Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

Девушка выманила у влюблённого в неё мужчины 750 000 рублей, притворившись онкобольной

Житель Москвы Дмитрий Никифоров обратился в полицию. Он сообщил, что его знакомая девушка оказалась мошенницей и выманила у него 750 000 рублей.

Как пишет «Ридус»», Дмитрий познакомился с Полиной по интернету и сразу в неё влюбился. Вскоре она сообщила ему, что врачи поставили ей диагноз «рак мозга».

На лечение нужна большая сумма денег, рассказала безутешная девушка своему поклоннику. Молодой человек решительно бросился на помощь: он занимал деньги у своих знакомых и пересылал любимой. К тому моменту с ним общалась подруга Полины, объяснившая, что девушка находится в больнице, плохо выглядит и не хочет показываться на глаза жениху в таком виде.

Дмитрий обратился в благотворительный фонд «Предание» за помощью. Однако его руководитель Владимир Берхин сразу понял, что молодой человек связался с мошенницей.

— Человек влюблён и вёл себя не очень разумно. Его нужно было проконсультировать. Девушка назвала лекарства, которые от глиомы вообще не помогают (…) Список этих препаратов очень известен, он бродит по интернету не первый год, и мошенники им часто пользуются, — отметил Берхин.

Он попросил молодого человека предоставить документы, подтверждающие диагноз. В итоге Дмитрий получил от Полины непонятную справку, которая выглядела нелепо и неправдоподобно. К тому времени девушка уже успела выпросить у кавалера 750 000 рублей.

Источник bird.a42.ru

Автор: Наталья Савченко

Фото: flickr

Расскажите о проекте в соц.сетях

Метро, депутат и уголовное дело: как в регионах активисты борются с уличными лжеволонтерами

Год назад более 50 благотворительных организаций выступили против фондов-мошенников и подписали Декларацию о добросовестности при сборе средств. Они отказались от ящиков-копилок на улицах, чтобы их не могли перепутать с лжеволонтерами, собирающими деньги на несуществующие или давно закрытые сборы. Спустя год благотворительная ассоциация «Все вместе» представила сборник кейсов о том, как некоммерческие организации в разных городах боролись с мошенниками. «Такие дела» публикуют несколько историй, завершившихся победой честных НКО.

ВЛАДИВОСТОК. КАК ВЛАСТЬ И НКО ВЫГНАЛИ ЛЖЕВОЛОНТЕРОВ ИЗ АВТОБУСОВ

Во Владивостоке в общественном транспорте появились волонтеры с ящиками, собирающие наличные в пользу фондов «Лучик» и «Капля доброты». Первыми возмутились водители автобусов — люди с ящиками не платили за проезд. Ситуацией заинтересовался Фонд Александра Монастырева, который поддерживает некоммерческий сектор в Приморье.

«Мы устроили круглый стол и заручились поддержкой администрации Приморского края. Рассказали, чем невыгодно наличие таких лжефондов, и у нас в соратниках оказался департамент информационной политики Приморского края», — говорит руководитель фонда Валерия Костина.

Всем некоммерческим организациям Приморья рекомендовали отказаться от сбора денег в общественном транспорте, а все уличные акции — согласовывать с администрациями городов. Осенью 2017 года у одного из фондов-сборщиков провели обыск, идет расследование, и, как предполагает Костина, скоро аналогичный процесс начнется в отношении второго фонда.

Сейчас во Владивостоке обсуждают изменения в нормативно-правовые акты, которые запретят сбор пожертвований в переносные ящики.

ПЕНЗА. КАК БЕСКОНЕЧНЫЕ ПИСЬМА В ПОЛИЦИЮ И РЕЗОНАНС В СМИ ПОМОГЛИ ВЫГНАТЬ ЛЖЕВОЛОНТЕРОВ С УЛИЦ

Три года назад улицы Пензы наводнили молодые сборщики денег в белых накидках с надписью: «Помоги детям», рассказал исполнительный директор фонда «Гражданский союз» Олег Шарипков. На их коробках была наклеена фотография ребенка — в его поддержку действительно когда-то шел сбор средств, но к тому моменту он уже был закрыт. Тогда фонд устроил широкую кампанию в соцсети и СМИ, обличая мошенников.

С тех пор «Гражданский союз» дважды выгонял сборщиков с улиц, привлекая на свою сторону СМИ и правоохранительные органы. Сперва, осенью 2015 года, подростки в желтых куртках собирали деньги на улицах в ящики для фонда «Аурея». Волонтеры вели себя уверенно, показывали паспорта, а одна из девушек даже дала интервью «ТВ-Экспрессу», в котором рассказала, что получает пятую долю от всего собранного в тот же день [добросовестные фонды опечатывают ящики с пожертвованиями, и никто не имеет права забирать оттуда деньги себе. — Прим. ТД]. Сюжет вызвал большой резонанс в обществе, люди осуждали сборщиков средств в соцсетях, и лжеволонтеры перестали чувствовать себя в городе комфортно: им больше не давали денег, гнали с улиц и стыдили.

В ответ руководитель фонда «Аурея» пожаловался на Шарипкова в прокуратуру, центр по борьбе с экстремизмом, полицию, Следственный комитет и Минюст. Но, давая объяснительные по всем заявлениям, Шарипков нашел поддержку у силовиков. Активисты собрали пакет документов о работе «Ауреи» и отправили их в правоохранительные органы и приемную губернатора. В итоге полиция и прокуратура начали проверку, а к лету волонтеры исчезли с улиц.

Осенью 2017 года, когда на улицах Пензы стали появляться сборщики средств в пользу «Россодействия», активисты «Гражданского союза» поступили по знакомой схеме и обратились к правоохранителям.

«Когда вы только начинаете подавать заявления, вам приходят всяческие отписки. Но потом эта государственная машина начинает медленно, но все-таки проворачиваться, — подчеркивает Шарипков. — Наш пример показывает, что, хотя бы пусть не арестовать, а [заставить полицию] изъять все в офисах лжеволонтеров — это вполне нам по силам. Очень важна роль СМИ, социальных сетей, друзей, друзей друзей. В Москве миллионы людей и нет такого сообщества, но таким городам, как Пенза, где нет миллиона человек, это вполне по силам».

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. КАК МЕТРО ПОМОГЛО ОПОВЕСТИТЬ ВСЕХ ГРАЖДАН О МОШЕННИКАХ С КОРОБКАМИ

В Санкт-Петербурге крупные фонды заподозрили в мошенничестве сразу несколько НКО: это «Дари добро», «Аурея», «Общие дети», «Счастливая жизнь», «Россодействие». Наиболее навязчивы и многочисленны были волонтеры фондов «Сильные дети» и «Русь». Чаще всего сборщики появлялись в метро, особенно в холодное время года. В марте 2017-го некоммерческие организации объединились в рабочую группу, в сообществе «Петербург против лжеволонтеров» собирали всю информацию о сборщиках и рекомендовали гражданам при встрече с мошенниками фотографировать их и выкладывать в интернет. Под хештегом группы было опубликовано более 200 записей.

Координатор программ фонда AdVita Елена Грачева добилась от руководства метрополитена официального документа о том, что сбор средств в подземке незаконен. Народные дружины с полицией забирали сборщиков из вагонов и вели их в участки. Вскоре их отпускали — по закону обвинять лжеволонтеров не в чем, — однако большинство волонтеров были студентами или школьниками и им не хотелось появляться в участке.

1 мая 2017 года в петербургском метро стали включать аудиообъявления, в которых объяснялось: сбор наличных в вагонах и на станциях незаконен и может не быть направлен на благотворительность. Летом того же года запрет на сбор наличных в подземке вошел в правила пользования городским транспортом.

ТВЕРЬ. КАК АКТИВИСТЫ УБЕДИЛИ ДИРЕКТОРА ФИЛИАЛА ЛЖЕФОНДА ПЕРЕЙТИ «НА СТОРОНУ ДОБРА»

В Твери сборщики средств появлялись не раз: они просили денег в пользу молдавского фонда «Молдова меа», в пользу «Счастливых детей» и «Сильных детей» — как считают местные активисты, реинкарнации фонда «Аурея». Против мошенников объединились региональные НКО, общественный совет при МВД и омбудсмен по правам ребенка. Полиция признала, что законодательство не позволяет предъявить сборщикам средств никаких реальных обвинений.

Оказалось, что собранные деньги переводят на личную карту жителю Чувашии, который, по данным местных НКО, стоит за деятельностью уличных сборщиков фонда «Аурея». Общественники объяснили директору тверского отделения, как обстоят дела на самом деле, и он согласился дать официальные показания и даже написал заявление, однако уголовное дело так и не возбудили.

«Руководитель филиала теперь скрывается, потому что ему угрожают со всех сторон, — рассказала координатор проекта «Все вместе против мошенников» Мила Геранина. — К сожалению, дело находится в подвешенном состоянии, поскольку согласно нашему законодательству ничего с ним сделать нельзя».

РОСТОВ-НА-ДОНУ. КАК АКТИВИСТЫ С ДЕПУТАТОМ ДОБИЛИСЬ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПРОТИВ МОШЕННИКОВ

Ростов-на-Дону — один из немногих регионов, где удалось добиться возбуждения уголовного дела в отношении фонда «Аурея». Во многом это произошло потому, что в поддержку общественников, первыми обративших внимание на уличных сборщиков средств, выступил молодежный парламент и депутат регионального заксобрания Екатерина Стенякина. Местные правозащитники считают, что силовики отреагировали именно на депутатский запрос.

Несколько активистов парламента внедрились к волонтерам «Ауреи» под видом студентов. Они выяснили, что среди добровольцев много несовершеннолетних, с которыми заключали договоры без родителей, и граждан Украины, не имеющих разрешения на трудовую деятельность в России.

Оказалось, что детские дома, на которые собирали деньги на улицах, либо вовсе не видели денег от фонда, либо получали их в последний раз очень давно. Прокуратура, собрав все материалы об «Аурее», возбудила уголовное дело по факту мошеннических действий, а также написала разъяснительное письмо о правонарушениях лжеволонтеров.

БЕЛГОРОД. КАК НКО ДОБИЛИСЬ ПОБЕДЫ НАД МОШЕННИКАМИ С ПОМОЩЬЮ ПЛАКАТОВ И ФЛЕШМОБОВ

«Для меня все началось с того, что ко мне пришли в офис и сказали: “Поделитесь с нами ребенком, пожалуйста, мы вам денег откатим”, — рассказывает директор фонда “Святое Белогорье против детского рака” Евгения Кондратюк. — Меня это возмутило».

Осенью 2017 года в Белгород пришел фонд «Россодействие». Местные некоммерческие организации возмущало, что волонтеры «Россодействия» посещали их мероприятия и фотографировались на фоне их баннеров. «Но ничего с ними не поделаешь, ведь они действительно бежали на нашем марафоне, покупали билеты… А тем временем на каждой остановке человек по десять стоят с коробкой и заходят в маршрутку», — добавила Кондратюк.

После трех круглых столов, в которых принимали участие и власти, и МВД, уличных волонтеров начали забирать в полицию — невзирая на то, какой фонд решил выставить сборщика средств с коробкой. На всех улицах, в общественном транспорте, на телевидении появились плакаты с призывами не жертвовать наличные на улицах. В соцсетях начался флешмоб: люди снимали волонтеров на видео и спрашивали, забирают ли они деньги из коробок на сбор.

В ответ общественники получали угрозы, в том числе и физической расправой.

Губернатор Белгородской области предложил создать ассоциацию некоммерческих организаций, которые добросовестно публикуют свои отчеты о средствах. Но оказалось, что не все местные организации готовы это делать. «Бороться с лжеволонтерством — это хорошо, но нужно еще повышать уровень самих организаций», — признается Кондратюк.

Сейчас на улицах города нет сборщиков средств с коробками, полиция сразу забирает их в отделение. На рассмотрении местных властей — новые правила поведения в общественном транспорте, которые запрещают сбор наличных, и новые стандарты того, как НКО должны отчитываться и забирать средства из коробок с пожертвованиями.


За этот год некоммерческим организациям по всей стране удалось добиться многого: они сумели выгнать сборщиков средств с оживленных перекрестков, из торговых центров и общественного транспорта. Однако во многих случаях, когда резонанс в СМИ и соцсетях затухал, лжеволонтеры со своими ящиками возвращались снова. Борьбе с ними мешают пробелы в законодательстве: нет закона, который запрещает собирать средства на улицах и контролирует, сколько на самом деле денег из ящика для пожертвований попадает благополучателям (если они существуют и если перечисления действительно есть). Максимум, за что полиция может привлечь лжеволонтеров, — за неверно составленный договор с несовершеннолетним, при этом среди них есть и те, кто искренне считает, что занимается благотворительностью. Организаторов лжефондов еще ни разу не привлекали к уголовной ответственности.

«Явление мальчиков и девочек с коробочками — всероссийское, — отмечает президент благотворительного фонда «Предание» Владимир Берхин. — Эти сборщики локализуются только в крупных городах, в селах и маленьких городках их нет, потому что там нет смысла в их деятельности».

Наиболее эффективно борьба с этим явлением проходила там, где на сторону некоммерческого сообщества вставала местная власть и медиа. «Во-первых, если вы можете привлечь на свою сторону органы власти — это практически залог победы. Для них не составляет большого труда избавиться от псевдосборщиков. Во-вторых, информационные кампании, даже если они кажутся вам бессмысленными, полезны, потому что сами сборщики начинают жаловаться на падение доходов с их началом. Так что наши усилия не напрасны», — заключил Берхин.

 

Источник takiedela.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

Александр Тарасенков/Интерпресс/ТАСС

Житель Москвы Дмитрий Никифоров обратился в полицию с заявлением на свою знакомую девушку. По его словам, она оказалась мошенницей и выманила у него 750 тысяч рублей.

Мужчина познакомился с Полиной Вольской по интернету. В жизни виделись несколько раз, но за это время Дмитрий успел влюбиться в девушку.

Вскоре она сообщила ему, что врачи поставили ей диагноз «глиома». На лечение этого вида опухоли головного мозга ей требовалась большая сумма, ведь врачи прописали ей дорогие лекарства, рассказала Татьяна своему поклоннику.

Безутешный молодой человек занимал деньги у своих знакомых и пересылал любимой. К тому моменту с ним уже общалась подруга Полины. Она держала молодого человека в курсе лечения, состояния больной, но не разрешала приезжать в больницу под предлогом того, что Полина этого не хочет.

Когда Дмитрий обратился в благотворительный фонд «Предание» за помощью, его руководитель Владимир Берхин сразу предположил, что молодой человек связался с мошенницей.

«Человек влюблен и вел себя не очень разумно. Его нужно было проконсультировать. Девушка назвала лекарства, которые от глиомы вообще не помогают. Просто эти два препарата, одно из которых „Солирис“ и «Глибера», самые дорогие. Список этих препаратов очень известен, он бродит по интернету не первый год и мошенники им часто пользуются», — рассказал Берхин «Ридусу».

Сначала он попросил молодого человека предоставить документы, подтверждающие диагноз.

«В итоге он получил от нее какую-то непонятную справку, которая выглядела нелепо и неправдоподобно. Документ был старый, не из того лечебного учреждения, в котором девушка якобы лежала и диагноз был написан так, как обычно не пишут», — вспоминает директор фонда.

К тому времени девушка уже успела выпросить у влюблённого мужчины 750 тысяч. При этом его не настораживало то, что снимки жизнерадостной девушки в соцсетях никак не вяжутся с образом борющегося с тяжелой болезнью человека.

Если вы столкнулись с ситуацией, когда знакомому человеку ставят тяжелый диагноз и он обращается к вам за помощью, специалисты рекомендуют следовать этим правилам.

  • Просите всегда документы, подтверждающие заболевание. Если человек действительно болеет, он не станет скрывать эти бумаги. Как только в вопросе документов появляется заминка — «будут завтра», «пришлю позже» и т. д. — это первый признак обмана;
  • нужны врачебные назначения. Должны быть назначены конкретные лекарства. Не ленитесь про верить, помогают ли эти препараты от этой болезни или это просто дорогостоящие препараты, которые назначают в совершенно других случаях;
  • если у вас просят деньги на лекарства, не давайте их. Предложите купить назначенные препараты. Мошенникам они не нужны, им нужны деньги;
  • обращайтесь в специализированные фонды. Для сотрудников благотворительных организаций выявление мошенников — повседневная рутина. Они быстро отличают обманщиков от действительно больных людей.

Источник www.ridus.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

Украли надежду. Мошенники ограбили мать, собирающую деньги на лечение сына

Надежда Свечникова собирала деньги на лечение тяжело больного сына Никиты. Этот сбор привлек внимание интернет-мошенников, которые украли с ее счетов средства на очередную реабилитацию.

Люди, через интернет собирающие деньги на дорогостоящее лечение или реабилитацию, часто становятся жертвами мошенников. Злоумышленники внимательно следят за благотворительными сборами и ищут лазейки, чтобы забрать деньги себе.

Кража через сим-карту

Вечером на телефон жительницы города Березники в Пермском крае Надежды Свечниковой пришло странное СМС, информирующее о том, что она заказала перевыпуск сим-карты и карта уже перевыпущена. Но Свечникова этого не делала, её сим-карта была исправна. До этого Надежда Борисовна два дня вообще не выходила из дома и потерять её не могла.

Но к сим-карте Надежды Свечниковой были привязаны счета сервисов онлайн-платежей, на которых тоже хранились деньги. Именно их злоумышленник смог перевести на свои счета.

Эта история могла бы быть одной из множества в криминальных сводках, если бы не причина, по которой Надежда Борисовна копила деньги. Её 25-летнему сыну Никите требуется лечение и реабилитация. Молодой человек уже почти 5 лет прикован к постели и находится в малом сознании — посткоматозном состоянии между комой и возвращением сознания.

Жестокое избиение

В сентябре 2013 года в одном из ночных клубов Березников буянил подвыпивший посетитель. Он набросился с кулаками на двух девушек. При этом его не остановило то, что одна из них была беременна. Второй девушке разбушевавшийся посетитель чуть не сломал пальцы. Один из гостей клуба был настолько возмущен поведением хулигана, что избил его. Буйный гость позвонил своим друзьям, которые быстро приехали в клуб.

Сын Надежды Борисовны Никита был в это время в клубе, но участия в драке не принимал. Но хулиган почему-то указал приехавшим друзьям, что именно Никита бил его. Заступники ударили парня несколько раз по лицу, а когда он упал, ударившись об асфальт, пнули по голове. Когда молодой человек очнулся, он понял, что у него забрали телефон. Никита позвонил на свой номер и договорился с тем, кто забрал телефон, о встрече в центре Березников.

На следующий день к назначенному месту приехала тонированная машина, Никита сел в неё. Молодого человека увезли на окраину города, ещё раз сильно избили. Те, кто его избивал, сами привезли его сначала к своему знакомому врачу, а затем домой.

Вечером состояние ухудшилось, мать вызвала скорую помощь. Никиту госпитализировали, осмотрели и поставили диагноз — ЧМТ и сотрясение головного мозга. Несмотря на полученные травмы, Никита не остался в больнице, так как через два дня должен был сдавать экзамен.

«Никто не наказан, и в ходе следствия все, кто избивал Никиту, либо не фигурировали в деле, либо были свидетелями, — говорит его мать Надежда Борисовна. — Около двух часов происходило избиение и глумление над моим сыном. Даже по словам очевидцев, которые отказались впоследствии дать показания, в него стреляли из травматического пистолета на расстоянии как в мишень, били арматурой, кирпичами. Соответственно, были отбиты все внутренние органы. Но дело изначально было направлено на развал. Свидетели были запуганы, диагнозы поставлены неверно».

Скитания по больницам

Вернувшись из больницы домой, Никита несколько дней мучился от сильнейшей головной боли, но продолжал ходить на учёбу. На третий день у него поднялась температура, и его на «скорой» доставили в инфекционное отделение городской больницы. Через несколько часов пациента перевели в реанимацию. По словам Надежды Борисовны, он был в сознании, но бредил и был подключён к аппарату искусственной вентиляции легких.

Уже позже семья Свечниковых узнала, что в реанимации в ночь с 29 на 30 сентября 2013 года у Никиты произошла остановка сердца, вследствие чего развилась гипоксия, мозг не получал кислород в течение 10 минут. По словам Надежды Борисовны, нехватка кислорода «практически уничтожила работу коры головного мозга».

После этого Никиту перевезли вертолётом сначала в Пермскую краевую больницу, затем в Нейрохирургический НИИ им. А. Л. Поленова в Санкт-Петербурге, далее был Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины им. А.М. Никифорова МЧС России. Каждый переезд давался с трудом. Путь до Петербурга занял больше суток, а ехать пришлось поездом.

Реабилитация требовала больших средств. Сборы денег организовали через соцсети, подключились волонтёры. В Березниках проводились мероприятия и концерты в поддержку Никиты.

Когда молодой человек стал транспортабельным, решили возвращаться сначала в Пермскую краевую больницу, затем в Березники. В мае 2014 года Свечниковы приехали домой.

Надежда Борисовна всю жизнь проработала медсестрой в детской поликлинике в Березниках, вырастила троих сыновей. Сейчас двое помогают третьему. «Они работают на Никиту», — говорит Надежда Борисовна. Сама она всё время посвящает ему:

«Весь день расписан. С Никитой надо заниматься, садить в кресло, ставить в вертикализатор. Это тяжкий труд с утра и до ночи, на улицу выхожу 2-3 раза в неделю. Скоро уже 5 лет в таком режиме, но я мама, иначе и быть не может. Живем мы на 15 000. Мое пособие 1280 и пенсия Никиты 13 600. Работать не могу. Вот и сидим в соцсетях, сбор ведем на лечение. А как с таким доходом жить».

Невысокая худенькая Надежда Борисовна каждый день не по одному разу переворачивает сына. Ему нельзя долго находиться в одном положении, чтобы не было пролежней и не развилась пневмония.

«Пока мы полгода спасали Никиту в Санкт-Петербурге, шло разбирательство по факту избиения, — рассказывает Надежда Борисовна. — Всё переврали, я два года искала правду, писала в разные инстанции письма. Приходили отписки. Я билась как рыба об лёд, в итоге у меня случился сердечный приступ. И я поняла: „Стоп! Перезагрузка! Если я умру, то умрёт и Никита“. Тогда отправилась в соцсети за помощью. Сначала это была просто группа поддержки, потом к нам пришли волонтёры и организовали сбор средств на реабилитацию. Сейчас у Никиты положительная динамика, он в малом сознании. Мы убрали гастростому, он ест, пьет через рот. Он реагирует, гулит, кричит, различает предметы, слушает музыку, смотрит телевизор. Обследования показывают, что мозг включился, только нет связей. Это как островки, между которыми нет связи. Здесь ведь нет волшебной таблетки, нужно время и лечение. Тренировка тела — это одно, но нужно ещё кормить мозг полезными препаратами, а это дорогие лекарства».

На реабилитацию Свечниковы ездили и в заграничные, и в российские клиники, средства на которые собирали через соцсети при помощи волонтёров. Надежда Борисовна отмечает, что в одной из воронежских больниц удалось добиться результата:

«Мы были в Европе, мне есть с чем сравнить. Ничего в Европе нет такого, чего нет в России. Я не понимаю, кто собирает деньги на Германию, Китай, Америку. Почему мы наш рубль везем куда-то, когда у нас в России всё есть. У меня есть выбор: собирать на лечение за границей или здесь. И я выбрала Воронеж».

Никита был на реабилитации в воронежской клинике уже 4 раза, сейчас нужно пройти ещё один курс. По словам Надежды Борисовны, уже после первого курса реабилитации наметилась положительная динамика.

«Я подхожу и говорю Никите, что будем есть, то он начинает чмокать, — говорит Надежда Борисовна. — Когда переворачиваю его, и он рукой чувствует край кровати, то он вздрагивает, понимает край. Голова заработала. Сейчас тоже нужна помощь, сбор на реабилитацию».

«Паспорт не теряла»

Сразу после того, как Надежда Борисовна обнаружила кражу со счетов сервисов онлайн-платежей, она обратилась с претензией в салон связи, где произошла процедура восстановления сим-карты.

«В салоне связи предположили, что я потеряла паспорт и по нему восстановили сим-карту, но я — водитель, паспорт всегда при мне, и я его не теряла, — рассказывает женщина. — Потом выяснилось, что сотрудник, который проводил операцию по восстановлению сим-карты, уволился. Человек, который забрал деньги, знал, что забирает их у Никиты. Он не мог этого не знать, история с Никитой — резонансное дело. Самое страшное, что из-за этой ситуации у нас почти на месяц приостановился сбор на реабилитацию. Пока карточку меняла, пока листовки с новым счётом печатали. Нам теперь не собрать к концу июня необходимую сумму».

Сейчас делом о пропаже денег и загадочном восстановлении сим-карты занимаются березниковские следователи. А здоровьем Никиты, если удастся собрать нужную сумму к концу июня, займутся врачи из Воронежа.

Сбор на личную карту — опасен

История, произошедшая со Свечниковыми — не редкость. Два года назад сотрудники Управления «К», которое борется с компьютерными преступлениями, пресекли в Ростовской области деятельность межрегиональной организованной группы мошенников. Участники группы были причастны к хищению денег с банковских счетов, предназначенных для сбора благотворительных средств на лечение тяжелобольных. Злоумышленники использовали поддельные документы и получали доступ к номеру сотовой связи, связанному с банковским счетом. С помощью номера они заходили в онлайн-кабинеты банка и похищали деньги. Общая сумма хищений составила 20 миллионов рублей.

Координатор проекта «Все вместе против мошенников» Людмила Геранина поясняет, почему сборов на личные счета быть не должно:

«Самостоятельно собирать деньги на лечение через соцсети нельзя. Это очень большой риск. Дело не только в мошенничествах: банк может заблокировать карту из-за подозрительных поступлений, могут возникнуть проблемы с налоговой. История со Свечниковыми — это подтверждение того, что самостоятельный сбор средств не безопасен. Благотворительные фонды знают, как защищаться от мошенников.

Часто происходят ситуации, когда мошенники воруют документы, касающиеся сбора средств на лечение маленьких детей. Они меняют реквизиты на свои расчетные счета и начинают собирать деньги. Сейчас по интернету для сбора мошенники распространяют видео с ребенком, который несколько лет назад уже умер. Мне кажется, в подобных случаях мошенничеств благоприятный исход невозможен.

Я считаю, что когда люди собирают деньги на личные карты, — это плохо для всех. Это опасность для самой семьи, их счета могут взломать. Это вводит в заблуждение жертвователей, которые не могут определить, где мошенник, а где нет. Нужно помогать через проверенные организации, помогать напрямую — нельзя. Чтобы проверить, является ли организация честной, жертвователь должен запросить уставные документы организации, прочитать отзывы в поисковике. Даже если фонд новый, информация о нём будет не только на сайте самой организации. Можно найти сведения об учредителе, найти его в соцсетях и проверить, действительно ли он занимается благотворительной деятельностью, имеет ли человек отношение этой организации. Честные фонды не собирают деньги на личные карты, только на расчетные счета».

Источник www.aif.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

Взгляд изнутри: взаимодействие НКО и СМИ обсудят на МедиаСаммите-2018

Эксперты расскажут, как превратить упреки в партнерство и распознать мошенничество в благотворительности

31 мая, PrimaMedia. Большой блок программы Дальневосточного МедиаСаммита-2018 посвящен взаимодействию некоммерческих организаций и СМИ. В форуме примут участие специалисты-практики из самых разных благотворительных фондов Москвы и Приморского края. Соорганизатором секций выступает Благотворительный фонд «Владмама», сообщает ИА PrimaMedia.

В рамках работы блока, посвященному НКО, эксперты обсудят разные аспекты, в том числе и те, которых в Приморском крае и на Дальнем Востоке пока не принято говорить вслух: все ли благотворительные фонды одинаково прозрачны? Как проверяется эффективность благотворительной деятельности? По каким критериями и признакам можно отличить добросовестные благотворительные организации от «темных лошадок», выручающих легкие деньги с помощью разных манипуляций? Надо ли использовать тему смерти и смертности, как способ привлечения пожертвований и т. д.

Интересные доклад и мастер-класс приготовил для участников МедиаСаммита эксперт Александр Боровых (Москва).

Справка: БОРОВЫХ Александр — в течение ряда лет являлся Консультантом Комитета по общественным связям Правительства Москвы по вопросам гражданского участия в процессе распределения целевых средств для решения приоритетных социальных задач муниципальных образований. С 1996 года участвовал в проведении оценок проектов и программ и проведении тренингов по вопросам управления некоммерческих организаций на территории России, а также в таких странах как: Азербайджан, Ангола, Армения, Беларусь, Грузия, Индия, Казахстан, Молдова, Россия, Таджикистан, Узбекистан, Украина. Разрабатывал системы мониторинга и оценки социальных проектов и программ. Является разработчиком ряда курсов по темам организационного развития СО НКО. В настоящее время работает в Благотворительном фонде «Даунсайд Ап» Директором Отдела стратегий. Является членом Ассоциация специалистов по оценке программ и политик.

Его доклад «Измерение результатов социальных программ: личное желание или объективная необходимость» будет полезен тем, кто вкладывает ресурсы в осуществление социальных проектов.

Профессиональные лайфхаки и приемы, представленные Александром Боровых, вооружат не только владельцев и топ-менеджеров социально-ответственного бизнеса, но и PR-менеджеров и кураторов любых благотворительных проектов.

Главный вопрос, на который ответит Александр — как доказать эффективность социального проекта?

Мастер-класс Александра Боровых «Построение системы мониторинга и оценки проектов и программ» — уникальный шанс освоить важный профессиональный инструмент для любой организации, участвующей в грантовых конкурсах или проектах с привлечением ресурсов от внешних доноров. Навыки владения этим инструментом — системой мониторинга и оценки — в самом ближайшем будущем станут принципиальным конкурентным преимуществом для социально ориентированных некоммерческих организаций.

Редактор известного информационного ресурса для родителей VLADMAMA и президент Благотворительного фонда «Владмама» Ольга Романова (Владивосток) поделится с участниками секции исключительно практическими приемами и опытом организации и ведения благотворительной деятельности.

Об одном из аспектов этой деятельности, самом остром и наболевшем, более подробно расскажет эксперт Людмила Геранина (Москва), координатор проекта «Все вместе против мошенников» благотворительного собрания «Все вместе».

Людмила Геранина в прошлом — директор многопрофильного благотворительного фонда. По ее мнению, которое разделяют все спикеры секции «Благотворительность и СМИ», доверие жертвователей — ответственность всего сектора благотворительности, каждого его участника.

— Важно не просто делать свою работу, но и объяснять людям, почему она именно так выстроена. Работа благотворительного фонда — это не просто «взял денег и отдал», это еще и многое другое. Вот об этом комплексе задач и нужно говорить в публичном пространстве,

— отметила Людмила Геранина.

Тема выступления Людмилы Гераниной: «Мошенничество в благотворительности. Где правда нужна помощь?». Она будет интересна и журналистам, и людям, жертвующим свои деньги нуждающимся, и тем, кто сегодня выбрал для себя в качестве дела всей жизни — помощь ближнему и благотворительность.

Пожалуй, с самой неоднозначной темой, которая наверняка будет интересна не только благотворителям, но и всем думающим людям, выступит эксперт Екатерина Печуричко(Москва), онкопсихолог, журналист, создатель и ведущая Death Café Москва. Тема ее выступления — «Может ли смерть быть хорошей и зачем и как о ней говорить?». Диалог в аудитории коснется того, как тема смерти представлена в пространстве социума, как она подается, кто инициирует обсуждение этой темы, зачем и как о ней говорят, и чего не хватает в этом общественном разговоре. Участники также обсудят, какие есть форматы — в нашей стране и в мире — для этого разговора.

В программе первого дня секции также запланировано проведение дискуссионная площадка: «СМИ и НКО. Как упрёки превратить в партнёрство?» с участием московских экспертов. В обсуждении выступят Александр Боровых, Людмила Геранина, Катерина Печуричко, Ольга Романова, Ольга Сиянко и другие специалисты.

Пятый Дальневосточный МедиаСаммит пройдет 6-8 июня в кампусе ДВФУ на острове Русский. Форум расширит международную составляющую за счет активного привлечения экспертов из стран Азиатско-Тихоокеанского региона, что сделает его глобальной коммуникационной площадкой. Любой желающий может бесплатно посетить мероприятие, достаточно зарегистрироваться на сайте.

Cледить за подготовкой к МедиаСаммиту можно, подписавшись на официальные страницы предстоящего мероприятия в социальных сетях: InstagramВКонтактеFacebook.

Организаторами Дальневосточного МедиаСаммита-2018 выступили Аппарат полномочного представителя президента РФ в ДФО, Министерство по развитию Дальнего Востока, Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта, Союз журналистов России, Администрация Приморского края, Дальневосточный федеральный университет, проект «Медиашкола: Дальневосточный репортер». Генеральный партнер форума — РусГидро.

Источник primamedia.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

Благотворительность станет одной из главных тем V Дальневосточного Медиасаммита

Фото сайта медиасаммит.рус

Москва. 31 мая. ИНТЕРФАКС — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК — Эксперты в рамках V Дальневосточного Медиасаммита обсудят различные аспекты благотворительности и взаимодействие НКО и СМИ, сообщают организаторы саммита.

«Большой блок программы Дальневосточного МедиаСаммита-2018 посвящен взаимодействию некоммерческих организаций и СМИ. В форуме примут участие специалисты-практики из самых разных благотворительных фондов Москвы и Приморского края», — отмечается в сообщении.

Так, в первый день работы саммита 6 июня запланированы обсуждения и мастер-классы, посвященные взаимодействию СМИ и НКО, распознанию мошеннических схем в благотворительности и измерению результата соцпрограмм.

В частности, о способах доказывания эффективности соцпроектов и мониторинге их эффективности расскажет член Ассоциации специалистов по оценке программ и политик Александр Боровых.

Об опыте организации и ведения благотворительной деятельности расскажет президент благотворительного фонда «Владмама» Ольга Романова. А координатор проекта «Все вместе против мошенников» благотворительного собрания «Все вместе» Людмила Геранина посвятит свое выступление способам борьбы с мошенниками в благотворительности.

Выступление онкопсихолога, создателя и ведущей Death cafe Екатерины Печуричко будет посвящено вопросу разговоров о смерти. Кроме того, в ходе первого дня работы форума пройдет дискуссионная площадка «СМИ и НКО. Как упреки превратить в партнерство?»

Помимо дискуссий и круглых столов на Медиасаммите состоится любительский турнир по игре в Го и мастер-классы, посвященные этой игре. Также в первый день работы саммита его участники смогут сыграть в интеллектуальную игру «Биржа ума», победители получат звание самых умных и Кубок Медиасаммита.

Как сообщалось, V Дальневосточный Медиасаммит пройдет 6-8 июня в кампусе Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) во Владивостоке.

В день открытия 6 июня на площадке форума пройдет пленарная дискуссия, состоится более 70 секций с участием представителей органов власти, откроется форум молодых журналистов и блогеров.

Программа будет разделена на несколько направлений: дискуссии и круглые столы для печатных и интернет СМИ, телевизионных и радиожурналистов, для сотрудников пресс-служб.

Также запланированы мастер-классы по правовому обеспечению деятельности журналиста, менеджменту и маркетингу медиапроектов, мультимедийной журналистике, SMM и для представителей пресс-служб.

Завершит саммит работу 8 июня.

Организаторы Дальневосточного МедиаСаммита-2018 — аппарат полномочного представителя президента РФ в ДФО, министерство по развитию Дальнего Востока, администрация Приморского края, Дальневосточный федеральный университет, Приморское отделение Союза журналистов России.

Источник www.interfax-russia.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

В Госдуме предложили разобраться с профессиональными попрошайками

ФОТО: ПАВЕЛ КАРАВАШКИН/ИНТЕРПРЕСС/ТАСС

Любое событие мирового масштаба привлекает в российские города не только миллионы туристов, но и полчища мошенников. Не стал исключением и чемпионат мира по футболу в России. Анализируя статистку преступности в период мундиаля, в Госдуме пришли к выводу, что с профессиональными попрошайками пора разобраться на федеральном уровне.

Нашествие мошенников

С открытием чемпионата мира на улицах и площадях Москвы и других городов, которые принимают матчи, стало появляться больше попрошаек. Своими наблюдениями местные жители делятся в соцсетях. По их словам, чаще всего это прилично одетые молодые люди с дорожными сумками, которые просят неравнодушных прохожих помочь «на билет до дома». Встречаются и более профессиональные жулики, которые выдумывают целые истории, убеждая жертву дать им денег. Особо креативные плуты даже прикидываются иностранцами.

В период мундиаля силовые структуры работают в усиленном режиме. В первые дни казалось, будто все вокзалы и переходы действительно «зачищены» от бомжей, «христарадников» и карманников. Но чем больше людей появляется в общественных местах, тем сложнее держать всё под контролем. По данным СМИ, уже за первые десять дней чемпионата на столичной «улице болельщиков» — Никольской — было обворовано более 400 человек. Чтобы обуздать уличных ловкачей, была создана специальная группа полицейских в штатском.

По словам зампреда Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Анатолия Выборного, нашествие попрошаек наблюдается не только на центральных улицах города, но и в общественном транспорте. Чтобы разобраться в ситуации, он лично побывал на Белорусском вокзале и пообщался с горожанами.

«На самом вокзале бродяг практически нет. Оно и понятно, полиция работает в усиленном режиме. Но люди сейчас мне пожаловались, что постоянно сталкиваются с попрошайками в метро и особенно электричках», — сообщил депутат «Парламентской газете».

Большинство опрошенных парламентарием москвичей и гостей столицы выразили убеждённость, что основная масса просящих подаяния — это не бедняги, действительно оказавшиеся в трудной ситуации, а обычные мошенники. «Эта проблема актуальна для наших граждан не только в дни чемпионата — это вообще больная тема, которая давно требует кардинального решения. А мундиаль лишь обострил, то есть высветил наличие этой проблемы», — резюмировал Анатолий Выборный.

Без работы, без денег, без ответственности

Кодекс об административных правонарушениях РФ не предусматривает ответственности за попрошайничество, напомнил депутат. На федеральном уровне установлена лишь ответственность, причём уголовная, за вовлечение в эту деятельность детей и подростков. Ещё в КоАП есть статья за мелкое хулиганство, которое включает и «оскорбительное приставание к гражданам». За такое деяние положен штраф до тысячи рублей или арест на 15 суток. Но просьбы подать «на лечение» неоскорбительны, так что привлечь попрошайку по этой статье довольно сложно.

Штрафы за эту деятельность устанавливают власти субъектов, но далеко не все. Например, КоАП Москвы за приставание к гражданам предусматривает два вида наказания — предупреждение и штраф в размере от 100 до 500 рублей, а если дело происходит в метро, штраф составляет от 2500 до 5000 рублей. В остальных регионах, где введены подобные меры, штрафы варьируются от 500 до 3000 рублей. Причём к ответственности привлекает именно администрация субъекта, хотя некоторые регионы делегируют эти полномочия полиции.

«Так как на федеральном уровне нет статьи за попрошайничество, то в большинстве случаев единственное, что могут сделать полицейские, — применить к ним меры по главе 20 КоАП РФ. Они снимают с бродяг отпечатки пальцев, фотографируют и отпускают», — рассказал Анатолий Выборный.

В связи с этим, по мнению депутата, целесообразно ввести на федеральном уровне статью в КоАП РФ о попрошайничестве. «За основу можно взять опыт регионов, где уже установлена ответственность за такое деяние. Это может быть востребованной нормой, это видно и по Москве, где электрички буквально кишат всякими лже-инвалидами и прочими сборщиками мелочи», — добавил он.

Найти отличия

«Нельзя запретить людям просить помощи у других. Но есть такое понятие, как назойливое приставание к гражданам. Это, безусловно, должно пресекаться», — считает председатель Общероссийского движения «За реальные дела!» Антон Цветков.

Он призвал к предельной осторожности при разработке мер против просителей милостыни. С одной стороны, нужно бороться с криминальными проявлениями, а с другой — нельзя создать атмосферу, в которой действительно нуждающиеся люди окажутся под ударом. Самый сложный вопрос — отличить одних от других, отметил эксперт.

При этом термин «профессиональное попрошайничество» он считает не совсем корректным. «Когда здоровый человек изображает инвалидность или рассказывает о болезни, которой на самом деле у него нет, это называется введение граждан в заблуждение с целью заработка. И с этим явлением действительно нужно бороться. Пока за такие действия ответственность не предусмотрена», — подчеркнул Антон Цветков.

Анатолий Выборный согласился, что вопрос дифференциации людей, которые просят подаяния, чрезвычайно важен. «Если речь идёт о мошенничестве, то нужно понимать, что зачастую это крайне прибыльный бизнес, за которым стоят не обездоленные и травмированные люди, а самые что ни на есть криминальные структуры», — подчеркнул депутат. Разграничение попрошаек «по работе» и «по нужде» позволит ввести более справедливые меры ответственности, отметил он.

Этот вопрос следует тщательно проанализировать совместно с коллегами из думских комитетов по социальной политике и гражданскому обществу, добавил Анатолий Выборный. «Надеюсь, вместе мы сможем найти решение», — подытожил депутат.

 

Источник www.pnp.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

В Москве завершилась программа стажировки «Школа коммуникаций и инноваций» АСИ

В течение пяти дней стажеры из региональных некоммерческих организаций изучали работу московских коллег и СМИ, освещающих социальные вопросы.

В первом этапе программы стажировки «Школы коммуникаций и инноваций» Агентства социальной информации приняли участие представители десяти некоммерческих организаций из Волгограда, Краснокамска (Пермский край), Вологды, Сыктывкара, Пензы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Екатеринбурга и Нижнеудинска (Иркутская область).

«Спасибо всем партнерам «Школы инноваций и коммуникаций», которые быстро и с радостью откликнулись на нашу просьбу принять у себя группы стажеров и уделили нам время. Участники получили, можно сказать, секретные знания из первых рук, которые многих поразили. Они не думали, что журналисты в Москве настолько открыты и так заинтересованы в работе с некоммерческими организациями из регионов. Мы надеемся, что они теперь поборют робость и будут активнее рассказывать про то, что они делают», — говорит координатор программ АСИ Ольга Дроздова.

Стажеры приняли участие в конференции «Все вместе против мошенников», встретились с командами краудфандинговой платформы Planeta.ru, благотворительного собрания «Все вместе», «Теплицы социальных технологий», фондов «Нужна помощь», «Арифметика добра» и «КАФ», узнали о работе центра «Благосфера». Участники программы также встретились с журналистами портала «Такие дела», «Русского репортера», Общественного телевидения России и обсудили технологию интервью с Анной Белокрыльцевой, директором «Студио-диалог». Кроме того, стажеры также посетили спектакль «Правозащитники» в «Театре.doc». «Нам очень повезло, что на прошлой неделе был показ спектакля «Правозащитники» и мы смогли практически всей группой прийти на этот спектакль, увидеть наших коллег, их истории, воплощенные на сцене. Мы поучаствовали в обсуждении, оно прошло очень живо. На всех это произвело огромное впечатление», — рассказала Дроздова.

Участники стажировки отметили ценность общения и обмена опытом с коллегами и высказали пожелание добавить в дальнейшие стажировки больше практики, но не в ущерб личным встречам с экспертами. «Благодаря стажировке в АСИ у меня возникла идея вывести на федеральный уровень проект, направленный на анализ доступной среды и устранение ошибок, связанных с ее проектированием, а также развить тему путеводителей по городам для людей с инвалидностью», — рассказал Илья Костин, председатель Коми региональной общественной правозащитной организации людей с инвалидностью «Аппарель». По словам Юлии Ефремовой, пресс-секретаря вологодского Фонда поддержки гражданских инициатив, для Вологодской области очень актуальна тема коммуникаций и по итогам стажировки у нее появился план сделать соответствующие методические материалы для местных НКО.

«У нас в регионе есть несколько историй, которые почему-то никто не рассказывает. Благодаря стажировке появилось много каналов, и теперь нужно понять, куда какую историю направить, чтобы она принесла пользу и конкретному человеку, и нашей организации. Мы также хотим организовать форум провинциальных НКО, потому что опыт крупных федеральных организаций не всегда применим к маленьким организациям», — заявил Артем Петернев, председатель совета общественной организации инвалидов «Доверие» Нижнеудинского района.

Вторая волна стажировки состоится 4-8 июня, а третья группа приедет в Москву осенью. «Школа коммуникаций и инноваций» проводится АСИ в рамках проекта «Медиаподдержка гражданских инициатив» на средства Фонда президентских грантов.

 

Источник www.asi.org.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

Мы живем на чужие деньги, скрывать от доноров отчеты об их деньгах – неэтично

Изображение с сайта picclick.it

На недавней конференции «Все вместе против мошенников» в секции, посвященной прозрачности и отчетности НКО, я оказался, скажем так, в меньшинстве

Устраивать в условиях дефицита времени диспут с коллегами посчитал излишним, и потому выскажусь здесь – просто для того, чтобы важные, с моей точки зрения, вещи, не остались непроговоренными или недостаточно точно обозначенными.

Главный тезис, который я хочу защитить, таков:

Жертвователь имеет право знать абсолютно всю информацию о работе НКО, в которую он вложил деньги. Ему должны быть доступны любые внутренние документы, касающиеся использования пожертвованных им средств.

Введение данного правила в практику работы НКО принесет однозначную пользу для сектора.

Требование финансовой прозрачности НКО для донора есть требование, прежде всего, этическое, то есть практика должна оцениваться в свете выполнения этого правила, а не правило – в свете пользы для практики.

Мы живем на чужие деньги, и скрывать от того, кто эти деньги дает, их дальнейшую судьбу – хоть в формате умолчаний, хоть в формате обобщений – неэтично, что бы там ни было написано в договоре оферты.

Только после принятия этого тезиса стоит рассуждать о необходимых и достаточных уровнях прозрачности, о том, как нам быть с тем, что эта самая прозрачность не востребована донорами и не влияет на их активность, что после завоевания репутации можно уже не особенно рассказывать о судьбе каждого рубля.

Просто потому, что вопросы этики по определению предшествуют вопросам эффективности, сначала мы решаем, что не обманываем донора в принципе, а потом уже уточняем интонации и подробности форм коммуникации. Потому что если мы начинаем с рассуждения о том, как следование этическому правилу отразится на нашей практике, это означает, что этика подвергается сомнению ради выгоды, но тогда непонятно, зачем нам этика, если у нас имеются факторы более существенные.

Люди, когда жертвуют в НКО, платят за решение некоторой проблемы, будь это саркома у маленького мальчика или недостаточно толерантное отношение к людям с избыточным весом. Но у этой покупки есть своего рода обременение – способ, которым НКО решает эту проблему.

Этот способ должен быть прозрачен и приемлем для жертвователя, в противном случае вы продали ему не тот товар, за который он платил. Если человек покупает лекарство, то на упаковке пишут состав и противопоказания. Если человек заказывает услугу, он имеет право оговорить подробно список требований к ней.

Точно также до совершения пожертвования необходимо уведомить жертвователя точно и подробно, как именно оно будет использовано, как будет достигаться нужный ему эффект. Без этого просьба о пожертвовании рискует превратиться во «впаривание», а методы массового фандрайзинга – в методы людей, которые уговаривают пенсионеров «только сегодня и с особой скидкой от мэра, да не читайте договор, там шрифт мелкий» поставить дешевые стеклопакеты и счетчики воды.

И если правило «никаких секретов от донора о судьбе его денег» не будет соблюдаться добровольно, его стоит защитить на законодательном уровне. Это давно уже сделано в других отраслях экономики.

Как закон обязывает государственные органы раскрывать налогоплательщикам данные о затратах бюджета (кроме случаев угрозы безопасности людей), так и для НКО должны стать незаконны финансовые секреты от жертвователей.

Высшие чиновники в России декларируют не только зарплаты и иные доходы, но даже и имущество родственников перед налогоплательщиками, и непонятно, почему НКО не должно делать того же самого перед жертвователями.

Корпорации (о чем из зала напомнила на конференции корреспондент «Филантропа» Евгения Корытина) также имеют обязательную открытую отчетность, в которой хорошо видны бонусы менеджмента и бенефициары деятельности.

И только НКО почему-то до сих пор стесняются открыться миру. Однако это следует сделать, даже если это несколько затратно или боязно.

И разговоры о том, что вот, если вы ведете системный проект с кучей зарплат, то жертвователь не поймет такого рода затрат – не более чем отговорки. Если вы не можете объяснить своим жертвователям, чем ценна работа ваших специалистов, значит, вы сами просто не очень хорошо понимаете ее смысл или не умеете с ними коммуницировать.

Как сказала на конференции Саша Бабкина – «Как правило, если у организации бардак с отчетностью, у них все не очень хорошо с саморефлексией и самооценкой».

Практика принудительной открытости должна быть закреплена именно в формате «Прав донора», обязательных к соблюдению, а не в виде рекомендаций, которые проигнорируют все, кому будет лень или невыгодно им следовать.

Ведь не зря вопрос об отчетности перед массовыми жертвователями возник на антимошеннической конференции. Именно в области массового частного фандрайзинга пасется большинство обманщиков, как институциональных, так и вполне диких. Два других «источника средств для НКО», доступных в России – государство и бизнес – вполне способны постоять за себя, призвать к отчету, а если необходимо, то и к ответу, любого получателя пожертвований, а массовый жертвователь не может этого сделать.

Он не обладает единой субъектностью, а вклад каждого конкретного физического лица, как правило, столь мал, что на его возмущение даже прямым обманом не отзовется ни СМИ, ни прокуратура.

А потому массовым донором можно бесконечно манипулировать, скрывать от него информацию и даже прямо обманывать – это все равно не грозит ровным счетом никакими последствиями.

А значит, необходимо вручить внятные, проговоренные и стандартизированные права каждому из участников процесса, независимо от его вклада. Потому что обманывать на сто рублей столь же недопустимо, как обманывать на 100 тысяч рублей. Как это было в истории развития избирательного права: от людей формально более значительных (дворян, обладателей имущественного ценза, мужчин и так далее) избирательное право постепенно распространилось на всех, дабы каждый был в равной степени защищен, будь он лордом или трубочистом, потому что не бывает неважных людей и не бывает слишком маленьких пожертвований.

Это позволит закончить бессмысленную и бесплодную дискуссию о необходимом и достаточном уровне прозрачности НКО. Вместо инициативных усилий, все равно неинтересных и ненужных жертвователю en masse, вместо открытых либо завуалированных обвинений в нечестности и корысти мы окажемся в мире внятных прав и обязанностей.

Сейчас попытки говорить «прежде всего о том, что сделано, не концентрируясь на частностях» выглядят, порою, способом скрыть реальные цели за эмоционально насыщенной трескотней, как это принято в дикой благотворительности. Пафосное «мы продвигаем системный проект» ничем не отличается от пафосного «мы помогаем детям», если к нему не прилагается детализированного финансового отчета.

А будет так, как это сейчас обстоит в мире корпоративной благотворительности и государственных грантов: грантодатели спокойно заказывают ту музыку, которую считают нужной, и вместо обвинений звучат совершенно здравые дискуссии об эффективности программ, о соотношении средств и целей, ибо средства прозрачны.

Разговор от отчетности на конференции быстро перешел в разговор об оценке вообще, о том, что помимо формальных данных о затратах необходима информация содержательная, раскрывающая результаты работы НКО, ее «социальный эффект». Но подобная оценка никогда не будет полной и объективной без полностью прозрачной финансовой информации. Потому что первые два вопроса любой оценки – «Сколько это стоило?» и «Возможно ли достичь такого же результата дешевле?»

Борцы с коррупцией критикуют властные органы за покупку предметов роскоши на бюджетные деньги – очень дорогой мебели или люксовых автомобилей – именно потому, что неясно, как класс автомобиля или сверхцена дивана поможет органу власти эффективнее работать.

И работа НКО должна быть доступна точно такой же оценке. Заложить в смету что-то сверх необходимого, из расчета «пригодится», «проект уйдет, а оно останется», «раз деньги дают, надо брать» и так далее – обычное дело в мире НКО, и ничем хорошим не кончается, когда жертвователи внезапно узнают, куда на самом деле уходили средства. А об этической составляющей такого подхода я говорил выше.

Социальный эффект, результат, плод работы неотделимы от затраченных ресурсов и не могут быть оценены в отрыве от них.

Тем более в такой сложной и деликатной области, как благотворительность, где речь зачастую идет о жизнях людей. Тем более в области, напрямую связанной с формированием и функционированием общественных авторитетов.

Не зря же публичная благотворительная деятельность запрещена ряду отраслей – именно затем, чтобы полезным эффектом социальной работы не легитимизировались вещи вредные и опасные.

А также внятные и одинаковые правила прозрачности для НКО сильно упростят чаемые многими рейтингование и верификацию для благотворительных организаций, ибо сравнивать можно только то, что живет по общим проверяемым правилам. Без этого мы неизбежно скатываемся во вкусовщину и сравнение несравнимого: не обладая полнотой информации, мы не имеем критерия сравнения и вечно будем вынуждены прикидывать «на глазок».

Источник www.miloserdie.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

Пензенский опыт борьбы с лжефондами будет представлен на конференции в Москве

Опыт пензенских НКО по борьбе с нечистоплотными фондами, которые собирают деньги в общественных местах, будет представлен на второй всероссийской конференции «Все вместе против мошенников». Она пройдет в Москве 21 мая. Также о своих успешных решениях расскажут представители Владивостока, Костромы, Санкт-Петербурга, Самары, Томска, Твери, Ростова-на-Дону и Челябинска. В частности, в Пензе фонд «Гражданский Союз» развернул активную просветительскую работу и обращался в правоохранительные органы, когда на улицах города появились молодые люди в белых майках поверх одежды и с ящиками для пожертвований на шее. Такие сборщики средств использовали фотографии и истории детей, опубликованные на сайтах других фондов. В некоторых случаях сбор средств для этих детей уже был закрыт. «Помогать надо правильно! Жертвуя на улице или на личную карту в интернете, вы рискуете быть обманутыми, при этом даже 10 рублей, направленные в честный фонд, могут спасти жизни многих», — прокомментировала директор фонда «Детские сердца», руководитель проекта «Все вместе против мошенников» Катя Бермант. На конференции участники подведут итоги года борьбы с мошенниками и обсудят отчетность благотворительных организаций. Затем состоится дискуссия «Мошенники в интернете. Есть ли шансы на победу?»

Источник: russia58.tv

Расскажите о проекте в соц.сетях