Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

Конференция «Все вместе против мошенников» пройдет 21 мая

МОСКВА, 17 мая — РИА Новости. Вторая всероссийская конференция «Все вместе против мошенников» состоится 21 мая 2018 года в центре «Благосфера» в Москве. Об этом сообщили в благотворительном собрании «Все вместе».

Год спустя после первой конференции, на которой был намечен план действий, представители НКО России встретятся, чтобы обсудить итоги и решить, на что будут направлены основные усилия.

«Помогать надо правильно. Жертвуя на улице или на личную карту в интернете, вы рискуете быть обманутыми, при этом даже 10 рублей, направленные в честный фонд, могут спасти жизни многих», — говорит Катя Бермант, директор фонда «Детские сердца», руководитель проекта «Все вместе против мошенников».

В конференции примут участие представители таких проектов и фондов, как «Добро.Mail.Ru», «Такие дела», Русфонд и многих других. Участники планируют обсудить отчетность и прозрачность действий благотворительных организаций, а также разобрать несколько примеров успешной борьбы с мошенниками в регионах.

РИА Новости https://ria.ru/sn_disabled/20180517/1520783968.html

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

II Всероссийская конференция «Все вместе против мошенников»

пн, 21 мая, 09:00 — 18:00
Москва, 1-й Боткинский проезд, д. 7, стр. 1, центр «Благосфера»

Более 200 НКО объединились для борьбы с теми, кто использует их репутацию для собственного обогащения. Участники конференции «Все вместе против мошенников» будут говорить о тех, кто прикрывается именем или статусом благотворительной организации, но нацелен не на помощь, а на прибыль, кто порочит репутацию благотворительных организаций, расскажут об итогах борьбы с лжеблаготворителями.

Организаторы — проект Ассоциации «Все вместе» по борьбе с мошенничеством в сфере НКО в партнерстве с Агентством социальной информации и центром «Благосфера».

В программе:

09.00 — сбор гостей, регистрация

10.00 — пленарная дискуссия «Итоги года борьбы с мошенниками»

11.30 — пресс-конференция

12.00 — параллельные сессии:
— дискуссия «Отчетность и прозрачность благотворительных организаций в глазах жертвователей»
— круглый стол «Эффективные каналы информирования общества о проблеме лжеблаготворителей»

14.30 — дискуссия «Мошенники в социальных сетях. Есть ли шансы на победу?»

16.30 — Они их победили. Лучшие региональные кейсы

С подробной информацией о проекте по борьбе с мошенничеством в сфере НКО можно ознакомиться здесь.

Для участия в конференции необходимо зарегистрироваться.

Аккредитация СМИ проводится по e-mail: stop-obman@wse-wmeste.ru.

Контакты

e-mail: stop-obman@wse-wmeste.ru

Источник: https://www.asi.org.ru/
Расскажите о проекте в соц.сетях

Подозрения северян вызвала некая благотворительная организация «Аурея»

В социальных сетях были опубликованы фотографии с разбитым ящиком для пожертвований. Отсюда-то всё и пошло. Волонтёры «Ауреи» работают в нескольких регионах России. В том числе и в Архангельске.

<p «=»»>Эти фотографии взбудоражили интернет. На снимках разбитая коробка благотворительного фонда «Аурея». На листовке изображение мальчика, который нуждается в срочном лечении. Вот только, ни хозяина ящика, ни денег нет. Почему же бокс оказался разбитым? И такая ли организация «Аурея» — благотворительная? Мы попытались разобраться.

— Собираете на помощь детям, правильно я понимаю? У вас я даже вижу, документы имеются, да?
— Конечно, можете посмотреть.
В папке — информация о фонде и копии диагноза. Кажется, что, вроде бы, всё чисто. Молодой человек называет себя гражданским активистом и волонтёром. Но, вдруг, неожиданно выдает интересную информацию — платят ему 150 рублей в час, и он несовершеннолетний. Когда по закону о благотворительности — волонтеры не могут получать денег за свою помощь. Да и подтвердить то, что пожертвования из ящика доходят до адресата молодой человек не смог. Зато подсказал адрес офиса, где находится «Аурея».

Александра Невдах:

— Региональное отделение фонда «Аурея» находится здесь. В офисном помещении нет никаких абсолютно вывесок и опознавательных знаков. На каких условиях они работают тоже не понятно.

На просьбу пообщаться и рассказать, как работает фонд, трое молодых людей требовали покинуть помещение.

— Вы можете мне сказать, на каких условиях вы собираете деньги? Не трогайте меня, пожалуйста, хорошо?
— Выйдите из помещения, пожалуйста.
— На каких условиях вы собираете деньги?
— Я вызываю полицию.

Полицию молодые люди так и не вызвали. Опомнившись после эмоционального разговора, представители «Ауреи» связались с нами через несколько дней. Мы согласились на еще одну встречу. Оформляя очередного волонтера, Алиса, сама гражданский активист, рассказывает, к разговору была не готова. Поясняет, зарплата волонтерам — это, якобы, компенсация — на проезд, и питание. Но волонтеры — местные, да еще и работа — почасовая.

Алиса Дудник, гражданский активист:


— Я понимаю, что организация некоммерческая должна быть бесплатной. Но если, допустим, гражданские активисты будут выходить бесплатно, то, соответственно, они вообще не будут работать.

Является ли такая оплата законной — большой вопрос. Зато деньги вполне реальные. Судя по информации на сайте, сейчас собирают пожертвования для двух мальчиков — Володи Шарафаненко из Ростовской области, тот, что на ящике, и Саше Пронченко. Он из Краснодара. У обоих диагноз — ДЦП. Ни у того, ни у другого нет сведений о том, сколько же нужно на лечение детям. А собирают немало.

— Вообще ну вот в этом районе около трех тысяч за три часа.

И такая сумма набирается у каждого волонтера. В Архангельске их 6. И наш регион далеко не единственный, где работает благотворительный фонд «Аурея». В итоге получается кругленькая сумма. А вот сколько в конце концов доходит до адресата? Нам удалось связаться с мамой Саши Пронченко.

Анастасия Пронченко, мама Александра Пронченко:


— Они нам перечисляют примерно три раза в месяц. Получается, каждую декаду, каждые 10-12-13 дней. По разному, от 10 до 20 с лишним. Недавно они нам прислали 22 тысячи.

Хотя по закону 80 процентов пожертвований должны уходить адресату. Выполняется ли это условие? Смотрим документы на сайте. У любого чистого фонда, который занимается благотворительностью должен быть публичный договор. В нем обычно указано, что все собранные деньги идут именно на пожертвования. Но почему у «Ауреи» этот документ отсутствует? С этим вопросом обращаемся к представителям фонда.

Ирина, администратор благотворительного фонда «Аурея»:


— В папке у ребят есть документ, заключенный с бенефициариями, условиями и тому подобное. То есть они есть в папке с документами.

Бенефициарии — это те, кто получает деньги из фонда. В данном случае родители больных детей. Только такой договор не действует на тех, кто эти самые пожертвования кладет в ящик на улице. Получается, что формально  деньги могут и не идти на благотворительность. По крайней мере отследить это невозможно. За три года своей работы «жёлтые жилетки» привлекли внимание региональных благотворительных фондов и журналистов. Заинтересовались ими и антимошеннические организации Москвы.

Людмила Геранина, координатор проекта «Все вместе против мошенников» благотворительного собрания «Все вместе»:


— Пока ни в одном из регионов, а их больше 15 на текущий момент не смогли возбудить не смогли возбудить дело по статье мошенничество. К сожалению, пока с точки зрения законодательства с ними сделать ничего невозможно. Но есть множество доказанных фактов о том, что они занимаются неправомерной деятельностью. Более того, это больше похоже на какую-то группировку.

Директор архангельского центра социальных технологий «Гарант» Марина Михайлова рассказывает, честные фонды уже давно перешли на электронные способы сбора пожертвований.

Марина Михайлова, директор Архангельского центра социальных технологий «Гарант»:

— Большинство фондов сейчас старается минимизировать сбор наличных денег. Это делается для того, чтобы как раз обеспечить наибольшую честность и прозрачность работы с благотворительными деньгами. Поэтому очень многие фонды переходят на сбор через интернет-пожертвования.

А ещё через СМС. Только тогда сбор денег получается наиболее прозрачным. Но схема эта гораздо сложнее. Не исключено, что те, кто хочет превратить благотворительность в бизнес, до сих пор выходит на улицу с прозрачными ящиками.

Источник: https://www.pomorie.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

«Мы не подменяем государство»: как фонды «берут» детей на лечение и что мешает им работать

На конференции по адресной помощи в Москве обсудили перспективы развития адресной помощи в России и то, по каким правилам играют участники благотворительной сферы.

В центре «Благосфера» 22 марта прошла первая Всероссийская конференция «Адресная помощь: перспективы и правила», организованная порталом «Милосердие». Эксперты, врачи, представители благотворительных фондов обсудили разные важные темы: лечение за рубежом, медицинскую экспертизу, работу с подрядчиками, критерии выбора реабилитационных центров.

На одной из встреч обсуждали экспертный медицинский совет: как и из кого он формируется, как фондам и родителям добиться помощи от государства, какие документы нужны и может ли фонд рекомендовать обследования. Модератором встречи выступила Людмила Геранина, координатор проекта «Все вместе против мошенников» и сотрудник центра «Благосфера».

Александра Захваткина/АСИ

Регламенты: как фонды решают, кому помогать

Владислав Дорофеев из Русфонда рассказал, что за последний год через московское бюро Российского фонда помощи прошли дети с 30 разными диагнозами. «Мы берем не только детей из Москвы и Подмосковья, но и детей из регионов, которые лечатся в столичных клиниках – не только городских, но и федеральных, которые расположены в Московской области», – рассказал Дорофеев.

Софья Жукова и Владислав Дорофеев. Фото: Александра Захваткина/АСИ

У многих благотворительных фондов нет ограничений по диагнозам: они помогают всем детям. Но бывают ограничения по географическому признаку. Например, Евгения Меньшикова из Фонда имени Марины Гутерман, расположенного в Костроме, рассказала: «Наш фонд помогает детям до 18 лет, постоянно проживающим на территории Костромской области вне зависимости от заболевания».

По словам Дорофеева, в числе ограничений, которые влияют на согласие фонда помогать ребенку, – возможности фонда. «Первое и главное ограничение – это наши возможности по сбору денег за фиксированное количество времени. У нас есть внутренний регламент – мы можем собирать деньги на ребенка не более 25 дней. Чаще всего сбор на ребенка занимает 7-10 дней. Бывает и такое, что мы собираем нужную сумму за несколько часов. Бывает, собираем с излишками – тогда «лишние» деньги идут на лечение других детей», — сказал Владислав.

Перед тем как взять ребенка в работу, фонды знакомятся с документами. Как рассказал Дорофеев, «когда к нам обращаются с просьбой о помощи, мы просим два главных документа: обращение родителей в свободной форме и врачебное заключение из больницы. Уже потом мы просим все остальные документы: копию свидетельства о рождении, все медицинские справки и справки о доходах родителей. Все-таки мы помогаем именно тяжелобольным детям – часто такие живут в не очень благополучных семьях с низким уровнем дохода».

Анна Сысоева из Благотворительного фонда Константина Хабенского рассказала, как это происходит в их фонде: «Мы проверяем данные по истории социальной экспертизы, и, если родители готовы подписать необходимые документы, оказываем помощь».

Евгения Меньшикова и Анна Сысоева. Фото: Александра Захваткина/АСИ

Кто проводит медицинскую экспертизу

Очень часто родители ребенка просто не знают, в какое медицинское учреждение обращаться. В таком случае может помочь благотворительный фонд. «В нашем случае, — уточняет Сысоева, —  медицинская экспертиза включается, по большей части, когда обращаются родители из региона с вопросом: нам поставили диагноз, куда нам идти? В таком случае мы обращаемся одновременно к нескольким специалистам и спрашиваем, что сейчас лучше сделать, в какую клинику отправить? Если ребенку показан четкий протокол, достаточно мнения одного врача. Если история многогранная, нужно мнение нескольких экспертов, чтобы решение было взвешенным».

Все участники встречи обратили внимание, что сотрудники благотворительных фондов – не врачи и давать рекомендации по поводу метода лечения, подбора лекарственных препаратов или реабилитации они не могут.

«Мы – не врачи, мы собираем деньги, а не оцениваем диагнозы детей. Решение о возможности лечения принимают врачи в больнице. Родители сами выбирают клинику, мы ничего не рекомендуем. Мы работаем практически со всеми московскими клиниками, с ними заключены договоры», – рассказал Владислав Дорофеев.

С его словами солидарна и Анна Сысоева: «Всю информацию, которую выпускает фонд, верифицируют внешние эксперты, а не наши сотрудники. Мы – не врачи, мы помогаем врачам сделать качественную работу по оказанию помощи нашим подопечным».

Софья Жукова из фонда «Правмир» отметила: «Мы не можем сказать, хорошая клиника или плохая, и потому обращаемся к эксперту. У нас такое чаще бывает с реабилитационными центрами».

Фото: Александра Захваткина/АСИ

Случается, что родители обращаются с просьбой отправить их ребенка на лечение за границу. У фонда Константина Хабенского есть четкая позиция на этот счет. «В заявках на получение помощи мы не ориентируемся на желания родителей. Как правило, мы оплачиваем лечение в нескольких федеральных медицинских учреждениях, где мы уверены в качестве работы врачей. Если к нам обращаются родители с просьбой оплатить лечение в конкретной клинике за рубежом, мы рассматриваем вариант помощи, только если есть официальное заключение российских врачей, что данная манипуляция невозможна на территории России. Это либо гиперсложный случай, либо когда один из блоков лечения нужно обязательно выполнить за рубежом. Тогда мы можем направить ребенка на целый курс, но у нас это бывает очень редко», – сказала Сысоева.

Выбор метода лечения – еще один важный вопрос, в котором сотрудники фондов обращаются к профессиональному медицинскому сообществу. «Экспертный совет – коллегиальный орган, и он необходим, чтобы помочь выстроить стратегию работы фонда по медицинской части и принимать супер-сложные решения. Во всем остальном порой достаточно мнения одного или нескольких специалистов», – считает Анна Сысоева.

В небольших городах есть свои особенности. «Что касается медицинской экспертизы, здесь есть сложности, потому что врачи в нашем регионе не очень контактные. Они могут быть не в курсе последних новинок, но зато они всегда знают, что можно получить в Костромской области, и всегда дают нам официальное заключение – это очень важно. В некоторых случаях очень помогают коллеги — узкопрофильные фонды, у них всегда можно проконсультироваться. Единственный минус – нет официального заключения. Есть еще вариант обратиться в медицинские сообщества. Там можно быстро получить рекомендацию, но невозможно оценить квалификацию доктора», — поделилась Евгения Меньшикова.

Не дублировать функции государства

Одна из важнейших задач любого фонда – помочь ребенку и постараться получить максимальную помощь от государства. Владислав Дорофеев прямо об том говорит: «Мы не собираемся оплачивать что-то, что может оплатить государство, и всегда стараемся за этим следить».

Костромской фонд имен Марины Гутерман особенно преуспел в этом вопросе. Евгения представила презентацию, где подробно рассказала о том, как они взаимодействуют с Департаментом здравоохранения.

«Так же, как наши крупные коллеги, мы стараемся не дублировать функции государства, насколько это возможно. Чаще всего к нам обращаются по четырем пунктам: лекарство, обследование, лечение, реабилитация. После того как к нам поступает обращение, мы отправляем его в Департамент здравоохранения. В 2015 году мы заключили с ним соглашение о предоставлении информации – оно помогает нам получать оперативную информацию о наличии лекарств или возможности лечения в нашем регионе. Если департамент отвечает, что государство может помочь, мы передаем семью им. Если нет – берем обращение в работу. Но в соглашении есть и минус: иногда департамент перекладывает свои функции на фонд и просит купить лекарства другим детям».

Даже когда государство не может помочь, есть варианты решения проблемы. «Иногда департамент может отказать в покупке лекарства, причин несколько: лекарства нет в федеральном или региональном льготном списке либо оно используется не по своему прямому назначению (например, БАДы). Если препарата нет в федеральном списке, родители могут обратиться с просьбой включить его в региональный. Но если препарата нет нигде, а он нужен, то включается фонд», – рассказала Меньшикова.

Евгения Меньшикова. Фото: Александра Захваткина/АСИ

В вопросах реабилитации детей фонды тоже стараются получить государственную поддержку. «Мы всегда смотрим, какие услуги можно получить в нашем регионе. Каждый счет и список процедур прорабатываем со специалистом, потому что массаж или занятия с психологом нужно проходить регулярно и это можно сделать рядом с домом», – сказала Евгения.

Доверие между партнерами

Многое в работе благотворительных фондов зависит от быстроты действий и степени доверия клиники фонду. Как рассказала Анна Сысоева, несколько лет назад фонд Константина Хабенского перешел почти со всеми клиниками на систему пост-оплаты. «Это очень удобно, потому что опухоль мозга не ждет, и нет времени пытаться выбить квоту. Если клиника готова принять ребенка под гарантийное письмо, мы госпитализируем его, и уже в процессе лечения вместе с родителями и врачами пытаемся получить квоту за счет государства. Это всегда совместная работа. Именно поэтому мы не ведем сбор денег на конкретных детей, потому что в процессе может оказаться, что ему удалось выбить квоту, и деньги жертвователей пойдут не ему».

Не менее важна и благонадежность контрагентов: клиник и реабилитационных центров. Софья Жукова поделилась своим опытом: «Я обязательно проверяю центры: смотрю выписки из ЕГРЮЛ, проверяю ОКВЭД и риски по СПАРК в программе 1С. Однажды нам предложили оплатить дорогую операцию на счет ИП – и это с учетом того, что ИП вообще не имеют права проводить операции! У всех новых контрагентов мы просим устав и всевозможные выписки. Иногда приезжаем в клинику и знакомимся с директором. Мы предпочитаем работать с государственными клиниками, но тут важно читать договоры. Мы всегда очень четко прописываем, какую сумму мы готовы тратить на того или иного ребенка, и просим больницу сообщать нам, если сумма возрастает. Конечно, мы не бросим ребенка,

Источник: https://www.asi.org.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

 

Расскажите о проекте в соц.сетях

Белгородцев призывают не поддерживать лжеволонтёров

Вместе против мошенников: представители общественности, органов правопорядка и благотворительных организаций города собрались за круглым столом, чтобы обсудить проблему лжеблаготворительных фондов.

Случаи мошенничества участились в прошлом году, когда под видом помощи тяжелобольным детям, пожертвования собирались в общественном транспорте.

Подростки заходят в автобус и предлагают пассажирам помочь ребёнку, больному ДЦП или иным заболеванием. На первый взгляд, поводов не доверять этим ребятам нет. Выглядят очень убедительно: футболки с логотипами фондов, в руках ящик, на котором фотография и реквизиты. Как правило, это реально существующий ребенок и ему действительно нужна помощь. Но только не факт, что собранные средства до него дойдут.

«Это псевдоблаготворительные организации, которые созданы на основе коммерческих организаций. Это своего рода такая франшиза по сбору средств у населения. Лжеволонтёры сами по себе не ходят, их кто-то организовывает и этот кто-то не всегда из России. Людям нужно объяснить, что нет таких организаций, которые законно ходят и собирают по автобусам деньги. Это незаконно», — сказал Игорь Гладков, член Общественной палаты Белгорода.

Организатором встречи выступила Общественная палата Белгорода. Участники обсудили вопросы совершенствования законодательства, проведения профилактических бесед с несовершеннолетними, информирования населения.

«Средства собирают в общественном транспорте, ограничивая граждан в выборе. Человек находится в условиях замкнутого пространства и ограниченного времени, он не может адекватно принять решение», — отметила Евгения Кондратюк, председатель БРОО «Святое Белогорье против детского рака».

Председатель БРОО «Скорая молодёжная помощь» Антон Андросов представил калькуляцию доходов таких «благодетелей». Так, по его данным, на территории Белгорода гражданка Украины основала «Фонд добрых людей», который за 2016 год собрал 6 миллионов рублей. Из этих денег на благотворительность пошли только 200 тысяч.

Ещё один фонд, «Счастливая жизнь», зарегистрирован в Казани, но работает в восьми регионах страны, в том числе и в Белгородской области. Из 86 миллионов рублей пожертвований лишь 900 тысяч пошли на помощь нуждающимся.

При этом многие люди не знают об этих махинациях и продолжают отдавать деньги.

В интернете запустили акцию по борьбе с попрошайками. Организаторы призывают белгородцев фотографировать людей, которые в автобусах или общественных местах собирают деньги на больного ребёнка и выкладывать снимки в интернет с хэштегом #лжеволонтёр. Чем больше людей узнают об афере, тем скорее она прекратится.

Ирина Подзолкова, Евгений Северинов, Сергей Драчёв

Источник: http://www.belnovosti.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

«Клик о помощи»

Для чего жительница Уфы загнала себя в гроб и… попросила денег?
Кто зарабатывает миллионы, создавая клоны страничек больных детей?
Как распознать фальшивку?
Как вместе с волонтерами вывести мошенников на чистую воду?
И где заканчивается благотворительность и начинается бизнес?

Источник: http://www.ntv.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

На фестивале «Добрые люди» рассказали, как не стать жертвами мошенников

Лекция прошла под лозунгом «Жертвуя наличные на улице, вы рискуете быть обманутым». Речь шла о так называемых «волонтерах», которые, представляя какой-то якобы благотворительный фонд, просят у прохожих деньги на помощь тем или иным нуждающимся. Почти в 100% случаев эти «волонтеры» работают по жульнической схеме, зачастую сами об этом не подозревая.
Людмила Геранина рассказала, что честные фонды никогда не собирают деньги на улицах и они всегда открывают свои данные. При этом жульнические фонды собирают деньги не в том регионе, в котором они оформлены, они не платят налогов и не соблюдают трудовое законодательство.

Екатерина Бермант пояснила, что называть таких мошенников «мошенниками» опасно, так как в суде их пока никто не определял как мошенников, и помимо того, что они обманывают людей, они обладают невиданной наглостью, судясь со всеми, кто обвиняет их в нечистоте помыслов.
Геранина отметила, что дать деньги — далеко не единственный способ помочь. По ее словам, можно отдавать старые вещи, покупать корм для домашних животных.
«Сейчас мы ведем информационную кампанию и рассказываем людям, чтобы они не отдавали деньги на ветер, пытаемся привлечь внимание власти и правоохранительных органов к этой проблеме. И конечно, мы будем пытаться добиться изменения законодательства, чтобы деятельность таких нечестных фондов была признана незаконной», — сказала Геранина.
Помимо истории о сборе денег «волонтерами» на улице, на лекции рассказали и о других схемах жульнического варианта нечестного сбора средств. Геранина рассказала, что если человек просит денег на билет к себе домой, то можно легко проверить, действительно ли он хочет уехать домой или же он просто обманом выпрашивает у прохожих деньги. Нужно предложить ему поехать с ним к кассам вокзала и купить ему билет, но не наличными, а вашей банковской картой. Тогда он не сможет сдать билет и получить за него деньги.

Далее: https://news.rambler.ru/

 

Расскажите о проекте в соц.сетях

Мы сами не местные, подайте денег, здоровья ради. Как отличить жулика от волонтера?

О том, как распознать жульнические «благотворительные» схемы, рассказали на фестивале «Добрые люди», организованном Общественной палатой РФ в Москве.

«Жертвуя наличные на улице, вы рискуете быть обманутым», — под таким лозунгом прошла лекция, которую провели Людмила Геранина, координатор проекта «Все вместе против мошенников» и Екатерина Бермант, директор фонда «Детские сердца», член совета Ассоциации благотворительных организаций «Все вместе».

В последние несколько лет на улицах стали появляться «волонтеры» (в основном, это молодежь), которые, представляя какой-то якобы благотворительный фонд, просят у прохожих деньги на помощь тем или иным нуждающимся. Почти в 100% эти «волонтеры» работают по жульнической схеме, зачастую сами об этом не подозревая.

Людмила Геранина рассказала, как отличить честные фонды от подобных мошенников. Так, честные фонды никогда не собирают средства на улицах, и они всегда открывают детали, знают про свою организацию все и не предлагают позвонить руководству фонда, чтобы объяснить вам какие-то подробностии.

Подозрение должны вызвать и документы фонда, если он зарегистрирован совсем недавно. А еще они собирают деньги не в том регионе, где изначально оформлены.

Людмила Геранина отметила, что дать деньги — далеко не единственный способ помочь.

— Например, можно не выбрасывать свои вещи, а сдавать их, можно покупать корм для домашних животных. Есть масса способов делать добро, но лучше, чтобы у этого добра был организатор. Поддерживайте проверенные фонды, о которых пишут в соцетях и СМИ, и тогда у вас не будет никаких рисков быть обманутыми, и ваша помощь дойдет до своего адресата, — посоветовала она.

Источник: http://noyabrsk-inform.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Открытие Фестиваля гражданского общества «Добрые люди»

Фестиваль проводит Общественная палата РФ в ЦВЗ «Манеж». «Добрые люди» — это полноценная картина острых социальных проблем и различных путей их решения. Каждый день фестиваля подчинен одной из социально значимых тем. Эксперты из некоммерческой сферы, социальные предприниматели, активисты и бизнес-тренеры поделятся успешными практиками и жизненными советами в формате тематических дискуссий, интерактивных сессий и мастер-классов.

Так, 16 декабря станет первым тематическим днем фестиваля – Днем гражданских инициатив. В центре внимания окажутся эксперты, которые поделятся практическим опытом как оказания, так и получения благотворительной поддержки.

Почему нельзя жертвовать на улице и как отличить лжеблаготворителей от истинных деятелей? На эти вопросы ответят эксперты сессии «Все вместе против мошенников в благотворительности», которую проведут представители Ассоциации благотворительных организаций «Все вместе». Следом за ними о своем опыте участия в конкурсах Фонда президентских грантов расскажут победители последнего из них.

Можно ли организовать на постоянной основе интересный культурный досуг для людей с ментальной инвалидностью и ярко выраженными поведенческими нарушениями? Возможно, и об этом свидетельствует уникальный опыт проекта «Изумрудный город», созданный совместными усилиями учреждениями культуры и родителями особых детей. О том, как создавался проект, расскажут его руководитель Анастасия Курилкина и директор Одинцовского центра народного творчества и методической работы Ирина Ватрунина.

Как правильно выстроить стратегическое партнерство, узнать, что такое сторителлинг и как он поможет в продвижении проекта и поиске спонсоров для проведения крупных социальных акций? Об этом пойдет речь на мастер-классе Евгении Мальцевой, директора Sponsor Consulting.

Секции и мастер-классы будут проходить при участии членов Общественной палаты РФ. В числе спикеров заявлены:

Елена Альшанская — член Комиссии ОП РФ по поддержке семьи, материнства и детства, директор фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»
Екатерина Курбангалеева — заместитель председателя Комиссии ОП РФ по социальной политике, трудовым отношениям, взаимодействию с профсоюзами и поддержке ветеранов
Артем Метелев — член Комиссии ОП РФ по делам молодежи, развитию добровольчества и патриотическому воспитанию, сопредседатель совета Ассоциации волонтерских центров
Ольга Амельченкова — член Комиссии ОП РФ по делам молодежи, развитию добровольчества и патриотическому воспитанию, руководитель Всероссийского общественного движения «Волонтеры Победы»
Евгения Уваркина — председатель Комиссии ОП РФ по развитию АПК и сельских территорий
Альбина Дударева — председатель Комиссии ОП РФ по экологии и охране окружающей среды, директор по развитию АНО «Международный центр наилучших природоохранных технологий»

В фокусе внимания каждой дискуссионной площадки — право каждого человека на достойный уровень жизни и поддержка проектов граждан, которые помогают государству решить важные социальные проблемы в стране.

Помимо дискуссионных площадок, фестиваль гражданского общества «Добрые люди» объединит все успешные практики Общественной палаты РФ на одной площадке. Тематические стенды расскажут о проектах, которые ведутся при поддержке членов Общественной палаты, включая инициативы, посвященные волонтерству, развитию сельского хозяйства, развитию городской среды, оказанию помощи детям-сиротам и людям с инвалидностью и другому. К началу фестиваля будет создана мультимедийная экспозиция по мотивам конкурса «Мой проект — моей стране!», рассказывающая о жизни авторов лучших проектов.

Источник: http://www.forsmi.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Бизнес на доброте. Пермяков атаковали лжеблаготворители?

В Пермском крае активизировались представители псевдоблаготворительных фондов. Молодые люди с символикой фонда «Россодействие» собирают деньги в общественном транспорте и на остановках. По словам волонтеров, пожертвования направляются на оплату высокотехнологичной медицинской помощи детям из других регионов страны, поддержку многодетных семей и матерей-одиночек. На деле и сам фонд, и его представители вызывают массу вопросов.

Благотворительная организация в Перми арендует помещение в одном из домов на Малой Ямской. По словам сотрудников соседних офисов, представители фонда по этому адресу бывают редко: ранним утром и поздним вечером. Кабинет используется как некий штаб. Здесь же руководители пермской ячейки фонда принимают на работу новых сборщиков пожертвований. Волонтеры «Россодействия» предпочитают действовать в центре города: входят в автобусы, трамваи, троллейбусы и обращаются к пассажирам с заранее выученным монологом.

Директор фонда «Берегиня» Татьяна Голубаева стала очевидцем одного из таких сборов.

— В 77-й автобус вошел молодой человек из благотворительного фонда «Россодействие», который собирал средства для помощи девочке. Я стала громко задавать ему вопросы: из какого города девочка, из какого города фонд. Почему фонд помогает, и какие есть документы с собой. Люди деньги не стали класть. Он встал у выхода и стал ждать следующей остановки. Мне тоже надо было выходить, вышли вместе. На остановке задала вопрос, откуда он сам, говорит, приехал из Донецка, деньги ему не платят, он работает добровольцем, показал документы. Да, все с синей печатью, но видно, что все много раз перекопировано, — говорит благотворительница.

В правовом поле

В России деятельность благотворительных фондов регулируется Федеральными законами «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» и «О некоммерческих организациях». Привлекать денежные средства граждан такие учреждения имеют право как на целевые расходы (помощь конкретным получателям), так и на содержание самой организации, говорит юрист Анатолий Малеев. В отечественной практике на административные нужды направляется примерно пятая часть пожертвований, собранных фондом. Действующее законодательство это позволяет.

— Если у волонтера, собирающего пожертвования, с документами все в порядке, и он действительно представляет официально зарегистрированный благотворительный фонд, то претензий к нему у правоохранителей быть не может. Возникнуть могут лишь морально-этические вопросы, — констатирует эксперт.

На официальном сайте фонда «Россодействие», представители которого активно работают сейчас в Перми, указано, что организация зарегистрирована в Курске. Вести работу в других субъектах Федерации законом в этом случае запрещено. Организация должна быть или межрегиональной, или общероссийской, и в любом случае создать в Перми филиал. Этого сделано не было.

Негативную оценку курской организации дает руководитель благотворительного фонда «Дедморозим» Дмитрий Жебелев. Он уверен, что многие охотники за добротой пермяков действуют вне правового поля.

— Нет проблем «взять» этих людей, которые с коробками ходят по автобусам, трамваям, на перекрестках. Они все практически действуют одинаково. У них нет документальных подтверждений благотворительной деятельности в части того, куда они перечисляют деньги. Есть все основания задерживать этих «волонтеров». Поводы — от попрошайничества до простой проверки документов. С помощью правоохранительных органов мы таким образом уже пресекали такую деятельность, когда устроили несколько специальных рейдов, — рассказывает общественник.

Доверяй, но проверяй

На странице «благотворителей» в сети данные о существовании региональных представительств есть, но официальная информация, подтверждающая их статус, отсутствует. На сайте «Россодействия» указан только один телефон и один адрес электронной почты. Человек, который зайдет на сайт фонда, с удивлением обнаружит, что в некоторых городах даже нет адреса представительства. Хотя организация уже более года действует в девяти регионах России. Декларируется, что фонд помогает больным детям, многодетным семьям и матерям-одиночкам. При этом на одном информационном ресурсе сборщики денег позиционирует себя как сразу два фонда: «Россодествие» и «Рост содействие». По данным сайта, в этом году организация уже привлекла и потратила на благотворительные цели более 2,3 млн рублей.

Настораживает, что по указанным в интернете контактам на связь представители фонда не выходят. Впрочем, сами волонтеры фонда на контакт с пермскими потенциальными жертвователями идут охотно: предъявляют ксерокопии учредительных документов организации, дают информацию о получателях пожертвований. Но дозвониться до руководства «Россодействия» по телефонам, указанным на сайте фонда, не удается. Часть телефонных номеров находится вне зоны действия сети, по другим номерам банально никто не отвечает. Кстати, пермякам фонд пока не помогает. На официальном сайте нуждающихся с пермской пропиской нет.

Конкуренция за добро

Сбор пожертвований организован с размахом: с помощью добровольцев, SMS-платежами, банковскими переводами на расчетный счет и с помощью стационарных ящиков в торговых центрах и магазинах. Проверить целевое расходование денег фондом «Россодействие» в открытых источниках не представляется возможным. При этом по действующему законодательству благотворительные организации обязаны отчитываться о своей работе перед аудиторами и ежегодно публиковать аудиторское заключение о результатах финансово-хозяйственной деятельности. Но таких документов на сайте фонда нет.

Традиционные благотворительные фонды, работающие не первый год и обладающие репутацией, недавно приняли решение бороться со своими сомнительными визави. Ассоциация «Все вместе» запустила проект «Все вместе против мошенников!», разработала декларацию о добросовестности, которую подписали несколько пермских фондов. В декларации предлагается запретить собирать деньги на улицах, в общественных местах, вне мест проведения организованных мероприятий.

 

Источник: http://v-kurse.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях