Деньги лучше выбросить, чем отдавать «волонтеру с шариками»

Накануне конференции «Все вместе против мошенников» 11 мая 2017 года координатор проекта Мила Геранина рассказала «Милосердию» о масштабах бедствия и о том, какие инструменты борьбы с предприимчивыми проходимцами необходимо разработать благотворительному сообществу и правоохранительным органам, чтобы отделить себя от лжеволонтеров и при этом не отбить у обычных людей желание помогать.

— Конференцию о мошенничестве вы спешите провести перед летом. Почему?

— По-хорошему, конференция нужна была в феврале или марте, чтобы к лету быть во всеоружии. Ведь чем теплее, тем больше активизируются «волонтеры» с шариками на улицах – и тает доверие к благотворительным фондам обычных людей, отдавших свои средства не на реальную помощь, а на прокорм мошенников.

Мы прыгаем в уходящий поезд – к 1 июня уже толпа волонтеров на каждой улице каждого города будет собирать «бедным детишкам, сироткам, собачкам». Они даже терминологию используют именно такую, с уменьшительно-ласкательными суффиксами, — выжимают слезу. Как комары — появляются, когда тепло, и сосут у всех кровь.

Конференция даст НКО возможность выработать сплоченную позицию и начать общую борьбу с мошенниками. Надеюсь, что вскоре стартует единая информационная кампания по всем регионам. Мы рассчитываем, что конференция станет толчком и для СМИ, причем не только узкопрофильных. Ведь те, кто читает «Милосердие» или «Филантроп», уже сейчас вряд ли подкармливают уличных мошенников. А вот люди, которые открывают газету «Телесеть» и смотрят «Дом-2», пока не в курсе. Но мы верим, что коллеги из массовых изданий тоже откликнутся на эту проблему.

—  Каков сегодня масштаб «работы» лжеблаготворителей?

— Наверное, не осталось ни одного региона, где уже не появились уличные мошенники, замаскированные под волонтеров благотворительных фондов. Фальшивые интернет-сборы на якобы помощь детям и взрослым, бездомным собакам через личные карты и вовсе не знают границ. К сожалению, пока отсутствует механизм привлечения этих людей к ответственности, поэтому масштаб бедствия увеличивается постоянно.

Мошенники копировали реальное прошение со своим номером. Изображение с сайта lifehacker.ru

Как оценивать «рынок» мошенничества, замаскированного под благотворительность, тоже пока не ясно, поэтому нет точных цифр. Есть только приблизительные, но, на мой взгляд, мы не можем на них опираться. Уличные мошенники кочуют из региона в регион, никто, кто озвучил бы нам суммы их сборов, не присутствует вечером на подсчете «выручки» за день.

Что касается объемов сборов в интернете — по моим наблюдениям, на личные карты в соцсетях собирается гораздо больше, чем через все реально действующие фонды вместе взятые. Официальных данных у меня на этот счет нет — и ни у кого их нет.

— Можно ли выделить основные схемы мошенничества?

— Два основных вида мошенников сейчас – те, кто собирают средства на улице, и те, кто делают это в интернет-пространстве. Оба вида активно развиваются. Если еще несколько лет назад лжеволонтеры просто предлагали пожертвовать на «Домик для бездомных поросят» или сделать это в обмен на, скажем, шариковую ручку, то сейчас псевдоблаготворители уже и документы показывают (причем в некоторых случаях организация реально существует) и говорят, что работают бесплатно.

Все реже можно встретить на улице тех, кто признается, что получает свои 20% от собранных средств. К сожалению, даже достоверность документов порой сложно проверить, если только это не откровенные ляпы. Например, одно время по пробкам Москвы ходили сборщики с ящиками и в качестве уставных документов своей организации показывали свидетельство о регистрации на ООО «Милосердие».  К несчастью, а может быть, к счастью, среди таких лжеволонтеров все еще встречаются люди, которые искренне не понимают, что их впутали в финансовые махинации.

Со сборами в интернете все гораздо сложнее – порой они действительно становятся единственным способом спасти человеческую жизнь. Но в основном при кибер-мошенничестве средства уходят в неизвестном направлении, и зачастую без ведома самого жертвователя. Известны случаи, когда деньги просто-напросто списывали с карт – при этом часть даже может пойти в благотворительный фонд, но сам обладатель карты не подозревает о том, что он сделал пожертвование и на какую именно сумму.

— С какой частотой фиксируются новые случаи мошенничества?

— Только я ежедневно получаю 3-5 сообщений о том, где люди видели мошенников. Иногда случаи совпадают, но чаще это о разных точках «работы волонтеров». Некоторых уже знаю в лицо. В электричке по моему направлению ходит один и тот же мужчина от одного и того же «фонда». Они уже запомнили меня и сразу предпочитают пройти в другой вагон, а я задаю им вслед вопросы про отчетность, счета и документы. Часть публики в вагоне начинает интересоваться, почему я так себя веду, но есть и те, кто говорит, что вот, мол, люди делают доброе дело, а вы – сумасшедшая, мешаете им! Не хотите помогать – не помогайте.  И ничего с лжеволонтерами поделать сейчас нельзя. Вдобавок они в последнее время становятся агрессивными.

— Есть ли разница между мошенниками в регионах и столицах?

— В каждом регионе мошенники облюбовали свои точки, но суть дела одна и та же. В Москве места их обитания в первую очередь – скопления машин в пробках, парки (особенно площадки перед входом в парк), привокзальные площади, электрички, метро. В Самаре они гуляют по торговым центрам, во Владивостоке – ездят в автобусах, трамваях и троллейбусах (и везде их туда без проблем пускают!).

В каждом регионе, следовательно, своя специфика борьбы с обманом. Где-то городские активисты довольно успешно пресекают его, направляя письма в администрацию или проводя информационные кампании для жителей своих городов.  А кто-то не может сделать ничего. Задача конференции 11 мая — поделиться опытом борьбы, выделить самые реальные способы. Мы очень надеемся на поддержку представителей государственных структур, которые расскажут, как лучше взаимодействовать с уполномоченными органами.

«Спасите детей». Изображение с сайта lifehacker.ru

— Какие шаги благотворительным сообществом уже предприняты?

— Более двухсот фондов подписали Декларацию против мошенничества — она гласит, что честные фонды не собирают пожертвования в передвижные ящики на улице вне благотворительных мероприятий. Ящик должен быть документирован — включая соглашение с площадкой, где идет сбор, будь то торговый центр, пространство фестиваля или парка.

Ящики обязательно должны вскрываться по определенной процедуре с участием представителя площадки, где ящик установлен. Честные фонды не ходят с ящиками по вагонам электричек и тем более не собирают «в пакетик» или «в ладошку».

Общая декларация фондов не может повлиять на поведение мошенников — это скорее шаг по информированию общественности и добрая воля благотворительного сообщества: мы так не делаем, хотя по закону теоретически можем.

Подписали декларацию не все. Например, в «Русфонде» посчитали, что мы такой декларацией можем «задавить» один из методов фандрайзинга для НКО. Мне не хотелось бы вступать в дебаты по этому вопросу.

Никуда не деться и от необходимости просвещать сами некоммерческие организации. Многие не совсем понимают, для чего нужен аудит: главным образом такое отношение встречается в регионах, но не исключено и в Москве. Не понимают, для чего нужна прозрачность и чем вредны сборы на личные карты, ведь даже если мы знаем, что такой-то фонд – большие молодцы, и они иногда собирают на карты, то о других, которые по их примеру тоже собирают, уже никто не знает ничего.

Лжеволонтеры от «благотворительного фонда» собирают деньги в метро. Санкт-Петербург. Изображение с сайта pikabu.ru

— Кто организует и проводит конференцию «Все вместе против мошенников в благотворительности» и сколько участников уже зарегистрировалось?

Конференцию проводит Благотворительное собрание «Все вместе», партнеры – Агентство социальной информации, Ассоциация фандрайзеров России, проект Добро.Mail.ru и «Благосфера», которая любезно предоставляет площадку. Уже зарегистрировались 113 участников: это Москва, Саратов, Омск, Владивосток, Ростов-на-Дону, Кострома, Обнинск, Люберцы, Химки, Ногинск, Рязань, Астрахань, Нижний Тагил, Екатеринбург, Стерлитамак, Иркутск и другие.

С каждым днем участников становится все больше. Многие не могут приехать в Москву, ведь у НКО нет бюджетов на билеты и проживание, но мы обязательно проинформируем всех, о чем мы договорились и какие шаги сможем сделать на сайте «Все вместе против мошенников». Конференция в любом случае будет успешной уже хотя бы потому, что все встретятся и обсудят, как в каком случае реагировать: на частные волонтерские сборы в сети на личные карты, на мошенничество с использованием историй подопечных, на уличных волонтеров.

— Какого эффекта вы ждете от разработки информационных материалов о мошенничестве под видом благотворительности?

— Все НКО должны просвещать общественность в своих регионах, а с такими материалами дело пойдет быстрее и качественнее. Региональным администрациям и СМИ тоже будет проще распространять единый материал, где будет разъяснено, почему мы не жертвуем в ящики на улицах и что должно быть написано на ящике в торговом центре. Двусмысленные формулировки наносят огромный ущерб сектору: люди решат, что все благотворители – мошенники и не стоит даже разбираться, просто жертвовать никому нельзя. Мы тщательно подбираем формулировки, чтобы и ущерб сектору не был нанесен, и люди нас поняли и услышали, а не додумали то, чего мы не говорили.

Лжеволонтёр во Владивостоке. Изображение с сайта deita.ru

— Какой помощи в борьбе с мошенничеством, на ваш взгляд, реально дождаться от государства и как скоро?

— Мы хотим, чтобы идеи по борьбе с мошенничеством под видом благотворительности шли от нас государству, а не наоборот, не от муниципалитетов и регионов спускались в благотворительное сообщество. Иначе ничего хорошего не выйдет. После конференции 11 мая мы будем предлагать изменения в законодательство. Нужно менять закон об НКО – договариваться о правилах отчетности в интернете. Нужно менять формулировки в уголовной статье о мошенничестве, поскольку пока за мошенничество этих людей привлечь крайне сложно. Мы ждем помощи от государства в отношении информационной кампании, потому что площадок и инструментов у государства гораздо больше. Общаемся с Комитетом общественных связей Москвы, с Московским правительством, РЖД, Министерством внутренних дел.

— Можно ли объединять под названием «мошенники» тех, кто собирает себе в карман, и тех, кто собирает хоть и на личные карты, но на доброе дело и честно всё тратит на заявленные цели?

— Согласитесь, те, кто честно желает собрать деньги на помощь пожилым людям в домах престарелых, не публикуют свой номер карты по всему интернету и по электричкам не ходят. Конфеты одиноким бабушкам или корм приютским собакам лучше покупать через счета фондов с прозрачной отчетностью.

Как бывший директор фонда, я против сборов на личные карты, хотя они и бывают нужны. Я понимаю, что в регионах обойтись без сборов на личные карты еще труднее, чем в Москве. Там не у всех НКО зарегистрировано юрлицо и расчетные счета, там и терминалы для оплаты не всюду встретишь.

В таком случае важно понять, как их оформлять и как по ним отчитываться. Нужно всем вместе обсудить, что делать. Готовых решений и приказа «с этого момента делаем так» у нас нет. Для этого мы и созываем конференцию. Примем резолюцию и общие правила — в дальнейшем НКО возьмут на себя ответственность действовать по ним.

— Что вы посоветуете человеку, который на секунду задумался, передать ли деньги «волонтеру» на улице?

— Если вы отдаете ему средства – попросите договор о разрешении собирать деньги в том месте, где он стоит. Например, с метрополитеном. Он не сможет вам его предоставить. Если ваши пять или сто рублей у вас настолько лишние, что вам все равно, куда их деть, — лучше выкиньте в помойку. А если вы хотите помочь по-настоящему – потратьте одну минуту своего времени и помогите правильно. Помочь бездомному – значить купить ему еду или билет домой, причем с банковской карты, чтобы он не мог его сдать и получить наличность на алкоголь, а еще лучше – посадить человека в поезд. Помочь больным детям — значит перечислить средства через проверенный фонд. Помогая бездумно, мы можем принести много вреда.

Лжеволонтёры в Санкт-Петербурге. Фото с сайта paperpaper.ru

— Насколько актуальна проблема, что мы сами, информируя общество об отличительных признаках мошенников, «обучаем» их лучше маскироваться?

— Все так или иначе прогрессируют, и мошенники в том числе. Это, конечно, ужасно, и получается, что мы сами их обучаем, но при этом мы как сектор тоже развиваемся. Это задача, которую надо решать — любителей «халявы» всегда было и будет много. На конференции мы будем говорить о тех, кто сами собирают средства, а ведь есть еще и те, кто обманывает честные фонды, те, кто получает помощь от государства и потом продает, например, инвалидные коляски на «Авито».

Люди разные, мошенников много, в данном случае наша цель – выстраивание границ, защита своего «дома» от воров. И я уверена, что это нам по силам. К тому же у псевдоблаготворительности есть и положительная сторона. Информируя общественность о том, как делать пожертвования правильно, мы способствуем тому, что еще больше людей задумывается о том, что их поддержка нужна, и все вместе мы способны решить гораздо больше задач и помочь многим.

Источник: https://www.miloserdie.ru/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *