Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

Не подавайте жуликам. В Перми начали бороться с лжеблаготворителями

В последнее время жители Прикамья все чаще встречают на улицах, в автобусах или трамваях молодых людей с коробками для сбора денег. Как правило, на картонках написано, что средства необходимы на лечение тяжелобольных детей.

Зачастую это заурядные мошенники. Они собирают деньги вовсе не для лечения ребенка — зарабатывают на доверчивых пермяках. Об этом заявила уполномоченный по правам детей в Пермском крае Светлана Денисова.

 

(далее…)

Расскажите о проекте в соц.сетях

Благотворительные фонды деньги на улице не просят

В столице завершился городской фестиваль волонтеров и благотворительных организаций, где любой мог узнать о том, как помочь людям с ограниченными возможностями.

Мероприятие проходило в саду «Эрмитаж», где собрались представители более 30 благотворительных фондов и организаций. Это те, кто помогает пожилым, детям и взрослым с ограниченными возможностями здоровья, хосписам.

А в рамках сетевого вещания «ВМ» прошел круглый стол на тему «Помогай, но проверяй. Как распознать лжеблаготворителей». Собравшиеся эксперты и юристы обсудили, что делается для того, чтобы вывести на чистую воду мошенников, которые через соцсети и напрямую, под предлогом сбора денег на добрые дела или помощь больным, просто обманывают доверчивых людей.

 

(далее…)

Расскажите о проекте в соц.сетях

Мошенники в интернете: запрещать ли фондам собирать пожертвования на личные счета

Можно ли отличить честные сборы денег в сети от мошеннических и как бороться с лжеблаготворителями в интернете, обсудили участники конференции «Все вместе против мошенников» в центре «Благосфера».

Соцсети против частных сборов

Число частных сборов денег в интернете растет, а вместе с ними и число мошенников. Дальнейшую судьбу пожертвований, поступивших на личные счета, отследить сложно, чем и пользуются лжеблаготворители. Несмотря на то, что социальные сети пытаются предотвратить такую деятельность, пока это слабо контролируемая сфера, говорит Екатерина Кочнева, руководитель направления «Благотворительность» соцсети «ВКонтакте».

Например, для борьбы с мошенниками «ВКонтакте» установила правила частного сбора средств. Если кто-то хочет открыть здесь сбор, необходимо предоставить документы и финансовые отчеты. В целом «ВКонтакте» не приветствует использование благотворительными организациями частных кошельков. Это выражается в том, что организация, которая их использует, не может рекламироваться в соцсети официальными способами.

Проблема, по мнению Кочневой, будет существовать до тех пор, пока честные благотворительные организации будут продолжать собирать деньги на частные реквизиты и личные карты. Из-за этого бывает непросто отличить их от мошенников, и после очередного обмана доверие жертвователя к НКО снижается.

Слева направо: Екатерина Кочнева, Александра Бабкина, Светлана Машистова, Владимир Берхин. Фото: Ольга Воробьева/АСИ

Мошенничество или жажда славы?

По наблюдениям экспертов, в последние годы участились случаи сбора средств на волне резонансных несчастных случаев, после трагедии регионального или местного масштаба. Как рассказала Светлана Машистова, корреспондент Русфонда, один из таких случаев произошел после того, как с трапа в аэропорту Пулково упала девочка. Пока ребенок находился в тяжелом состоянии, в социальной сети появилась группа, где собирали средства в ее поддержку.

«Сколько было собрано средств — неизвестно, сбор был остановлен путем жалоб в техподдержку «ВКонтакте». Для чего был организован этот сбор, сказать трудно. Хотела ли женщина, которая его организовала, получить процент от сбора или просто прославиться как добрый человек?» — рассказала Машистова.

Сотрудники техподдержки «ВКонтакте» отмечают, что после жалобы пользователей на подозрительный сбор средств у инициаторов сбора запрашивают банковские выписки и другие документы. Если обнаруживается нецелевое расходование денег, группы блокируют.

Светлана Машистова (в центре). Фото: Ольга Воробьева/АСИ

Верификация надежных групп

Сотрудникам «ВКонтакте» предложили помечать знаком качества все группы честных благотворительных организаций, чтобы отделить «хорошие» сборы на личные счета от «плохих». Но, как отметила Екатерина Кочнева, сделать это невозможно.

«Невозможно охватить все группы, они появляются каждый день. К сожалению, в частных сборах не отделить черное и белое, поэтому этими отметками мы не принесем пользу. Например, сейчас мы верифицируем группы благотворительных фондов, но неверифицированные не обязательно плохие. Это может быть хороший фонд, который уделяет мало времени соцсетям», — говорит Кочнева.

Фото: Ольга Воробьева/АСИ

Запрет личных карт

Еще один способ борьбы с мошенничеством в интернете — запретить благотворительным организациям собирать средства на личные счета, уверены некоторые представители сектора. Пока соответствующий пункт предлагают внести в декларацию о добросовестности в сфере благотворительности. Эту декларацию создали члены благотворительного собрания «Все вместе», чтобы оградить общество от лжеблаготворителей. Подписавшиеся обязуются не собирать пожертвования на улице. Декларацию подписали 287 организаций.

Однако такой запрет может сильно ударить по многим честным организациям, говорят эксперты. В частности, сбор на личные карты часто практикуют фонды, помогающие бездомным животным.

Фото: Ольга Воробьева/АСИ

А некоторые организации используют сборы на личные карты, чтобы получить налоговый вычет, уточняют участники конференции. «Когда директор фонда, собрав 20 млн на свою личную карту, переводит их в фонд, он становится жертвователем. И мало того что он может отозвать пожертвование, так еще и получить налоговый вычет с этой суммы. Отказываться от этих денег не будет никто», — отмечают эксперты.

Просвещать и договариваться

Прежде чем запретить сборы на личные карты, необходимо пообщаться с теми, для кого это главный источник пожертвований, говорит Александра Бабкина, руководитель проекта «Добро Mail.ru». Пока они могут попросту не знать, чем заменить такой способ привлечения средств.

Александра Бабкина (в центре). Фото: Ольга Воробьева/АСИ

Кроме того, по ее мнению, необходимо рассказывать пользователям социальных сетей, что они могут обратиться в фонд, если у них возникла проблема. Для многих благотворительные фонды кажутся недосягаемыми, и поэтому люди, которым нужна помощь, инициируют личный сбор средств.

«Есть печальная история, когда тяжело заболел один из горнолыжных инструкторов и написал об этом на форуме. До самой последней страницы комментариев никто не сказал ему обратиться в благотворительные фонды, писали слова поддержки, кидали деньги на его личную карту, на которые он покупал немного лекарств. Только на последней странице люди вспомнили, что есть фонд «Живой», который помогает взрослым людям. То есть благотворительный фонд воспринимается чем-то максимально далеким. К сожалению, спасти этого человека не удалось. Наша задача в том, чтобы таких историй стало меньше», — рассказала Александра Бабкина.

Фото: Ольга Воробьева/АСИ

Запрещать карты нужно тогда, когда сами НКО сделают все, чтобы исправить эту ситуацию. Начинать нужно с руководителей организаций, которые бы объявили, что не собирают средства на личные карточки, подытожила эксперт.

Дискуссия о мошенниках в интернете проходила в центре «Благосфера» на ежегодной конференции «Все вместе против мошенников». По словам директора центра Натальи Каминарской, коалиция «Все вместе против мошенников» работает не только на конференциях, но и в течение всего года. Благодаря этому дискуссия вышла на качественный, экспертный уровень.

Фото: Ольга Воробьева/АСИ

«Как сама «Благосфера» объединяет интересы, усилия разного рода организаций в некоммерческом секторе, так и тема конференции объединила очень разные некоммерческие организации по всей стране, — отметила Наталья Каминарская. — Примечательно и то, что сама она родилась из сектора. Это один из немногих случаев, когда сектор сам объединился против новой и необычной для нас угрозы. И объединился довольно эффективно. Если раньше секторные коалиции боролись с конкретным законопроектом, административным барьером, то здесь мы заинтересованы в том, чтобы правильно представить себя гражданам. Чем точнее мы себя позиционируем и чем подробнее объясним людям, как мы устроены, тем больших соратников на постоянной основе вовлечем в свою деятельность».

По мнению Натальи Каминарской, большая информационная работа НКО в сети поможет вывести борьбу с мошенниками на новый уровень. «На деятельность некоммерческого сектора сильно влияют современные технологии, и это отражается в деятельности мошенников. Нажать кнопку «пожертвовать» — самый простой способ помочь. Ты вроде как сделал доброе дело и забыл про это. Этим и пользуются мошенники. С одной стороны, этого стало больше, а с другой стороны, в самой сети члены коалиции и многие другие организации размещают много информации о мошенниках. Таким образом, есть некий баланс, идет процесс информационного насыщения, и я думаю, он скоро выйдет на новый уровень», — добавила Каминарская.

Фото: Ольга Воробьева/АСИ

Источник:
Расскажите о проекте в соц.сетях

Наталья Костенко: госдума продолжит совместную работу с нко по повышению прозрачности благотворительной сферы

Депутат Государственной Думы, член Центрального штаба Общероссийского народного фронта Наталья Костенко в понедельник, 21 мая, приняла участие во второй Всероссийской конференции «Все вместе против мошенников», посвященной вопросам противостояния обмана граждан в благотворительной сфере.

Конференция проходила по инициативе «Форума Доноров» и Центра благотворительности и социальной активности в Москве «Благосфера» при поддержке Фонда президентских грантов.

Наталья Костенко рассказала, что благодаря плотному взаимодействию благотворительных организаций и Государственной Думы за прошедший год удалось разработать законопроект о регулировании сбора пожертвований на улицах. Площадкой для разработки законопроекта стал Экспертно-консультативный совет фракции «ЕДИНАЯ РОССИЯ» по совершенствованию законодательства, регулирующего работу СМИ, и по вопросам развития гражданского общества, который возглавляет Костенко.

«Это самый популярный, но одновременно самый непрозрачный способ сбора благотворительных средств в нашей стране. Законопроект, который сейчас находится на рассмотрении комитета по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных организаций, предлагает запретить сбор средств посредством ящиков для пожертвований НКО, не имеющих по Уставу права заниматься благотворительной деятельностью, разрешает сбор средств на улицах только во время согласованных мероприятий – самих Фондов или других организаторов, а также процедуру выемки денег из ящиков с участием сторонних наблюдателей. Законодатель в этих вопросах опирался на мнение добросовестных участников благотворительной сферы и сложившуюся практику. Готовы и в дальнейшем усиливать взаимодействие в целях повышения прозрачности благотворительной деятельности  в целом и доверия к ней граждан в частности», — проинформировала депутат участников мероприятия.

Участники конференции отметили особую важность внесенной инициативы по регулированию сбора пожертвований в общественных местах, так как различные исследования говорят о том, что россияне предпочитают совершать небольшие пожертвования (от 500 до 2000 рублей) «по велению души» — на улицах, в супермаркетах, особенно, если это не требует от них заполнения каких-либо бумаг. То есть, через ящики для пожертвований, а вот проследить, сколько было собрано, и куда потом были направлены эти средства, сейчас крайне сложно. Таким образом, из сферы благотворительности выводятся миллиарды рублей, которые ждут нуждающиеся люди.

Дополнительно законодательного регулирования требует повышение прозрачности отчетности благотворительных организаций, эффективности проверочной деятельности, проблема вовлечения несовершеннолетних детей в деятельность лжеблаготворителей, а также сбор средств, осуществляемый ими в соцсетях и интернете.

«Участники конференции подняли целый пласт проблем. В том числе прозвучали предложения запретить осужденным по статье «мошенничество» создавать благотворительные организации. Мы договорились обобщить с помощью «Форума Доноров» и проработать все высказанные предложения. И продолжить совместную работу депутатов и благотворительных организаций для их решения», — резюмировала Костенко.

Расскажите о проекте в соц.сетях

В «Благосфере» подвели итоги года борьбы с мошенниками

Фото: Александра Захваткина/АСИ

Закон о мошенниках, победа в Белгороде и Москве, информационные кампании и кибермошенничество — что обсуждали на конференции «Все вместе против мошенников».

В Москве 21 мая в центре «Благосфера» прошла вторая конференция «Все вместе против мошенников». На пленарном заседании подвели итоги года борьбы с мошенниками в благотворительной сфере.

Фото: Александра Захваткина/АСИ

Мошенники, которые собирают деньги под видом благотворителей, стали огромной проблемой для некоммерческого сектора. Причем масштаб проблемы не зависит от размера города: она актуальна и для Москвы, и для Белгорода, и для многих других городов. Однако, по мнению экспертов, положительные изменения все-таки есть. Мошенников на улицах стало меньше, а гражданская ответственность и публичная огласка иногда могут оказать им достойное сопротивление.

«Время» собирает и проигрывает

В числе самых громких случаев борьбы с мошенничеством в благотворительной сфере, пожалуй, можно назвать противостояние агентства гражданской журналистики «Ридус» и фонда «Время».

Как рассказал главный редактор портала «Ридус» Андрей Гулютин, все началось в 2015 году. Тогда портал написал о фонде «Время». В то время о нем писали многие в благотворительных кругах, первым это сделал блогер Илья Варламов. Молодые люди, продающие воздушные шарики и сувениры, привлекали внимание. Но тогда никто из правоохранительных органов не откликнулся на обращения горожан.

Андрей Гулютин. Фото: Александра Захваткина/АСИ

«Все уже даже как-то подзабылось, и вдруг в 2017 году фонд подает на наше издание в суд иск «О защите чести и достоинства». Мы удивились, ведь помимо нас многие о них писали. Оказалось, мы вышли с дерзким заголовком, где прямо назвали их мошенниками, и их юристы попытались прицепиться именно к слову «мошенники». Суд длился два месяца, ничего у них не получилось. Наши юристы доказали, что слово «мошенник» имеет не только юридическое значение. Пока шел процесс, мы обратили более пристальное внимание на этот фонд, детально исследовали, что есть что», — рассказал Гулютин.

Как оказалось, глава фонда Дмитрий Майоров состоял в десятках советов, регулярно ходил на заседания в Общественную палату. По словам Андрея, «после публикации «Ридуса» Майоров пулей вылетел из многих советов».

Сейчас, по словам Гулютина, «правоохранители продолжают не замечать фонд», но эта история завершилась победой агентства.

Что такое мошенничество и как его регулировать

«Определение мошенничества в этой сфере – очень зыбкая история, это сложный вопрос, в том числе в законодательном плане. В Уголовном кодексе определение мошенничества в принципе очень расплывчато», — говорит руководитель фонда поддержки слепоглухих «Со-единение» Дмитрий Поликанов.

Дмитрий Поликанов. Фото: Александра Захваткина/АСИ

Необходимость законодательного регулирования мошенничества в благотворительной сфере отметили и органы власти. Хотя идея правового регулирования исходила от фондов.

«Чтобы выработать правила, мы привлекли фонды. Мы опирались на существующий опыт саморегулирования, который уже возник в благотворительной сфере», — рассказала депутат Государственной думы Наталья Костенко.

В планах властей – запретить собирать средства на улице в переносные ящики организациям, у которых этот способ привлечения пожертвований не прописан в уставах. Сбор средств можно будет осуществлять с помощью установки стационарных ящиков. По словам Костенко, эта практика сейчас активно развивается.

Впрочем, возможность собирать деньги и в переносные ящики на улицах останется.

«Для этого, в соответствии с законом о митингах и демонстрациях, надо будет уведомить местные власти, что вы проводите сбор на улицах в рамках какого-либо мероприятия, и согласовать это с организатором мероприятия. Им может быть сама благотворительная организация, которая проводит мероприятие и организует сбор денежных средств», — сообщила Костенко.

Для рассмотрения законопроекта необходимо четко прописать понятие «устройство для сбора пожертвований», ведь это может быть не только ящик, но и банка, кружка и любая другая емкость.

Как именно будут изыматься средства, полученные мошенническим путем, пока неясно. Однако, как заверила Костенко, Госдума будет работать с Минэкономразвития, чтобы подзаконные акты проходили обсуждение с благотворительными организациями.

Законопроект планируют рассмотреть в первом чтении в июне.

В наши сети

Пока власти готовят законопроект, который позволит регулировать сбор средств на улицах, эксперты отмечают, что сейчас набирает обороты мошенничество в социальных сетях.

«Так и не ясно, что делать с теми, кто обманывает людей в интернете. Особенно это касается соцсетей не российского происхождения. Если во «ВКонтакте» или в «Одноклассниках» можно связаться с руководством и удалить мошеннический сбор, то в «Фейсбуке» или «Инстаграме» с этим нельзя сделать вообще ничего. Руководство просто не видит этой проблемы», — сообщил президент благотворительного фонда «Предание» Владимир Берхин.

Владимир Берхин. Фото: Александра Захваткина/АСИ

«Процесс мошенничества просто переместился в интернет, где у мошенников гораздо более широкое поле деятельности. Правоохранители неохотно берутся за такие дела», — согласился Андрей Гулютин.

Благотворительное сообщество все чаще понимает: надеяться нужно не на правоохранительные органы, а на самих себя.

«Ключевая роль – у профессионального сообщества. Только мы можем через повышение открытости, формирование репутации и укрепление связей внутри сообщества сказать, кто нарушает моральный кодекс, а кто – нет», — уверен Дмитрий Поликанов.

Необходимость открыто говорить о проблеме отметил и Владимир Берхин.

«Проблема мошенничества в благотворительной сфере перестала быть чем-то таким, о чем нельзя говорить, потому что якобы это бросает тень на весь сектор. Раньше обсуждали, можно ли открыто говорить о том, что в благотворительности есть мошенники, которые куда-то не туда тратят средства. Эта проблема снята, потому что, когда проходят подобные конференции, мы показываем: мы — нормальная часть экономики, жизни, и мы можем договариваться гласно, публично», — сказал Берхин.

Плотное взаимодействие профессионального сообщества — важная часть борьбы с мошенниками.

«Мы объединили людей по всей стране в решимости с ними бороться. Я считаю, это и есть главный результат нашей работы. Люди, которые живут далеко от Москвы, знают: они не одни. Они знают, что по всей стране происходит движуха, что можно консультироваться, ссылаться на опыт коллег – это и есть основная цель и содержание нашего года», — считает директор благотворительного фонда «Детские сердца» Катя Бермант.

Катя Бермант. Фото: Александра Захваткина/АСИ

Сейчас фонд планирует начать активную информационную кампанию в метро и электричках. Для этого специалисты разработали плакаты, листовки и сборник кейсов.

«Сейчас ведем переговоры с метрополитеном и РЖД. В нескольких городах наши плакаты уже размещены в сити-формате. Думаю, до Москвы тоже дело дойдет. Надо рассчитывать на просвещение и агитацию, если мы не объединимся со СМИ и телевизором, ничего у нас не получится. Телевизор должен начать пропаганду гигиены в благотворительности», — сказала Бермант.

История с хорошим финалом

Иногда гражданская активность, неравнодушие и мощная информационная кампания могут решить проблему мошенничества в благотворительной сфере.

Антон Андросов, председатель совета общественной организации «Скорая молодежная помощь», рассказал историю борьбы с мошенниками в Белгороде.

Антон Андросов. Фото: Александра Захваткина/АСИ

«В Белгороде уже два месяца нет волонтеров-мошенников, не стоит ни одного бокса в магазинах. Хотя доходило до такого, что в автобус на всем его маршруте трижды заходили волонтеры одного и того же фонда! В первую очередь победить мошенников помогла информационная кампания. После нее люди стали сами выгонять волонтеров из автобусов. Руководители жаловались, пытались писать заявления в полицию, но нам удалось выгнать их из города», — рассказал Андросов.

Перед тем как запускать информационную кампанию, организация провела несколько расследований, в ходе которых выяснилось, что один мошеннический фонд собрал за год 86 млн, а перечислил всего 900 тыс., второй — собрал 6 млн, перечислил 200 тыс.

«Последнее наше расследование привело к тому, что был задержан руководитель курского благотворительного фонда «Ваша опора». Сейчас он в следственном изоляторе», — поделился Антон.

Помимо реальной борьбы, «Скорая молодежная помощь» предлагает и законотворческие инициативы. Например, запретить лицам, ранее замеченным в мошеннических действиях, создавать, возглавлять и быть руководителями благотворительных фондов, установить ответственность за подделку документов в благотворительном секторе и запретить несовершеннолетним принимать участие в сборе денежных средств.

Фото: Александра Захваткина/АСИ

Однако, как отметили многие спикеры пленарного заседания, в погоне за мошенниками важно не перегнуть палку и сделать так, чтобы запреты, в первую очередь, не помешали работать честным благотворительным фондам.

В конференции приняли участие некоммерческие организации из регионов России, которые проходят стажировку «Школа коммуникаций и инноваций» Агентства социальной информации.

Источник: https://www.asi.org.ru/
Расскажите о проекте в соц.сетях

Конференция «Все вместе против мошенников» пройдет 21 мая

МОСКВА, 17 мая — РИА Новости. Вторая всероссийская конференция «Все вместе против мошенников» состоится 21 мая 2018 года в центре «Благосфера» в Москве. Об этом сообщили в благотворительном собрании «Все вместе».

Год спустя после первой конференции, на которой был намечен план действий, представители НКО России встретятся, чтобы обсудить итоги и решить, на что будут направлены основные усилия.

«Помогать надо правильно. Жертвуя на улице или на личную карту в интернете, вы рискуете быть обманутыми, при этом даже 10 рублей, направленные в честный фонд, могут спасти жизни многих», — говорит Катя Бермант, директор фонда «Детские сердца», руководитель проекта «Все вместе против мошенников».

В конференции примут участие представители таких проектов и фондов, как «Добро.Mail.Ru», «Такие дела», Русфонд и многих других. Участники планируют обсудить отчетность и прозрачность действий благотворительных организаций, а также разобрать несколько примеров успешной борьбы с мошенниками в регионах.

РИА Новости https://ria.ru/sn_disabled/20180517/1520783968.html

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

II Всероссийская конференция «Все вместе против мошенников»

пн, 21 мая, 09:00 — 18:00
Москва, 1-й Боткинский проезд, д. 7, стр. 1, центр «Благосфера»

Более 200 НКО объединились для борьбы с теми, кто использует их репутацию для собственного обогащения. Участники конференции «Все вместе против мошенников» будут говорить о тех, кто прикрывается именем или статусом благотворительной организации, но нацелен не на помощь, а на прибыль, кто порочит репутацию благотворительных организаций, расскажут об итогах борьбы с лжеблаготворителями.

Организаторы — проект Ассоциации «Все вместе» по борьбе с мошенничеством в сфере НКО в партнерстве с Агентством социальной информации и центром «Благосфера».

В программе:

09.00 — сбор гостей, регистрация

10.00 — пленарная дискуссия «Итоги года борьбы с мошенниками»

11.30 — пресс-конференция

12.00 — параллельные сессии:
— дискуссия «Отчетность и прозрачность благотворительных организаций в глазах жертвователей»
— круглый стол «Эффективные каналы информирования общества о проблеме лжеблаготворителей»

14.30 — дискуссия «Мошенники в социальных сетях. Есть ли шансы на победу?»

16.30 — Они их победили. Лучшие региональные кейсы

С подробной информацией о проекте по борьбе с мошенничеством в сфере НКО можно ознакомиться здесь.

Для участия в конференции необходимо зарегистрироваться.

Аккредитация СМИ проводится по e-mail: stop-obman@wse-wmeste.ru.

Контакты

e-mail: stop-obman@wse-wmeste.ru

Источник: https://www.asi.org.ru/
Расскажите о проекте в соц.сетях

Подозрения северян вызвала некая благотворительная организация «Аурея»

В социальных сетях были опубликованы фотографии с разбитым ящиком для пожертвований. Отсюда-то всё и пошло. Волонтёры «Ауреи» работают в нескольких регионах России. В том числе и в Архангельске.

<p «=»»>Эти фотографии взбудоражили интернет. На снимках разбитая коробка благотворительного фонда «Аурея». На листовке изображение мальчика, который нуждается в срочном лечении. Вот только, ни хозяина ящика, ни денег нет. Почему же бокс оказался разбитым? И такая ли организация «Аурея» — благотворительная? Мы попытались разобраться.

— Собираете на помощь детям, правильно я понимаю? У вас я даже вижу, документы имеются, да?
— Конечно, можете посмотреть.
В папке — информация о фонде и копии диагноза. Кажется, что, вроде бы, всё чисто. Молодой человек называет себя гражданским активистом и волонтёром. Но, вдруг, неожиданно выдает интересную информацию — платят ему 150 рублей в час, и он несовершеннолетний. Когда по закону о благотворительности — волонтеры не могут получать денег за свою помощь. Да и подтвердить то, что пожертвования из ящика доходят до адресата молодой человек не смог. Зато подсказал адрес офиса, где находится «Аурея».

Александра Невдах:

— Региональное отделение фонда «Аурея» находится здесь. В офисном помещении нет никаких абсолютно вывесок и опознавательных знаков. На каких условиях они работают тоже не понятно.

На просьбу пообщаться и рассказать, как работает фонд, трое молодых людей требовали покинуть помещение.

— Вы можете мне сказать, на каких условиях вы собираете деньги? Не трогайте меня, пожалуйста, хорошо?
— Выйдите из помещения, пожалуйста.
— На каких условиях вы собираете деньги?
— Я вызываю полицию.

Полицию молодые люди так и не вызвали. Опомнившись после эмоционального разговора, представители «Ауреи» связались с нами через несколько дней. Мы согласились на еще одну встречу. Оформляя очередного волонтера, Алиса, сама гражданский активист, рассказывает, к разговору была не готова. Поясняет, зарплата волонтерам — это, якобы, компенсация — на проезд, и питание. Но волонтеры — местные, да еще и работа — почасовая.

Алиса Дудник, гражданский активист:


— Я понимаю, что организация некоммерческая должна быть бесплатной. Но если, допустим, гражданские активисты будут выходить бесплатно, то, соответственно, они вообще не будут работать.

Является ли такая оплата законной — большой вопрос. Зато деньги вполне реальные. Судя по информации на сайте, сейчас собирают пожертвования для двух мальчиков — Володи Шарафаненко из Ростовской области, тот, что на ящике, и Саше Пронченко. Он из Краснодара. У обоих диагноз — ДЦП. Ни у того, ни у другого нет сведений о том, сколько же нужно на лечение детям. А собирают немало.

— Вообще ну вот в этом районе около трех тысяч за три часа.

И такая сумма набирается у каждого волонтера. В Архангельске их 6. И наш регион далеко не единственный, где работает благотворительный фонд «Аурея». В итоге получается кругленькая сумма. А вот сколько в конце концов доходит до адресата? Нам удалось связаться с мамой Саши Пронченко.

Анастасия Пронченко, мама Александра Пронченко:


— Они нам перечисляют примерно три раза в месяц. Получается, каждую декаду, каждые 10-12-13 дней. По разному, от 10 до 20 с лишним. Недавно они нам прислали 22 тысячи.

Хотя по закону 80 процентов пожертвований должны уходить адресату. Выполняется ли это условие? Смотрим документы на сайте. У любого чистого фонда, который занимается благотворительностью должен быть публичный договор. В нем обычно указано, что все собранные деньги идут именно на пожертвования. Но почему у «Ауреи» этот документ отсутствует? С этим вопросом обращаемся к представителям фонда.

Ирина, администратор благотворительного фонда «Аурея»:


— В папке у ребят есть документ, заключенный с бенефициариями, условиями и тому подобное. То есть они есть в папке с документами.

Бенефициарии — это те, кто получает деньги из фонда. В данном случае родители больных детей. Только такой договор не действует на тех, кто эти самые пожертвования кладет в ящик на улице. Получается, что формально  деньги могут и не идти на благотворительность. По крайней мере отследить это невозможно. За три года своей работы «жёлтые жилетки» привлекли внимание региональных благотворительных фондов и журналистов. Заинтересовались ими и антимошеннические организации Москвы.

Людмила Геранина, координатор проекта «Все вместе против мошенников» благотворительного собрания «Все вместе»:


— Пока ни в одном из регионов, а их больше 15 на текущий момент не смогли возбудить не смогли возбудить дело по статье мошенничество. К сожалению, пока с точки зрения законодательства с ними сделать ничего невозможно. Но есть множество доказанных фактов о том, что они занимаются неправомерной деятельностью. Более того, это больше похоже на какую-то группировку.

Директор архангельского центра социальных технологий «Гарант» Марина Михайлова рассказывает, честные фонды уже давно перешли на электронные способы сбора пожертвований.

Марина Михайлова, директор Архангельского центра социальных технологий «Гарант»:

— Большинство фондов сейчас старается минимизировать сбор наличных денег. Это делается для того, чтобы как раз обеспечить наибольшую честность и прозрачность работы с благотворительными деньгами. Поэтому очень многие фонды переходят на сбор через интернет-пожертвования.

А ещё через СМС. Только тогда сбор денег получается наиболее прозрачным. Но схема эта гораздо сложнее. Не исключено, что те, кто хочет превратить благотворительность в бизнес, до сих пор выходит на улицу с прозрачными ящиками.

Источник: https://www.pomorie.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях

«Мы не подменяем государство»: как фонды «берут» детей на лечение и что мешает им работать

На конференции по адресной помощи в Москве обсудили перспективы развития адресной помощи в России и то, по каким правилам играют участники благотворительной сферы.

В центре «Благосфера» 22 марта прошла первая Всероссийская конференция «Адресная помощь: перспективы и правила», организованная порталом «Милосердие». Эксперты, врачи, представители благотворительных фондов обсудили разные важные темы: лечение за рубежом, медицинскую экспертизу, работу с подрядчиками, критерии выбора реабилитационных центров.

На одной из встреч обсуждали экспертный медицинский совет: как и из кого он формируется, как фондам и родителям добиться помощи от государства, какие документы нужны и может ли фонд рекомендовать обследования. Модератором встречи выступила Людмила Геранина, координатор проекта «Все вместе против мошенников» и сотрудник центра «Благосфера».

Александра Захваткина/АСИ

Регламенты: как фонды решают, кому помогать

Владислав Дорофеев из Русфонда рассказал, что за последний год через московское бюро Российского фонда помощи прошли дети с 30 разными диагнозами. «Мы берем не только детей из Москвы и Подмосковья, но и детей из регионов, которые лечатся в столичных клиниках – не только городских, но и федеральных, которые расположены в Московской области», – рассказал Дорофеев.

Софья Жукова и Владислав Дорофеев. Фото: Александра Захваткина/АСИ

У многих благотворительных фондов нет ограничений по диагнозам: они помогают всем детям. Но бывают ограничения по географическому признаку. Например, Евгения Меньшикова из Фонда имени Марины Гутерман, расположенного в Костроме, рассказала: «Наш фонд помогает детям до 18 лет, постоянно проживающим на территории Костромской области вне зависимости от заболевания».

По словам Дорофеева, в числе ограничений, которые влияют на согласие фонда помогать ребенку, – возможности фонда. «Первое и главное ограничение – это наши возможности по сбору денег за фиксированное количество времени. У нас есть внутренний регламент – мы можем собирать деньги на ребенка не более 25 дней. Чаще всего сбор на ребенка занимает 7-10 дней. Бывает и такое, что мы собираем нужную сумму за несколько часов. Бывает, собираем с излишками – тогда «лишние» деньги идут на лечение других детей», — сказал Владислав.

Перед тем как взять ребенка в работу, фонды знакомятся с документами. Как рассказал Дорофеев, «когда к нам обращаются с просьбой о помощи, мы просим два главных документа: обращение родителей в свободной форме и врачебное заключение из больницы. Уже потом мы просим все остальные документы: копию свидетельства о рождении, все медицинские справки и справки о доходах родителей. Все-таки мы помогаем именно тяжелобольным детям – часто такие живут в не очень благополучных семьях с низким уровнем дохода».

Анна Сысоева из Благотворительного фонда Константина Хабенского рассказала, как это происходит в их фонде: «Мы проверяем данные по истории социальной экспертизы, и, если родители готовы подписать необходимые документы, оказываем помощь».

Евгения Меньшикова и Анна Сысоева. Фото: Александра Захваткина/АСИ

Кто проводит медицинскую экспертизу

Очень часто родители ребенка просто не знают, в какое медицинское учреждение обращаться. В таком случае может помочь благотворительный фонд. «В нашем случае, — уточняет Сысоева, —  медицинская экспертиза включается, по большей части, когда обращаются родители из региона с вопросом: нам поставили диагноз, куда нам идти? В таком случае мы обращаемся одновременно к нескольким специалистам и спрашиваем, что сейчас лучше сделать, в какую клинику отправить? Если ребенку показан четкий протокол, достаточно мнения одного врача. Если история многогранная, нужно мнение нескольких экспертов, чтобы решение было взвешенным».

Все участники встречи обратили внимание, что сотрудники благотворительных фондов – не врачи и давать рекомендации по поводу метода лечения, подбора лекарственных препаратов или реабилитации они не могут.

«Мы – не врачи, мы собираем деньги, а не оцениваем диагнозы детей. Решение о возможности лечения принимают врачи в больнице. Родители сами выбирают клинику, мы ничего не рекомендуем. Мы работаем практически со всеми московскими клиниками, с ними заключены договоры», – рассказал Владислав Дорофеев.

С его словами солидарна и Анна Сысоева: «Всю информацию, которую выпускает фонд, верифицируют внешние эксперты, а не наши сотрудники. Мы – не врачи, мы помогаем врачам сделать качественную работу по оказанию помощи нашим подопечным».

Софья Жукова из фонда «Правмир» отметила: «Мы не можем сказать, хорошая клиника или плохая, и потому обращаемся к эксперту. У нас такое чаще бывает с реабилитационными центрами».

Фото: Александра Захваткина/АСИ

Случается, что родители обращаются с просьбой отправить их ребенка на лечение за границу. У фонда Константина Хабенского есть четкая позиция на этот счет. «В заявках на получение помощи мы не ориентируемся на желания родителей. Как правило, мы оплачиваем лечение в нескольких федеральных медицинских учреждениях, где мы уверены в качестве работы врачей. Если к нам обращаются родители с просьбой оплатить лечение в конкретной клинике за рубежом, мы рассматриваем вариант помощи, только если есть официальное заключение российских врачей, что данная манипуляция невозможна на территории России. Это либо гиперсложный случай, либо когда один из блоков лечения нужно обязательно выполнить за рубежом. Тогда мы можем направить ребенка на целый курс, но у нас это бывает очень редко», – сказала Сысоева.

Выбор метода лечения – еще один важный вопрос, в котором сотрудники фондов обращаются к профессиональному медицинскому сообществу. «Экспертный совет – коллегиальный орган, и он необходим, чтобы помочь выстроить стратегию работы фонда по медицинской части и принимать супер-сложные решения. Во всем остальном порой достаточно мнения одного или нескольких специалистов», – считает Анна Сысоева.

В небольших городах есть свои особенности. «Что касается медицинской экспертизы, здесь есть сложности, потому что врачи в нашем регионе не очень контактные. Они могут быть не в курсе последних новинок, но зато они всегда знают, что можно получить в Костромской области, и всегда дают нам официальное заключение – это очень важно. В некоторых случаях очень помогают коллеги — узкопрофильные фонды, у них всегда можно проконсультироваться. Единственный минус – нет официального заключения. Есть еще вариант обратиться в медицинские сообщества. Там можно быстро получить рекомендацию, но невозможно оценить квалификацию доктора», — поделилась Евгения Меньшикова.

Не дублировать функции государства

Одна из важнейших задач любого фонда – помочь ребенку и постараться получить максимальную помощь от государства. Владислав Дорофеев прямо об том говорит: «Мы не собираемся оплачивать что-то, что может оплатить государство, и всегда стараемся за этим следить».

Костромской фонд имен Марины Гутерман особенно преуспел в этом вопросе. Евгения представила презентацию, где подробно рассказала о том, как они взаимодействуют с Департаментом здравоохранения.

«Так же, как наши крупные коллеги, мы стараемся не дублировать функции государства, насколько это возможно. Чаще всего к нам обращаются по четырем пунктам: лекарство, обследование, лечение, реабилитация. После того как к нам поступает обращение, мы отправляем его в Департамент здравоохранения. В 2015 году мы заключили с ним соглашение о предоставлении информации – оно помогает нам получать оперативную информацию о наличии лекарств или возможности лечения в нашем регионе. Если департамент отвечает, что государство может помочь, мы передаем семью им. Если нет – берем обращение в работу. Но в соглашении есть и минус: иногда департамент перекладывает свои функции на фонд и просит купить лекарства другим детям».

Даже когда государство не может помочь, есть варианты решения проблемы. «Иногда департамент может отказать в покупке лекарства, причин несколько: лекарства нет в федеральном или региональном льготном списке либо оно используется не по своему прямому назначению (например, БАДы). Если препарата нет в федеральном списке, родители могут обратиться с просьбой включить его в региональный. Но если препарата нет нигде, а он нужен, то включается фонд», – рассказала Меньшикова.

Евгения Меньшикова. Фото: Александра Захваткина/АСИ

В вопросах реабилитации детей фонды тоже стараются получить государственную поддержку. «Мы всегда смотрим, какие услуги можно получить в нашем регионе. Каждый счет и список процедур прорабатываем со специалистом, потому что массаж или занятия с психологом нужно проходить регулярно и это можно сделать рядом с домом», – сказала Евгения.

Доверие между партнерами

Многое в работе благотворительных фондов зависит от быстроты действий и степени доверия клиники фонду. Как рассказала Анна Сысоева, несколько лет назад фонд Константина Хабенского перешел почти со всеми клиниками на систему пост-оплаты. «Это очень удобно, потому что опухоль мозга не ждет, и нет времени пытаться выбить квоту. Если клиника готова принять ребенка под гарантийное письмо, мы госпитализируем его, и уже в процессе лечения вместе с родителями и врачами пытаемся получить квоту за счет государства. Это всегда совместная работа. Именно поэтому мы не ведем сбор денег на конкретных детей, потому что в процессе может оказаться, что ему удалось выбить квоту, и деньги жертвователей пойдут не ему».

Не менее важна и благонадежность контрагентов: клиник и реабилитационных центров. Софья Жукова поделилась своим опытом: «Я обязательно проверяю центры: смотрю выписки из ЕГРЮЛ, проверяю ОКВЭД и риски по СПАРК в программе 1С. Однажды нам предложили оплатить дорогую операцию на счет ИП – и это с учетом того, что ИП вообще не имеют права проводить операции! У всех новых контрагентов мы просим устав и всевозможные выписки. Иногда приезжаем в клинику и знакомимся с директором. Мы предпочитаем работать с государственными клиниками, но тут важно читать договоры. Мы всегда очень четко прописываем, какую сумму мы готовы тратить на того или иного ребенка, и просим больницу сообщать нам, если сумма возрастает. Конечно, мы не бросим ребенка,

Источник: https://www.asi.org.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

 

Расскажите о проекте в соц.сетях

Белгородцев призывают не поддерживать лжеволонтёров

Вместе против мошенников: представители общественности, органов правопорядка и благотворительных организаций города собрались за круглым столом, чтобы обсудить проблему лжеблаготворительных фондов.

Случаи мошенничества участились в прошлом году, когда под видом помощи тяжелобольным детям, пожертвования собирались в общественном транспорте.

Подростки заходят в автобус и предлагают пассажирам помочь ребёнку, больному ДЦП или иным заболеванием. На первый взгляд, поводов не доверять этим ребятам нет. Выглядят очень убедительно: футболки с логотипами фондов, в руках ящик, на котором фотография и реквизиты. Как правило, это реально существующий ребенок и ему действительно нужна помощь. Но только не факт, что собранные средства до него дойдут.

«Это псевдоблаготворительные организации, которые созданы на основе коммерческих организаций. Это своего рода такая франшиза по сбору средств у населения. Лжеволонтёры сами по себе не ходят, их кто-то организовывает и этот кто-то не всегда из России. Людям нужно объяснить, что нет таких организаций, которые законно ходят и собирают по автобусам деньги. Это незаконно», — сказал Игорь Гладков, член Общественной палаты Белгорода.

Организатором встречи выступила Общественная палата Белгорода. Участники обсудили вопросы совершенствования законодательства, проведения профилактических бесед с несовершеннолетними, информирования населения.

«Средства собирают в общественном транспорте, ограничивая граждан в выборе. Человек находится в условиях замкнутого пространства и ограниченного времени, он не может адекватно принять решение», — отметила Евгения Кондратюк, председатель БРОО «Святое Белогорье против детского рака».

Председатель БРОО «Скорая молодёжная помощь» Антон Андросов представил калькуляцию доходов таких «благодетелей». Так, по его данным, на территории Белгорода гражданка Украины основала «Фонд добрых людей», который за 2016 год собрал 6 миллионов рублей. Из этих денег на благотворительность пошли только 200 тысяч.

Ещё один фонд, «Счастливая жизнь», зарегистрирован в Казани, но работает в восьми регионах страны, в том числе и в Белгородской области. Из 86 миллионов рублей пожертвований лишь 900 тысяч пошли на помощь нуждающимся.

При этом многие люди не знают об этих махинациях и продолжают отдавать деньги.

В интернете запустили акцию по борьбе с попрошайками. Организаторы призывают белгородцев фотографировать людей, которые в автобусах или общественных местах собирают деньги на больного ребёнка и выкладывать снимки в интернет с хэштегом #лжеволонтёр. Чем больше людей узнают об афере, тем скорее она прекратится.

Ирина Подзолкова, Евгений Северинов, Сергей Драчёв

Источник: http://www.belnovosti.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях