Бизнес на жалости: в столице появился новый вид мошенничества

В Москве появился новый вид мошенничества: лжеволонтеры собирают деньги на лечение бедным детишкам, продавая… бесплатные газеты. Причем наглые «благотворители» не удосуживаются даже прикрыться липовым фондом или взять ящик с жалобной фотографией больной малютки. И самое ужасное — сколько ни объясняй, что до ребенка не дойдет ни одна копейка, сердобольные граждане продолжают бросать монетки, покупать шарики, флажки или карандаши. «МК» поговорил с благотворителями — настоящими и ненастоящими — о том, кто стоит с протянутой рукой и на что идут собранные деньги.

Лжеволонтеров не получается побороть в силу пробелов в законодательстве.

…Подземный переход рядом со станцией метро «Улица 1905 года», полдень. Место оживленное, людской поток не спадает ни днем, ни, разумеется, в час-пик. У парапета стоит девушка — обычная такая, неприметная, лет двадцати. Черный пуховик, темные джинсы. В руках — несколько газет, тех, что бесплатно раздают каждое утро в метро. Особо подчеркнем — бесплатно и рано утром. К полудню они обычно уже заканчиваются.

— Купите газету, помогите детям, всего сто рублей, — голос совершенно нормальный, без «профессиональных» завывающих ноток, к которым уже выработался иммунитет.

Люди пробегают мимо. Совершенно ошарашенные от наглости, подходим к благотворительнице. Оказывается, газетка, та, что и так валяется без дела на стойках в вестибюле метро, действительно стоит сто рублей. Не бог весть какие деньги, но…

— А вы из какого фонда?

— Ну, это фонд помощи детям-сиротам… мы направляем средства на помощь детским домам… — чувствуется, в вопросе девушка «плавает».

— А ведь это бесплатные газеты, разве нет?

— Вам жалко сто рублей? — «благотворительница» начинает злиться, отворачивается и отходит в сторону. Люди пробегают мимо, чувствуя подвох. Мы спускаемся в вестибюль метро за полицейскими: должны же они проявить к попрошайке интерес! Хотя вопрос это спорный: каждый день в том же переходе слезно умоляют помочь лжебеременные и лжекалеки, показушные военные, прошедшие якобы все боевые точки, и просто сирые и убогие. Стоят они там часами: видимо, их «бизнес» правоохранителей не волнует.

Дежурящая на станции метро женщина-полицейский охотно поднялась с нами на поверхность.

— Да, если они за деньги продают бесплатные газеты, это, разумеется, запрещено, — подтверждает она. — Первый раз об этом слышу. А за сколько продает-то? Да это я так, ради интереса… Вообще в нашей ответственности территория в радиусе 15 метров от метро. Поэтому, да, если что-то подобное происходит, можно вызывать нас.

…Пока мы бегали за полицейскими, девушка, не будь дурой, исчезла.

— Видимо, это вы ее спугнули, — улыбается лейтенант. — Ну, если что, в следующий раз обращайтесь.

И если полицейские могли и правда не заметить нарушительницу, то вот другие неприметные обитатели перехода и площади рядом ее точно видели. Продавщицы у газетной стойки, уличные музыканты, аниматоры с флаерами…

— Да, была такая девчонка, только вот сбежала, — говорит мужчина, якобы собирающий на приют мирно лежащей у его ног собаке, — второй день уже ее тут вижу. Нет, полиция ее не трогала, она сама уходила. Покупают ли ее газеты? Ну, бывает и такое.

Лжеволонтеры, собирающие в метро на лечение умирающему Мишеньке или Лизоньке, — не такая уж новость. Скорее, увы, привычный интерьер большого города. Хотя уже сто раз объясняли: прозрачный ящик с жалобной фотографией, накидка с названием какого-нибудь фонда и даже якобы медицинские справки — все это липа для доверчивых граждан. Настоящие благотворительные фонды не ходят по улицам с ящиком — почти все пожертвования они собирают через смс или банковские счета. То есть так, чтобы их можно было легко отследить. А если и проводят акции с ящиками — то только на специальных площадках с реальными сроками проведения. Скорее всего, это анонсируется заранее.

У нашей же девицы не было даже ящика или яркой футболки с эмблемой липового фонда.

— Фонды, конечно, ничем подобным не занимаются. Разве что это была бы социальная акция самой газеты — но я никогда не слышал о таких акциях, — говорит Матвей Масальцев, IT-директор благотворительного фонда «Измени одну жизнь»

К слову, в самом издании, которому вот так ненавязчиво сделали черный пиар, от услышанного были в шоке — ничего подобного они, естественно, не устраивали.

— Это частный случай обычного мошенничества лжеблаготворителей, — говорит Владимир Берхин, президент фонда «Предание». — Если речь идет о продаже бесплатной газеты — это мошенничество в квадрате. Тенденцию не получается побороть в силу пробелов в законодательстве: не запрещено просить деньги и предлагать сувениры. А передача денег из рук в руки под устные обещания ни к чему не обязывает сборщиков: они вольны потратить «подарок» так, как им заблагорассудится.

— К сожалению, полиция абсолютно не заинтересована в поимке таких мошенников, — говорит Катя Бермант, директор фонда «Детские сердца», руководитель проекта «Все вместе против мошенников». — Нет никаких стимулов ловить попрошаек, нищих, лжебеременных — это все одна и та же нищенская мафия с разными сценариями. Их гонять — только трепать себе нервы. Если только вовлечены несовершеннолетние, тогда полицейские имеют право их прогнать, да и то не будут. Все это мафия, никто не просит в действительности себе на хлеб, все отдают смотрящим. А милостыня — она очень укоренена в сознании граждан. Это вроде как свечка богу.

 

Источник: http://www.mk.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *