Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

Благотворительность или бизнес на доброте?

Второй год на улицах Томска молодые люди в синих жилетах и со стеклянными кубами просят прохожих помочь деньгами больным детям.

«Честные благотворители не собирают деньги у прохожих на улицах в кубы», — в голос заявляют представители благотворительных фондов разных городов РФ. Подобные уличные сборы запрещены Декларацией о добросовестности в сфере благотворительности при сборе средств через ящики-копилки. Она создана, чтобы бороться с так называемыми волонтерами, просящими деньги для детей на улицах, в том числе города Томска.

Второй год подряд молодые люди, которым с виду нет еще 18-ти, по одиночке или вдвоем ходят по центральным улицам Томска в синих жилетах и с прозрачными кубами. Люди меняются (как правило, одна пара работает от нескольких дней до недели), схема работы остается прежней: парень и девушка просят пожертвовать на лечение больного ребенка. В руках у них (кроме кубов) — увесистые папки с документами. Здесь и свидетельства о регистрации фонда, и документы, подтверждающие диагноз ребенка, и еще какие-то бумажки… Практика показывает, что мало кто из жертвующих начинает проверять документы.

«50 мало, дай еще»

Волонтеры с кубами появляются на улицах весной или летом и продолжают ходить до холодов. В этом году в Томске таких ребят можно было встретить на главном проспекте города, особенно на отрезке от переулка 1905-го года до площади Ленина.

Когда видишь таких волонтеров много раз, хочется расспросить их о «работе». Найти ребят не составило труда: парень и девушка в синих жилетах сами подошли ко мне на 905-м. На первый взгляд 18 лет им еще нет. Молодые люди предложили пожертвовать деньги на лечение мальчика с ДЦП. Я решила пойти на поводу.

— Ой, а сколько нужно? — задаю я наивный вопрос.

— Сколько не жалко на лечение ребеночка… Он же маленький, ему помощь нужна, — скороговоркой начали вещать молодые люди.

Кладу в куб 50 рублей и по лицу сборщиков вижу, что сумма их не устраивает. Добавляю еще сотню.

— А сколько другие люди жертвуют? — интересуюсь я.

— По-разному, кто-то мелочь отдает, а кто-то и тысячу может положить, — начинает девушка, но тут же осекается. Видимо, озвучивать конкретные суммы ей запрещено.

Быстро замолчав, ребята собираются уйти. Чтобы остановить их, продолжаю спрашивать:

— А вам какой интерес ходить? Наверное, хороший процент берете?

— Ну, а если так, то что? — неожиданно зло отвечает мне парень. — Мы процент берем, но и на детей собираем. Какие вопросы?

— Сколько в день получаете? Ведь, судя по вашему кубу, люди неплохо жертвуют. Какая часть из этих пожертвований идет лично вам, а какая — детям? — не унимаюсь я.

На этих словах ребята понимают, что их будут подробно расспрашивать, а потому резко пытаются скрыться. Я начинаю вызывать полицию.

— Вызывайте! Они все равно ничего нам не сделают! Только зря время тратите. И свое, и наше! — парень уже откровенно наезжает.

Полиция принимает звонок, а я, нажав на телефоне отбой, включаю камеру на телефоне. Девушка сразу хочет спрятать лицо, а парень — наоборот — начинает вести себя вызывающе:

— Снимайте-снимайте! Покажите этого больного ребенка, на которого вы не хотите давать денег. Расскажите о нем!

Бессмысленная перепалка длится еще несколько минут. Парень то и дело пытается позвонить «куратору» и больше не отвечает ни на один конкретный вопрос. Примерно через 15 минут он отстраняет меня и, взяв напарницу под руку, быстро удаляется во дворы. Сотрудники полиции к тому моменту так и не приехали.

На войне как на войне?

С десантом сомнительных благотворителей в каждом городе борются по-разному. Говорят, в Кузбассе они вообще не прижились. Местная полиция так часто и так настойчиво проверяла у «летучего отряда» документы и уводила в РОВД, что десант смог продержаться там всего несколько дней. В Ростовской области инициатором борьбы с подозрительными фондами стал местный молодежный парламент, а в Томске волну уже второй год поднимают СМИ и неравнодушные граждане. Некоторые даже проводят самостоятельные расследования.

Одна из таких — редактор газеты «Область здоровья» и соучредитель АНО «Растем вместе» Светлана Сырова, которая также несколько раз пыталась привлечь сборщиков к ответственности, вызывала полицию и даже выяснила, что волонтерам, которых она поймала «за руку», обещали платить по 200 рублей в час, а затем 20 % от собранной суммы, пять из которых они обязаны были отдать начальнику.

В разное время разбираться с волонтерами-сборщиками в Томске пытались директор благотворительного фонда имени Алены Петровой Елена Петрова и даже представители аппарата уполномоченного по правам ребенка в Томской области.

Так, советник уполномоченного Людмила Петушихина со своей стороны тоже направляла запрос в правоохранительные органы относительно деятельности фонда «Общие дети» (его волонтеры ходили по улицам Томска в 2017 году), поскольку среди сборщиков были замечены несовершеннолетние. Пробовали подключиться к ситуации и сотрудники реальных российских благотворительных фондов. Например, замруководителя воронежского филиала фонда «Общие дети» Ксения Пенькова еще год назад пояснила редакции портала vtomske (подробнее —тут), что в нашем городе представительства у них нет, и Томск — третий по счету, где мошенники работают от лица ее организации, правда, что же в итоге делать с лжефондом, так и не ответила.

Правоохранительные органы города считают, что проблемы нет. На официальные запросы полиция отвечает, что «противоправных действий в деятельности вышеназванной организации не выявлено» и «сбор пожертвований осуществлялся волонтерами, имеющими все необходимые документы».

Формально такие фонды не нарушают закон, поскольку они есть в Едином государственном реестре юридических лиц, имеют свидетельство о госрегистрации, о постановке на учет в налоговом органе. Иногда такие фонды связываются с родителями больных детей и перечисляют им какие-то суммы. Но гораздо больше уходит самим организаторам и их волонтерам.

В этом году на улицах Томска можно было заметить волонтеров фонда «Сильные дети» — так было написано на стеклянных кубах и специальных куртках молодых людей. В начале сентября на официальный адрес фонда было направлено письмо с просьбой пояснить, есть ли у них представительство в Томске, и работают ли они посредством сбора благотворительной помощи на улицах. Однако на письмо до сих пор никто не ответил.

Согласно сайту фонда, организация была зарегистрирована в апреле 2016 года в городе Новочебоксарск (Чувашская Республика). В разделе «Документация» выложены документы из налоговой, выписка ЕГРЮЛ, копия свидетельства о госрегистрации некоммерческой организации, а также восемь списков дебетовых операций по лицевому счету Сбербанк-онлайн. Последний — за период с 1 апреля по 30 июня 2018 года. В разделе «Контакты» указан телефон горячей линии, электронная почта, квитанция для пожертвований.

Дозвониться до организации по телефону горячей линии удалось не сразу, только в конце октября. На вопрос, есть ли у «Сильных детей» представительство в Томске, так как по улицам ходят молодые люди от фонда и собирают деньги, молодой человек сначала неуверенно спросил, когда были замечены волонтеры, а после — подтвердил, что такая работа проводилась.

— Действительно, мы подтверждаем информацию, что у нас осуществлялся сбор средств в Томске на определенных детей. На данный момент в этом городе нашего представительства, как такового, нет уже, — сказал представитель БФ «Сильные дети».

На вопрос, где фонд набирает волонтеров, которые ходят с кубами, молодой человек отметил, что «в основном, это сарафанное радио».

— Осуществлять сбор средств на улицах города — это не то чтобы противоречит какому-либо закону. Есть сомнения со стороны общества в чистоте и прозрачности (такого метода). У нас есть все необходимые выписки, отчеты, информация по детям, которым мы помогаем. Кроме сбора средств на улицах города, у нас есть SMS-благотворительность, которую мы преподносим людям на улицах в качестве «визиток», — сказал представитель фонда.

Информации об учредителях на сайте организации нет, однако ее можно найти в открой базе ЕГРЮЛ. Учредителями значатся Ерощенко Евгений Сергеевич, Ерощенко Сергей Евгеньевич (числится «президентом») и Семенов Дмитрий Сергеевич.

Связаться с Сергеем Ерощенко нам не удалось. Про него и остальных учредителей в 2017 году писала«Новая газета Санкт-Петербурга». Тогда Ерощенко говорил корреспондентам, что он практически не регулирует вопросы работы фонда.

Ребенок, на которого «Сильные дети» собирали деньги летом, оказался реальным. Живет он с бабушкой-опекуном на Урале. Неравнодушные томичи связались с ней, спросив, сколько денег женщине перечисляют подобные фонды и перечисляют ли их вообще. Бабушка сначала написала, что от «Сильных детей» ей поступили всего шесть тысяч рублей, однако позже в резкой и категоричной форме попросила больше не беспокоить ее и про деньги не спрашивать. Женщина сослалась на то, что фонд полтора года назад оплачивал лечение ее внуку, и тогда это была сумма в размере 152 тысяч рублей. Сейчас они, вроде бы, также помогают в сборах, а потому, по сути, претензий к ним у опекуна нет, а, значит, никаких заявлений в полицию женщина писать не будет.

Можно подсчитать, что при активной работе на протяжении как минимум нескольких недель только в Томске такие благотворители собирают в десятки раз больше, чем 150 тысяч рублей.

О сомнительности фонда «Сильные дети» писали и другие издания, в том числе петербургская «Фонтанка», и красноярский телеканал СТС-Прима.

Двойник «Обыкновенного чуда» и вакансия сборщика денег

То, что лжефонды гонятся за легкими деньгами — уже не новость, однако в этом году они резко активизировали свою работу. Так, админ нескольких томских пабликов выложил в соцсети переписку с человеком, набирающим людей на вакансии «сборщиков денег», а затем директор томского фонда «Обыкновенное чудо» узнала, что от их лица средства собирают совсем другие люди и совершенно в другом городе.

Началось же все с того, что некие представители благотворительного фонда «Обыкновенное чудо», который якобы находится в Санкт-Петербурге, стали звонить и приглашать жителей Томска принять участие в акциях помощи детям-инвалидам. Причем акции эти были все теми же уличными сборами.

— Мы хотим еще раз предупредить томичей, что никаких филиалов в России мы не открывали и открывать не собираемся. По Уставу, наш фонд работает только на территории Томской области. Конечно, коллектив расстроился из-за того, что кто-то, используя наш бренд и название, а также нарисовав похожий логотип, намерен отправить сюда гастролеров для сбора «темных» денег. И так сейчас по городу ходят молодые люди и девушки, ведя сбор в пользу неких фондов из Самары, Чувашии и других регионов, — сообщила президент благотворительного фонда «Обыкновенное чудо» Светлана Григорьева.

По словам Светланы, томское «Чудо» никогда не вело сборы на улицах. Кубы с символикой, опечатанные и закрытые на замок стоят на 27 стационарных точках города Томска и Северска. Также они устанавливаются сотрудниками фонда во время ежегодных акций. К примеру, в Горсаду на концерте и большом семейном празднике- марафоне «Обыкновенное чудо», на стадионе «Труд» во время матчей или во время благотворительных ярмарок в учреждениях. Информация об этом заранее размещается на сайте томского фонда и в социальных сетях. Питерский фонд «Обыкновенное чудо» тоже имеет свой сайт и официальную регистрацию. Однако, если внимательно изучить наполнение, можно увидеть, что в разделе «отчеты» — пусто.

— Если питерский фонд-клон начнет гастролировать тут с кубами, мы будем принимать меры. Спокойно смотреть на этот процесс не собираемся. К слову, в России есть НКО с аналогичным названием «Обыкновенное чудо». Мы знаем эти организации, они работают в сфере помощи детям-сиротам, выпускникам детских домов. При этом люди создали свой уникальный логотип, сайт и не обзванивают томичей, пытаясь привлечь к волонтерской деятельности на улицах, — добавила Светлана Григорьева.

***

На улице — почти зима, волонтеров, собирающих у прохожих пожертвования для больных детей, почти не видно. Скорее всего, они активизируются в Томске и следующим летом. Какой именно будет фонд — прогнозировать сложно.

Что делать, если вам попадаются такие люди? Вариантов несколько. Например, вы можете ненадолго задержать ребят и расспросить о ребенке, для которого собирают средства (откуда он, какая у него болезнь), попросить документы, подтверждающие его существование и диагноз, попросить документы самого благотворительного фонда.

Если благотворители работают открыто, вам без проблем должны ответить на все вопросы. Вполне естественно со стороны жертвователя интересоваться тем, куда пойдут его деньги, и волонтеры должны это понимать. А вот нервозность и желание поскорее убежать будут выглядеть странно.

Если подобный сбор кажется вам подозрительным, вы можете обратиться в полицию с просьбой провести проверку, а также написать в СМИ, чтобы придать огласке эту ситуацию.

 

Источник: Новости в Томске

Расскажите о проекте в соц.сетях