Елена Чернышкова: благотворительность вышла на высший экономический уровень

Завершившийся на днях ПМЭФ стал заметным событием и в мире российской благотворительности: были представлены новые благотворительные проекты, заключены договоры о поддержке работы НКО со стороны бизнес-структур; обсуждались вопросы организации соцуслуг в домах престарелых и привлечения НКО к их обслуживанию, роль некоммерческих организаций и общественных инициатив как ресурса для развития страны, перспективы государственно-частного партнерства в России. В секции, посвященной доверию в благотворительности, прошла дискуссия о необходимости и возможности внедрения в секторе единых профессиональных стандартов и требований, которые позволили бы отличить «чистые» фонды от «нечистых», благотворительные организации – от мошенников.

На вопросы «Милосердие.ru» отвечает участник форума — президент благотворительного фонда АФК «Система» Елена  Чернышкова.

Тенденция: благотворительность растет не на деньги корпораций

Президент Благотворительного фонда «Система» Елена Чернышкова. Николай Галкин/ТАСС
— Разговор о благотворительности ведется на Петербургском форуме уже не первый год. Что изменилось за это время?

— В этом году тема благотворительности и работы НКО была представлена на ПМЭФ в более серьезном – хотя и все равно недостаточном масштабе. Так, одна из сессий форума была посвящена профессиональным стандартам в благотворительности и профессионализации сектора. Это, само по себе, говорит о достижении некой зрелости. До сих пор тему благотворительности было тяжело вписывать в повестку сугубо экономического мероприятия.

Далее, в работе этой секции участвовала Александра Юрьевна Левицкая, советник президента России, которая курирует, в частности, блок социальных программ. И это не единственный признак серьезного внимания, которое государство проявляет к сфере НКО.

Активно взаимодействуют с некоммерческими организациями несколько профильных министерств, представители крупнейших НКО приглашены в экспертный совет Фонда президентских грантов. Тренд, проявившийся в этом году — это активизация диалога между государством и негосударственными социально ориентированными, социально значимыми и социально ответственными организациями.

Это касается и благотворительных фондов, и социальных программ бизнеса. Особенность благотворительного сектора – по-прежнему в том, что большая часть денег (больше половины) в него приходит из бюджетов крупных корпораций.

Частично финансирование идет за счет чистой прибыли, частично – за счет расходных бюджетов, когда речь идет о социальных программах в регионах присутствия, но в целом надо понимать, что значительная часть этих денег – это не «освобожденные» деньги, это не деньги, принадлежащие конкретному человеку, который может распоряжаться ими вольно. Это деньги действующих бизнесменов и конкретных компаний, которые осознанно расходуют часть прибыли на реализацию социальной повестки.

При этом количество благотворительных денег увеличивается — но не за счет корпораций.

По различным экспертным оценкам общая стоимость всех социальных и благотворительных программ, которые финансируются за счет негосударственных источников, составляет 150-200 млрд рублей в год.

Это очень большая сумма. Корпоративные вложения, по моим ощущениям, особенно не растут, но зато растут частные пожертвования.

Благотворительность по стандарту


Фото с сайта d-ido.isu.ru

— Почему начал обсуждаться вопрос введения в благотворительности профессиональных стандартов? Есть ли предложения по механизмам их внедрения?

— Во-первых, развитие сектора привело к появлению запроса на согласование общих этических принципов и общих правил работы для благотворительных фондов.

Сегодня законодательство не регулирует эту область в достаточной степени. И дело не в том, что законы здесь слишком мягкие – в некоторых вопросах они, напротив, слишком строги, и не всегда последовательны. Но остается запрос на единые, понятные и прозрачные правила, которые позволяли бы видеть стратегии фондов, принципы отбора благополучателей, отличать добросовестных благотворителей от недобросовестных и т.д.

Важная причина востребованности профессиональных стандартов — появление значительного количества подозрительных организаций.

Чем популярнее становится благотворительность, тем больше становится проектов либо чисто мошеннических, либо находящихся на грани допустимого. А в секторе не хватает согласованных представлений о том, какой проект можно считать благотворительным, а какой — нет.

На сессии ПМЭФ, как и в других подобных случаях, шел разговор о том, какая помощь необходима благотворительным фондам со стороны государства – или же лучшей помощью было бы отсутствие помех с его стороны? Упоминалось о необходимости изменений в законодательстве, об улучшении системы отчетности, о требованиях прозрачности, о том, что должны быть установлены некие общие правила, не навязанные сверху, а согласованные внутри благотворительного сообщества.

Откуда берутся правила

 


Фото с сайта blog.vb.com.br

Сохраняется запрос на прозрачность как фактор доверия к благотворительным НКО. При этом, к примеру, среди участников сессии ПМЭФ не было единогласного мнения по этому вопросу – есть разные точки зрения.

Так, часть коллег считает, что любой этический кодекс или свод правил еще сильнее ограничит нас, выродится в бюрократические препятствия, которые будут лишь вредить, а не помогать общему делу. По их мысли, здесь все должно самоорганизоваться постепенно, без дополнительных деклараций.

Но есть и другой подход, который защищал на ПМЭФ президент фонда «Со-Единение» Дмитрий Поликанов, и который разделяю и я. О возможностях его применения рассказал лорд Николас Фейрфакс, который уже более 20 лет работает в российской компании, занимается благотворительностью и патронирует несколько благотворительных фондов. Лорд Фейрфакс рассказал, что в Великобритании есть негосударственная организация «Комиссия по благотворительности» — орган, который наделен полномочиями определять благотворительный статус организации, действуя прозрачно и по понятным правилам. На главной странице сайта этой комиссии записано, что она создана, чтобы обеспечить потенциальным донорам уверенность в тех организациях, куда они вкладывают средства.

С нашей точки зрения, такой орган нужен и в России.

Добросовестные организации должны иметь возможность получить официально признанное и не зависимое от государственных и регулирующих органов подтверждение своей добросовестности. Потому, что, повторим, растет количество недобросовестных организаций, кампаний сбора денег под видом благотворительности на другие цели. Создание независимой комиссии – один из способов защититься от этого.

Бизнес содержит соцсферу регионов, но не получает пооощрений


Изображение с сайта webdesign.tutsplus.com

— Что бы вы предложили в качестве темы для обсуждения на следующих встречах представителей благотворительного сектора?

— Мне кажется, очень важная тема, которая не получает достаточного освещения – это вклад социальных программ бизнеса в развитие социальной инфраструктуры в регионах России. В некоторых случаях корпорации фактически берут на обеспечение регионы своего присутствия. Примеры — Норильск, Череповец, Новомосковск, есть и многие другие.

Очень странная ситуация: все считают это нормой — но нет никакой четкой системы признания заслуг или, чего доброго, поощрения компаний, которые берут на себя содержание моногорода или конкретного депрессивного района. Кажется, что эта большая работа и большие вложения воспринимаются как данность, и это — очень потребительская позиция.

В России сложилась специфическая ситуация, когда подавляющее большинство собственников первого поколения все еще работают, управляют своими бизнесами, и в то же время занимаются благотворительностью. Крупнейшими филантропами являются крупнейшие бизнесмены. И нередко они не могут отделить свою филантропическую деятельность от своего бизнеса. Это тоже весьма интересная тема для обсуждения.

У нас есть качественное сообщество фондов


Россия. Санкт-Петербург. 1 июня 2017. Во время панельной сессии ПМЭФ «Доверие». Фото: Стоян Васев /ИТАР — ТАСС

— Что самое важное из того, что уже сделано в российском благотворительном секторе?

— На мой взгляд, первое, о чем стоит сказать – то, что у нас есть очень дружное и качественное сообщество благотворительных фондов, где руководители крупнейших программ и организаций хорошо знакомы, обмениваются опытом. Мы стараемся помогать друг другу, у нас на человеческом уровне очень хорошие отношения.

Внутрисекторное взаимодействие на уровне руководителей – это очень важно, это обеспечивает устойчивость нашего сектора.

Второй итог последнего времени – разнообразие способов самоорганизации в российской благотворительности. Проект «Благосфера», «Все вместе» и другие — разные форматы, объединяющие разных участников и субъектов благотворительности, способствуют развитию сектора.

Третий большой результат – намерение государства выстроить диалог с благотворительными организациями и готовность в нем участвовать. Раньше все выглядело так, что огромное количество опыта, накопленного за 20 лет крупнейшими фондами как будто не интересно профильным министерствам. Они проходили теми же путями, и делали те же самые ошибки, что и мы 10-15 лет назад.

Сейчас есть ощущение, что опыт негосударственного сектора востребован. Наши методики перенимают и используют, развивается конструктивный диалог.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/elena-chernyshkova-blagotvoritelnost-vyshla-na-vysshij-ekonomicheskij-uroven/

Расскажите о проекте в соц.сетях

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *