«Гражданские активисты» с коробками для денег: кто они

Уже второй год в многолюдных местах областного центра нередко можно встретить молодых людей в жёлтых накидках с надписью «гражданский активист», с ящичками для сбора денег и фотографиями детей, ради которых якобы они и вышли на улицы…

Как правило, это бойкие на язык подростки, хорошо обученные тактике общения, умеющие выбрать из городской толпы потенциальных «клиентов»- мам с детьми, сердобольных старушек, обладателей толстых кошельков. Знающие, как давить на жалость и совесть. Правда, когда «гражданских активистов», гордо именующих себя волонтёрами, начинаешь расспрашивать, какой фонд они представляют и что за дети на фотографиях, красноречие их тут же пропадает — подростки стараются ретироваться.

Бескорыстность под вопросом

На себе испробовано. Первый раз положила сторублёвку в ящик не задумываясь, но при дальнейших встречах стало интересно, кому помогут мои деньги? Тем более, ни Детский фонд, ни другие известные благотворительные фонды области, работающие честно и открыто, не собирают на улицах средства для нужд тяжелобольных детей. Отсюда и возникающие сомнения по поводу данной «благотворительности».

Кто же эти люди, призывающие нас устами вятских школьников или студентов, нанятых за проценты от собранных средств, к совести и милосердию?

Как пояснил уполномоченный по делам ребёнка в Кировской области Владимир Шабардин, к истинной благотворительности, которая основана прежде всего на строгой отчётности за каждый перечисленный фонду рубль, бескорыстности, безвозмездности и адресности, они отношения не имеют.

Это представители фонда, зарегистрированного в далёком Красноярском крае. Компания позиционирует себя как благотворительная и выступает с патетическими лозунгами типа: «Мы хотим изменить мир! Наша цель помочь каждому нуждающемуся!». Правда, лозунги как-то не совсем точно вписываются в деятельность фонда, который уже успел «наследить» во многих российских регионах — в Новосибирске, Пензе, Ростове-на-Дону, Санкт-Петербурге, Йошкар-Оле. К слову, фонд сворачивает свою деятельность в одной области и перебирается в следующую как только чувствует к себе повышенный интерес со стороны общественности. Так было, к примеру, в Пензе. И что печально, подобные лжеблаготворители изначально приучают молодёжь к тому, что деньги «не пахнут». Пусть даже «отщипнутые» от пожертвований на поддержку детей из скудного пенсионерского кармана.

Правда, есть среди кировской молодёжи и те, кто, отработав день и получив из этого же ящичка зарплату, начинают сознавать, что занимаются не волонтёрством и тем более не благотворительностью в её настоящем понимании. Такие ребята приходят в аппарат уполномоченного по делам ребёнка и делятся своими сомнениями.

«На нужды руководства фонда»

Нашествие фонда, как считает Владимир Шабардин, высвечивает две проблемы. Во-первых, непонятно, какая сумма от тех же 100 рублей, переданных сердобольным гражданином на лечение ребёнка, действительно до него дойдёт (таких подтверждений нигде нет) и сколько «осядет» на нужды руководства фонда. Во-вторых, фонды, работающие честно и прозрачно, уверены, что такая нечистоплотность очерняет и бросает тень на всю благотворительную деятельность.

— Здесь, на мой взгляд, найдена умелая форма зарабатывания денег, спровоцированная пробелом в законодательстве. И единственный способ на сегодня избавиться от таких «благотворителей» — просто игнорировать их. А для истинной, адресной помощи больным детям и другим категориям нуждающихся у нас есть свои региональные благотворительные фонды, такие, как Кировское отделение Российского детского фонда, «Дорогою добра», «Птица счастья», «Это чудо», с которыми мы тесно сотрудничаем», — говорит Уполномоченный по правам ребёнка в Кировской области.

Чтобы оградить доверчивых граждан от подобных лжефондов, представители российских благотворительных фондов провели в мае первую общероссийскую конференцию «Все вместе против мошенников». Была принята декларация о добросовестности в сфере благотворительности. Данный документ признал порочной и недопустимой набирающую силу практику сбора пожертвований от имени организаций в местах скопления людей — как с применением внешних признаков благотворительного сбора (прозрачный ящик, фото подопечных, информация о фонде-сборщике и так далее), так и под видом «благотворительной» продажи сувениров.

«Как правило, — говорится в декларации, — этим занимаются люди, выдающие себя за волонтёров, а на деле получающие процент от вырученных средств, то есть коммерческие агенты, которые обманывают общественность».

Сейчас к этой декларации присоединились более 250 фондов, в том числе и наши региональные.

На конференции было принято решение препятствовать уличному «лжеволонтёрству», и через обращения к законодателям.

Как отметил Владимир Шабардин, никто не говорит о том, что ящики-копилки следует запрещать в принципе. Они возможны в двух случаях: если размещены стационарно, как, к примеру, делает это Детский фонд или фонд «Наследие Вятки». В этом случае идёт строгий учёт их содержимого. Или же в ходе организованных акций, о которых сообщается заранее.

— Бесконтрольный сбор наличных денег на постоянной основе провоцирует их нецелевое использование и подрывает доверие к благотворительности в целом,- уверен Владимир Валерьевич.

Источник: http://kirovpravda.ru

Расскажите о проекте в соц.сетях

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *