Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

Подозрения северян вызвала некая благотворительная организация «Аурея»

В социальных сетях были опубликованы фотографии с разбитым ящиком для пожертвований. Отсюда-то всё и пошло. Волонтёры «Ауреи» работают в нескольких регионах России. В том числе и в Архангельске.

<p «=»»>Эти фотографии взбудоражили интернет. На снимках разбитая коробка благотворительного фонда «Аурея». На листовке изображение мальчика, который нуждается в срочном лечении. Вот только, ни хозяина ящика, ни денег нет. Почему же бокс оказался разбитым? И такая ли организация «Аурея» — благотворительная? Мы попытались разобраться.

— Собираете на помощь детям, правильно я понимаю? У вас я даже вижу, документы имеются, да?
— Конечно, можете посмотреть.
В папке — информация о фонде и копии диагноза. Кажется, что, вроде бы, всё чисто. Молодой человек называет себя гражданским активистом и волонтёром. Но, вдруг, неожиданно выдает интересную информацию — платят ему 150 рублей в час, и он несовершеннолетний. Когда по закону о благотворительности — волонтеры не могут получать денег за свою помощь. Да и подтвердить то, что пожертвования из ящика доходят до адресата молодой человек не смог. Зато подсказал адрес офиса, где находится «Аурея».

Александра Невдах:

— Региональное отделение фонда «Аурея» находится здесь. В офисном помещении нет никаких абсолютно вывесок и опознавательных знаков. На каких условиях они работают тоже не понятно.

На просьбу пообщаться и рассказать, как работает фонд, трое молодых людей требовали покинуть помещение.

— Вы можете мне сказать, на каких условиях вы собираете деньги? Не трогайте меня, пожалуйста, хорошо?
— Выйдите из помещения, пожалуйста.
— На каких условиях вы собираете деньги?
— Я вызываю полицию.

Полицию молодые люди так и не вызвали. Опомнившись после эмоционального разговора, представители «Ауреи» связались с нами через несколько дней. Мы согласились на еще одну встречу. Оформляя очередного волонтера, Алиса, сама гражданский активист, рассказывает, к разговору была не готова. Поясняет, зарплата волонтерам — это, якобы, компенсация — на проезд, и питание. Но волонтеры — местные, да еще и работа — почасовая.

Алиса Дудник, гражданский активист:


— Я понимаю, что организация некоммерческая должна быть бесплатной. Но если, допустим, гражданские активисты будут выходить бесплатно, то, соответственно, они вообще не будут работать.

Является ли такая оплата законной — большой вопрос. Зато деньги вполне реальные. Судя по информации на сайте, сейчас собирают пожертвования для двух мальчиков — Володи Шарафаненко из Ростовской области, тот, что на ящике, и Саше Пронченко. Он из Краснодара. У обоих диагноз — ДЦП. Ни у того, ни у другого нет сведений о том, сколько же нужно на лечение детям. А собирают немало.

— Вообще ну вот в этом районе около трех тысяч за три часа.

И такая сумма набирается у каждого волонтера. В Архангельске их 6. И наш регион далеко не единственный, где работает благотворительный фонд «Аурея». В итоге получается кругленькая сумма. А вот сколько в конце концов доходит до адресата? Нам удалось связаться с мамой Саши Пронченко.

Анастасия Пронченко, мама Александра Пронченко:


— Они нам перечисляют примерно три раза в месяц. Получается, каждую декаду, каждые 10-12-13 дней. По разному, от 10 до 20 с лишним. Недавно они нам прислали 22 тысячи.

Хотя по закону 80 процентов пожертвований должны уходить адресату. Выполняется ли это условие? Смотрим документы на сайте. У любого чистого фонда, который занимается благотворительностью должен быть публичный договор. В нем обычно указано, что все собранные деньги идут именно на пожертвования. Но почему у «Ауреи» этот документ отсутствует? С этим вопросом обращаемся к представителям фонда.

Ирина, администратор благотворительного фонда «Аурея»:


— В папке у ребят есть документ, заключенный с бенефициариями, условиями и тому подобное. То есть они есть в папке с документами.

Бенефициарии — это те, кто получает деньги из фонда. В данном случае родители больных детей. Только такой договор не действует на тех, кто эти самые пожертвования кладет в ящик на улице. Получается, что формально  деньги могут и не идти на благотворительность. По крайней мере отследить это невозможно. За три года своей работы «жёлтые жилетки» привлекли внимание региональных благотворительных фондов и журналистов. Заинтересовались ими и антимошеннические организации Москвы.

Людмила Геранина, координатор проекта «Все вместе против мошенников» благотворительного собрания «Все вместе»:


— Пока ни в одном из регионов, а их больше 15 на текущий момент не смогли возбудить не смогли возбудить дело по статье мошенничество. К сожалению, пока с точки зрения законодательства с ними сделать ничего невозможно. Но есть множество доказанных фактов о том, что они занимаются неправомерной деятельностью. Более того, это больше похоже на какую-то группировку.

Директор архангельского центра социальных технологий «Гарант» Марина Михайлова рассказывает, честные фонды уже давно перешли на электронные способы сбора пожертвований.

Марина Михайлова, директор Архангельского центра социальных технологий «Гарант»:

— Большинство фондов сейчас старается минимизировать сбор наличных денег. Это делается для того, чтобы как раз обеспечить наибольшую честность и прозрачность работы с благотворительными деньгами. Поэтому очень многие фонды переходят на сбор через интернет-пожертвования.

А ещё через СМС. Только тогда сбор денег получается наиболее прозрачным. Но схема эта гораздо сложнее. Не исключено, что те, кто хочет превратить благотворительность в бизнес, до сих пор выходит на улицу с прозрачными ящиками.

Источник: https://www.pomorie.ru/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях