Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

Как амурчанам отличить волонтера от мошенника

Их можно встретить на центральных улицах Благовещенска — у «Амурской ярмарки», возле центрального универмага, «Авоськи», «Кэш энд Кэрри» и других крупных магазинов волонтеры собирают пожертвования на лечение больных амурчан. Также люди в белых, красных, желтых футболках ходят вдоль проезжей части, особенно много таких активистов замечают на пересечении улиц 50 лет Октября и Амурской.

Еще летом «КП» писала о том, что горожане начали сомневаться, где же настоящие волонтеры, а где — мошенники. Как-то много их вдруг стало. Лишним поводом для сомнений послужил и недавний приговор соучредителю благотворительного фонда «Надежда» Андрею Редькину, который использовал предназначенные для лечения больных детей средства на собственные нужды. Мошенника приговорили к восьми годам тюрьмы.

А ведь люди, опускающие купюры в ящики для пожертвований, искренне надеются, что это может спасти чью-то жизнь! И очень не хочется осознавать потом, что помог ты на самом деле обычному мошеннику. По многочисленным просьбам читателей мы выяснили у специалистов, кому точно не стоит передавать свои деньги.

Не бойтесь спрашивать!

Путь пожертвований от волонтерской коробки до родителей больного ребенка действительно для многих остается загадкой. Сами волонтеры относятся с пониманием к сомнениям горожан и советуют сначала взять реквизиты, изучить информацию и убедиться, что деньги собирают действительно на благое дело.

— Из-за лжеволонтеров горожане с подозрением стали относиться ко всем волонтерам. Обидно, что из-за такого отношения мы не можем нормально помочь ребенку, для которого собираем средства, — говорит благовещенский волонтер Владислав Маркин.

С ним согласен известный общественник Игорь Меметов.

— Волонтеры должны четко и ясно объяснять, кому собирают деньги и для каких целей, представить все соответствующие документы о заболевании ребенка, информацию о том, где отследить переводы денежных средств, и даже дать номера телефонов родителей. Если есть сомнения, можно тут же позвонить и выяснить, действительно ли семья осведомлена о том, что данный волонтер собирает деньги на лечение их ребенка, — советует Игорь Меметов.

Можно и самим навести справки. Если этими волонтерами объявлен уже не первый сбор и не первый сбор закрыт, то такая хорошая репутация — залог доверия. Информацию можно запросить и в амурских СМИ: спросить, знают ли они о том или ином общественнике, от лица которого ведется сбор.

Нет закона — нет преступления

К сожалению, сегодня на лжеволонтеров, по сути, нет настоящих рычагов воздействия со стороны закона, ведь просить милостыню или деньги на благотворительность на улице не запрещено. Но все же по заявлению правоохранители обязаны провести проверку.

— Всем, кто сомневается в прозрачности работы той или иной организации, стоит обращаться в полицию, чтобы получить заключение от органов правопорядка. Кроме того, каждую подобную организацию можно проверить в госреестре, там указаны данные, где и когда зарегистрированы организации, — порекомендовал руководитель благотворительного фонда «Сильные сердца» Евгений Ганин.

КОНКРЕТНО

Как не попасть на удочку мошенников?

— Спросить у волонтера документы о принадлежности к организации, а также документы на ребенка, денежные средства которому он собирает.

— Стоит задуматься, если к вам на улице быстро подходят, предлагают пожертвовать деньги, а как только вы начинаете задавать интересующие вопросы, уходят от разговора.

— Волонтеры не должны работать на обочине дороги и собирать пожертвования, пока горит красный свет: за несколько секунд невозможно узнать никакую информацию. Возможно, на то и рассчитывают мошенники.

— Волонтеры не получают зарплату в виде процентов от собранных средств. Настоящие волонтеры трудятся лишь на благотворительной основе.

— Волонтер спокойно отвечает на любые вопросы и не грубит.

МНЕНИЕ РОДИТЕЛЕЙ

Озабочены ситуацией с лжеволонтерами и родители нуждающихся в дорогостоящем лечении детей, ведь для них помощь волонтеров зачастую становится единственным шансом собрать нужную сумму денег.

— В наше время, конечно, доверять сложно, но я призываю людей не проходить мимо волонтеров, ведь ребята работают от чистого сердца. При этом нужно проявлять должную бдительность. Нам, к примеру, люди периодически звонят и уточняют, действительно ли сбор ведется для нашего ребенка, и мы всегда готовы всем все рассказать. Сами же мы верим в добропорядочность волонтеров и строим отношения на доверии, ведь отказываться от их помощи — не выход, деньги они переводят, за что мы им очень благодарны, — говорит Олеся Дымова, мама маленького Артемия, средства на лечение которого периодически собирают амурские волонтеры.

КСТАТИ

Многие общественники считают, что лжеволонтеры окончательно подорвали доверие горожан. Но ведь есть еще и благотворительные фонды. Доверие к ним значительно выше, так как они ведут отчетность финансовой деятельности через различные госорганы.

— Я бы рекомендовал одиночным уличным волонтерам вступать в ряды официальных фондов, чтобы у людей было меньше негатива, — говорит руководитель Амурской региональной общественной организации «Центр подготовки волонтеров Прогресс&Я» Александр Екжанов. — Ну а если уж человек все-таки собирает пожертвования на улице, то у него должна быть хотя бы отличительная форма, например футболка с символикой организации, а не просто с надписью «волонтер».

Символика позволит через интернет узнать об организации и быть уверенным, что ваши деньги уйдут в нужное русло.

 

Источник: https://www.amur.kp.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Как зарабатывают миллиарды на умирающих детях

Благотворительность воспринимается как сфера экономики редкими людьми. Большинство связывают ее исключительно с возвышенными мотивами, вроде спасения детей и стариков, но никак не с деньгами.

Между тем многие эксперты сравнивают объемы благотворительной помощи, исчисляемой в деньгах, с серьезными экономическими проектами.

Так, по данным фонда CAF, в 2016 году россияне перечислили в различные НКО 143 миллиарда рублей. Для сравнения, например, бюджет Фонда развития промышленности на 2016 год составил 23,7 миллиарда рублей.

Два миллиарда евро за год — лишь верхушка айсберга. Это — официальные цифры, учитывающие только деятельность зарегистрированных фондов. Сюда не входят побирающиеся на улицах с прозрачными ящиками псевдоволонтеры и всевозможные личные сборы. По различным оценкам, капитализация «серой» благотворительности вполне может быть сравнима с финансовыми оборотами рынков наркотиков и оружия в даркнете.

Кто сколько сможет

Социальные сети позволили вывести попрошайничество на новый уровень. Группа, жалобные посты и фотографии, лайки, шеры, репосты — и на карточки / электронные кошельки сборщика начинают сыпаться деньги.

Собирают на все что угодно: адвоката для попавшегося на продаже наркотиков парня, ремонт дачи, «потому что усыновленные дети должны жить в приличных условиях», домработницу, питание, надгробный памятник, лечение от аутизма поездкой в Абхазию «к святому старцу».

Детей у этой сборщицы усыновить не вышло, а вот на квартиру нужная сумма насобиралась

Пальму первенства по мошенническим сборам держат различные операции и реабилитационные программы. Лидеры — ДЦП и онкология.

«Самый обычный сбор, если никаких там эксцессов не будет с ребенком, без допрасходов, без реанимации, это около 25 миллионов рублей. Это — самые скромные счета», — говорит Юлия, отвечая на вопрос о «среднем чеке» сетевого мошенника.

Вместе с группой девушек она борется с бизнесом на сердоболии в социальных сетях. Они ищут страницы мошенников с личными сборами, разоблачают их, добиваются блокировки и публикуют итоги своих расследований в паблике БНК («Благотворительность на костях»).

«Попалась на нечестном сборе. Я даже не могла себе представить, что можно так наживаться на болезни. Как-то еще хотела оправдать жадных родителей. Зашла в группу про токсичные сборы и начала читать. Это был взрыв мозга. Потом стали попадаться на глаза группы с явным обманом людей, молчать я уже не могла», — объясняет свои мотивы Надежда.

Явный обман бывает очень разным по исполнению. Одни «артисты» записывают жалостливые ролики, перевязав голову и вставив себе в нос трубки от капельницы, другие — пытаются подделать медицинские документы.

«Даже фотошопом себе дырки на лбу рисовали, якобы после процедуры кибернож. Но это сейчас легко все выявляется. Например, известная мошенница Динеева отлично владела фотошопом, но прокололась: забыла нолики вставить в поддельный платеж от фонда», — говорит Надежда.

Лиана Власова стала весьма популярной персоной в нынешнем сентябре. Умело пользуясь жалостью и социальными сетями, она четыре года занималась мошенничеством и собрала кругленькую сумму. Обманутые жертвователи намерены добиваться правды в суде. В середине октября Лиана покажется в студии НТВ, где попытается объяснить мотивацию своих поступков

Впрочем, придуманные болезни и вымышленные страдальцы сегодня уже не в тренде.

Сейчас — это реальные дети. Мошенники с подставными фото и документами, а также группы сетевых „сволонтеров“ уходят в историю. На арену вышли наглые и ушлые родители, которые могут запросто заткнуть за пояс самых матерых волонтеров, объясняет администратор паблика БНК.

Дети-кормильцы

Как бы гадко это ни звучало, но для многих тяжелая болезнь ребенка становится шансом хорошенько подзаработать. «Сколько родителей собирают миллионы на срочное лечение за границей и одновременно оформляют квоту на бесплатное лечение в России. Потом преподносят, что приняли решение остаться здесь, но деньги оставляют себе», — сетует Надежда.

Медицинская помощь за рубежом — самый популярный тип сборов в соцсетях. «Врачи в России рукожопые, химии нет, донора нет. А вот в Израиле…» — так, со слов Виолетты из БНК, родители объясняют необходимость отъезда за границу.

Зачастую деньги на лечение «в клинике с мировым именем» собирают заведомо инкурабельным детям, которым показана только паллиативная помощь. Приличные больницы от этих пациентов отказываются, однако хватает и таких заведений, где считается, что деньги не пахнут и «стричь бабло» можно до победного конца в виде смерти пациента.

Регулярно в этих случаях смертельно больной ребенок становится «грин-картой» для своих родителей. По словам администраторов БНК, в таких историях за границей на ПМЖ остается чуть ли не каждый третий нечестный сборщик.

«Для того и собирают, для того и едут. С лейкозами, которые и в Питере прекрасно лечатся (если в принципе лечатся). „Дружу“ с такой мадамой, прекрасно в Германии обустроилась. Немцам и не снилось», — говорит Людмила.

История с тройняшками Филипповыми гремела на весь Рунет в 2015-м. Главным и печальным итогом этого случая стало то, что из-за матери тройняшек пострадали десятки российских детей: закрыв данную историю, Русфонд перестал лечить детей с онкологическими заболеваниями за границей

Самая распространенная махинация — растрата средств: деньги собирают на лекарства и операцию, а тратят (частично или полностью) — на машины, квартиры, айфоны и прочие модные гаджеты.

Чтобы поток финансов не прекращался, некоторые родители не оказывают медицинской помощи своим «кормильцам». Иногда это принимает особо циничные формы. «Мама вырастила опухоль», — так называют подобные истории администраторы паблика.

«Мать не лечила ретинобластому, врачам не показывала, довела до терминального состояния, когда метастазы в мозге, выставила фоточку ребенка с вываливающимся глазом в Сеть — и давай побираться», — рассказывает об одном из таких случаев блогер Светлана Машистова.

Здесь должна была быть инфографика, иллюстрирующая истории несчастных детей, доведенных родителями до смерти, но редакция «Ридуса» пришла к выводу, что данные изображения слишком шокирующие для наших читателей. Вместо этого мы публикуем выписной эпикриз одного такого бедняги. Диагноз ему поставили в ноябре 2015 года, к врачу мальчик попал в апреле 2017-го

Чем ужаснее фотографии, тем больше денег присылают сердобольные люди. Иные в своем цинизме и вовсе доходят до того, что транслируют смерть онлайн, убеждая сторонних наблюдателей, что вот-вот произойдет чудо и больной встанет на ноги. Денег только шлите побольше.

По данным блогера Светланы Машистовой, среди российских регионов явных лидеров в бизнесе на больных детях нет.

Пальму первенства в онлайн-побирании в русскоязычном сегменте социальных сетей держит Украина.

«Я так понимаю, там проблемы с экологией, самое большое количество деток, больных раком, — именно украинцы. Их сборы — самые наглые, самые агрессивные. Родители очень хорошо научились ими пользоваться», — говорит администратор паблика БНК Юлия.

Вот один из любопытных примеров. В конце прошлого года в Facebook появилась группа «Поможем Катюше Поповой победить лейкоз». На помощь в победе требовалось собрать десятки тысяч евро: 185 — на трансплантацию костного мозга, 95 — на восстановительный период. Собирал эти деньги дядя больной девочки, Андрей Баранов.

Дядя Катюши Поповой — известный на Украине человек: общественный деятель, глава движения «Автомайдан Полтава», дважды депутат Полтавской городской рады. В 2014 году руководил избирательной кампанией кандидата в президенты Петра Порошенко в Полтавской области, также является главой совета регионального межотраслевого консорциума «Енергомед», владельцем сети аптек, руководителем благотворительного фонда «Фонд регіонального розвитку Андрія Баранова».

Андрей Баранов

Если оставить за скобками недоумение, почему родной дядя-бизнесмен не может помочь племяннице деньгами, то останутся обоснованные претензии к конкретному сбору:

  • нет расчетных документов от клиники по проведенной трансплантации костного мозга;
  • наличие в документах странного долга, который появился несмотря на то, что посттрансплантационный период еще не закончился;
  • отец девочки регулярно мотается с Украины в Испанию и обратно, оплачивая билеты из собранных средств;
  • клиника выставила счет не родителям ребенка, а Министерству здравоохранения Украины;
  • странно оформленные «счета» от переводчиков и так далее.

Да, собранные средства девочке не помогли. Она скончалась, или, по распространенному выражению сетевых сборщиков, «стала ангелом», 4 сентября.

Сети с пониженной социальной ответственностью

«Продвинутые» сетевые попрошайки организуют сборы сразу во всех соцсетях: «Мой мир», «Одноклассники», «ВКонтакте», Instagram, Facebook и так далее, разве что Twitter из-за своих технических особенностей выпадает из этого списка.

Упомянутые выше девушки из БНК работают исключительно «ВКонтакте»: в других соцсетях практически отсутствуют инструменты для борьбы с мошенниками. В том же Facebook легко получить бан за упоминание «хохлов» или публикацию фото, которую администратор может счесть оскорбительной, однако сетевые сборы данную соцсеть интересуют мало.

«Жесткие правила благотворительных сборов — только „ВКонтакте“. На остальных площадках все намного хуже. Facebook вообще никак не реагирует на жалобы. Instagram — и вовсе самая благодатная площадка для мошеннических сборов», — высказала свою точку зрения Надежда. Остальные респонденты с ней полностью согласны, отмечая лишь, что и в «Одноклассниках» с недавних пор пытаются ужесточить правила.

Истерика на вопросы о чеках и документах — первый признак нечестного сбора

«Прежде всего, у нас на сайте уже достаточно давно разработаны правила, при которых проходят все сборы», — объясняет механизм противодействия мошенникам руководитель направления благотворительности «ВКонтакте» Екатерина Кочнева.

«Соответственно, любой сбор средств, на который поступает жалоба, проверяется на соответствие этим правилам: проверяется наличие документов, подтверждающих диагноз, личность и сумму сбора. Также обязательными являются финансовые отчеты. Проверка всех этих документов позволяет нам определить, существующий ли это сбор, и, если существующий, то является ли он честным», — делится она с «Ридусом» деталями.

Конечно, подобный механизм никак не может гарантировать на сто процентов успешной борьбы с сетевыми мошенниками, но введенные «ВКонтакте» препоны дают результат.

«Отчет о собранных средствах должен подтверждаться скриншотами банковских выписок или скриншотами электронных кошельков, отчеты о потраченных средствах должны подтверждаться расходными документами: чеки, квитанции, акты, накладные и так далее», — говорит Кочнева.

«Как таковой проверки на подлинность этих документов нет, но фальсификация чеков в настоящих сборах достаточно редка и достаточна очевидна. Если же мы говорим о какой-то серьезной ситуации подделки документов, то да, мы не эксперты в этой области, чтобы иметь возможность этот факт установить, да и мы работаем только с фотографиями документов», — объясняет она.

Статистики по заблокированным сборам «ВКонтакте» не ведет, но, по словам Екатерины, ежедневно им приходится сталкиваться более чем с сотней жалоб. «Самая простая нечестная ситуация — это растрата средств. Бывают ситуации, когда какая-то информация скрывается, происходят какие-то махинации. Например, счет должен оплатить какой-то крупный спонсор, а эту информация скрывают, стараясь все больше и больше насобирать», — делится деталями Екатерина.

«Мы боремся с мошенниками на сайте уже больше семи лет, поэтому у нас есть достаточный опыт, и это наш приоритет. Для нас важно, чтобы жертвователи на нашем сайте чувствовали себя спокойно. Сейчас мы занялись поддержкой благотворительного сектора и НКО, поэтому уделяем внимание, чтобы среда для благотворителей и благополучателей была максимально прозрачной и удобной», — резюмировал нашу беседу специалист «ВКонтакте».

Что делать?

Казалось бы: сетевые блюстители нравов вычислили мошенника, имена-явки известны, доказательств хватает, можно тащить преступника в суд, а затем и в тюрьму, — ан нет. Случаи, когда за подобные «шалости» люди получали по заслугам, можно по пальцам пересчитать, причем достаточно будет одной руки.

Самые известные сетевые сборщики, «получившие по заслугам». Слева — Алексей Степанов. Годами он обманывал доверчивых граждан по всей стране, создав в интернете страницу фиктивного благотворительного фонда и прося деньги на лечение несуществующим детям. Собрать ему удалось не менее 15 миллионов. В июне прошлого года его задержали в Чечне и даже осудили на три года лишения свободы. Правда, по статье «Сопротивление полиции». Справа — Наталья Динеева. Ее больной сын получал положенную медицинскую помощь от государства, но мама в социальных сетях объявила, что ему необходимо дорогостоящее лечение, и открыла сборы. За полтора года она сумела собрать неплохой капиталец, хотя доказать получилось лишь 643 тысячи рублей. Мошенничество же доказать удалось. Самый гуманный в мире суд назначил ей наказание в виде трех с половиной лет лишения свободы условно с испытательным сроком на три года

«Частные пожертвования сейчас законодательно не регулируются вообще в принципе. Самое сложное, что если даже нам очевидно, что это — мошенники, растраты, то полиция практически ничего сделать не сможет: полученные деньги становятся дарением, если не указано иного», — объясняет причину безнаказанного мошеннического попрошайничества Екатерина Кочнева.

«Если говорить о законодательной базе, то ее нужно прорабатывать от самого начала, от формализации этих сборов до внесения какой-то ответственности как за растрату средств, так и за нечестные сборы. Это — очень большая работа, которая, как я думаю, наверное, проведена не будет», — добавляет она.

Многие настроены решительно, считая, что стоит запретить вообще все частные сборы. Такой точки зрения, например, придерживаются дамы из БНК. «Вообще запретить сборы в Сети. Пусть помощь идет от фондов. Люди будут тратить эти же деньги, но не отправлять на личные счета, а на счета фондов. Насколько я знаю, даже в Белоруссии сборы идут на счета, с которых невозможно тратить деньги на свое усмотрение, можно снять, только предоставив платежные документы из клиники. Поэтому они и собирают на российские реквизиты», — говорит Надежда.

Однако у этого «тоталитарного» подхода к частным сборам есть много противников. «Речь все-таки идет о человеческих жизнях, здесь нельзя рубить сплеча. Я не сторонник полного запрета частных сборов в соцсетях. Это самый простой путь решения проблемы и, к сожалению, самый порочный. Мошенники никогда не вымрут, этой „профессии“ столько же лет, сколько существует человечество. Их сегодня выгоняют с улиц — они идут в интернет, их выгонят из интернета — они найдут другие способы наживаться на сердобольных людях», — говорит специальный корреспондент Русфонда Евгения Лобачева.

«А вот те, кому действительно нужна помощь, могут серьезно пострадать, — продолжает она. — Что делать, например, родителям детей с таким заболеванием, как остеопетроз („мраморная болезнь“ — тяжелое врожденное генетическое заболевание, при котором ребенок умирает в муках в первые годы жизни, если ему не сделать пересадку костного мозга)? Лечение по данному диагнозу в нашей стране пока недоступно, а успешные операции делают только в Израиле, и обходится такое лечение в сумму около 20 миллионов рублей. Даже такие крупные фонды, как Русфонд, не могут помочь всем детям с таким диагнозом. Родители вынуждены собирать деньги самостоятельно. Как можно это запрещать?!»

Отдельно этот гипотетический запрет может очень сильно ударить по больным взрослым. В нашей стране охотно жертвуют на детей. Тридцатилетнему мужчине или пенсионеру в случае страшной болезни собрать нужную сумму на лечение сложнее в разы.

На что россияне жертвовали деньги в 2016 году. По данным фонда CAF

«Соцсети — это единственный шанс для таких людей. А погорельцы? Люди, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации? Нельзя взять и запретить им всем обращаться за помощью. Тут самое главное — максимальная, насколько это возможно, честность и прозрачность. Пусть собирают на что хотят, хоть на силиконовые имплантаты, главное — чтобы об этом честно говорили жертвователям», — считает сотрудник Русфонда.

 

Источник: https://www.ridus.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

Виктор Дробыш сообщил о мошенниках, зарабатывающих на его имени

Виктор Дробыш опубликовал в своём микроблоге видеообращение, в котором рассказал о мошенниках, зарабатывающих на его имени. Продюсер также сообщил, что сейчас расследованием этого дела занимаются правоохранительные органы

Виктор Дробыш обратился к общественности с помощью своего микроблога. Мужчина рассказал, что мошенники от его имени связываются с различными организациями, средствами массовой информации и некоторыми частными лицами, чтобы предложить им поучаствовать в благотворительной акции Виктора. В частности он упомянул тот случай, когда преступники собирали деньги на закупку инсулина от его имени. Кроме того, звонящие мошенники предлагают своим жертвам принять участие в музыкальном проекте “Фабрика звезд”. Виктор попросил не обращать внимания на эти звонки, которые никак на самом деле не связаны с ним.

Дробыш отметил, что действительно занимается благотворительностью, но делает это без всяких звонков от своего имени и без лишнего шума. По словам музыканта, он обратился в полицию, которая уже занимается расследованием этого дела. В телефонном разговоре с журналистами “Пятого канала” он поделился некоторыми сведениями о мошенниках, которые он получил от полицейских. Как оказалось, мошенники звонили из тюрьмы, расположенной в Оренбургской области. Пока преступную деятельность злоумышленников прекратить не удалось, они по-прежнему продолжают звонить. Дошло даже до того, что преступники позвонили помощнику Дробыша и представились им самим.

Напомним, недавно Виктор негативно высказался по поводу музыкального таланта Ольги Бузовой, чем довёл певицу до слез. Тогда он порекомендовал исполнительнице устроиться на обычную работу, а не пытаться строить творческую карьеру.

 

Источник: http://krpress.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Доброта как источник дохода

В прошлом номере мы опубликовали радостную новость: удалось собрать деньги на инсулиновую помпу для череповчанки Ульяны Михайловой — за 127 дней чуть более 240 тысяч рублей. В этом номере расскажем об обратной стороне благотворительности — тех, кто пользуется чужим горем и добротой.Спасибо
Помпа, средства на которую жертвовали четыре месяца — с конца мая, заказана и вот-вот придет. Это буквально вопрос жизни и смерти. У Михайловой тяжелая форма сахарного диабета, помпа — устройство для непрерывного подкожного введения инсулина. Без нее девушка впадала в диабетические комы.

Я благодарю наш дружный город за помощь, от всего сердца, — говорит Ульяна. — Я очень признательна за то, что не были равнодушными, за то, что не прошли мимо, за то, что не оставили. Спасибо!

Девушка «с Германии»
Я периодически общаюсь с Ульяной и с ее подругой Ольгой Кожиной. Ольга тоже незрячая, именно она создала группу в социальной сети и взялась за работу по сбору средств. (Кстати, Ольга и Ульяна пользуются специальной компьютерной программой, которая озвучивает все тексты.) Поэтому я из первых уст знаю, что дело шло непросто. Мошенники стали писать сообщения уже на второй день после создания группы.

— Спрашивают данные карты, которые на самом деле не требуются для того, чтобы перевести деньги на счет, но нужны, чтобы можно было, например, расплатиться за покупки в Интернете, — усмехается Ольга. — Скажем, пишет человек: «Здравствуйте. Как Ульяна себя чувствует?» Причем в группе он не состоит. Отвечаю: «По-разному». И начинается: мол, мы коллективом собрали сумму, хотим перевести прямо сегодня, нам для перевода нужны такие-то данные, потому что заполняем бланки через бухгалтерию.

Были и люди якобы из других стран (одна, например, сообщила, что она «с Германии»), которые объясняли, что данные нужны для конвертации валют. Девушку «с Германии» и еще одного мошенника Ульяна и Ольга, исключительно в показательных целях, сами, что называется, развели: несколько часов тянули время, говоря, что карта в другом месте и сейчас им пришлют скан, давали неверные данные и т. д.; потом эту переписку выложили в группе.

Рычаги воздействия
Проблема в том, что не всегда можно разобраться, насколько честные у человека намерения, хотя, повторимся, в большинстве случаев все понятно с первых вопросов.— Сколько раз у вас пытались узнать данные банковской карты?

— Возможно, было более 50 случаев, — отвечает Ольга. — Нечестные «жертвователи» пишут практически как под копирку. Я связалась с человеком из техподдержки социальной сети, похоже, что есть какая-то программа с определенным текстом («собрали коллективом» и далее по шаблону); хотя ответы на встречные вопросы вполне логичные, видимо, кто-то все же контролирует процесс.

— Ты рассказывала, что вашу группу пытались закрыть.

— Да. В социальной сети есть несколько групп, которые выявляют и стараются закрыть сообщество по сбору помощи, эти люди считают, что наша и подобные созданы для схем мошенников. Есть разные рычаги воздействия. Нельзя просто взять и создать группу помощи, есть правила, которые нужно соблюдать: выкладывать определенные документы, отчетность и так далее. А если документа нет и его не раздобыть в ближайшие дни (выходные или праздники) и техподдержка получит сообщение об этом, она закроет группу с формулировкой «За подозрительные сборы».

Реально нереально
Цель таких групп — борьба с жуликами, но беда в том, что под огонь попадают и честные сообщества, от которых действительно зависит, удастся ли собрать средства на лечение конкретного человека.

— Уже после истории с нами я читала обсуждение о шестилетней девочке, чью группу закрыли по милости борцов за честность, и ребенок умер, — говорит Ольга.

— Я читала другие обсуждения, тоже про ребенка, — вспоминает Ульяна, — мол, зачем тогда было и собирать, раз все равно умер. Комментарии очень гадкие, страшные. Противное это дело, — Ульяна вздыхает.

— Люди пытаются выявить мошенников…— …Но очень сильно заигрываются, — кивает Ольга.

Елена Самсонова — второй администратор группы по сбору помощи для Ульяны. Кстати, Елена не была знакома ни с Ульяной, ни с Ольгой, пока не увидела объявление о том, что группе требуется еще один администратор. В одиночку сложно справляться с объемом работы, который сваливается на администратора: многочасовые переписки, общение со службой поддержки, предоставление документов — это лишь малая толика дел.

— Я случайно наткнулась на группу в социальной сети, — говорит Елена. — У одного из моих родственников тоже диабет (Ульяна потеряла зрение из-за осложнений, связанных с диабетом, — прим. авт.), решила, что я должна помочь.

— Она реально очень помогла, — с теплой улыбкой сказала Ульяна.— Скорее, помогла нереально, — весело поправила Ольга.Администраторы группы благодарят весь Череповец за мощную поддержку.

Экстренная ситуация
4 октября отмечался Всемирный день защиты животных. Увы, приюты тоже знают, что доброта порой выходит боком. Нередко «заботливые» владельцы подбрасывают надоевших питомцев, собак обычно оставляют привязанными к забору.

— В последнее время это бывает очень часто, — говорит Анна Кадуличева, волонтер приюта «ЗооЩит». — Недавно под двери подкинули кошку с котятами, хотя у нас приют собачий, условий для содержания кошек нет. Также недавно мы нашли сразу двух собак, которых кто-то привязал к нашему забору.

Притом собаки эти явно домашние. Владельцы, решившие столь гуманно, но трусливо избавиться от питомца, видимо, считают, что их совесть может спать спокойно. А для приюта каждый такой подкидыш — экстренная ситуация. Сейчас в «ЗооЩите» более 30 собак, свободных вольеров нет.— Очень сложно стало с пристройством, за последний месяц мы отдали только одного щенка и ни одной собаки (за август — четырех щенков и одну взрослую собаку). В последние полгода сложно все идет.

Когда появляется подброшенная собака, приходится срочно искать ответы на вопросы: куда ее поместить, что делать с прививками (вакцины или средства на них далеко не всегда есть в наличии)?

Год-два назад некие девочки-подростки ходили по домам, представляясь волонтерами «ЗооЩита» и собирая деньги якобы на помощь бездомным животным.

— Мы никогда не ходим по квартирам, — напоминает Анна. — И никогда не пишем личные сообщения в соцсети незнакомым людям с просьбой перевести деньги туда-то и туда-то. О нуждах приюта мы сообщаем на странице в своей группе, информацию об акциях по сбору помощи тоже даем заранее.

Источник: http://www.35media.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Благотворительность по-челябински: как заработать на доброте и лени

Благотворительные организации Челябинска бьют тревогу: в последние месяцы участились случаи мошенничества со сбором средств в пользу тяжело больных южноуральцев. Добросердечные граждане, складывая деньги в ящики для пожертвований или перечисляя на указанные в соцсетях и СМИ расчетные счета, зачастую только подкармливают аферистов. Как отличить настоящих благотворителей от зарабатывающих на чужой отзывчивости преступников, «ФедералПресс» рассказали руководители некоммерческих фондов и сотрудники Минюста.

Некоммерческое «поле чудес»+

В настоящее время УМВД Челябинска ведет проверку по факту кражи 500 тысяч рублей с банковской карты, на которую почти год поступали пожертвования для лечения девушки с фибромой кости. По данным пресс-службы городской полиции, жительница Челябинска в 2016 году обратилась за помощью в некоммерческую благотворительную организацию: ей требовалась серьезная сумма на лечение редко встречающейся в онкологии доброкачественной опухоли. Благотворители настояли на заведении специальной банковской карты, затем больная передала им пин-код и подключила приложение «мобильный банк» к телефону фонда. До августа 2017 года велся сбор средств. Лишь в конце лета с больной связались родственники другого инвалида, воспользовавшегося услугами этого же фонда, и рассказали, что деньги с банковской карты регулярно уходят в никуда. Запрошенная в банке выписка со счета подтвердила: за год для помощи в лечении опухоли жители Челябинской области перечислили жертве фибромы почти 500 тысяч рублей. Однако все деньги с карты были потрачены, а сами «благотворители» перестали выходить на связь.+

Сам по себе факт хищения денег, пожертвованных на лечение серьезной болезни, для Челябинска, увы, не нов. Волонтеры старейших благотворительных организаций постоянно предупреждают доброхотов, что перечислять средства на чужие анонимные счета – зачастую значит только набивать карманы современных остапов бендеров. Однако гуманности и щедрости жителей региона по-прежнему хватает на всех – и честных благотворителей, и мошенников.+

«Мы внимательно изучили данные так называемых коллег, которые так здорово «помогли» девушке, – рассказала на посвященной «благотворительному скандалу» пресс-конференции руководитель БФ «Искорка» Евгения Майорова. – Ситуация неоднозначная. Сколько раз предупреждали народ – всё без толку, а ведь, если разобраться, девушка сама спровоцировала этих помощников на кражу, передав им данные своей карты. Да, если рассуждать по справедливости, то действия «благотворителей» подходят под статью 159 УК РФ «Мошенничество». Но с юридической точки зрения люди, выходит, просто подарили кому-то свои деньги».+

Тем не менее, Евгения Майорова утверждает, что подобные ситуации – это все-таки исключение из правила, и большинство объявляющих сбор средств в Челябинске волонтеров преследуют благородные цели. Ее поддерживает начальник отдела по делам НКО (некоммерческих организаций) регионального управления министерства юстиции Евгения Шангина: по словам чиновницы, за последние три года ее подчиненные провели проверки половины из зарегистрированных в Челябинской области благотворительных организаций, и преступного умысла в действиях ни одной из них не выявлено. Правда, оговаривается Шангина, сотрудники минюста не имеют права проверять НКО, зарегистрированные в другом регионе. Но информация от коллег Шангиной в других областях подтверждает: Южный Урал – не несчастливое исключение, проблема с аферами в сфере благотворительности характерна для всей России. А по данным Евгении Майоровой, сегодня на Южном Урале действует сразу несколько организаций, зарегистрированных примерно в одно и то же время – в мае 2016 года, на одних и тех же или аффлилированных друг с другом людей.+

«Это «варяги» из Курска, Ростова-на-Дону, Чувашии, – отмечает исполнительный директор Ресурсного центра НКО Челябинской области Михаил Комиссаров, не уточняя, впрочем, названия подозрительных фондов. – Средства они собирают непонятно на что и непонятно почему. Вообще это логично: чем больше развивается сектор НКО, тем больше в нем появляется мошенников».+

b62e7e2c30a3dc5e58e0176c2c7b62fd.jpg

Не прячьте ваши денежки+

«Аферисты зарабатывают на чужой доброте и лени, – объясняет успех подобных средств заработка Евгения Майорова. – Да-да, на лени наших добросердечных граждан. Узнать мошенников достаточно просто, стоит всего лишь посмотреть их учредительные, регистрационные документы. Между прочим, волонтеры любой НКО должны предъявлять такие бумаги по первому требованию. А деньги, получаемые от добровольцев, должны в обязательном порядке инкассироваться. Уже поэтому, например, разнообразные ящики для пожертвований, с которыми мы регулярно сталкиваемся в супермаркетах и торговых центрах, равно как и работа с «копилками» на улицах – первый признак если ни мошенничества, то правовой безграмотности благотворителей».+

Майорова и Комиссаров приводят несколько признаков «благотворительного» мошенничества. По их словам, серьезные организации никогда не собирают средства конкретно для какого-то несчастного: ведь это процесс не быстрый, а деньги на срочную операцию могут понадобиться «еще вчера». Поэтому распространение в соцсетях трагических историй со слезным призывом помочь и номером банковской карты – уже есть признак мошенничества. «Бывают просто придуманные истории несуществующих людей, а бывает так, что человек с его проблемой есть, но вмешательство благотворительных организаций ему на деле не требуется – он может получить медицинскую помощь у государства, как это было в случае с нашей обманутой девушкой, – уточняет Евгения Майорова».+

В числе других признаков аферы руководитель «Искорки» называет отсутствие детализации движения средств, сбор наличных денег, смерть больного в конце всей истории со сбором средств и склонность сборщиков к истерии и нагнетанию мрачного настроения: Майорова утверждает, что настоящие волонтеры настоящих благотворительных фондов, наоборот, стараются и для своих подопечных, и для добровольцев-спонсоров создать максимально благоприятные условия в эмоциональном плане.
«С другой стороны, – отмечает Евгения Майорова, – организации с этими признаками не обязательно будут воровать деньги. Это могут быть настоящие энтузиасты, искренне желающие помочь людям, но не подкованные в правовом смысле».+

Кто кормится с пожертвований?+

Возникает логичный вопрос: а в чем, собственно, разница между «правильными» и «неправильными» благотворительными фондами для рядового гражданина, решившего помочь больному, инвалиду, просто человеку, оказавшемуся в трудной жизненной ситуации, да может и не человеку даже – ведь те же зоозащитники также регулярно объявляют сбор средств для содержания брошенных собак и кошек? Ведь перечисление денег через серьезную организацию, может, и более надежно, чем перевод на личную карту нуждающегося в помощи, но какая часть этих денег дойдет до инвалида или жертвы катастрофы? Мощный фонд-долгожитель требует денег на зарплату сотрудникам, работу с источниками, решение оргвопросов, аренду помещения…+

«По закону НКО не имеют права тратить на административные расходы более 20% от собранных средств, – заверяет Михаил Комиссаров. – А в реальности эти расходы не превышают 3-10%. Так что пожертвовавший деньги человек может быть уверен, что его средства будут использованы по назначению. А вот те, кто пытается быстро собрать средства «на лечение», «на помощь», выводя на улицы юношей и девушек с ящиками, такого доверия у меня лично не вызывают. Я уже четыре года следую правилу: встретив на улице таких сборщиков, даю им визитки, рассказываю: обращайтесь к нам, у нас огромный опыт и возможность оперативно аккумулировать средства, мы поможем. Раздал, наверное, уже больше 80 визиток. И что вы думаете? Ни одного звонка, ни одного обращения от таких волонтеров за все время!»+

Есть и другие нюансы: например, в Челябинской области не собираются – совсем не собираются! – средства на лечение онкобольных. Еще один вопрос – привлечение к сбору средств несовершеннолетних. У Ресурсного центра НКО есть два примера, когда лже-благотворители обращались за помощью в челябинские школы. Руководству учебных заведений сулился процент со сборов за разрешение привлечь к работе в торговых центрах и на улицах школьников. То есть директора, по сути, просто сдавали учеников «в аренду», не интересуясь, действительно ли собранные деньги пойдут на благое дело.+

Кроме того, распространенным приемом является сбор средств для отправки больного на лечение в дорогу клинику – куда-нибудь в Германию или Израиль. Такие акции особенно не любят врачи: ведь по сути, отдавая деньги для операции за рубежом, южноуральцы расписываются в недоверии к отечественной медицине.+

«Тут тоже надо очень внимательно рассматривать все аспекты, – советует Евгения Майорова. – Действительно ли операция стоит именно такую астрономическую сумму? Действительно ли необходимо именно лечение за рубежом, или все-таки помощь можно оказать на месте? А может, такой сбор средств – это просто рекламная кампания зарубежных медиков?»+

Однако, при всем уважении к медицине отечественной, случаи бывают разные. Напомним, не так давно на страницах «ФедералПресс» выступала руководитель челябинского бюро благотворительной организации «Русфонд» Елена Попова. По ее словам, в течение последних двух месяцев «Русфонд» пытается оформить патронаж над двумя девочками-инвалидами из Кусинского реабилитационного центра. У детей одна нога на двоих, в свое время они получили протезы от Челябинской фабрики, по сей день находятся под наблюдением врачей областной детской клинической больницы. По версии Поповой, изделия челябинской «протезки» не выдерживают никакой критики: они просто слишком тяжелы и неудобны для девочек. Однако «Русфонд» долгое время не мог начать сбор средств для покупки за границей высокотехнологичных искусственных конечностей: специалисты государственной медицины отказывались оформить соответствующие документы. Между тем, именно «Русфонд» в мошенничестве и желании заработать на чужом горе заподозрить не получается: с 2015 года на счету только челябинского бюро – документированная помощь более чем 40 подросткам-инвалидам.

«Вообще вопрос сбора средств очень неоднозначен, – заметила в конце пресс-конференции Евгения Шангина. – Увы, у большинства БФ политика непрозрачна, а мониторить их все у нас нет возможности. В любом случае, если хочется помочь несчастным, то стоит выбирать для этого фонды с долгой историей и незапятнанной репутацией! А если и сдавать деньги наличными, то только во время крупных, контролируемых властями акций – например, традиционный сбор средств на благотворительные цели проходит в Челябинске на Общественном политическом вернисаже. И уж в любом случае жертвовать или нет – каждый решает только сам».

Источник: http://fedpress.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Лжеблаготворителей накажут тюрьмой

Мошенники, спекулирующие на желании людей помочь ближнему, должны нести более суровое наказание, нежели люди, совершившие мошеннические действия в экономической сфере, уверены законодатели. Какие поправки они готовят в закон о благотворительной деятельности в России?

Спекулянтов на добрых чувствах посадят «не на один год»

Как сообщил «Парламентской газете» глава Комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам религиозных и общественных объединений Сергей Гаврилов, он ведёт работу над законопроектом, одна из новелл которого направлена на усиление контроля за деятельностью фондов, занимающихся благотворительностью. В частности, речь идёт об ужесточении ответственности за мошенничество в данной сфере. Прежде всего изменения коснутся фондов-двойников, псевдопосредников, которые, бросая клич на сбор средств тяжелобольному ребёнку, изначально не собираются направлять их на его лечение, а собирают их в свой карман.

«В новом законе мы будем максимально прорабатывать эти вопросы, потому что наше общество ментально всегда было готово оказать помощь тому, кто попал в беду, — подчеркнул депутат. — Благотворительность — это наша традиционная ценность, абсолютно органичная нравственная черта нашего народа. И спекуляции на моральном сопереживании, сочувствии ближнему дискредитирует благотворительность в нашей стране, ожесточают людей и ухудшают климат в нашем обществе».

Парламентарий пояснил, что речь идёт о поправках не только в Кодекс об административных нарушениях, но и в Уголовный кодекс РФ. Говорить о конкретных наказаниях Гаврилов не стал, но сообщил, что максимальным наказанием должно стать лишение свободы «не на один год».

В Совете Федерации положительно отреагировали на предложение усилить наказание для мошенников в сфере благотворительности. По мнению заместителя председателя Комитета палаты регионов по социальной политике Александра Борисова, обман нуждающихся должен караться более сурово, чем мошенничество в экономической сфере.

Благотворительность — это наша традиционная ценность, абсолютно органичная нравственная черта нашего народа. И спекуляции на моральном сопереживании, сочувствии ближнему дискредитирует благотворительность в нашей стране.

«Эти действия связаны с проявлением особого цинизма, в них присутствует явный преступный умысел. Поэтому считаю, что наказание за мошенничество в рамках благотворительности должно быть более суровое, нежели за элементарное экономическое мошенничество», — сказал сенатор «Парламентской газете».

Стремление законодателей прижать обманщиков поддержали и в сообществе российских благотворителей. Президент фонда «Закон, справедливость и милосердие» Вадим Поспелов, который специализируется на оказании медицинской помощи российским судьям и их семьям, а также детям со сложными заболеваниями, подчеркнул: мошеннические действия, особенно те, что совершаются в Интернете, уничтожают доверие к добросовестным благотворителям.

Компаниям упростят участие в благотворительности

Вместе с тем эксперты считают, что прежде чем ужесточать ответственность для благотворителей, им надо давать какие-то льготы. Действующий закон в этой сфере слишком консервативен и затрудняет работу тех, кто решил заняться благотворительностью, отметили они. В Госдуме об этой проблеме знают — глава профильного думского комитета Сергей Гаврилов уверен, что благотворительность должна быть «максимально простым, доступным и прозрачным видом деятельности для юридических лиц».

«Это должно достигаться за счёт того, что часть благотворительной помощи — на лечение, оздоровление, например, — должна идти за счёт издержек, а не за счёт прибыли юрлиц. Это серьёзно упростит участие организаций в благотворительности: направлять деньги за счёт чистой прибыли — очень сложная, бюрократически перегруженная процедура», — заявил депутат.

Такой шаг, по мнению специалистов по благотворительной деятельности, будет однозначно поддержан не только фондами, но и юрлицами в России.

«Именно выделение средств на благотворительность из издержек, а не из чистой прибыли позволяет за рубежом собирать в разы больше денег на то же лечение детей, нежели у нас, — рассказал Вадим Поспелов. — Это более выгодно для компаний и предприятий. Кроме того, у нас далеко не все готовы раскрывать свою реальную прибыль, часто она занижается до минимума. Соответственно, и выплаты на благотворительные цели получаются мизерными».

Источник: https://www.pnp.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Стоп, обман

Куда уходят деньги: как проверить НКО на честность

Работа благотворительных фондов невозможна без помощи неравнодушных граждан. К сожалению, многие из нас с трудом представляют, как работают некоммерческие благотворительные организации, и этим, в свою очередь, пользуются мошенники. Вместе с экспертами разбираемся, как отследить пожертвованные в НКО деньги и не попасться на удочку недобросовестных «благотворителей».

— На самом деле, даже обычному пользователю отследить свои пожертвования в честном фонде очень просто, — рассказывает Владимир Берхин, президент фонда «Предание». — Для этого достаточно понимать основные способы отчетности НКО.

Как говорит Берхин, любой фонд, который всерьез озабочен вопросами прозрачности и выстраивания доверительных отношений с жертвователями, использует один из двух механизмов работы с финансовыми отчетами. Первый — публикация входящих и исходящих платежей. То есть в течение нескольких минут после того, как вы сделали платеж на сайте выбранного вами фонда, он должен отобразиться на странице НКО. На сайте вы сможете увидеть, что деньги лежат на счету того человека, которому вы их пожертвовали, и что они достанутся именно тому, кому предназначены.

20%
положенных на содержание офиса, в приличных фондах считается хорошим тоном не тратить целиком

— Самые продвинутые фонды при этом еще и публикуют платежное поручение, то есть официальный банковский документ, — продолжает Владимир Берхин.
По словам директора фонда «Предание», этот механизм автоматический. Кроме того, вы сможете отследить не только судьбу своих денег, но и количество пожертвований других людей — большинство жертвователей анонимны.

Не все сайты благотворительных НКО оснащены таким образом, чтобы предоставлять полный отчет о своих действиях в режиме реального времени. Есть еще один вариант действий фондов — они не публикуют все входящие платежи, но при этом полностью доступны для общения и комментариев. Каждый пользователь в любой момент может позвонить, написать сотрудникам или прийти в офис.

Об этом способе отчетности рассказывает директор благотворительного фонда «Детские сердца» Екатерина Бермант:

— Изначально наш фонд работал в офлайне, потому на сайте нет возможности отслеживать платежи, — говорит Екатерина Бермант. — Но, если человек хочет узнать, дошли ли его деньги, он может позвонить или написать нам, все контакты в открытом доступе. Отмечу, что в нашем фонде человек может пожертвовать как конкретному ребенку, так и сделать «неадресный» платеж, то есть в общую кассу. В этом случае день­ги пойдут детям, которым лечение необходимо прямо сейчас, исходя из назначенного врачом срока операции. Также у нас всегда есть запас средств на случай, если какому‑то подопечному срочно понадобится помощь. Все эти детали мы сообщаем при непосредственном обращении наших жертвователей.

Все вместе: На сегодняшний день уже 260 российских фондов приняли и подписали декларацию о добросовестности в сфере благотворительности.

По мнению Владимира Берхина, этот способ отчетности фондов менее совершенный, но в некоторых случаях более уместен, например когда у фонда нет большого потока входящих платежей. Также этот вариант часто работает при проведении благотворительных мероприятий или публикаций в соцсетях от лица фонда или его директора.

Честные фонды отчитываются и о сумме, потраченной на содержание офиса и зарплату сотрудникам, отмечает Бермант:

— Считается хорошим тоном 20 процентов, которые положены на содержание офиса, не тратить целиком. Наш фонд тратит «на себя» только 4,5 процента, об этом написано у нас на сайте. Иногда организация открывает сбор на зарплату и содержание офиса — эту модель каждый фонд выбирает сам.

Таким образом, любой пользователь, прежде чем отправить пожертвование по назначению, может самостоятельно проверить фонд на честность.

— Первый и главный признак, который отличает мошенников, — при отчетности они не пользуются ни одним из вышеперечисленных способов, — считает Владимир Берхин. — Они не публикуют платежные поручения, а при попытках расспросить, куда ушли день­ги, дают общие ответы.

Самый простой способ проверить, мошенники перед вами или нет, — найти на сайте раздел «отчеты» и его изучить. В нормальном случае на странице должно быть подробно расписано, кому, куда и когда были отправлены деньги пользователей. Чест­ные фонды перечисляют средства на лечение не семье, которой нужна помощь, а непосредственно в медицинское учреждение, и показывают счета:

— Еще один важный момент — честные фонды никогда не выводят просто так на улицы волонтеров с ящиками, и вообще стараются не иметь дело с наличными, — рассказывает Екатерина. — Фонды собирают средства в определенных местах и в определенные дни, например на официальных благотворительных ярмарках, информацию о которых можно узнать на сайтах самих фондов.

И последний пункт, который поможет вам понять, как не отправить деньги в карман мошеннику: добросовестные благотворительные НКО никогда не собирают платежи на карту частного лица.

— Как только при оформлении платежа возникает карточка част­ного лица, вероятность обмана увеличивается в десятки раз, — говорит Владимир Берхин. — Для пользователя именно этот фактор также может оказаться проверкой фонда на честность.

Многие российские благотворительные организации объединились в проект «Все вместе против мошенников». На сегодня уже 260 фондов подписали декларацию о добросовестности в сфере благотворительности. Названия организаций можно найти на сайте Ассоциации «Все вместе». Подробнее о мошенничестве в сфере благотворительности можно узнать на сайте stop-obman.info

Источник: http://msk.mr7.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

Севастопольских родителей круто обманули с путёвками в детский лагерь

Незарегистрированный благотворительный фонд «кинул» в Севастополе доверчивых горожан. Пообещав им путёвки в детские лагеря с огромной скидкой, руководитель организации этого не сделала, деньги не вернула и посоветовала потерпевшим просто подождать.

Свою историю знакомства с благотворительным фондом «Рука помощи» жительница Севастополя Наталья Мороз описала в соцсети «Фейсбук». По её словам, фонд обманул, взяв у неё 8000 рублей за непредоставленную услугу.

«Очень грустно осознавать, что ни возраст, ни опыт не помогли защититься от мошенников, если они прикрываются добрыми делами и помощью деткам. К этой мысли меня привело недолгое, но весьма дорогое (во всех смыслах) общение с благотворительным фондом „Рука помощи”», – написала женщина.

По её словам, о том, что в Севастополе есть фонд, который помогает нуждающимся семьям отправить ребятишек в детский лагерь за 8000 рублей, она услышала этим летом. По телефону руководитель фонда Алевтина Михайловна сообщила ей, какие документы необходимо собрать для путёвки, и поинтересовалась, в какой лагерь и на какую смену Наталья Мороз хочет отправить своего сына. За путёвку Наталья должна была заплатить 8000 рублей – и ещё 50 рублей за вступление в фонд.

Через неделю Наталья Мороз принесла необходимые документы в офис фонда: «Офис был завален вещами, на стене висели благодарности от администрации города в рамочках – и это внушало доверие. Алевтина Михайловна была очень убедительна, когда рассказывала, как она помогает людям, на столе у неё лежал солидный пакет аналогичных документов других желающих попасть в лагерь, и я утратила бдительность».

Как оказалось, за сданные деньги в фонде никаких расписок не дают, «всё построено на доверии». На вопрос, на чьё имя заполнять заявление о предоставлении путёвки, Алевтина Михайловна «замялась и сказала, что не нужно ничего писать в шапке, она сама заполнит позже». В конце встречи руководитель благотворительного фонда сказала ждать звонка из администрации города и уточнила, что не нужно говорить, что за путёвку заплачены деньги, ведь они бесплатные, а деньги заявителя пойдут на благотворительность.

Никакой путёвки Наталья Мороз не получила, а на требование вернуть деньги услышала, что они переданы начальнице, которая уехала отдыхать, и отдать ей ничего не могут. Позже Наталье перезвонили из фонда и предложили вернуть «вместе с другими» хотя бы по тысяче рублей. Естественно, она отказалась, потребовав вернуть всю сумму. На это в фонде ответили отказом. На том всё общение с так называемыми благотворителями закончилось.

Теперь Наталья Мороз ищет таких же потерпевших от «Руки помощи», чтобы написать заявление в правоохранительные органы. Женщина полагает, что у так называемого фонда есть покровители во власти – слишком цинично и самоуверенно вела себя руководительница фонда.

«Меня подвели»

В беседе с ForPost руководитель фонда Алевтина Горшкова сразу сказала, что от возврата денег потерпевшей не отказывалась, и добавила, что не будет подтверждать факт получения денег от Натальи Мороз.

«Всё это будет вами написано только со слов Натальи Мороз, я откажусь от своих слов полностью, потому что у неё нет ни расписок, ничего – правильно? Я им объясняла, что это происходит, она на тот момент была согласна и подписала расписку о том, что она вносит благотворительный взнос», – заявила Горшкова.

Она добавила, что есть ещё люди, которым она не вернула деньги, но это получилось потому, что её саму подвели. Называть чьи-то имена Алевтина Горшкова отказалась – мол, это «невыгодно как будущему фонду».

«Меня подвели, я не буду говорить пока, кто, потому что я решаю этот вопрос, и я постепенно людям выплачиваю деньги по своим возможностям, когда у меня есть. Я готова вернуть деньги, но нужно подождать. Если мне присудят вернуть эти деньги – я пенсионерка – я ей 20 лет буду эти деньги выплачивать, её устроит этот вариант?» – отметила руководитель фонда.

Горшкова добавила, что, успешно отправив детей на первую смену в лагерь, она решила оплатить путёвки сразу на три смены вперёд, чтобы забить места.

«Потом мне сказали одну причину, вторую, третью – и подвели меня. Руководитель департамента, в котором работал этот человек, в курсе ситуации. Человек этот приехал из России, получается, содрать деньги с севастопольцев. Ну, и попала я в 62 года по своей доброте душевной, потому что хотела помочь людям», – сказала она.

Алевтина Горшкова

По словам Алевтины Горшковой, она постепенно возвращает деньги тем, кто так же заплатил за путёвки, но не получил их, нужно только подождать: «У меня есть расписки людей, что я им деньги уже вернула, большей части. Ну не попала Наталья Мороз в этот список – может быть, она следующая на очереди, когда у меня получится ей вернуть. Может, месяц подождать, может, две недели – как у меня получится, я ещё занимаюсь бизнесом».

А вот раздувать публичный скандал по этому поводу благотворительница не порекомендовала, сославшись на то, что это невыгодно всем сторонам конфликта: «Если сейчас все мы поднимем бучу, и деньги не вернутся, если этот человек присвоил деньги, и пострадают те, кто давал деньги. Ещё частным порядком я могу вернуть эти деньги. Если честно, это считается взяткой».

К тому же, как выяснилось, фонд не зарегистрирован – о нём нет данных в ЕГРЮР РФ. Что подтвердила сама Горшкова, по её словам, сейчас над этим работает её юрист.

«Наше название просто номинальное, мы ещё не зарегистрированы. Сейчас у меня юрист работает над этим. Денег много нет, и платить три раза за регистрацию у нас тоже нет. Нам нужно подготовиться так, чтобы всё прошло без сучка без задоринки. Сейчас юрист регистрирует предприятие, у которого есть деньги, и, если их устав пойдёт, мы пойдём по их пути и будем регистрировать свой устав», – рассказала о схеме Алевтина Горшкова.

Чёрный рынок «благотворительности»

Ситуация с благотворительными организациями в Севастополе вообще обстоит странно. К примеру, практически ни один из существующих фондов не вышел на контакт с заместителем председателя Общественной палаты Севастополя Натальей Кирюхиной, к которой за помощью обратилась Наталья Мороз.

«В начале года я пыталась провести мониторинг благотворительных фондов Севастополя, чтобы определить, какое количество фондов есть. Как работают, какие мероприятия проводят, в каких отраслях они помогают, какую поддержку оказывают. По сути, мне ответил только один фонд – „Корсунь”. Остальные все уклонились. И о том, какая у нас вообще ситуация на рынке благотворительных фондов, очень сложно комментировать», – сказала ForPost Наталья Кирюхина.

Она подтвердила, что в ЕГРЮЛ РФ благотворительного фонда «Рука помощи», зарегистрированного в Севастополе, действительно нет. Но фонд с таким названием уже более десяти лет действует в Томске.

«Я захожу на их ресурс во „Вконтакте”. Начинаю смотреть, как много они оказывают помощь, вижу фотографии с публичными лицами, с Тицким (главой Ленинского муниципалитета Севастополя. – Ред.), вижу, что у них длительная переписка в течение года, их все благодарят, проводят какие-то совместные мероприятия. И при этом организация не зарегистрирована», – отметила зампред Общественной палаты Севастополя.

Кирюхина подчеркнула, что ни одна общественная, некоммерческая или благотворительная организация не может действовать без регистрации, ведь они платят налоги, ведут уставную деятельность и обязаны отчитываться, куда направляют собранные средства.

«Получается, это всё идёт чёрным налом, и куда они идут – непонятно. Это чёрный рынок, по сути. Получается, у нас любой человек может назваться как угодно и собирать деньги. Люди, которые отдали восемь тысяч, фактически не докажут, что они их отдавали. Организации нет, она не зарегистрирована, квитанции никакой нет», – констатировала Наталья Кирюхина.

Глава Ленинского муниципалитета Антон Тицкий сказал ForPost, что название благотворительного фонда «Рука помощи» ему «что-то вроде говорит», однако опроверг личное знакомство с его руководителем Алевтиной Горшковой: «Если честно, о фонде слышал, вроде, таком, но не могу сказать, лично не знаком – ни номера телефона, никаких контактов нет».

Привет из Томска

Директор томского благотворительного фонда «Рука помощи» Евгений Кочерган в телефонной беседе с ForPost подтвердил, что в Севастополе не было и нет их филиала.

«У нас за период 11 лет никогда не было открыто ни одного офиса, филиала или представительства за пределами Томской области. Я когда узнал об этом, звонил друзьям, знакомым в Севастополь, но они сказали, что ничего не слышали о таком фонде в Севастополе. Я думаю, это фондом даже сложно назвать, потому что они даже не зарегистрированы», – отметил Кочерган.

Он посоветовал гражданам внимательно относиться к информационному и документному сопровождению деятельности любых благотворительных организаций, чтобы не попасть в подобные неприятные ситуации.

«У нас есть на сайте отчётности полностью всё. А у этих ребят, как правило, ни сайтов, никакой отчётности за финансы, никаких проверок. Мы раз в три года проходим проверку Минюста, ежегодно проводим аудит организации, то есть у нас всё прозрачно. Если есть вопросы – и они не дают ответы, тогда уже надо насторожиться и подумать, надо ли обращаться туда», – подытожил руководитель официально зарегистрированного фонда «Рука помощи» из Томска.

Источник: http://sevastopol.su/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Мошенники организовали сбор средств на погребение пропавшего подростка из Перми

Мошенники организовали сбор средств в группе «ВКонтакте», однако после разоблачения оперативно удалили ее.

Напомним, 17-летний мальчик пропал 4 сентября — он ушел в школу, расположенную в районе КамГЭС и пропал. После этого его больше никто не видел.
Вчера, 12 сентября, в Орджоникидзевском районе Перми в реке Чусовой в районе моста было найдено тело подростка в ходе поисковой операции волонтеров и правоохранителей.

На данный момент проводится проверка, по результатам которой будет принято процессуальное решение, сообщает пресс-служба СУ СКР по Пермскому краю.

Мамой мальчика был организован сбор средств на погребение. Об этом она сообщила на своей странице в соцсетях, поблагодарив все неравнодушных за поиски.

«Милые мои, неравнодушные, спасибо всем за поиски моего Алешеньки! Прошу помогите проводить в последний путь, у кого есть возможность. Поймите правильно, что сейчас безвыходное положение. Всем спасибо за помощь. Дай бог всем здоровья», — написала женщина на своей странице.

Однако мошенники  решили воспользоваться чужим горем и организовали группу в соцсети «ВКонтакте» по сбору средств, репостнув сообщение мамы мальчика.

2.jpg

После этого мама разместила сообщение о том, что сбор средств производится мошенниками и обратилась к девушке, организовавшей группу, в комментариях с вопросом «Какие средства ты собираешь?».

1.jpg

После этого группа была быстро удалена.

5.jpg

Источник: v-kurse.ru/
Расскажите о проекте в соц.сетях

Как отличить мошенника от благотворителя?

Sobesednik.ru выяснил, как не попасться на удочку лже-благотворителей, собирающих деньги якобы на помощь нуждающимся.

«Часто вижу, как собирают деньги на лечение детей, но и подозреваю, что это могут быть мошенники, тоже часто. С одной стороны, не хочется кормить жуликов, с другой – думаешь: а вдруг и правда на нужное дело? Как можно отличить реальный сбор от липового?»
Ольга, Владимирская область

Со сбором средств в пользу нуждающихся людей столкнуться можно где угодно. И не все «благотворители» реально работают во благо. Как разобраться, рассказала Анна ВИНОГРАДОВА, вице-президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»:

– Сейчас уровень доверия людей к благотворительным фондам выше, чем был еще 10 лет назад. Мошенники пользуются этим. Например, если раньше на улице деньги собирали случайные люди под разными предлогами, то в последнее время мошенническая мафия уже не стоит с протянутой рукой, а ходит с ящиками для пожертвований. Так вот, людям, которые хотят помогать, стоит знать: настоящие фонды НИКОГДА не собирают деньги на улицах и в транспорте.

Со сборами в интернете сложнее. Для мошенников ничего не стоит создать сайт и начать собирать деньги, прикидываясь благотворительной организацией. Прежде чем делать крупное пожертвование для конкретного человека, вы можете внести небольшое – например 100 рублей. Если фонд чистый, оно должно стать заметным – в конкретной теме (например посвященной сбору средств на лечение ребенка) должна появиться информация о том, что поступило 100 рублей. Если вы видите судьбу своего пожертвования, это хороший признак. Если нет, это не означает, что перед вами стопроцентно мошенники. Такая система есть у крупных фондов, но ее не всегда имеют маленькие региональные. Еще один способ проверить сбор: фонды, существующие больше года, обязаны размещать отчеты на сайте Министерства юстиции. Можно посетить его и в разделе «Некоммерческие организации» уточнить, есть ли отчеты фонда, который вы хотите проверить. Естественно, важно, чтобы у конкретной организации был живой сайт, в частности раздел «Отчеты». Если фонд объявляет сборы для детей, должна быть информация о тех, что уже закончились, документы о том, что было сделано по итогам, и пр.

Что же касается благотворительных сборов в соцсетях, которые ведут конкретные люди, это особая история. Любые сборы на личные карты – это всегда возможность мошенничества, бороться с которым сложно. И грустно видеть, как люди отзываются на сомнительные призывы. Какой-то гарантией в таком случае может быть только личное знакомство с человеком, который собирает деньги. Мы же призываем: если попали в беду или если хотите помочь тому, кто в беде, обращайтесь в фонды. Да, такие сборы идут медленнее, но вызывают больше доверия.

Источник: https://sobesednik.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях