Эксперты «МК» — об уличных сборах на благотворительность

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова сообщила о разработке мер по борьбе с мошенниками, собирающими деньги у прохожих якобы на лечение больных детей. По мнению омбудсмена, действия преступников подрывают доверие к благотворительности. Что думают о борьбе с уличными просителями в Алтайском крае — в рубрике «Призма».

Сродни попрошайничеству

Наталья Жмылева, председатель Алтайского краевого отделения Общероссийского общественного благотворительного фонда «Российский детский фонд»:

«Мы поддерживаем инициативу всецело. Я считаю, что все это сродни попрошайничеству, а не благотворительности. Организации, которые занимаются подобными сборами, привлекают для работы на улицах детей, получающих проценты от собранных средств, — легкий хлеб, который впоследствии может стать «костью в горле», дезориентируя их в мире. Намного правильнее в моральном, воспитательном отношении — не заставлять волонтеров стоять с коробочками, а организовывать с ними совместное изготовление чего-либо и, в последующем, продажу для благотворительных целей. Так заработок был бы оправдан.

Теме лжеблаготворителей мы посвящали круглый стол с приглашением представителей власти, общественности, органов правопорядка. За тем, как работают уличные сборщики в Барнауле, наблюдали молодежные активисты и своими глазами видели, что коробки с пожертвованиями вскрывались прямо на улицах, возле магазинов, а волонтеры шли на них покупать пиво.

Просители, что любопытно, приезжают к нам из соседних регионов — Саратовской области, Забайкалья — и собирают якобы на помощь людям из их регионов. Все мы соболезнующие, но важно знать, кому помогаем. Отследить получателя средств от таких уличных сборов очень сложно, прозрачности в вопросе нет. Я лично сталкивалась с обманом: перезванивала по указанным телефонам, а на том конце провода отвечали, что не знают об организованном для них сборе. Учитывая злоупотребления, стараемся никаких данных о детях не публиковать и сообщать уже после того, как кому-то помогли.

Мы за то, чтобы различные благотворительные фонды существовали, но деятельность тех из них, что дискредитируют сам образ благотворительности, нужно пресекать, на мой взгляд. Изменения в федеральное законодательство по-настоящему необходимы».

Преступление и наказание

Марина Ермоленко, депутат Барнаульской городской думы:

«Благотворительность — нужное и важное дело, без сомнения. И в нашей стране есть достаточно известные благотворительные организации и фонды, которые занимаются сбором средств в помощь нуждающимся людям, больным детям. Но ни один уважающий себя благотворительный фонд не собирает деньги на улице, предоставляя минимум информации о самом фонде, о тех, кто нуждается в помощи, кроме фотографий на прозрачных коробках. Это определенная дискредитация, на мой взгляд.

Я, как правило, прошу визитку (зачастую у волонтеров на улице их нет) или фотографирую на телефон координаты фонда, захожу на сайт и пытаюсь найти всю нужную информацию. Если с фондом все нормально, то на сайте обозначены цели организации, данные сотрудников с фотографиями, адресами электронной почты и телефонами, данные попечителей и партнеров, упоминания в СМИ, подробные отчеты о том, сколько собрали и как потратили средства, указана возможность осуществить перевод денег разными способами. А еще таким фондам нужна и вполне конкретная помощь: сдать кровь или помочь в проведении мероприятия.

Человек на улице на бегу принимает решение помочь от чистого сердца, с чувством сопереживания и сострадания. И в этом нет ничего плохого, кроме того, что по большому счету он не знает, кому жертвует, а главное, правда ли эти средства пойдут на помощь конкретному человеку. Не могу утверждать, что все это — мошенничество. Но вероятность перевода собранных таким фондом денег ребенку практически равна нулю. И я полностью поддерживаю инициативу о разработке мер борьбы с мошенниками, работающими под видом сборщиков. Любое мошенничество — это преступление. А за любое преступление должно быть наказание».

В ущерб репутации

Ольга Гога, руководитель общественной организации «Мать и дитя»:

«К уличным сборщикам всегда относилась негативно, потому что настоящие фонды и организации никогда не просят помощь на улице. Как бы ни было нам тяжело и сложно, для того, чтобы собрать необходимые суммы, мы проводим акции, различные турниры.

Как рассказывают коллеги, эти «волонтеры» уже добрались до железнодорожных станций и работают, не получая официальных разрешений. В Барнауле я лично не раз просила предоставить документы, подтверждающие основание сбора. Но они, к слову, зачастую оказываются формально в полном порядке.

Люди заходят на профильные сайты, скачивают бумаги на нуждающихся, оформленные как нужно, с голубыми печатями. Согласна, что все это негативно сказывается на образе благотворителей и доверии к фондам, поскольку куда пойдут деньги, собранные таким образом, совершенно неизвестно.

Мы вместе с нашими московскими и региональными партнерами подписали петицию в поддержку того, чтобы наказывать мошенников вплоть до уголовной ответственности».

Присмотреться к ближним

Елена Харченко, православный врач:

«О существовании недобросовестных организаций говорят, но мы можем только предполагать, мошенник перед нами или нет. В любом случае человек должен посмотреть внутрь себя. И, если сердце его мягкое и отзывчивое и конкретная ситуация его тронула, конечно, он может и должен помочь, несмотря ни на что. Если он это сделал от доброго сердца, польза будет и самому жертвующему.

Как мне кажется, лучше всего помогать не просто, проходя мимо незнакомого человека, а более адресно. Вы знаете, к примеру, что у вас в доме по соседству живет нуждающаяся семья. Не останется сомнений в том, что ваша жертва послужит чьему-то благу, если придете к ним и принесете пожертвование лично. Другой вариант, как мне представляется, действовать через проверенные гуманитарные центры, в которых есть отчетность и работают надежные люди».

 

Источник: http://brl.mk.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *