Рак души: как в Приморье наживаются на сострадании к больным детям

Директор благотворительного фонда рассказала, что нужно знать о лечении детской онкологии

Как известно, чем страшнее беда – тем проще на ней спекулировать, тем более когда речь идёт о здоровье. Рак – одно из самых серьёзных заболеваний современности, и поэтому разных «разводов» вокруг этой темы – хоть отбавляй. Особенно, если речь идёт о детской онкологии. О том, как не попасть на крючок мошенников, жертвуя на лечение детей (а также о многом другом), корреспонденту РИА «Восток-Медиа» рассказала директор благотворительного фонда «Сохрани жизнь» Светлана Горковенко.

Не верьте «Лучикам»

В последние несколько лет во Владивостоке активно действуют два довольно своеобразных благотворительных фонда – «Лучик» и «Капля добра». Со старшеклассниками, в автобусах собирающими пожертвования на лечение больных детей, сталкивались многие жители приморской столицы. «Уважаемые горожане, просим минуточку внимания…» — затем объявляется тяжёлый диагноз и нужная на лечение сумма. Самая что ни на есть навязчивая благотворительность. Не дать денег – вроде бы некрасиво. А вот если дашь – никогда не узнаешь, дошли они до адресата или нет. Да и вообще – был ли мальчик…

Мошенничество, связанное с детскими болезнями (особенно – онкологией), – вещь не новая. Многочисленные «разводы» на этой почве давно подорвали общественное доверие к подобным историям. Но всё же дети, которым требуются деньги на лечение, есть. И организации, которые собирают деньги, тоже есть. Речь идёт, прежде всего, о благотворительных фондах – если вы всё-таки горите желанием помочь больным детям, лучше всего обращаться именно туда.

Прежде всего, нужно понимать принцип работы добропорядочных благотворительных фондов. Они напрямую работают с онкологическими больницами и помогают именно их пациентам. Об особенностях работы подобных организаций корреспонденту агентства рассказала директор благотворительного фонда «Сохрани жизнь» Светлана Горковенко. «Мы закрываем конкретные потребности, о которых нам сообщают врачи. То есть ребёнок заболел, и его, например, нужно отвезти на операцию в Москву. Или ему требуется дорогое лекарство. Да те же памперсы купить – не у всех есть на это деньги. Представления о том, что мы ходим по больницам и выбираем, кому бы помочь, — ошибочны», — объяснила она. Так что при желании историю любого пациента фонда можно проверить.

Фото: miloserdie.ru

Не менее важный момент – это финансовая отчётность. У любого нормального благотворительного фонда имеется расчётный счёт, куда и приходят пожертвования. Это делает работу организации прозрачной – компетентные органы всегда могут проверить, на какие цели потрачена та или иная сумма. Это отличает работу фондов от, например, частных сборов – когда деньги просят переводить на чью-нибудь банковскую карту.

«Почему много случаев мошенничества связано именно с частными сборами? Всё просто. Никто никогда не может проверить, на что потрачены пришедшие на карту деньги. То есть сборщик средств может свободно расходовать деньги по своему усмотрению – и никто об этом не узнает», — рассказала Светлана Горковенко.

Сюда же относятся благотворительные сборы в автобусах, которые практикуют фонды «Лучик» и «Капля добра». Точно узнать, сколько денег собирают волонтёры данных организаций, сколько они тратят на пациентов (и тратят ли вообще), – попросту невозможно. «По большому счёту сбор пожертвований в общественных местах – это не совсем законно. «Сохрани жизнь» входит в ассоциацию фондов, которые выступают против подобных сборов. Наши волонтёры никогда не занимаются сбором денег в автобусах», — добавила директор фонда «Сохрани жизнь».

Словом, стоит быть осторожным. Если вы видите в автобусе или в соцсетях объявления о сборах на лечение – стоит посмотреть, куда именно просят переводить деньги. Мошенники зачастую прибегают к довольно изощрённым приёмам. Например, они могут взять вполне реальное объявление благотворительного фонда, изменив лишь адрес перевода – не на расчётный счёт, а на какую-то банковскую карту.

Деньги нужны, но не всегда

Фото: vanila.ru

Существует несколько устоявшихся стереотипов по поводу детской онкологии. Первый из них касается дороговизны лечения рака. Отчасти он ошибочен. Базовое, стандартное лечение детских онкологических заболеваний в России – бесплатное. Зачастую родителям почти не требуется тратить деньги на лечение ребёнка. Конечно, случаи бывают очень разные – кому-то нужна сложная операция, кому-то – лекарство, не предоставляемое по полису. В таких ситуациях на помощь может прийти фонд. «У нас в Приморье не всегда могут провести какие-то сложные операции. Тогда мы отправляем детей в Москву, где имеются нужные специалисты. Наш фонд снимает две квартиры, в которых родители могут остановиться. Также мы можем оплатить дорогу. Иногда ребёнку требуется какое-то дорогое лекарство – всё-таки организмы у всех разные, и лечение может отличаться, но за основные процедуры у нас платить не надо», — объяснила Светлана Горковенко.

Второй стереотип – «за границей лучше». Именно поэтому многие родители, узнав о диагнозе ребёнка, начинают искать зарубежные клиники, едут в Корею, Израиль, Германию… Во многом происходит это из-за непонимания разницы между взрослой и детской онкологией. С первой в России действительно непросто, и качество лечения подобных заболеваний порой оставляет желать лучшего. Детская онкология – дело другое. 90 % детей с раковыми заболеваниями в Приморье уходят в глубокую ремиссию, то есть практически выздоравливают. Наибольший процент смертности у пациентов до двух лет – из-за слабого иммунитета. В остальных случаях исход почти всегда будет благоприятным.

«В сфере лечения детской онкологии у нас действительно всё очень неплохо. Как на уровне диагностики и лечения, так и на уровне условий пребывания в больнице. Как я уже говорила, стандартная процедура лечения в России бесплатна, а в той же Корее она обойдётся в миллионы рублей. Одно пребывание в клинике там стоит несколько тысяч рублей в день. Гораздо разумнее расходовать эти деньги на непосредственное лечение», — считает Светлана Горковенко. Она отметила, что во всех странах медицинские протоколы лечения детского рака практически одинаковы. За рубежом могут быть более комфортные условия пребывания, более тонкая диагностика – но существенной разницы в самом лечении не будет.

Директор фонда добавила, что по закону благотворительные организации не имеют права собирать деньги для отправки больного ребёнка за рубеж. Впрочем, как правило, этого и не требуется. Зачастую на заграничные клиники собирают родители детей, чей диагноз признали неизлечимым. Это объяснимо – даже после приговора врачей люди пытаются сделать всё возможное и невозможное.

Впрочем, не стоит думать, что неизлечимо больных людей врачи бросают на произвол судьбы. Даже после того, как ракового пациента признают неизлечимым, от него не отказываются – во всяком случае, это происходит не сразу. Больному продолжают назначать новые лекарства, применять новые процедуры. Не опускают руки и фонды. В некоторых случаях надежда на чудо не подводит. «Через нас проходила одна девочка, которую врачи признали безнадёжной. После длительного курса лечения не было никакой динамики, опухоль продолжала расти. В конце концов, девочка просто отправилась доживать последние дни дома. И в какой-то момент рак начал уходить. Пациентка ушла в глубокую ремиссию, отучилась, окончила университет, вышла замуж, родила ребёнка», — рассказала Светлана Горковенко.

Источник: https://vostokmedia.com/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *