Если мы идём по пути запретов, то завтра нам нужно будет в интернете запретить всем собирать деньги. А если люди собирают сами себе? Ну ни один фонд не взял их. Как мы можем им запретить? Тут двоякая история, главное — не перегнуть. Необходимо искать золотую середину», — пояснила она.

По её мнению, более эффективным может стать увеличение требований к фондам на этапе регистрации, а также к их отчётности.

Член комиссии по вопросам благотворительности, гражданскому просвещению и социальной ответственности Общественной палаты Елена Тополева-Солдунова считает, что проблема не в том, чтобы сформулировать и принять законодательные изменения, а в практике его применения. Должно учитываться множество нюансов, а тотальные ограничения и запреты могут только навредить добропорядочным и прозрачным фондам, считает она.

«Сегодня ведётся серьёзная работа с Минтрансом, РЖД и МВД. Возможно, понадобится внести изменения в Уголовный кодекс. Но главное — не делать резких движений, чтобы не сделать хуже. Например, если обязать всех регистрироваться в едином реестре, который будет курировать какое-либо ведомство, есть риск, что это может превратиться в бюрократический, неподъёмный механизм», — утверждает Тополева-Солдунова.

По данным справочника Русфонда, на 2015 год в России действовали 455 благотворительных фондов. Большинство организаций зарегистрированы в Центральном (42%), Северо-Западном (19%) и Приволжском (14%) федеральных округах. Почти треть находится в Москве, 14% — в Санкт-Петербурге. 48% фондов занимаются организацией помощи тяжелобольным и детям-инвалидам, 45% — взрослым-инвалидам, у 31% одним из видов работы является поддержка детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Меньше всего благотворительных организаций действует в сфере науки и поддержки научных исследований.

Расскажите о проекте в соц.сетях

Российские общественники придумали, как бороться с фальшивой благотворительностью

Москва, 5 июля. Российская общественная организация «Скорая молодежная помощь» намерена предложить на рассмотрение властей предложения по урегулированию ситуации в сфере благотворительности в России. Правила сбора пожертвований необходимы для того, чтобы исключить сбор средств фондами-мошенниками.

По словам уполномоченного по правам ребенка при президенте РФ Антона Андросова, число недобросовестных сборщиков пожертвований постоянно растет, при этом нуждающимся людям достается лишь пятая часть собранных средств. При этом привлечь мошенников к ответственности сложно, поскольку для этого необходимо найти людей, которые отдали им деньги и убедить пойти в полицию и написать заявление.

Российские общественники придумали, как бороться с фальшивой благотворительностью

Российские общественники придумали, как бороться с фальшивой благотворительностьюnevadm.ru / Портал администрации города Невинномыска

Для того, чтобы усложнить жизнь мошенникам-благотворителям, сообщает RT, предлагается запретить сбор пожертвований в общественном транспорте и на улице и ограничить участие несовершеннолетних в этом деле. Кроме того, предлагается ввести обязательную материальную отчетность для всех фондов.

 

Источник: https://riafan.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

В Твери обсудили «честную» благотворительность

Сегодня, наверное, практически каждый из нас хотя бы раз, но встречал на улицах города подростков в жилетках с логотипами того или иного якобы благотворительного фонда с ящичками для сбора средств. На ящичках – фото ребенка, в руках «волонтеров» (или они еще называют себя гражданские активисты, промоутеры) ксерокопии документов с каким-нибудь заболеванием. Как правило, таким образом под видом благотворительности работают не совсем честные люди.

Именно вопросы культуры благотворительности, законного противодействия мошенническим схемам стали главными на заседании комиссии Общественной палаты города Твери. Вела заседание председатель комиссии по организации общественного контроля и реализации нормотворческих инициатив, директор Центра НКО Юлия Саранова, которая и обозначила важность и актуальность для города заявленной темы.

Фото:информационно-аналитическое управление Тверской городской Думы

К разговору были приглашены члены недавно созданного Союза Тверских благотворительных фондов – руководители фондов «Добрый мир», «Доброе начало», «Константа», «МАМА», руководители общественных организаций, сотрудники администрации города Твери, полиции.

Открывая заседание, Юлия Саранова отметила, что, действительно, сегодня многие горожане обращают внимание, что по центру города ходит слишком много молодых людей, многие – несовершеннолетние, и предлагают пожертвовать деньги на того или иного ребенка.

— На нашем заседании присутствуют представители благотворительных фондов, которые работают на территории региона уже не один год, зарекомендовали себя с положительной стороны, мы их всех хорошо знаем, – отметила Юлия Саранова. – Эти фонды помогают людям, в том числе детям. Деньги же, собранные теми, кто ходит с ящиками, идут неизвестно куда и кому. Их организации даже не зарегистрированы на территории тверского региона. Тверитяне отдают деньги непонятно кому, в то время как их помощь реально может спасти чью-то жизнь и вернуть здоровье. Мы должны все вместе подумать, как и чем сможем противостоять лжефондам, убрать лжеволонтеров с наших улиц.

Диалог получился интересным и продуктивным. Это уже первый шаг к тому, чтобы очистить улицы Твери от недобросовестных фондов. На сегодняшний день в Тверской области работает порядка 20 благотворительных фондов, чья деятельность прозрачна и понятна, в том числе и в части финансовой отчетности. Действия же лжефондов дискредитируют само понятие благотворительности, снижают доверие людей к благотворительности.

К сожалению, сегодняшнее федеральное законодательство оставляет массу лазеек для мошеннических схем. Что же в таком случае можно сделать на муниципальном уровне?

Многое. И все эти предложения были озвучены в ходе заседания.

Одно из таких – определение мест в городе, где благотворительные фонды смогут заниматься сбором средств.

Конечно же, большая роль в противодействии мошенническим схемам отводится информации. Людям надо рассказывать о культуре благотворительности, объяснять, как отличить благотворительность истинную от лживой. Для этого необходимо работать в полном взаимодействии с тверскими СМИ, проработать варианты социальной рекламы. С этим обещали помочь московские коллеги, у которых есть соответствующий опыт.

Все предложения, поступившие в ходе заседания, были зафиксированы. Участники заседания также предложили обратиться к законодательной власти с предложением внести изменения в федеральные законы, на основании которых можно будет вносить необходимые поправки в муниципальные законы, четко регламентирующие работу благотворительных фондов на территории. Это предложение было одобрено всеми. Для его реализации в Общественной палате будет создана рабочая группа с привлечением членов Союза Тверских благотворительных фондов.

Теперь можно с уверенностью говорить о том, что начало положено. В Твери есть и понимание проблемы, и желание работать с благотворительным сектором, помогать добросовестным фондам и отсекать те, которые имеют явные признаки мошенничества.

По счастливому стечению обстоятельств после заседания, в выходные, в Твери была пресечена деятельность одной из таких фирм, занимающихся сбором денег на улице Трехсвятской. Руководитель тверского отделения «фонда» написал заявление в полиции на своих чувашских работодателей, которые обманным путем втянули его в эту работу.

Но надо понимать, что в Твери из года в год только меняются названия лжеволонтеров, способы сбора денег остаются прежними. А это значит, что все те меры, о которых говорилось на заседании, будут актуальны до тех пор, пока не будут приняты какие-то кардинальные законные решения. И как раз в этом направлении работа уже началась.

Источник: http://tver.mk.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Внимание! Настоящий фонд «ЖИВИ» уличным сбором наличных не занимается

Тюмень, 4 июля — Аиф-Тюмень.

Благотворительная сфера в России растет с каждым годом, и, к сожалению, этим активно пользуются мошенники, которые под предлогом благих целей собирают деньги на улицах. Часто мошенническая деятельность ведется от имени не вымышленной, а реально функционирующей некоммерческой организации. Так, например, происходит в Тюмени, где уличные «благотворители» просят средства на лечение детей от лица благотворительного фонда «ЖИВИ». Однако настоящий фонд «ЖИВИ» уличным сбором наличных не занимается.

Сотрудники фонда отмечают, что первые сообщения об аферистах в Тюмени появились в мае 2016 года. После продолжительного затишья нечестная практика возобновилась этим летом. «ЖИВИ» — благотворительный фонд помощи тяжелобольным детям, который уже несколько лет осуществляет проекты в Москве, Новосибирске, Туле и Красноярске. Фонд помогает детям с онкогематологическими заболеваниями: оплачивает медикаменты и медицинские исследования, финансирует поиск неродственных доноров в международном регистре, обеспечивает благоприятные условия лечения в регионах. «ЖИВИ» рассказывает о всех своих подопечных, для которых собирает средства, в специальном разделе сайта, так же на нем регулярно публикуется отчетность и обновляется информация о деятельности, находятся в открытом доступе официальные документы — устав, свидетельства о регистрации.

Что делать, встретив на улице мошенников? Многие из них ведут себя крайне уверенно – могут посмотреть актуальную информацию о сборах, которые ведет фонд, показывают поддельные документы, рассказывают о чужой болезни. Лучший поступок в такой ситуации – сообщить об этих гражданах в полицию и предупредить знакомых и близких. Что делать со своим желанием поддержать тех, кто в этом нуждается? Осуществить это через надежную благотворительную организацию, которая является гарантией того, что средства действительно направлены на благо. Именно тогда можно быть уверенными в том, что каждая помощь станет вкладом в большое доброе дело.

Источник: http://www.tmn.aif.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Олег Шарипков: Мошенники — обратная сторона моды на благотворительность

В последнее время пензенцы все чаще жалуются на людей, которые собирают деньги на лечение тяжелобольных детей, но потом выясняется, что это — просто мошенники. Такие случаи вызывают широкий резонанс. Последний скандал вызвал бурные обсуждения в Facebook, исполнительный директор фонда «Гражданский союз» Олег Шарипков тогда призвал горожан,наткнувшихся на жуликов, активно заявлять в полицию. Редактор ИА «Пенза-Пресс» Галина Преснякова встретилась с общественником и попыталась разобраться в незаконных схемах, которые используют мнимые благотворители, и в том, как им можно противостоять.

— Олег Викторович, лжеблаготворителей чаще можно встретить на улицах?

— Раньше орудовали на улицах, этой весной появился новый тренд — они стали заходить в торговые центры. Причем чтобы получить разрешение установить ящик или стойку, они присылают по электронной почте владельцу магазина пакет документов,очень похожий на настоящий. Непрофессионал с вероятностью 99% скажет, что это нормальная организация и давайте их пустим.

У нас в Пензе впервые такой случай произошел весной, прислали письмо директору торгового центра, в который хотели зайти, а она — председателю правления нашего фонда Игорю Львовичу Зайдману, он, уже зная ситуацию, — мне. Я сказал, что это однозначно мошенники. И их не пустили. А в другом магазине они ящик установили.

— Насколько я знаю, в том торговом центре, куда «благотворителям» удалось попасть, проблема была в том, что организация была зарегистрирована официально, но работать в Пензенской области не имела права. Такая ситуация часто происходит?

— Они все так делают. Схема вот какая: организация регистрируется в одном месте,условно говоря, в Самаре, деньги собирает в Пензе, а помогает ребенку в третьем месте, каком-нибудь Красноярске. Для чего это делается — чтобы нельзя было отследить движение денег.

В статье 14 закона «Об общественных объединениях» однозначно говорится о том, что организация должна работать там, где зарегистрирована: местная — в определенном населенном пункте, региональная — в своем регионе, межрегиональная — в нескольких субъектах, у федеральной должны быть филиалы в не менее чем 58 регионах. По-другому нельзя.

Как работают мошенники: они регистрируются как местная организация, потому что на другом уровне гораздо сложнее регистрироваться, и спокойно работают в Пензе. К ним подходит полицейский, который не знает этого закона, смотрит документы,свидетельство о регистрации, вроде все нормально, «стойте дальше». Их даже в отделение не забирают.

Что они делают еще, чтобы вызвать доверие? В какой-нибудь деревне, допустим, под Красноярском, они находят малоимущую одинокую мамочку с больным ребенком и говорят, что будут для нее собирать деньги. С женщиной заключают договор, и если ей позвонят, то она подтвердит, что с фондом сотрудничает. Раз в месяц ей пересылают по 3 000.

— Но это явно не все деньги?

— Это 0,1%. А ей нормально, ей все равно, из каких источников деньги приходят.

Бывают случаи, когда собирают на ребенка, который уже умер, на ребенка, который уже не нуждается в лечении. С одной организацией у нас был случай, когда следователь начал копать и позвонил мамочке, для которой собирали деньги, она жила в Краснодарском крае. Она подтвердила, что сотрудничает с фондом,но в больнице, в которой ребенка лечили, следователю сказали, что в платном лечении он не нуждается.

Поэтому как только вы видите такую схему из трех городов — перед вами мошенники.

Как работают нормальные фонды: во-первых, они не собирают деньги на улицах, это,скорее, исключение. И, как правило, хорошие фонды не собирают наличные, они предоставляют реквизиты, номер, по которому надо отправить деньги или SMS. И если они зарегистрированы в Пензе, то и деньги собирают в Пензе и помогают детям пензенским. Для этого фонды и создаются, чтобы помогать детям в том городе или регионе, где они созданы. У нас достаточно много таких организаций. Мошенники,по сути, лишают наших детей денег, которые могли бы пойти на их лечение. Средства идут в карман неизвестно к кому.

Вторая опасность в том, что эти мошенники берут на работу несовершеннолетних,потому что их нельзя привлечь за административное правонарушение. Полиция может их только забрать, выяснить личность и передать родителям. А если есть письменное разрешение от родителей с подписью (которую иногда сами подростки и ставят), то даже не забирают в полицию.

То есть они создают видимость законного представительства, хотя находятся вне правового поля. И это сшибает систему. Когда ты легализовался и что-то сделал не так, сразу придут из соответствующих органов. А они никуда не отчитываются,и поэтому и вопросов к ним нет. Их не может ни налоговая прищучить, никто. Наша налоговая не может привлечь к ответственности, потому что они в Пензе не зарегистрированы, а в другом городе они платят налоги, к ним тоже претензий нет.

В прошлом году одну такую организацию мы вытеснили благодаря совместной работе: журналистов, правоохранительных органов, пользователям соцсетей, блогерам. 10 месяцев их не было, а сейчас пришли очень осторожные ребята. Правда, такого беспредела, как в 2016 году, нет: девушка стоит в одной точке на ул. Московской. Мы знаем ее, вычислили, и каждый день полицию ей вызываем. Я думаю, она тоже скоро исчезнет оттуда.

— То есть статья закона, запрещающая работать по схеме «три города», а ответственности за ее несоблюдение нет?

— Ответственность — на юрлице, но те, кто стоят и деньги собирают, они не юрлица.

— Но их действия можно подвести под статью о мошенничестве?

— Можно, но трудно. Потому что для этого надо, чтобы человек дал «благотворителю» деньги, написал заявление в полицию, а там должны проверить, что их она положила себе в карман. Ее надо тогда выследить или поймать в тот момент, когда деньги на карточку кладут.

— Но это практически невозможно…

— Это трудно, но можно. Потому что тот следователь, который работал по подобному делу в 2016 году, нашел и четырех заявителей, и получил разрешение, чтобы отследить транзакции. Но дело муторное, а результат небыстрый, поэтому оно просто сходит на нет.

— Планируется ли предпринимать какие-то меры, чтобы разрешить эту ситуацию,может, на федеральном уровне предпринимаются какие-то меры?

— В Москве ребята объединились и создали проект «Вместе против мошенников». Они очень активно занимаются этой проблемой, мы тоже поставляем материал. Весной была первая конференция, на которой мы обменивались опытом, как приструнить этих мошенников. Там были и представители прокуратуры, и органов власти,и сотрудники фондов из разных городов. Я тоже приезжал, рассказывал нашу историю. Можно сказать, что началось движение противодействия. Объединение«Вместе против мошенников» сотрудничает и с нашими соцсетями, чтобы туда тоже не допустить мошенников.

— Насколько я знаю, после этой конференции была подписана декларация о добросовестности в сфере благотворительности. Пенза тоже присоединилась к ней?

— Да, мы тоже ее подписали.

— В последнее время звучат такие предложения по легализации благотворительности как выдавать чеки о каждом пожертвовании, отказаться от уличной благотворительности, запретить создавать НКО со схожими названиями. Эти меры могут как-то повлиять на ситуацию?

— В совокупности, конечно, эти меры могут помочь, но поодиночке — вряд ли. Действительно, очень много появляется клонов одной и той же благотворительной организации. Они не только называются так же или почти так же, но и создают сайты-клоны: копируют легальный сайт, меняют только банковские реквизиты. Человек уверен, что жертвует деньги.

— Но непрофессионалу, наверное, и не разобраться, что перед ним — сайт-клон,а не страница настоящей благотворительной организации?

— Почему, можно. Надо смотреть SSL-сертификат, он находится в адресной строке слева: зеленое поле и замочек на нем. У мошеннических сайтов или нет этих сертификатов или они левые. И наполнение сайтов тоже отличается.

Есть также сайты-шаблоны, где в графе «Наши акции» — все новости с одной картиной и одинаковым текстом, в разделе «Наши отчеты» — таблица с пояснением от разработчиков о том, что надо вставить реальные данные. Это рассчитано на то,что человек посмотрит пять секунд на сайт и подумает: «Ну да, нормальная организация, можно отдать деньги».

— Возникает вопрос: почему проблема «мнимых благотворителей» сейчас стала такой актуальной?

— Вообще эта проблема возникла два-три года. Ведь именно в 2012—2014 году благотворительная сфера стала популяризироваться, в сознании у людей что-то перевернулось, и они стали легче жертвовать. Люди легко стали жертвовать: на котиков, на больных детей. Это стало модным, а мошенники — обратная сторона этой моды.

Еще что подогрело интерес — телевидение, когда с экранов звучали призывы типа«Давайте соберем деньги Жанне Фриске» и за две минуты собирали 30 миллионов. Жулики увидели, что люди легко с деньгами расстаются и поняли, что можно легко обогатиться.

В других странах тоже через это проходили, но там люди договорились и выработали свои механизмы защиты. Например, создали реестры добросовестных благотворительных организаций. И люди, которые хотят пожертвовать, смотрят в этот реестр и понимают, каким организациям можно доверять.

— У нас в России нет такого реестра?

— Нет, но думаю, что у нас рано или поздно такое появится. В разных регионах уже стали появляться местные союзы добросовестных организаций. В Нижнем Новгороде создали «Ассоциация добросовестных благотворительных организаций», возможно,и в Пензе стоит сделать нечто подобное.

— Какие советы можете дать людям, чтобы они не попались на удочку лжеблаготворителей?

— Во-первых, я бы советовал жертвовать тем организациям, которые в Пензе давно работают и известны. Во-вторых, не надо лениться, стоит поискать информацию о фондах в местных СМИ. Если это легальная организация, о ней будет много хорошего написано, но если — ноль информации и выскакивает один сайт — это повод задуматься.

Если вы натолкнулись на таких ребят на улице, то надо смотреть, где зарегистрирована организация, на кого деньги собирает. Если видите схему из трех городов, позвоните в полицию 112 и сообщите, где вы находитесь и что, по вашему мнению, здесь работают мошенники, попросите провести проверку. Ничего в этом зазорного нет. И если таких обращений будет много, мошенники поймут, что их будут каждый день таскать в полицию, они уедут.

— То есть раз к ответственности привлечь сложно, то…

— Надо затруднить до невозможности их деятельность.

Фотография: Фото Галины Пресняковой
Источник: http://www.penza-press.ru/
Расскажите о проекте в соц.сетях

В регионе появились мошенники, которые собирают средства якобы для детей-сирот

В последнее время участились случаи сбора наличных средств представителями различных благотворительных фондов якобы на нужды детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в том числе находящихся в государственных организациях Липецкой области. При этом в качестве доказательств приводятся документы, якобы свидетельствующие о взаимодействии этих благотворительных фондов с организациями для детей-сирот.

Управление образования и науки Липецкой области, как орган, курирующий деятельность организаций для детей-сирот в Липецкой области, сообщает, что ни одна из этих организаций ни каким образом не уполномочивала никакие благотворительные фонды на сбор средств для детей-сирот, которые там содержатся.

Сейчас в управлении нет информации о том, что благотворительные организации занимаются сбором наличных средств на улицах, в транспорте, торговых центрах с использованием несовершеннолетних в качестве волонтеров.

Если Вы лично хотите оказать благотворительную помощь организации для детей-сирот, или конкретному воспитаннику данной организации, Вы можете самостоятельно обратиться в организацию для детей-сирот (контакты организаций размещены на сайте «Опека и попечительство в Липецкой области» – opeka48.ru  в разделе «Обратная связь», «Организации и учреждения»). Кроме того, в каждом муниципальном образовании Липецкой области действуют общественные организации – Клубы замещающих родителей (контакты также размещены на сайте «Опека и попечительство в Липецкой области» — opeka48.ru в разделе «Обратная связь», «Клубы замещающих родителей области»), через которые Вы также можете оказать благотворительную помощь детям-сиротам, воспитывающимся в замещающих семьях.

Источник: ГТРК «Липецк» — http://vesti-lipetsk.ru/v-regione-poyavilis-moshenniki-kotorye-sobirayut-sredstva-yakoby-dlya-detej-sirot/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Мошенничество или благотворительность?

В Орле вновь появились молодые люди с ящиками для сбора пожертвований в руках. Они представляются волонтерами некоего фонда, однако проверить информацию сложно, и сборы эти вызывают у горожан сомнения.

Орловцы делятся в соцсетях своими подозрениями, некоторые пытались связаться с обозначенным фондом и получили ответ, что организация таким образом деньги не собирает и не нанимает для этого людей. В орловском областном клубе волонтеров так же подтвердили, что их волонтеры не выходят на улицу, благотворительные сборы ведутся иным способ, в Интернете и при помощи СМИ, а деятельность этих молодых людей действительно подозрительна.

Мария Гуржова, представитель орловского областного клуба волонтеров: «Я недавно заходила на страницу этого благотворительного фонда, там ни одного отчета нет, хотя сбор ведется только в нашем городе примерно полгода. То есть, я не могу судить, куда идут эти деньги, может быть они передаются больным людям, но благотворительные фонды, как правило, сборов в маршрутках не ведут».

Благотворительность – дело добровольное, поэтому каждый желающий помочь имеет полное право проверить информацию, потребовать документы и контактные телефоны для уточнения сведений. Будьте осторожны и внимательны, если к вам подошли на улице с просьбой помочь финансово.

Очевидцев сбора денежных средств на улицах просят обратиться в полицию или сообщить в «ППД-Орёл» по телефону 8(4862)22-23-01.

 

Источник: http://www.oryol.ru/ (Орловское информбюро)

Расскажите о проекте в соц.сетях

Сильные дети наживаются на слабых

Российские правоохранители ничего не могут сделать с теми, кто зарабатывает на тяжело больных детях. В дело вступают активисты, но «бизнес» только расширяется.

В мае 2017 года представители 216 благотворительных организаций России официально отказались собирать наличные деньги и продавать благотворительные сувениры на улицах и в общественном транспорте. Но люди с ящичками для пожертвований и призывами помочь детям, взрослым или животным продолжают ходить по городу.

История с сомнительными сборами началась около трех лет назад. Вначале мошенники прикрывались фондами с хорошей репутацией или действовали от лица вымышленных организаций. Теперь они не стесняются открывать собственные благотворительные фонды, делать себе рекламу, раскручивать паблики. Некоторые связываются с мамами детей, которым действительно нужна помощь, и даже переводят им какие-то деньги. Но это лишь малая часть того, что собирают такие «волонтеры». Сколько на самом деле горожане кладут в коробочки, оклеенные детскими фотографиями, остается только гадать. Законов, регламентирующих работу с переносными ящиками для сбора средств, не существует.

«В какой-то момент количество людей, которые бродят по улицам с ящиками, стало превышать все мыслимые масштабы, – говорит директор благотворительного собрания «Все вместе» Татьяна Тульчинская. – В 99% случаев это никакие не волонтеры. Они получают зарплату из этих же самых ящиков, чаще всего черным налом».

Кто стоит за лжефондами, и главное, что с этим делать?

Москва – Петербург – Лондон

В июне 2015-го в Москве встретились друзья детства из украинской Горловки Олег Терехов и Роман Поддубный. Имея опыт «благотворительной деятельности» на родине, приятели зарегистрировали в российской столице фонд «Дари Добро» и спустя месяц уже засветились в сюжете программы «Вести»: на видео корреспондент привлекает полицейских для задержания «волонтеров» фонда, а затем врывается в офис сомнительной организации. Терехов и Поддубный встречают его с нескрываемым равнодушием – видно, что молодые люди уверены: никакого наказания не последует.

Олег Терехов (справа) и Роман Поддубный // Фото: vk.com

Зимой 2016/17 г. компаньоны перебираются в Санкт-Петербург и снимают офис в бизнес-центре у метро «Достоевская». Через несколько дней оттуда выходят первые сотрудники с фирменными ящиками новой благотворительной организации – «Поможем вместе».

Одним из волонтеров фонда оказалась бывшая медсестра Ирина Царева. После того как случайный прохожий рассказал ей о лжеволонтерстве, Ирина решила проверить своих «подопечных» в интернете. Оказалось, что 7-летнему Сереже Тугусову из г. Батайска на самом деле уже исполнилось одиннадцать. А 7-летняя Вика Заика, якобы находящаяся в центре временного размещения беженцев в Ростове, на самом деле проживает в Киеве. «Новая» связалась с мамой Вики, которая подтвердила: структуры Олега Терехова лишь однажды пожертвовали на борьбу ее дочери с нейробластомой сумму в 1000 гривен (около 2000 рублей). Перевод был сделан от имени фонда «Допоможемо разом», учредителем которого, по данным СПАРК, является все тот же Олег Терехов.

Из офиса на Достоевской предпринимателей спугнул канал Life78. На следующий день после выхода телесюжета всем волонтерам фонда пришла эсэмэска: «Работу временно прекращаем, о дальнейших действиях сообщим».

В разговоре с «Новой» Ирина Царева вспомнила, что при приеме на работу в «Поможем вместе» у нее интересовались знанием английского языка. И даже хвастались – собираемся расширяться на Европу! Так и произошло: 24 февраля гражданин Украины Олег Терехов (дата рождения совпадает с указанной в профиле у нашего героя) зарегистрировал в Лондоне некоммерческую организацию Kind People Ltd. (англ. ‘Добрые люди’) и в качестве контакта указал адрес в Санкт-Петербурге.

Деньги попросту пропивали

Примерно два месяца назад к нам обратился еще один молодой человек, написавший следующее: «Я раньше был лжеволонтером в Питере, знаю всю систему изнутри. Деньги, которые собирают в метро, и дут на новую хату или на новую тачку директору фонда, но никак не детям».

Всего, по словам нашего собеседника, зимой работало 8–10 «волонтеров» от фонда «Сильные дети»; собирать в метро удавалось в среднем по 4000–5000 рублей за смену, но эти деньги зачастую попросту пропивали – их оказалось легко вытащить из ящика с помощью проволочки. Собирались везде, то в Купчино в пивбаре, то на Московском проспекте в каком-нибудь солидном кафе.

«Сильные дети» за работой // Фото: vk.com

«Я искала работу промоутером – раздавать листовки, – рассказывает Наташа (имя изменено). – На сайте Avito нашлась вакансия от компании c логотипом Dobro («Солнечный Петербург»). В тексте ничего не было сказано о том, что я буду каким-то волонтером, что я что-то должна собирать. Набор на вакансию ведется с 14 лет. Оплата в среднем 200 рублей в час».

Наташа позвонила, и ее пригласили на собеседование по адресу Лиговский проспект, 44в. Там будущего промоутера встретила некая девочка. «Она достала ключ от офиса из распределительного щитка и отперла маленькую комнату, – продолжает Наташа. – Я спросила: «Так что же это за работа? Давайте мне листовки, и я пойду их раздавать». Но они начали промывать мне мозг: мы волонтеры, то-сё. Я сказала, что не хочу работать. Начали уговаривать: «Попробуй, тебе понравится, хороший заработок, ты будешь помогать детям». Как поняла Наташа, работать можно в две смены – примерно с 12 до 16 и с 16 до 20 часов.

Пока девушка думала, что ответить, в офис зашел парень лет двадцати с ящиком для сборов и пожаловался, что «на новой точке очень мало денег». Юная «хозяйка офиса» тут же открыла ящик, сковырнув с него металлическую проволочку, и высыпала деньги прямо на стол. «Сосчитав, она стала раскладывать деньги по картонным коробочкам, кажется, из-под йогурта, при этом какие-то данные вводила в компьютер. Высчитала зарплату парня – 20%. Получилось что-то около 300 рублей.


Я спросила его: «И сколько ты работал ради этих денег?» Он ответил: «Три часа. Но ты пойми – мы делаем благое дело!» Было видно, что он действительно так думает», – вспоминает Наташа.


«Работодатели» взяли у девушки копию паспорта, попросили заполнить анкету. Затем Наташе выдали фирменную накидку, ящик для сбора денег и отвели на площадь Восстания. Девушке предстояло говорить прохожим: «Здравствуйте, я волонтер фонда «Сильные дети». Сейчас мы собираем деньги мальчику Васе. У него ДЦП. Давайте поможем вместе». «Сотрудница фонда» познакомила нового «волонтера» с «куратором». Та следила, чтобы девушка постоянно обращалась к прохожим и требовала каждые 15–20 минут показывать, сколько денег собрано.

«Когда я подошла к очередной компании молодых людей, на меня наорали: «Да ты лжеволонтер! Да ты тварь!» Я ответила: «Подождите, я первый день работаю. В чем дело?» Мне объяснили, что приличные фонды деньги на улицах не собирают», – говорит Наташа. С новой работы она ушла в тот же день и очень жалеет, что вообще откликнулась на вакансию.

Ничей фонд

Фонд «Сильные дети» был зарегистрирован в апреле прошлого года в Новочебоксарске. В первый год жизни «Сильные дети» вели сборы сразу в нескольких городах. «Волонтеры» всплывали в Самаре, Ижевске, Уфе, добрались до Петербурга и Великого Новгорода.

На сайте «Сильных детей» выложены три списка дебетовых операций по лицевому счету Сбербанк-онлайн. Никакой другой отчетности нет. В разделе «Контакты» указан телефон горячей линии. Откликается любезный молодой человек – Дмитрий, сотрудник колл-центра. Свою фамилию – Мельничук – он называет после долгой паузы. Спрашиваю, можно ли поговорить с кем-то из руководства фонда в Петербурге. «У нас нет руководителей по городам. Есть инициативные ребята, которые занимаются сбором средств. И они вечером каждый день отправляют акты, сколько они собрали, и скидывают денежку на расчетный счет», – отвечает юноша.

На сайте фонда «Сильные дети» нет информации об учредителях, но их имена с легкостью гуглятся: Ерощенко Евгений Сергеевич, Ерощенко Сергей Евгеньевич и Семенов Дмитрий Сергеевич (последний числится «президентом»).

Номер Дмитрия Семенова можно найти ВКонтакте. Звоним. Причастность к «Сильным детям» Дмитрия, похоже, не радует. «Я являюсь президентом фонда, – вздыхает он. – Смотрите, то есть, ну дело в чем. Как бы да, в 2016 году я стал президентом этого фонда. Я и сейчас им по документам являюсь, но никак там не работаю уже или еще что… В общем, сейчас будут переизбирать президента».

По словам молодого человека, фонд они основали вместе с Сергеем Ерощенко, который сейчас в основном все и «регулирует». Оба «благотворителя» состояли в скандально известном фонде «Аурея», который ураганом прошелся по российским городам, сея в душах бдительных граждан сомнения в своей чистоплотности. Из некоторых городов, например из Пензы, «Аурею» изгнали местные активисты. Последний адрес «Ауреи» в Петербурге – на Лиговском, 87: там же, где теперь базируются «Сильные дети».

Серегей Ерощенко (на переднем плане) // Фото: vk.com

Звоним Сергею Ерощенко. Беседа начинается странновато.

– Вы являетесь учредителем фонда «Сильные дети»?

– Да! Нет! Мы документ только заполняли в апреле. Там занимается Семенов…

– Семенов сказал, что вы в основном все регулируете.

– Ошибка какая-то! Интересно!

Вместо ответа на более детальные вопросы Сергей предложил позвонить на горячую линию: «Я сейчас просто в Новочебоксарске, у меня прокат квадроциклов, я поэтому мало курирую. Я больше так, попечительский совет».

По стопам прадеда

«Волонтеров» фонда «Русь» в белых футболках, украшенных разноцветными отпечатками детских рук, можно увидеть на Невском и на канале Грибоедова. Как правило, они продают воздушные шарики.

«Волонтеры» «Руси» на улице и в метро // Фото: vk.com

«Русь» имеет корни в Барнауле, а в Петербурге его офис находится на Апрашке. Генеральный директор фонда Денис Шалунов делится с посетителями сайта историей о том, как он, вдохновившись опытом своего прадеда, основателя сельскохозяйственной коммуны «Жизнь и труд», решил помогать людям с зависимостями, а также бездомным. Теперь «Русь» якобы помогает всем: от погибших в Великую Отечественную (убирает могилы) до детей Донбасса.

В центре – основатель фонда «Русь» Денис Шалунов // Фото: vk.com

На сайте организации какая-либо отчетность отсутствует в принципе, указаны только «необходимые» и «собранные» суммы. В разделе «Нужна ваша помощь» – семь детей, в основном из Алтайского края, с совершенно разными медицинскими проблемами – от задержки в развитии до энцефалопатии. Для пяти ребят деньги собирают как минимум с 2015 года. Какие препараты нужны, где будет проводиться лечение, остается только гадать. Между тем «на постоянной основе открыт сбор средств по назначению платежа «Благотворительная помощь для лечения за границей».

На размещенном на сайте видеоролике «волонтеры» привозят пенсионерке… дрова. Про деньги – ни слова. А ведь их собирают, давно и активно.

Борьба за правду

С 2015 года с уличными сборщиками борется группа «Петербург против лжеволонтеров», объединяющая представителей благотворительных и гражданских организаций. Активисты собрали воедино все публикации о псевдоблаготворительности, написали множество постов и договорились с десятками популярных пабликов о репостах, вместе со СМИ подготовили несколько телесюжетов и статей. Именно в эту группу обращаются первым делом горожане, столкнувшиеся с подозрительными сборами, именно сюда пишут бывшие «волонтеры», которые поняли, что ступили на скользкую дорожку.

В прошлом году Елена Грачева, координатор фонда AdVita, который более 15 лет помогает детям и взрослым с онкологическими и гематологическими диагнозами, обратилась в петербургский метрополитен и получила официальный ответ, подтверждающий, что сборы в метро незаконны. Этот документ стали распространять в социальных сетях, призывая зачитывать его вслух на весь вагон, а затем вызывать полицию по связи «пассажир-машинист».

Через несколько месяцев из метро «волонтеры» ушли. Но просьба Елены Грачевой добавить к запрету на торговлю в метрополитене запрет на благотворительные сборы осталась без ответа. Тогда эта информация попала бы в печатные правила, размещенные на станциях, и в звуковые оповещения на эскалаторах. Но транспортная полиция и Комитет по транспорту предложили фонду использовать свою квоту на социальную рекламу. То есть фактически дополнить и озвучить правила метрополитена за свой счет.

Квоту использовал фонд «Добрый город Петербург», и весь май над эскалаторами звучало предупреждение о том, что настоящие благотворительные организации денег в метро не собирают.

Благотворительное собрание «Все вместе» продолжит собирать подписи под своей декларацией о добросовестных сборах, продолжит диалог с метрополитеном и РЖД, будет сотрудничать с рекрутинговыми агентствами, чтобы исключить появление сомнительных «промоутерских» вакансий, и с социальными сетями, чтобы и там сомнительные сборы прекратились или хотя бы усложнились. На сайте stop-obman.info обещают разместить формы обращений в правоохранительные органы, а также разработать пошаговую инструкцию для неравнодушных граждан и обратиться к законодателям с инициативой внести поправки в статью 159 УК РФ, которые защитили бы честных благотворителей. Об этом и о многом другом говорится в резолюции первой всероссийской конференции «Все вместе против мошенников», которая состоялась в мае этого года Москве.

Ну а что делать прямо сейчас? Ведь пользуясь теплой погодой, молодые люди с ящичками и сувенирами один за другим выходят на улицу.


Фотографировать их самих, их документы и выкладывать в социальные сети. Лучше добавить к снимку хэштег #петербургпротивлжеволонтеров.


По словам помощника прокурора по связям со СМИ Юлианы Алексеевой, если возникают подозрения, что происходит мошенничество, следует обращаться в полицию. Если действующим лицом является несовершеннолетний, возможны два состава преступления: вовлечение несовершеннолетнего как соучастника в мошенничество (статья 159 УК РФ) и вовлечение несовершеннолетнего в занятия антиобщественной деятельностью (статья 151 УК РФ).

«Конечно, надо постоянно, каждый день вызывать полицию, а еще лучше – устроить флэшмоб, чтобы за день полицию вызвали человек двадцать», – делится опытом борьбы с сомнительными сборщиками Олег Шарипков, исполнительный директор пензенского фонда «Гражданский союз». Благодаря многократным обращениям во все инстанции, от местных правоохранителей до губернатора и Минюста, пензенским активистам удалось выгнать из своего города «Аурею». Увы, через десять месяцев в Пензе появилось сразу два новых сомнительных фонда, которые пока уличить в нарушениях не удается – несмотря на откровенно наглое поведение.

  • Если ящики установлены в супермаркетах и бистро. Стационарные ящики, которые установлены на каких-то площадках, например в гипермаркетах и бистро, открываются в присутствии представителей этих площадок. Они подписывают акты, и все движение средств задокументировано. Если ящик стационарный, значит, площадка заключила договор и получает отчеты о сборах.
  • Если волонтеры работают на городских фестивалях и праздниках. Для сборов на массовых мероприятиях нужен договор с организаторами, а они, как правило, внимательно относятся к репутационным рискам, так что проявить доверие к волонтерам на крупных Open air можно.
  • Если волонтеры работают на общегородских площадках. Существуют постоянные общегородские площадки, где организованы стационарные точки работы волонтеров – например, Летний сад и Михайловский сад, где волонтеры фонда AdVita стоят по договору с Русским музеем. Если есть баннер, столик, ящик, если волонтер вас не тянет насильно, а вы сами можете к нему подойти, значит, должен быть договор между фондом и этой площадкой.

Нина ФРЕЙМАН
Серафим РОМАНОВ

Источник: http://novayagazeta.spb.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях