Заявить о подозрительном сборе

Проект Ассоциации «Все вместе»

Проект по борьбе с мошенничеством в сфере НКО

Ассоциация cоциально-ориентированных некоммерческих организаций «Благотворительное собрание «Все вместе» Оператор грантов Президента Российской Федерации

Меню

Кто бросает тень на милосердие

Ловить за руку лжеблаготворителя бесполезно?

Классический сюжет мошеннической атаки на милосердие: срочно нужна очень большая сумма — умирает человек, деталей не знаем, но лечение за рубежом, ведь именно там медики — волшебники. Масштаб ущерба в сфере благотворительности подсчитать невозможно. Но можно предположить, что немалая доля финансовой помощи сочувствующих людей оседает в карманах преступников. А здесь ведь не только откровенный обман нас с вами, не только спекуляция на надеждах больных людей. Аферисты притупляют одно из самых благородных чувств — милосердие и бросают тень на тех, кто действительно старается помочь.

Усердный жулик

ФОТО ВЛАДИМИРА ШЛАПАКА

Лжеволонтеры — у магазинов и в переходах, интернете и даже в наших домах. В одних случаях жулик просто берет из сети жалостливое фото и придумывает легенду. В других использует реальные меддокументы, клеит рядом чужую фотографию. Или такой пример, приятель рассказал. Получил он как–то в соцсети письмо от знакомого: «У племянницы остеосаркома бедренной кости. Была операция, лечение, теперь нужен протез. Денег у семьи нет». Человек сколько мог перевел, а потом выяснилось: письмо пришло со взломанного аккаунта. Такие же просьбы рассылаются от имени фальшивых представителей реальных благотворительных фондов. Даются скопированные данные о больных людях, реквизиты указываются уже не фондовские, а свои. Например, номера электронных кошельков. И то, что вы туда перевели, — уже законная собственность обманщика.

Просители нередко представляются псевдонимами. На вопросы, в том числе о механике сбора средств и их использования, отвечают неохотно и расплывчато. Неудобные комментарии на страницах в соцсетях удаляют, слишком любопытных «банят» — закрывают им доступ. Отчеты если и есть, то они крайне неконкретны. Так вот главная ошибка пострадавших от обмана в том, что вопросы они задают уже после того, как перевели деньги или разместили объявление на своей страничке, привлекая потенциальных жертв. Мошенники ведь активно пользуются нашим нежеланием уточнять данные, номера банковских счетов, звонить в благотворительные фонды. Они просто указывают электронные кошельки, просят перевести деньги на личный счет или отправить СМС для доступа к объявлению о помощи. Все это явный обман.

Летом 2016 года следствие заинтересовалось основателем одного благотворительного проекта Денисом Томашевичем. Парень из Сенно создал в интернете несколько «благотворительных» сайтов, рассылал письма в организации, гражданам с просьбой помочь рублем детям–сиротам. Обещал представить отчет о потраченном… Закончилось несколькими уголовными делами. В прошлом году Томашевича осудили к 4 с половиной годам колонии усиленного режима. Его имущество было решено конфисковать.

Большая часть аферистов пасется в теме смертельно больных людей и тех, чье состояние ухудшилось и время дорого. В России популярен такой трюк. Организация открывает сбор средств для человека, которого уже не вылечить, находит за границей клинику, согласившуюся за большие деньги сделать хотя бы обследования. Когда сумма собрана, она переводится в медучреждение. А потом человек умирает и средства частично возвращаются на счет организации. Она может распоряжаться ими по своему усмотрению.

Тайна прозрачных ящичков

Специалист белорусского благотворительного фонда «Шанс» Анастасия Шатько вспомнила случаи, как мошенники ходили по квартирам минчан, представляясь волонтерами «Шанса»: «Показывали фото больных детей и предлагали помочь им наличными. Так вышло, что зашли домой и к нашим сотрудникам, те вызвали милицию. Понятно, что наши волонтеры не станут вот так ходить по квартирам. У нас есть свой сайт, наша работа прозрачна».

С подобным сталкивалось и благотворительное общественное объединение «ЮниХелп», близкие его подопечных. Однажды в переходе метро минчанка узнала на фото собственную дочь, позвонила в милицию. Незнакомка уверяла, будто собранные деньги обязательно положит на счет мамы заболевшей девочки. Однако позже призналась, что работала почти каждый день и получала неплохой доход, а еще — что на Могилевщине с этим фото «трудится» ее коллега. Привлечь «напарниц» за незаконный сбор денег не смогли. Есть и другие примеры.

Председатель правления «ЮниХелп» Евгений Зарецкий: «Важно разъяснять, что благотворительные мероприятия носят организованный характер и привлекают много волонтеров, предприятий и магазинов, на площадках которых и проходят акции. Волонтеры собирают пожертвования в фирменной одежде, с опломбированными ящиками. Информация о деятельности нашей организации, отчет о расходовании средств есть в открытом доступе на сайте».

Кстати, настойчивости уличных жуликов надо отдать должное: не страшны им ни мороз, ни дождь, ни жара. В большинстве случаев попрошайки с табличками тоже не в состоянии рассказать что–либо о ребенке, на которого якобы просят. Хотя способны разыгрывать настоящие мини–спектакли, как лжесвященник, который в прошлом году собирал в Минске «пожертвования» для больных раком малышей. «Отца Александра» в итоге задержали по подозрению в мошенничестве… Несколько лет назад, тоже в Минске, банковские работники обратились в милицию с просьбой помочь установить, кто незаконно размещает реквизиты и логотип банка на листовках о якобы совместной благотворительной акции для тяжелобольного ребенка. Деньги, перечисленные обманутыми горожанами на карт–счет незнакомца, он тратил на развлечения. Схему, к слову, обманщик уже успел обкатать в России.

«Это настоящий бизнес, — эмоционально рассказывал мой приятель, вернувшись из очередной командировки. — В Бресте прямо у магазина стояли двое парней, трясли помятыми бумажками и деньги в пакет собирали. На листах — имя ребенка, которому вроде как на лечение нужно 18 тыс. евро. Подробности, говорят, ищите на таком–то сайте». Пока мой знакомый рассматривал документы, сборщики давили на жалость. Но денег тот не дал, а придя домой, нашел контакты благотворительной организации, на которую указали незнакомцы. Звонку и сбору от их имени там удивились. Скорее всего, лжесборщиков наняли, обещая процент.

— Сколько же вам платят за эту работу? — задаю вопрос в лоб стоящей на коленях женщине у перехода рядом с Академией наук в Минске.

Та улыбнулась:

— Секрет фирмы.

— А если предложу больше? — пытаюсь заинтересовать. Просительница помялась, посмотрела по сторонам и… ушла.

У перехода рядом с домом 48 по пр–ту Независимости — другая дама с пакетом, тоже на коленях. В руках — бумага: помогите Малиновской Кристине. Далее указывается филиал банка в Калинковичах и якобы открытый там благотворительный счет. Позже я позвонила в этот банк, и сотрудники, проверив информацию, сказали мне, что на имя Малиновской открывался не благотворительный, а обычный счет и он давно закрыт. Кстати, копия медсправки, которую держала незнакомка, была нечитаема. Но та нашлась быстро:

— Дождем размыло.

— А какая сумма нужна? — пытаюсь узнать хоть что–то конкретное.

— Ну… тысяч 20 — 30.

— Почему столько?

— Операция, лечение…

— И где оперировать будут?

— В Минске.

— А где именно?

— Надо звонить, уточнять… Человек трубку не берет. Вы же не будете ждать.

Я ждала. В итоге просительница удалилась. Кстати, когда у таких «собирателей» спрашиваешь, понимают ли, чем занимаются, многие цинично намекают: мол, не твоего ума дело либо упрекают в бессердечности.

— А если я сейчас в милицию позвоню? — говорю тетушке с очередной «благотворительной» листовкой недалеко от железнодорожного вокзала. — Вы ведь обманываете людей.

— Звоните, — она даже с места не сдвинулась.

Понятно, почему не боится. За руку прохожих не хватает — они сами, добровольно кладут в пакет копеечку. На принятие пожертвований тоже чьего–либо разрешения или согласия не требуется, законом благотворительные сборы на улице не запрещены. Выходит, против многоликих мошенников есть только наша с вами личная бдительность? Быть может, за попрошайничество, особенно от имени тех, кто не знает, что на болезни их близких спекулируют посторонние, нужна хотя бы административная ответственность?

КСТАТИ

Устав от мошенничества, российские благотворительные фонды уже готовят предложения по борьбе с ним. Из резолюции конференции, в которой приняли участие 120 представителей благотворительных организаций: может появиться «дорожная карта» лжеволонтеров, форма заявления на официальном сайте в правоохранительные и контролирующие органы. Также предлагалось создать единые правила и процедуры работы со спам–объявлениями, группами в соцсетях, спам–рассылками по e–mail, оповещать о лжеблаготворителях по громкой связи в общественном транспорте.

КОММЕНТАРИЙ

Официальный представитель ГУВД Минска Екатерина Вершицкая:

— Доказать, что человек с табличкой о сборе денег на лечение — мошенник, очень сложно. С его слов, он может делать это безвозмездно, стараясь помочь больному. Мой совет гражданам: если хотите оказать помощь, делайте это официально. Сообщать же в милицию о попрошайках надо, органы внутренних дел в любом случае проведут проверку. Доказать мошенничество возможно, если будет установлено, что средства, полученные предполагаемым злоумышленником, он потратил на свои нужды.

gladkaya@sb.by

Источник: https://www.sb.by/

Все публикации по теме мошенничества в сфере благотворительности

Расскажите о проекте в соц.сетях