Сильные дети наживаются на слабых

Российские правоохранители ничего не могут сделать с теми, кто зарабатывает на тяжело больных детях. В дело вступают активисты, но «бизнес» только расширяется.

В мае 2017 года представители 216 благотворительных организаций России официально отказались собирать наличные деньги и продавать благотворительные сувениры на улицах и в общественном транспорте. Но люди с ящичками для пожертвований и призывами помочь детям, взрослым или животным продолжают ходить по городу.

История с сомнительными сборами началась около трех лет назад. Вначале мошенники прикрывались фондами с хорошей репутацией или действовали от лица вымышленных организаций. Теперь они не стесняются открывать собственные благотворительные фонды, делать себе рекламу, раскручивать паблики. Некоторые связываются с мамами детей, которым действительно нужна помощь, и даже переводят им какие-то деньги. Но это лишь малая часть того, что собирают такие «волонтеры». Сколько на самом деле горожане кладут в коробочки, оклеенные детскими фотографиями, остается только гадать. Законов, регламентирующих работу с переносными ящиками для сбора средств, не существует.

«В какой-то момент количество людей, которые бродят по улицам с ящиками, стало превышать все мыслимые масштабы, – говорит директор благотворительного собрания «Все вместе» Татьяна Тульчинская. – В 99% случаев это никакие не волонтеры. Они получают зарплату из этих же самых ящиков, чаще всего черным налом».

Кто стоит за лжефондами, и главное, что с этим делать?

Москва – Петербург – Лондон

В июне 2015-го в Москве встретились друзья детства из украинской Горловки Олег Терехов и Роман Поддубный. Имея опыт «благотворительной деятельности» на родине, приятели зарегистрировали в российской столице фонд «Дари Добро» и спустя месяц уже засветились в сюжете программы «Вести»: на видео корреспондент привлекает полицейских для задержания «волонтеров» фонда, а затем врывается в офис сомнительной организации. Терехов и Поддубный встречают его с нескрываемым равнодушием – видно, что молодые люди уверены: никакого наказания не последует.

Олег Терехов (справа) и Роман Поддубный // Фото: vk.com

Зимой 2016/17 г. компаньоны перебираются в Санкт-Петербург и снимают офис в бизнес-центре у метро «Достоевская». Через несколько дней оттуда выходят первые сотрудники с фирменными ящиками новой благотворительной организации – «Поможем вместе».

Одним из волонтеров фонда оказалась бывшая медсестра Ирина Царева. После того как случайный прохожий рассказал ей о лжеволонтерстве, Ирина решила проверить своих «подопечных» в интернете. Оказалось, что 7-летнему Сереже Тугусову из г. Батайска на самом деле уже исполнилось одиннадцать. А 7-летняя Вика Заика, якобы находящаяся в центре временного размещения беженцев в Ростове, на самом деле проживает в Киеве. «Новая» связалась с мамой Вики, которая подтвердила: структуры Олега Терехова лишь однажды пожертвовали на борьбу ее дочери с нейробластомой сумму в 1000 гривен (около 2000 рублей). Перевод был сделан от имени фонда «Допоможемо разом», учредителем которого, по данным СПАРК, является все тот же Олег Терехов.

Из офиса на Достоевской предпринимателей спугнул канал Life78. На следующий день после выхода телесюжета всем волонтерам фонда пришла эсэмэска: «Работу временно прекращаем, о дальнейших действиях сообщим».

В разговоре с «Новой» Ирина Царева вспомнила, что при приеме на работу в «Поможем вместе» у нее интересовались знанием английского языка. И даже хвастались – собираемся расширяться на Европу! Так и произошло: 24 февраля гражданин Украины Олег Терехов (дата рождения совпадает с указанной в профиле у нашего героя) зарегистрировал в Лондоне некоммерческую организацию Kind People Ltd. (англ. ‘Добрые люди’) и в качестве контакта указал адрес в Санкт-Петербурге.

Деньги попросту пропивали

Примерно два месяца назад к нам обратился еще один молодой человек, написавший следующее: «Я раньше был лжеволонтером в Питере, знаю всю систему изнутри. Деньги, которые собирают в метро, и дут на новую хату или на новую тачку директору фонда, но никак не детям».

Всего, по словам нашего собеседника, зимой работало 8–10 «волонтеров» от фонда «Сильные дети»; собирать в метро удавалось в среднем по 4000–5000 рублей за смену, но эти деньги зачастую попросту пропивали – их оказалось легко вытащить из ящика с помощью проволочки. Собирались везде, то в Купчино в пивбаре, то на Московском проспекте в каком-нибудь солидном кафе.

«Сильные дети» за работой // Фото: vk.com

«Я искала работу промоутером – раздавать листовки, – рассказывает Наташа (имя изменено). – На сайте Avito нашлась вакансия от компании c логотипом Dobro («Солнечный Петербург»). В тексте ничего не было сказано о том, что я буду каким-то волонтером, что я что-то должна собирать. Набор на вакансию ведется с 14 лет. Оплата в среднем 200 рублей в час».

Наташа позвонила, и ее пригласили на собеседование по адресу Лиговский проспект, 44в. Там будущего промоутера встретила некая девочка. «Она достала ключ от офиса из распределительного щитка и отперла маленькую комнату, – продолжает Наташа. – Я спросила: «Так что же это за работа? Давайте мне листовки, и я пойду их раздавать». Но они начали промывать мне мозг: мы волонтеры, то-сё. Я сказала, что не хочу работать. Начали уговаривать: «Попробуй, тебе понравится, хороший заработок, ты будешь помогать детям». Как поняла Наташа, работать можно в две смены – примерно с 12 до 16 и с 16 до 20 часов.

Пока девушка думала, что ответить, в офис зашел парень лет двадцати с ящиком для сборов и пожаловался, что «на новой точке очень мало денег». Юная «хозяйка офиса» тут же открыла ящик, сковырнув с него металлическую проволочку, и высыпала деньги прямо на стол. «Сосчитав, она стала раскладывать деньги по картонным коробочкам, кажется, из-под йогурта, при этом какие-то данные вводила в компьютер. Высчитала зарплату парня – 20%. Получилось что-то около 300 рублей.


Я спросила его: «И сколько ты работал ради этих денег?» Он ответил: «Три часа. Но ты пойми – мы делаем благое дело!» Было видно, что он действительно так думает», – вспоминает Наташа.


«Работодатели» взяли у девушки копию паспорта, попросили заполнить анкету. Затем Наташе выдали фирменную накидку, ящик для сбора денег и отвели на площадь Восстания. Девушке предстояло говорить прохожим: «Здравствуйте, я волонтер фонда «Сильные дети». Сейчас мы собираем деньги мальчику Васе. У него ДЦП. Давайте поможем вместе». «Сотрудница фонда» познакомила нового «волонтера» с «куратором». Та следила, чтобы девушка постоянно обращалась к прохожим и требовала каждые 15–20 минут показывать, сколько денег собрано.

«Когда я подошла к очередной компании молодых людей, на меня наорали: «Да ты лжеволонтер! Да ты тварь!» Я ответила: «Подождите, я первый день работаю. В чем дело?» Мне объяснили, что приличные фонды деньги на улицах не собирают», – говорит Наташа. С новой работы она ушла в тот же день и очень жалеет, что вообще откликнулась на вакансию.

Ничей фонд

Фонд «Сильные дети» был зарегистрирован в апреле прошлого года в Новочебоксарске. В первый год жизни «Сильные дети» вели сборы сразу в нескольких городах. «Волонтеры» всплывали в Самаре, Ижевске, Уфе, добрались до Петербурга и Великого Новгорода.

На сайте «Сильных детей» выложены три списка дебетовых операций по лицевому счету Сбербанк-онлайн. Никакой другой отчетности нет. В разделе «Контакты» указан телефон горячей линии. Откликается любезный молодой человек – Дмитрий, сотрудник колл-центра. Свою фамилию – Мельничук – он называет после долгой паузы. Спрашиваю, можно ли поговорить с кем-то из руководства фонда в Петербурге. «У нас нет руководителей по городам. Есть инициативные ребята, которые занимаются сбором средств. И они вечером каждый день отправляют акты, сколько они собрали, и скидывают денежку на расчетный счет», – отвечает юноша.

На сайте фонда «Сильные дети» нет информации об учредителях, но их имена с легкостью гуглятся: Ерощенко Евгений Сергеевич, Ерощенко Сергей Евгеньевич и Семенов Дмитрий Сергеевич (последний числится «президентом»).

Номер Дмитрия Семенова можно найти ВКонтакте. Звоним. Причастность к «Сильным детям» Дмитрия, похоже, не радует. «Я являюсь президентом фонда, – вздыхает он. – Смотрите, то есть, ну дело в чем. Как бы да, в 2016 году я стал президентом этого фонда. Я и сейчас им по документам являюсь, но никак там не работаю уже или еще что… В общем, сейчас будут переизбирать президента».

По словам молодого человека, фонд они основали вместе с Сергеем Ерощенко, который сейчас в основном все и «регулирует». Оба «благотворителя» состояли в скандально известном фонде «Аурея», который ураганом прошелся по российским городам, сея в душах бдительных граждан сомнения в своей чистоплотности. Из некоторых городов, например из Пензы, «Аурею» изгнали местные активисты. Последний адрес «Ауреи» в Петербурге – на Лиговском, 87: там же, где теперь базируются «Сильные дети».

Серегей Ерощенко (на переднем плане) // Фото: vk.com

Звоним Сергею Ерощенко. Беседа начинается странновато.

– Вы являетесь учредителем фонда «Сильные дети»?

– Да! Нет! Мы документ только заполняли в апреле. Там занимается Семенов…

– Семенов сказал, что вы в основном все регулируете.

– Ошибка какая-то! Интересно!

Вместо ответа на более детальные вопросы Сергей предложил позвонить на горячую линию: «Я сейчас просто в Новочебоксарске, у меня прокат квадроциклов, я поэтому мало курирую. Я больше так, попечительский совет».

По стопам прадеда

«Волонтеров» фонда «Русь» в белых футболках, украшенных разноцветными отпечатками детских рук, можно увидеть на Невском и на канале Грибоедова. Как правило, они продают воздушные шарики.

«Волонтеры» «Руси» на улице и в метро // Фото: vk.com

«Русь» имеет корни в Барнауле, а в Петербурге его офис находится на Апрашке. Генеральный директор фонда Денис Шалунов делится с посетителями сайта историей о том, как он, вдохновившись опытом своего прадеда, основателя сельскохозяйственной коммуны «Жизнь и труд», решил помогать людям с зависимостями, а также бездомным. Теперь «Русь» якобы помогает всем: от погибших в Великую Отечественную (убирает могилы) до детей Донбасса.

В центре – основатель фонда «Русь» Денис Шалунов // Фото: vk.com

На сайте организации какая-либо отчетность отсутствует в принципе, указаны только «необходимые» и «собранные» суммы. В разделе «Нужна ваша помощь» – семь детей, в основном из Алтайского края, с совершенно разными медицинскими проблемами – от задержки в развитии до энцефалопатии. Для пяти ребят деньги собирают как минимум с 2015 года. Какие препараты нужны, где будет проводиться лечение, остается только гадать. Между тем «на постоянной основе открыт сбор средств по назначению платежа «Благотворительная помощь для лечения за границей».

На размещенном на сайте видеоролике «волонтеры» привозят пенсионерке… дрова. Про деньги – ни слова. А ведь их собирают, давно и активно.

Борьба за правду

С 2015 года с уличными сборщиками борется группа «Петербург против лжеволонтеров», объединяющая представителей благотворительных и гражданских организаций. Активисты собрали воедино все публикации о псевдоблаготворительности, написали множество постов и договорились с десятками популярных пабликов о репостах, вместе со СМИ подготовили несколько телесюжетов и статей. Именно в эту группу обращаются первым делом горожане, столкнувшиеся с подозрительными сборами, именно сюда пишут бывшие «волонтеры», которые поняли, что ступили на скользкую дорожку.

В прошлом году Елена Грачева, координатор фонда AdVita, который более 15 лет помогает детям и взрослым с онкологическими и гематологическими диагнозами, обратилась в петербургский метрополитен и получила официальный ответ, подтверждающий, что сборы в метро незаконны. Этот документ стали распространять в социальных сетях, призывая зачитывать его вслух на весь вагон, а затем вызывать полицию по связи «пассажир-машинист».

Через несколько месяцев из метро «волонтеры» ушли. Но просьба Елены Грачевой добавить к запрету на торговлю в метрополитене запрет на благотворительные сборы осталась без ответа. Тогда эта информация попала бы в печатные правила, размещенные на станциях, и в звуковые оповещения на эскалаторах. Но транспортная полиция и Комитет по транспорту предложили фонду использовать свою квоту на социальную рекламу. То есть фактически дополнить и озвучить правила метрополитена за свой счет.

Квоту использовал фонд «Добрый город Петербург», и весь май над эскалаторами звучало предупреждение о том, что настоящие благотворительные организации денег в метро не собирают.

Благотворительное собрание «Все вместе» продолжит собирать подписи под своей декларацией о добросовестных сборах, продолжит диалог с метрополитеном и РЖД, будет сотрудничать с рекрутинговыми агентствами, чтобы исключить появление сомнительных «промоутерских» вакансий, и с социальными сетями, чтобы и там сомнительные сборы прекратились или хотя бы усложнились. На сайте stop-obman.info обещают разместить формы обращений в правоохранительные органы, а также разработать пошаговую инструкцию для неравнодушных граждан и обратиться к законодателям с инициативой внести поправки в статью 159 УК РФ, которые защитили бы честных благотворителей. Об этом и о многом другом говорится в резолюции первой всероссийской конференции «Все вместе против мошенников», которая состоялась в мае этого года Москве.

Ну а что делать прямо сейчас? Ведь пользуясь теплой погодой, молодые люди с ящичками и сувенирами один за другим выходят на улицу.


Фотографировать их самих, их документы и выкладывать в социальные сети. Лучше добавить к снимку хэштег #петербургпротивлжеволонтеров.


По словам помощника прокурора по связям со СМИ Юлианы Алексеевой, если возникают подозрения, что происходит мошенничество, следует обращаться в полицию. Если действующим лицом является несовершеннолетний, возможны два состава преступления: вовлечение несовершеннолетнего как соучастника в мошенничество (статья 159 УК РФ) и вовлечение несовершеннолетнего в занятия антиобщественной деятельностью (статья 151 УК РФ).

«Конечно, надо постоянно, каждый день вызывать полицию, а еще лучше – устроить флэшмоб, чтобы за день полицию вызвали человек двадцать», – делится опытом борьбы с сомнительными сборщиками Олег Шарипков, исполнительный директор пензенского фонда «Гражданский союз». Благодаря многократным обращениям во все инстанции, от местных правоохранителей до губернатора и Минюста, пензенским активистам удалось выгнать из своего города «Аурею». Увы, через десять месяцев в Пензе появилось сразу два новых сомнительных фонда, которые пока уличить в нарушениях не удается – несмотря на откровенно наглое поведение.

  • Если ящики установлены в супермаркетах и бистро. Стационарные ящики, которые установлены на каких-то площадках, например в гипермаркетах и бистро, открываются в присутствии представителей этих площадок. Они подписывают акты, и все движение средств задокументировано. Если ящик стационарный, значит, площадка заключила договор и получает отчеты о сборах.
  • Если волонтеры работают на городских фестивалях и праздниках. Для сборов на массовых мероприятиях нужен договор с организаторами, а они, как правило, внимательно относятся к репутационным рискам, так что проявить доверие к волонтерам на крупных Open air можно.
  • Если волонтеры работают на общегородских площадках. Существуют постоянные общегородские площадки, где организованы стационарные точки работы волонтеров – например, Летний сад и Михайловский сад, где волонтеры фонда AdVita стоят по договору с Русским музеем. Если есть баннер, столик, ящик, если волонтер вас не тянет насильно, а вы сами можете к нему подойти, значит, должен быть договор между фондом и этой площадкой.

Нина ФРЕЙМАН
Серафим РОМАНОВ

Источник: http://novayagazeta.spb.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *