Благотворительность по-челябински: как заработать на доброте и лени

Благотворительные организации Челябинска бьют тревогу: в последние месяцы участились случаи мошенничества со сбором средств в пользу тяжело больных южноуральцев. Добросердечные граждане, складывая деньги в ящики для пожертвований или перечисляя на указанные в соцсетях и СМИ расчетные счета, зачастую только подкармливают аферистов. Как отличить настоящих благотворителей от зарабатывающих на чужой отзывчивости преступников, «ФедералПресс» рассказали руководители некоммерческих фондов и сотрудники Минюста.

Некоммерческое «поле чудес»+

В настоящее время УМВД Челябинска ведет проверку по факту кражи 500 тысяч рублей с банковской карты, на которую почти год поступали пожертвования для лечения девушки с фибромой кости. По данным пресс-службы городской полиции, жительница Челябинска в 2016 году обратилась за помощью в некоммерческую благотворительную организацию: ей требовалась серьезная сумма на лечение редко встречающейся в онкологии доброкачественной опухоли. Благотворители настояли на заведении специальной банковской карты, затем больная передала им пин-код и подключила приложение «мобильный банк» к телефону фонда. До августа 2017 года велся сбор средств. Лишь в конце лета с больной связались родственники другого инвалида, воспользовавшегося услугами этого же фонда, и рассказали, что деньги с банковской карты регулярно уходят в никуда. Запрошенная в банке выписка со счета подтвердила: за год для помощи в лечении опухоли жители Челябинской области перечислили жертве фибромы почти 500 тысяч рублей. Однако все деньги с карты были потрачены, а сами «благотворители» перестали выходить на связь.+

Сам по себе факт хищения денег, пожертвованных на лечение серьезной болезни, для Челябинска, увы, не нов. Волонтеры старейших благотворительных организаций постоянно предупреждают доброхотов, что перечислять средства на чужие анонимные счета – зачастую значит только набивать карманы современных остапов бендеров. Однако гуманности и щедрости жителей региона по-прежнему хватает на всех – и честных благотворителей, и мошенников.+

«Мы внимательно изучили данные так называемых коллег, которые так здорово «помогли» девушке, – рассказала на посвященной «благотворительному скандалу» пресс-конференции руководитель БФ «Искорка» Евгения Майорова. – Ситуация неоднозначная. Сколько раз предупреждали народ – всё без толку, а ведь, если разобраться, девушка сама спровоцировала этих помощников на кражу, передав им данные своей карты. Да, если рассуждать по справедливости, то действия «благотворителей» подходят под статью 159 УК РФ «Мошенничество». Но с юридической точки зрения люди, выходит, просто подарили кому-то свои деньги».+

Тем не менее, Евгения Майорова утверждает, что подобные ситуации – это все-таки исключение из правила, и большинство объявляющих сбор средств в Челябинске волонтеров преследуют благородные цели. Ее поддерживает начальник отдела по делам НКО (некоммерческих организаций) регионального управления министерства юстиции Евгения Шангина: по словам чиновницы, за последние три года ее подчиненные провели проверки половины из зарегистрированных в Челябинской области благотворительных организаций, и преступного умысла в действиях ни одной из них не выявлено. Правда, оговаривается Шангина, сотрудники минюста не имеют права проверять НКО, зарегистрированные в другом регионе. Но информация от коллег Шангиной в других областях подтверждает: Южный Урал – не несчастливое исключение, проблема с аферами в сфере благотворительности характерна для всей России. А по данным Евгении Майоровой, сегодня на Южном Урале действует сразу несколько организаций, зарегистрированных примерно в одно и то же время – в мае 2016 года, на одних и тех же или аффлилированных друг с другом людей.+

«Это «варяги» из Курска, Ростова-на-Дону, Чувашии, – отмечает исполнительный директор Ресурсного центра НКО Челябинской области Михаил Комиссаров, не уточняя, впрочем, названия подозрительных фондов. – Средства они собирают непонятно на что и непонятно почему. Вообще это логично: чем больше развивается сектор НКО, тем больше в нем появляется мошенников».+

b62e7e2c30a3dc5e58e0176c2c7b62fd.jpg

Не прячьте ваши денежки+

«Аферисты зарабатывают на чужой доброте и лени, – объясняет успех подобных средств заработка Евгения Майорова. – Да-да, на лени наших добросердечных граждан. Узнать мошенников достаточно просто, стоит всего лишь посмотреть их учредительные, регистрационные документы. Между прочим, волонтеры любой НКО должны предъявлять такие бумаги по первому требованию. А деньги, получаемые от добровольцев, должны в обязательном порядке инкассироваться. Уже поэтому, например, разнообразные ящики для пожертвований, с которыми мы регулярно сталкиваемся в супермаркетах и торговых центрах, равно как и работа с «копилками» на улицах – первый признак если ни мошенничества, то правовой безграмотности благотворителей».+

Майорова и Комиссаров приводят несколько признаков «благотворительного» мошенничества. По их словам, серьезные организации никогда не собирают средства конкретно для какого-то несчастного: ведь это процесс не быстрый, а деньги на срочную операцию могут понадобиться «еще вчера». Поэтому распространение в соцсетях трагических историй со слезным призывом помочь и номером банковской карты – уже есть признак мошенничества. «Бывают просто придуманные истории несуществующих людей, а бывает так, что человек с его проблемой есть, но вмешательство благотворительных организаций ему на деле не требуется – он может получить медицинскую помощь у государства, как это было в случае с нашей обманутой девушкой, – уточняет Евгения Майорова».+

В числе других признаков аферы руководитель «Искорки» называет отсутствие детализации движения средств, сбор наличных денег, смерть больного в конце всей истории со сбором средств и склонность сборщиков к истерии и нагнетанию мрачного настроения: Майорова утверждает, что настоящие волонтеры настоящих благотворительных фондов, наоборот, стараются и для своих подопечных, и для добровольцев-спонсоров создать максимально благоприятные условия в эмоциональном плане.
«С другой стороны, – отмечает Евгения Майорова, – организации с этими признаками не обязательно будут воровать деньги. Это могут быть настоящие энтузиасты, искренне желающие помочь людям, но не подкованные в правовом смысле».+

Кто кормится с пожертвований?+

Возникает логичный вопрос: а в чем, собственно, разница между «правильными» и «неправильными» благотворительными фондами для рядового гражданина, решившего помочь больному, инвалиду, просто человеку, оказавшемуся в трудной жизненной ситуации, да может и не человеку даже – ведь те же зоозащитники также регулярно объявляют сбор средств для содержания брошенных собак и кошек? Ведь перечисление денег через серьезную организацию, может, и более надежно, чем перевод на личную карту нуждающегося в помощи, но какая часть этих денег дойдет до инвалида или жертвы катастрофы? Мощный фонд-долгожитель требует денег на зарплату сотрудникам, работу с источниками, решение оргвопросов, аренду помещения…+

«По закону НКО не имеют права тратить на административные расходы более 20% от собранных средств, – заверяет Михаил Комиссаров. – А в реальности эти расходы не превышают 3-10%. Так что пожертвовавший деньги человек может быть уверен, что его средства будут использованы по назначению. А вот те, кто пытается быстро собрать средства «на лечение», «на помощь», выводя на улицы юношей и девушек с ящиками, такого доверия у меня лично не вызывают. Я уже четыре года следую правилу: встретив на улице таких сборщиков, даю им визитки, рассказываю: обращайтесь к нам, у нас огромный опыт и возможность оперативно аккумулировать средства, мы поможем. Раздал, наверное, уже больше 80 визиток. И что вы думаете? Ни одного звонка, ни одного обращения от таких волонтеров за все время!»+

Есть и другие нюансы: например, в Челябинской области не собираются – совсем не собираются! – средства на лечение онкобольных. Еще один вопрос – привлечение к сбору средств несовершеннолетних. У Ресурсного центра НКО есть два примера, когда лже-благотворители обращались за помощью в челябинские школы. Руководству учебных заведений сулился процент со сборов за разрешение привлечь к работе в торговых центрах и на улицах школьников. То есть директора, по сути, просто сдавали учеников «в аренду», не интересуясь, действительно ли собранные деньги пойдут на благое дело.+

Кроме того, распространенным приемом является сбор средств для отправки больного на лечение в дорогу клинику – куда-нибудь в Германию или Израиль. Такие акции особенно не любят врачи: ведь по сути, отдавая деньги для операции за рубежом, южноуральцы расписываются в недоверии к отечественной медицине.+

«Тут тоже надо очень внимательно рассматривать все аспекты, – советует Евгения Майорова. – Действительно ли операция стоит именно такую астрономическую сумму? Действительно ли необходимо именно лечение за рубежом, или все-таки помощь можно оказать на месте? А может, такой сбор средств – это просто рекламная кампания зарубежных медиков?»+

Однако, при всем уважении к медицине отечественной, случаи бывают разные. Напомним, не так давно на страницах «ФедералПресс» выступала руководитель челябинского бюро благотворительной организации «Русфонд» Елена Попова. По ее словам, в течение последних двух месяцев «Русфонд» пытается оформить патронаж над двумя девочками-инвалидами из Кусинского реабилитационного центра. У детей одна нога на двоих, в свое время они получили протезы от Челябинской фабрики, по сей день находятся под наблюдением врачей областной детской клинической больницы. По версии Поповой, изделия челябинской «протезки» не выдерживают никакой критики: они просто слишком тяжелы и неудобны для девочек. Однако «Русфонд» долгое время не мог начать сбор средств для покупки за границей высокотехнологичных искусственных конечностей: специалисты государственной медицины отказывались оформить соответствующие документы. Между тем, именно «Русфонд» в мошенничестве и желании заработать на чужом горе заподозрить не получается: с 2015 года на счету только челябинского бюро – документированная помощь более чем 40 подросткам-инвалидам.

«Вообще вопрос сбора средств очень неоднозначен, – заметила в конце пресс-конференции Евгения Шангина. – Увы, у большинства БФ политика непрозрачна, а мониторить их все у нас нет возможности. В любом случае, если хочется помочь несчастным, то стоит выбирать для этого фонды с долгой историей и незапятнанной репутацией! А если и сдавать деньги наличными, то только во время крупных, контролируемых властями акций – например, традиционный сбор средств на благотворительные цели проходит в Челябинске на Общественном политическом вернисаже. И уж в любом случае жертвовать или нет – каждый решает только сам».

Источник: http://fedpress.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Leave a Comment