«В благотворительности людей пугают фейковые Фонды»

«Идея добра» в нашей стране не развита, а если благотворительностью и занимаются, то зачастую используют как инструмент пиара или наживы. Поэтому люди, которые готовы помогать нуждающимся, отказываются от этого, боясь наткнуться на мошенников. 


Светлана Буракова — Казань

Россия занимает 123-е место среди 145 стран по капиталу, задействованному в благотворительности, а больше половины наших сограждан либо не занимались ей, либо не планируют вообще.

Однако в Казани уже несколько лет идут другим путем. Здесь активно развивают благотворительность, говорят о ней и показывают, что делается в этой области. Правильно ли это или, может, помогать нужно без лишнего шума? Открытую дискуссию на тему публичного или скрытого участия в благотворительности провели на площадке «Живой Баттл» в резиденции креативных индустрий «Штаб». К слову, баттла так и не состоялось и обсуждение прошло в довольно доброй обстановке, чему, собственно, благоволила заявленная тема.

Гарантия за счет имени или грамотный пиар

В качестве оппонентов выступили — первый заместитель руководителя Исполкома столицы, курирующий социальные вопросы, в том числе проект «Добрая Казань», Дамир Фаттахов и директор благотворительного фонда «Махеевъ» Светлана Барышева. Несмотря на заявку дискуссии, придерживались они примерно одной позиции, просто выражались несколько разными формулировками.

FNR74617

— У меня нет радикальной позиции: это абсолютно личное право каждого — говорить или молчать о своей благотворительной деятельности. Раньше я, пожалуй, был сторонником «тихой» благотворительности, пока не появился проект «Добрая Казань». Теперь я точно уверен, что о культуре благотворительности, доброте нужно говорить, как принято говорить о здоровом образе жизни, как это полезно, — открыл дискуссию Дамир Фаттахов. — В первую очередь это нужно для того, чтобы помогающих людей и организаций становилось все больше и больше. Есть много людей, которые задумываются об этом, но по какой-то причине еще не сделали шаг. Человек, который озвучил свою причастность к благотворительности, может собственным примером дать толчок сделать что-то доброе.

Когда очередь высказать мнение подошла к Светлане Барышевой, разговор развернулся в несколько иное русло и основная тема встречи изменила направление. Так, собравшиеся сконцентрировались на вопросе причастности бизнеса к благотворительной деятельности.

— Скажу сразу, что мы открыли благотворительный фонд, когда нашей компании было уже девять лет, и для нас не было целью пропиариться или заявить о компании. Люди обращались к нам за помощью как к проверенной, известной торговой марке с именем, и мы решили помочь, — объяснила Светлана, которую мгновенно поддержала публика.

FNR74628

Именитые бренды просто обязаны заявлять о своей благотворительной деятельности и делать это достоянием общественности, почти единодушно высказывался зал. Только так людям представится возможность быть причастными к добрым делам. И неважно, в каком объеме, но помощь будет. А благодаря имени бренда не будет страха нарваться на мошенников.

Мошенники — это как вирус, от которого нужно каждый год прививаться

Негатив, который в последнее время создают вокруг благотворительной деятельности мошенники, мешает хорошим организациям доказывать людям нужность своей работы. Фондам элементарно перестают верить. Чтобы исправить ситуацию, совсем недавно 10 казанских благотворительных организаций Казани прошли тест на достоверность от крупнейшего сервиса «Добро Mail. Ru».

FNR74701

Как объяснила руководитель сервиса Александра Бабкина, отбор достаточно жесткий и производится по трем основным критериям. Во-первых, оценивается репутация. Важно понимать, профессионально ли организация работает, использует ли эффективные методы или просто собирает деньги. Во-вторых, Фонды проходят специальную проверку от службы безопасности и заключительный этап — юридические моменты. Важна отчетность каждого, даже самого маленького «добра»: как, куда и почему пошли собранные средства.

— Еще в 2014 году можно было говорить о каких-то признаках, которые отличают нечестную организацию. Например, отсутствие отчетности на сайте, переводы осуществляются на личный счет или электронные кошельки, в организации долго не отвечают на запросы и звонки или контактов нет совсем. Сейчас это все неактуально, потому что мошенническая деятельность развивается. Фейковые организации начинают размещать липовые отчеты для отвода глаз и серьезно адаптироваться, становясь очень похожими на реальные фонды, — говорит Александра Бабкина.

FNR74716

Так, эксперты уточняют, что сегодня, к сожалению, нет инструкции, как отличить благонадежный Фонд от мошеннического. Но каждый должен произвести какую-то минимальную, личную проверку.

— Правильно было бы позвонить родителям попавшего в беду ребенка и узнать, действительно ли они существуют, уточнить, что случилось, и по мере возможности проверить достоверность. Но в целом каждый сам в ответе за свои деньги, — неутешительно прокомментировал тему директор страховой группы «Ак Барс» Линар Гарифуллин, на чем круг дискуссии замкнулся. Поскольку напрашивающийся вывод совпал с изначальной мыслью встречи, которая была озвучена Дамиром Фаттаховым.

— Об этом говорить нужно. Если разобрать проценты людей, которые не связывались с благотворительностью, многие скажут, что не занимаются этим, потому что не верят. Не верят, что деньги дойдут до конкретного адресата. Именно поэтому говорить нужно, и чем больше мы будем показывать Фонды, рассказывать об их надежности, делать этот вопрос публичным, тем процент непричастных к благотворительности будет меньше, — уверен чиновник.

Источник: https://kazanfirst.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Leave a Comment