Метро, депутат и уголовное дело: как в регионах активисты борются с уличными лжеволонтерами

Год назад более 50 благотворительных организаций выступили против фондов-мошенников и подписали Декларацию о добросовестности при сборе средств. Они отказались от ящиков-копилок на улицах, чтобы их не могли перепутать с лжеволонтерами, собирающими деньги на несуществующие или давно закрытые сборы. Спустя год благотворительная ассоциация «Все вместе» представила сборник кейсов о том, как некоммерческие организации в разных городах боролись с мошенниками. «Такие дела» публикуют несколько историй, завершившихся победой честных НКО.

ВЛАДИВОСТОК. КАК ВЛАСТЬ И НКО ВЫГНАЛИ ЛЖЕВОЛОНТЕРОВ ИЗ АВТОБУСОВ

Во Владивостоке в общественном транспорте появились волонтеры с ящиками, собирающие наличные в пользу фондов «Лучик» и «Капля доброты». Первыми возмутились водители автобусов — люди с ящиками не платили за проезд. Ситуацией заинтересовался Фонд Александра Монастырева, который поддерживает некоммерческий сектор в Приморье.

«Мы устроили круглый стол и заручились поддержкой администрации Приморского края. Рассказали, чем невыгодно наличие таких лжефондов, и у нас в соратниках оказался департамент информационной политики Приморского края», — говорит руководитель фонда Валерия Костина.

Всем некоммерческим организациям Приморья рекомендовали отказаться от сбора денег в общественном транспорте, а все уличные акции — согласовывать с администрациями городов. Осенью 2017 года у одного из фондов-сборщиков провели обыск, идет расследование, и, как предполагает Костина, скоро аналогичный процесс начнется в отношении второго фонда.

Сейчас во Владивостоке обсуждают изменения в нормативно-правовые акты, которые запретят сбор пожертвований в переносные ящики.

ПЕНЗА. КАК БЕСКОНЕЧНЫЕ ПИСЬМА В ПОЛИЦИЮ И РЕЗОНАНС В СМИ ПОМОГЛИ ВЫГНАТЬ ЛЖЕВОЛОНТЕРОВ С УЛИЦ

Три года назад улицы Пензы наводнили молодые сборщики денег в белых накидках с надписью: «Помоги детям», рассказал исполнительный директор фонда «Гражданский союз» Олег Шарипков. На их коробках была наклеена фотография ребенка — в его поддержку действительно когда-то шел сбор средств, но к тому моменту он уже был закрыт. Тогда фонд устроил широкую кампанию в соцсети и СМИ, обличая мошенников.

С тех пор «Гражданский союз» дважды выгонял сборщиков с улиц, привлекая на свою сторону СМИ и правоохранительные органы. Сперва, осенью 2015 года, подростки в желтых куртках собирали деньги на улицах в ящики для фонда «Аурея». Волонтеры вели себя уверенно, показывали паспорта, а одна из девушек даже дала интервью «ТВ-Экспрессу», в котором рассказала, что получает пятую долю от всего собранного в тот же день [добросовестные фонды опечатывают ящики с пожертвованиями, и никто не имеет права забирать оттуда деньги себе. — Прим. ТД]. Сюжет вызвал большой резонанс в обществе, люди осуждали сборщиков средств в соцсетях, и лжеволонтеры перестали чувствовать себя в городе комфортно: им больше не давали денег, гнали с улиц и стыдили.

В ответ руководитель фонда «Аурея» пожаловался на Шарипкова в прокуратуру, центр по борьбе с экстремизмом, полицию, Следственный комитет и Минюст. Но, давая объяснительные по всем заявлениям, Шарипков нашел поддержку у силовиков. Активисты собрали пакет документов о работе «Ауреи» и отправили их в правоохранительные органы и приемную губернатора. В итоге полиция и прокуратура начали проверку, а к лету волонтеры исчезли с улиц.

Осенью 2017 года, когда на улицах Пензы стали появляться сборщики средств в пользу «Россодействия», активисты «Гражданского союза» поступили по знакомой схеме и обратились к правоохранителям.

«Когда вы только начинаете подавать заявления, вам приходят всяческие отписки. Но потом эта государственная машина начинает медленно, но все-таки проворачиваться, — подчеркивает Шарипков. — Наш пример показывает, что, хотя бы пусть не арестовать, а [заставить полицию] изъять все в офисах лжеволонтеров — это вполне нам по силам. Очень важна роль СМИ, социальных сетей, друзей, друзей друзей. В Москве миллионы людей и нет такого сообщества, но таким городам, как Пенза, где нет миллиона человек, это вполне по силам».

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. КАК МЕТРО ПОМОГЛО ОПОВЕСТИТЬ ВСЕХ ГРАЖДАН О МОШЕННИКАХ С КОРОБКАМИ

В Санкт-Петербурге крупные фонды заподозрили в мошенничестве сразу несколько НКО: это «Дари добро», «Аурея», «Общие дети», «Счастливая жизнь», «Россодействие». Наиболее навязчивы и многочисленны были волонтеры фондов «Сильные дети» и «Русь». Чаще всего сборщики появлялись в метро, особенно в холодное время года. В марте 2017-го некоммерческие организации объединились в рабочую группу, в сообществе «Петербург против лжеволонтеров» собирали всю информацию о сборщиках и рекомендовали гражданам при встрече с мошенниками фотографировать их и выкладывать в интернет. Под хештегом группы было опубликовано более 200 записей.

Координатор программ фонда AdVita Елена Грачева добилась от руководства метрополитена официального документа о том, что сбор средств в подземке незаконен. Народные дружины с полицией забирали сборщиков из вагонов и вели их в участки. Вскоре их отпускали — по закону обвинять лжеволонтеров не в чем, — однако большинство волонтеров были студентами или школьниками и им не хотелось появляться в участке.

1 мая 2017 года в петербургском метро стали включать аудиообъявления, в которых объяснялось: сбор наличных в вагонах и на станциях незаконен и может не быть направлен на благотворительность. Летом того же года запрет на сбор наличных в подземке вошел в правила пользования городским транспортом.

ТВЕРЬ. КАК АКТИВИСТЫ УБЕДИЛИ ДИРЕКТОРА ФИЛИАЛА ЛЖЕФОНДА ПЕРЕЙТИ «НА СТОРОНУ ДОБРА»

В Твери сборщики средств появлялись не раз: они просили денег в пользу молдавского фонда «Молдова меа», в пользу «Счастливых детей» и «Сильных детей» — как считают местные активисты, реинкарнации фонда «Аурея». Против мошенников объединились региональные НКО, общественный совет при МВД и омбудсмен по правам ребенка. Полиция признала, что законодательство не позволяет предъявить сборщикам средств никаких реальных обвинений.

Оказалось, что собранные деньги переводят на личную карту жителю Чувашии, который, по данным местных НКО, стоит за деятельностью уличных сборщиков фонда «Аурея». Общественники объяснили директору тверского отделения, как обстоят дела на самом деле, и он согласился дать официальные показания и даже написал заявление, однако уголовное дело так и не возбудили.

«Руководитель филиала теперь скрывается, потому что ему угрожают со всех сторон, — рассказала координатор проекта «Все вместе против мошенников» Мила Геранина. — К сожалению, дело находится в подвешенном состоянии, поскольку согласно нашему законодательству ничего с ним сделать нельзя».

РОСТОВ-НА-ДОНУ. КАК АКТИВИСТЫ С ДЕПУТАТОМ ДОБИЛИСЬ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПРОТИВ МОШЕННИКОВ

Ростов-на-Дону — один из немногих регионов, где удалось добиться возбуждения уголовного дела в отношении фонда «Аурея». Во многом это произошло потому, что в поддержку общественников, первыми обративших внимание на уличных сборщиков средств, выступил молодежный парламент и депутат регионального заксобрания Екатерина Стенякина. Местные правозащитники считают, что силовики отреагировали именно на депутатский запрос.

Несколько активистов парламента внедрились к волонтерам «Ауреи» под видом студентов. Они выяснили, что среди добровольцев много несовершеннолетних, с которыми заключали договоры без родителей, и граждан Украины, не имеющих разрешения на трудовую деятельность в России.

Оказалось, что детские дома, на которые собирали деньги на улицах, либо вовсе не видели денег от фонда, либо получали их в последний раз очень давно. Прокуратура, собрав все материалы об «Аурее», возбудила уголовное дело по факту мошеннических действий, а также написала разъяснительное письмо о правонарушениях лжеволонтеров.

БЕЛГОРОД. КАК НКО ДОБИЛИСЬ ПОБЕДЫ НАД МОШЕННИКАМИ С ПОМОЩЬЮ ПЛАКАТОВ И ФЛЕШМОБОВ

«Для меня все началось с того, что ко мне пришли в офис и сказали: “Поделитесь с нами ребенком, пожалуйста, мы вам денег откатим”, — рассказывает директор фонда “Святое Белогорье против детского рака” Евгения Кондратюк. — Меня это возмутило».

Осенью 2017 года в Белгород пришел фонд «Россодействие». Местные некоммерческие организации возмущало, что волонтеры «Россодействия» посещали их мероприятия и фотографировались на фоне их баннеров. «Но ничего с ними не поделаешь, ведь они действительно бежали на нашем марафоне, покупали билеты… А тем временем на каждой остановке человек по десять стоят с коробкой и заходят в маршрутку», — добавила Кондратюк.

После трех круглых столов, в которых принимали участие и власти, и МВД, уличных волонтеров начали забирать в полицию — невзирая на то, какой фонд решил выставить сборщика средств с коробкой. На всех улицах, в общественном транспорте, на телевидении появились плакаты с призывами не жертвовать наличные на улицах. В соцсетях начался флешмоб: люди снимали волонтеров на видео и спрашивали, забирают ли они деньги из коробок на сбор.

В ответ общественники получали угрозы, в том числе и физической расправой.

Губернатор Белгородской области предложил создать ассоциацию некоммерческих организаций, которые добросовестно публикуют свои отчеты о средствах. Но оказалось, что не все местные организации готовы это делать. «Бороться с лжеволонтерством — это хорошо, но нужно еще повышать уровень самих организаций», — признается Кондратюк.

Сейчас на улицах города нет сборщиков средств с коробками, полиция сразу забирает их в отделение. На рассмотрении местных властей — новые правила поведения в общественном транспорте, которые запрещают сбор наличных, и новые стандарты того, как НКО должны отчитываться и забирать средства из коробок с пожертвованиями.


За этот год некоммерческим организациям по всей стране удалось добиться многого: они сумели выгнать сборщиков средств с оживленных перекрестков, из торговых центров и общественного транспорта. Однако во многих случаях, когда резонанс в СМИ и соцсетях затухал, лжеволонтеры со своими ящиками возвращались снова. Борьбе с ними мешают пробелы в законодательстве: нет закона, который запрещает собирать средства на улицах и контролирует, сколько на самом деле денег из ящика для пожертвований попадает благополучателям (если они существуют и если перечисления действительно есть). Максимум, за что полиция может привлечь лжеволонтеров, — за неверно составленный договор с несовершеннолетним, при этом среди них есть и те, кто искренне считает, что занимается благотворительностью. Организаторов лжефондов еще ни разу не привлекали к уголовной ответственности.

«Явление мальчиков и девочек с коробочками — всероссийское, — отмечает президент благотворительного фонда «Предание» Владимир Берхин. — Эти сборщики локализуются только в крупных городах, в селах и маленьких городках их нет, потому что там нет смысла в их деятельности».

Наиболее эффективно борьба с этим явлением проходила там, где на сторону некоммерческого сообщества вставала местная власть и медиа. «Во-первых, если вы можете привлечь на свою сторону органы власти — это практически залог победы. Для них не составляет большого труда избавиться от псевдосборщиков. Во-вторых, информационные кампании, даже если они кажутся вам бессмысленными, полезны, потому что сами сборщики начинают жаловаться на падение доходов с их началом. Так что наши усилия не напрасны», — заключил Берхин.

 

Источник takiedela.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

Leave a Comment