Зачем власти эта филантропия? Каково благотворительности в отдельно взятом регионе

Лев Амбиндер, президент Русфонда, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека 

В последнюю декаду мая постоянная комиссия СПЧ по развитию НКО провела выездное заседание в Воронежской области. Мы встретились с правозащитными, социально ориентированными НКО, с областными топ-менеджерами и губернатором Алексеем Гордеевым. Хотя регион значится в дотационных, промышленность тут растет, а сельское хозяйство и вовсе в числе российских лидеров. Мне показалось интересным проанализировать благотворительную деятельность в одном отдельно взятом благополучном регионе. Перед вами попытка такого анализа.

По просьбе СПЧ областная администрация организовала в департаменте здравоохранения встречу со специалистами по детству и благотворительными фондами, сотрудничающими с клиниками. Разумеется, сегодня благотворительная деятельность в стране не сводится к одной лишь помощи больным, спектр миссий наших коллег куда шире. Но абсолютное большинство благотворителей жертвуют именно на здравоохранение. Встреча с чиновниками получилась на редкость продуктивной, мы наметили пять программ партнерства области и Русфонда — они позволят утроить благотворительные вложения в воронежское здравоохранение (в 2016 году они составили 13,8 млн руб.).

Одного жаль: во встрече участвовал лишь один местный фонд — «Добросвет». По данным Росстата на начало 2017 года, в области числилось 120 благотворительных фондов. Однако в воронежском Ресурсном центре поддержки НКО другая статистика: каталог благотворительных организаций включает три десятка НКО. А «Русфонд.Навигатор», который мы строим из публичных отчетов фандрайзинговых фондов в Минюст РФ, за 2015 год насчитал всего четыре воронежских организации: Фонд Чижова, «Добросвет», Фонд света и «Прикоснись к добру».

Я это к тому, что воронежские руководители, похоже, пока весьма формально относятся к этому направлению общественной активности. Мысль об административном управлении благотворительной деятельностью претит не только мне. Она претит и большинству чиновников, с которыми общается Русфонд все годы существования. Однако уповать лишь на саморегуляцию благотворительных фондов тоже было бы опрометчиво.

Вот как это выглядит в Воронеже. Прошлой осенью участники круглого стола по проблемам развития благотворительности, организованного Ресурсным центром поддержки НКО и областной администрацией, констатировали: «Самоорганизация благотворительного сообщества активизировалась благодаря координирующей роли Ресурсного центра поддержки НКО, открытого при личном содействии губернатора Алексея Гордеева». На круглом столе обсудили, в частности, «методы противодействия лжеблаготворителям силами гражданского общества и правоохранителей». А в это время в центре города десятки фальшивых волонтеров обирали милосердных горожан. То же самое происходило и в дни нашей майской командировки. Полиция не скрывает бессилия: чтобы бороться с мошенниками, нужны пострадавшие, но их нет. На самом деле было бы желание. В Ростове-на-Дону депутат областного заксобрания подключила прокуратуру и полицию, те стали штрафовать мошенников десятками за фандрайзинг на проезжей части, а их руководителей — за вовлечение несовершеннолетних в незаконный сбор денег. И очистили город от прохиндеев.

Зачем нашим властям благотворительные фонды? Годовой консолидированный госбюджет здравоохранения, к примеру, насчитывает 3 трлн руб. Фонды добавляют лишь несколько миллиардов. Это очень важные благотворительные миллиарды, они не устраняют дефицит финансирования клиник, но помогают закрыть хотя бы часть острых проблем. Однако, по мне, куда важнее объединение добрыми делами десятков миллионов сограждан, жертвующих эти миллиарды.

Сто лет назад Генри Форд, капиталист и благотворитель, утверждал, будто истинная цель филантропии в том, чтобы стало некому благотворить. Он писал это в несытой Америке. Великий Форд ошибся: в США сегодня сытно, но десятки миллионов благотворителей жертвуют сотни миллиардов долларов. Форд ошибся: не учел себя и таких, как он сам,— людей состоявшихся и желающих помогать тем, кому повезло меньше. Забавная ошибка Генри Форда ничего не стоила Америке. Нам, боюсь, так не повезет. Если мы в спорах о путях развития благотворительности забудем о человеке дарящем, то спорить вскоре станет не о чем.

весь сюжет rusfond.ru/issues

Расскажите о проекте в соц.сетях

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *